Геополитика как наука, история ее развития. - Германская геополитика 1924–1941 гг. К. Хаусхофер.


Германская геополитика 1924–1941 гг. К. Хаусхофер.

Нет ни одного направления научной мысли, которое настолько запятнало бы себя политической ангажированностью, как геополи­тика. Это связано с тем, что она являлась одной из важнейших составных частей нацистской идеологии. По­этому, говоря о геополитике как учебной дисциплине, следует затронуть эту тему взаимоотношений геополитики и нацизма.

Отечественная традиция осмысления геополитики долгое время основывалась на безусловном осуждении геополитики как “нацист­ского измышления” со всеми вытекающими отсюда последствиями. Послевоенные советские авторы даже не пытались усмотреть в тех или иных геополитических идеях хоть какое-то рациональное зер­но, что, безусловно, можно квалифицировать как идеологически обусловленную односторонность и близорукость. В последнее время отношение к геополитике, в том числе к немецкой геополитике периода нацизма, значительно изменилось. По мнению ряда авторов, в некоторых современных российских работах отношения между геополитикой и нациз­мом порой затушевываются.

Между тем проблема “геополитика и нацизм” и сегодня остает­ся проблемой. И она нуждается в беспристрастном рассмотрении, чтобы, с одной стороны, не “похоронить” направление мысли, ко­торое может быть полезным, только из-за его “темного прошлого”, а с другой – не принимать и не распространять те идеи, которые уже принесли немалый вред.

Второе десятилетие XX века, ознаменовавшееся первой мировой войной, революционными потрясениями в России и Европе, во многом изменило теоретические подходы к межгосударствен­ным отношениям, не говоря уже об их практике. В последней про­изошли коренные перемены, важнейшими из которых стало на­чавшееся противостояние между Советским Союзом и капиталистическими государствами. Перемены эти нашли свое отражение во всех общественно-политических науках, не исключая, конечно, и геополитики. Именно на этот период великих перемен в мире при­ходится ее расцвет: стали появляться национальные геополитичес­кие школы, и первенство среди них, несомненно, принадлежало немецкой школе.

Германская геополитика получила значительное развитие еще в период Веймарской республики (1919–1933). Широкое распространение геополитических идей в Германии предопределило необходимость организационного оформления геополитиков. В 1924 г. был основан “Журнал геополитики”. Это означало создание органа, вокруг которого могли сплотиться их сторонники, чтобы при помощи статей, сообщений, критики опи­сывать происходящие в мире политические события. В этом же году было создано “Геополитическое Общество”, во главе кото­рого встал Адольф Грабовски.

Довоенный “Журнал геополитики” был первым периодическим изданием, созданным представителями данной отрасли знания спе­циально для развития и пропаганды геополитических идей. Вполне естественно, что вокруг этого журнала сформировалась группа весьма серьезных теоретиков, среди которых были А. Хаусхофер, Э. Обст, О. Маулль, Э. Банзе, В. Зиверт, К. Росс, Й. Кюн, Р. Хенниг и К. Вовинкель. Достаточно четко идеи этих ученых отражены в статье “Основы построения геополитики” (1928). Суть их в следующем: “геополити­ка является учением о связи политических событий с земными про­странствами”; она является “оружием для политического действия и путеводителем в политической жизни”. Благодаря этому геополити­ка “становится нормативной наукой, способной направлять прак­тическую политику”.

Упомянутые геополитики пропагандировали мысль о необходи­мости “ревизии” Версальской системы и решительного переустрой­ства “не обоснованных” геополитически границ Европы и Азии в пользу Германии и рассматривали государство как био­логический организм, нуждающийся в постоянном пространствен­ном расширении.

Спустя некоторое время после создания “Журнала геополитики” и Общества была впервые предпринята попытка создать общую про­грамму геополитики. Такая программа была необходима для целе­направленной пропаганды геополитических идей по всей Германии, сосредоточения внимания всех геополитиков на разработке основ­ных геополитических проблем. Основные тезисы данной программы были опубликованы в 1928 г. за подписью К. Хаусхофера и ведущих редакторов “Журнала геополитики” во вступительной статье к сбор­нику “Основы построения геополитики”. Ведущие теоретики немецкой геополитики определяли программу геополитики следующим образом:

“1. Геополитика есть учение о зависимости политических собы­тий от земли.

2. Она опирается на широкий фундамент географии, в особенно­сти политической географии как учения о политических простран­ственных организмах и их структуре.

3. Постигаемая географией сущность земных пространств дает геополитике те рамки, внутри которых должен совершаться ход по­литических событий, для того чтобы им был обеспечен длительный успех. Носители политической жизни будут, разумеется, временами выходить за эти рамки, однако раньше или позже зависимость от земли непременно даст о себе знать.

4. В духе такого понимания геополитика стремится дать оружие для политического действия и сделаться путеводительницей политической жизни.

5. Тем самым геополитика становится нормативной наукой, спо­собной вести практическую политику до того пункта, где необходи­мо оторваться от твердой почвы. Только так может совершиться ска­чок от знания к умению, а не от незнания; в последнем случае он, безусловно, больше и опаснее.

6. Геополитика стремится и должна стать географической совес­тью государства”.

Деятельность немецкой геополитической школы в период нацизма характеризовалась тем, что с самого начала захвата в 1933 г. нацистами власти геополитика была тесно связана с установлением и господством фашистской диктатуры. Тем самым геополитика нашла в нацистском государстве самое широкое рас­пространение. В качестве одного из предметов она была введена в университетах и школах. В стране стала издаваться многочисленная геополитическая лите­ратура. Геополитические статьи, брошюры и книги издавались многими гитлеровскими издательствами. Их авторы, и прежде всего К. Хаусхофер и два его сына, стали советниками Гитлера и Геринга. О геополитике стали упоминать официальные документы германской внешней политики. Этому способствовала не только внут­ренняя общественно-по­ли­тическая обстановка в Германии, но и тот факт, что геополитические учения Ратцеля, Челлена, К. Хаусхофера и других наряду с расовыми (Гюнтер) и неомальтузианскими теориями (Г. Гримм) были положены Гитлером в основу его книги “Майн Кампф” и приобрели тем самым статус официальной доктрины фашистского государства.

Сторонники Хаусхофера объединились в “Союз геополитики” и издали в апреле 1933 г. меморандум в честь прихода Гитлера к власти под заголовком “Геополитика как национальная наука о государ­стве”. В нем геополитика характеризуется как “наука о государстве национал-социализма”. Во главе союза стоял Совет, координирующий геополитическую деятель­ность в рамках всего государства. В состав Совета вошли представи­тели внешнеполитического отдела национал- социалистической партии, имперского управления службы СС, уполномоченные все­возможных молодежных, переселенческих, студенческих и других организаций. Наконец, о признании геополи­тики в качестве официальной доктрины нацистского государства свидетельствует тот факт, что лидер геополитики К. Хаусхофер, по­лучил звание генерала.

Однако сам Хаусхофер не был руководителем явно нацистского “Союза геополитики”. В настоящее время это обстоятельство приводится в Германии и США в качестве доказательства того, что Хаусхофер попал под опеку “Союза геополити­ки”, а его геополитика, начиная с 1933 г., якобы фальсифицировалась Союзом и нацистами. Однако факты свидетельствуют об обратном.

Вместе со своим сыном Альбрехтом, а также издателем и редак­тором “Журнала геополитики” и управляющим делами “Союза гео­политики” К. Вовинкелем К. Хаусхофер приветствовал при­ход нацистов к власти в специальной статье (по его терминологии, установление нацистского режима означало “возрождение народ­ной сущности”). В 1934 г. Хаусхофер был избран президентом Германской акаде­мии наук в Мюнхене. Она являлась институтом, в задачу которого входило “научное изучение и культивирование немецкого духа”. Таким образом, деятельность этого института имела ту же направленность, что и деятельность Хаусхофера.

Основной идеологической задачей, которая была поставлена перед геополитиками нацистским режимом, было воспитание сознания всех слоев немецкого народа в реваншистском духе. Это достигалось путем пропаганды идей недостаточности “жизненного пространства” для Германии. В геополитической литературе не было недостатка в заявлениях, что будущее Германии лежит на Востоке. “Журнал геополитики” писал: “Романские народы и германцы рассматривают Россию в качестве будущей колонии... Если кусок слишком велик для одного, то его делят на зоны влияния... Во всяком случае, Россия вступает в новую стадию своей истории: она становится колониальной страной”.

В теоретическом плане деятельность геополитиков в период на­цизма была направлена на пропаганду тех положений геополитики, которые содействовали практическому выполнению внутренних и, прежде всего внешнеполитических задач фашизма. Геополитика ста­ла настолько модной, что “геопроблемами” стали заниматься бук­вально все отрасли научных знаний. Наиболее распространенной в этот период являлась теория так называемого “географического един­ства”, выдвинутая еще Ратцелем. Именно она была положена в основу агрессивных планов немецкого империализма. Впоследствии теория “географического единства” была переименована в теорию “жизненного пространства”, которым дол­жна обладать уже территория конкретного государства. Как извест­но, в состав “жизненного пространства” Германии после первой мировой войны фашистскими идеологами были включены Саар, Лотарингия и Эльзас, Австрия, Судетская область. Осуществляя свою теорию на практике, геополитики приложили немало усилий для осуществления “аншлюса” (присоединения) Австрии, захвата Чехословакии и, наконец, оккупации Дании, Бельгии, Голландии, Франции, Юго­славии, Греции и Польши.

Э. Обст предложил план образования “великих пространств”. Он рекомендовал следующую политическую карту мира:

1. Панамериканский союз.

2. Еврафриканский союз.

3. Советско-русский союз.

4. Восточно-Азиатский союз.

5. Южно-Азиатский союз.

6. Австрало-Новозеландский союз.

Биологическая теория государства в период гитлеровс­кой диктатуры выражала официальные взгляды на государство. Она ут­верждала, что в “перенаселенных” странах возникает давление на границы соседних стран, которое неизбежно должно привести к расселению на соседней территории.

Не менее агрессивной геополитической теорией являлась и так называемая “военная геополитика”, основы кото­рой были заложены К. Хаусхофером в его книге “Военная геополи­тика” (1932). По признанию самих геополитиков, эта теория мало чем отличается от основ “общей” геополитики, то есть базируется на том же вульгарном географизме, мальтузианстве и социал-дарвинизме. Главным при этом являет­ся рассмотренный нами выше геополитический тезис, выдвинутый Ратцелем, о вечной борьбе государства как биологического орга­низма за свое “жизненное пространство”. Основным направлением этой борьбы были страны, лежащие к востоку от Германии. Лозунг “Дранг нах Остен” являлся при этом одним из основных геополити­ческих лозунгов. В то время этот лозунг связывался с теорией “Евра­зии”, которая предполагала объединение под эгидой Германии “во­сточного пространства” вплоть до Урала. При этом еще тогда не ис­ключалась возможность проникновения и на юг, в Африку.

Нападе­нием Германии на Советский Союз осуществлялся, таким образом, на практике один из основных геополитических тезисов. “Журнал геополитики” восторженно откликнулся на вторжение немецкого вермахта на советскую территорию. К. Хаусхофер от имени редакции журнала писал по этому поводу: “Реше­нием от 22 июня 1941 года раскрывается, наконец, и перед широ­кими кругами величайшая задача геополитики, задача оживить про­странство в XX веке в Старом Свете с возникающей почти одновре­менно необходимостью преодоления сопротивления его величай­ших континентов – задача превратить Евразию и Еврафрику в дей­ствительность, в положительно творческие ценности”.

Из вышесказанного следует, что ведущим теоретиком германской геополитики 1924-1941 гг. был Хаусхофер. Именно ему геополитика во многом обязана тем, что она долгое время рассматривалась не просто как “псевдонаука”, но и как “человеконенавистническая”, “фашистс­кая”, теория. Развивая взгляды Ратцеля и Челлена, Хаусхофер, как было показано, придал геополитике тот вид, в котором она стала частью официальной доктрины Третьего рейха.

Вместе с тем в науке Карл Хаусхофер (1869–1946) известен также, как немецкий ученый, который является автором теории “континентального блока” и который видел в геополитической экспансии США серьезную угрозу для всего мира.

Следует отметить, что Хаусхофер был разносторонним иссле­дователем и интересовался широким спектром проблем. Особенно сильное влияние на формирование его идей сыграли работы Маккиндера, Мэхэна, Челлена. Особый интерес он проявлял к Дальнему Востоку, а в этом регионе преж­де всего к Японии. Хаусхофер впервые выразил свои геополити­ческие взгляды в книге “Дай Нихон. Наблюдения о вооруженной силе великой Японии. Положение в мире и будущее” (1913).

Основой геополитической концепции Хаусхофера послужило изучение им истории становления и географического распростране­ния государств Дальнего Востока, прежде всего Японии, на приме­ре которой он пытался продемонстрировать взаимосвязь между про­странственным ростом государства и развитием составляющей его этнической общности. Среди его работ по данной проблематике не­обходимо упомянуть следующие: “Японская империя в ее географи­ческом развитии”, “Геополитика Тихого океана”, “Геополитика пан-идей”, “Мировая политика сегодня”.

Хаусхофер внимательно изучил работы Ратцеля, Челлена, Мак­киндера, Видаль де ла Блаша, Мэхэна и других геополитиков. Картина планетарного дуализма – “морские силы” против “континентальных сил” или талассократия (“власть посредством моря”) против теллурократии (“власть посредством земли”) – явилась для него тем ключом, который открывал все тайны международной полити­ки, к которой он был причастен самым прямым образом. В Японии, например, он имел дело с теми силами, которые принимали ответ­ственные решения относительно картины пространства. Показатель­но, что термин “Новый Порядок”, который активно использовали нацисты, а в наше время в форме “Новый Мировой Порядок” аме­риканцы, впервые был употреблен именно в Японии применитель­но к той геополитической схеме перераспределения влияний в тихо­океанском регионе, которую предлагали провести в жизнь японс­кие геополитики.

Планетарный дуализм “морской силы” и “сухопутной силы” ста­вил Германию перед проблемой геополитической самоидентифика­ции. Сторонники национальной идеи – а Хаусхофер принадлежал, без сомнения, к их числу – стремились к усилению политической мощи немецкого государства, что подразумевало индустриальное развитие, культурный подъем и геополитическую экспансию. Но само положение Германии в Центре Европы, пространственное и куль­турное “срединное положение”, делало ее естественным противни­ком западных, морских держав – Англии, Франции, в перспективе США. Сами талассократические геополитики также не скрывали своего отрицательного отношения к Германии и считали ее (наряду с Россией) одним из главных геополитических противников морс­кого Запада.

На этом анализе основывается вся геополитическая доктрина К. Хаусхофера и его последователей, которая заключается в необходимости создания континентального блока или оси Бер­лин–Москва–Токио. В таком блоке не было ничего случайно­го – это был единственный полноценный и адекватный ответ на стратегию противоположного лагеря, который не скрывал, что самой большой опасностью для него было бы создание аналогич­ного евразийского альянса. Хаусхофер писал в статье “Континен­тальный блок”: “Евразию невозможно задушить, пока два самых крупных ее народа – немцы и русские – всячески стремятся из­бежать междоусобного конфликта, подобного Крымской войне или 1914 году: это аксиома европейской политики”. Там же он цитировал американца Гомера Ли: “Последний час англосаксонской политики пробьет тогда, когда немцы, русские и японцы соединятся”.

В разных вариациях Хаусхофер проводил эту мысль в своих стать­ях и книгах. Эта линия получила название “ориентация на Восток”, поскольку предполагала самоидентификацию Гер­мании, ее народа и ее культуры как западного продолжения евразийской, азиатской традиции. Не случайно англичане в период вто­рой мировой войны уничижительно называли немцев “гуннами”. Для геополитиков хаусхоферовской школы это было характерно.

В этой связи следует подчеркнуть, что концепция “открытости Востоку” у Хаусхофера совсем не означала “оккупацию славянских земель”. Речь шла о совместном цивилизационном усилии двух континентальных держав – России и Германии, – которые должны были бы установить “Новый Евразийский Порядок” и переструкту­рировать континентальное пространство Мирового Острова, чтобы полностью вывести его из-под влияния “морской силы”. Расшире­ние немецкого пространства планировалось Хаусхофером не за счет колонизации русских земель, а за счет освоения гигантских незасе­ленных азиатских пространств и реорганизации земель Восточной Европы.

По схеме Хаусхофера, упадок Великобритании и более мелких морских держав создал благоприятные условия для формирования нового европейского порядка. Такой порядок, в свою очередь, должен был стать основой новой мировой системы, базирующейся на так называемых пан-идеях. Среди последних он называл панамерикан-с­кую, паназиатскую, панрусскую, пантихоокеанскую, панисламскую и панъевропейскую идеи. К 1941 г. Хаусхофер подверг эту схему пересмотру, в результате было оставлено лишь три региона, каж­дый со своей особой пан-идеей: пан-Америка во главе с США, Ве­ликая Восточная Азия во главе с Японией и пан-Европа во главе с Германией.

На базе этой схемы Хаусхофер, по мнению ряда исследователей, предугадал ориентацию геополитиче­ских устремлений США по линии Запад – Восток. Он считал, что эта геополитическая экспансия при ее завершении создает основу самой серьезной угрозы для всего мира, так как она не­сет в себе возможность порабощения Соединенными Штатами всей планеты.

Восточная Азия, по его мнению, вынуждена укреплять соб­ственную политическую и культурную форму, чтобы отстоять свою геополитическую независимость. На периферии своего влияния Восточная Азия создает буферные зоны безопасности.

К. Хаусхофер делает вывод, что геополитическое будущее планеты зависит от результата борьбы двух тенденций: сможет ли англо-американская экспансия вдоль параллелей побороть сопротивление восточно-азиатской экспансии вдоль меридианов. Но при любом исходе США будут защищены остатками бывшей английской колониальной империи и всегда смогут опереться на тропическую Америку, находящуюся под их кон­тролем.



Оглавление
Геополитика как наука, история ее развития.
Понятие геополитики как науки.
Источники геополитики.
Функции геополитики.
Методы геополитики.
Основные категории геополитической науки.
“Органическая школа” Ф. Ратцеля.
Р. Челлен – автор категории “геополитика”.
Сердцевидная теория Маккиндера.
Германская геополитика 1924–1941 гг. К. Хаусхофер.
“Холодная война” как геополитический мировой порядок.
Голлистский геополитический кодекс Франции.
Неру и индийский кодекс неприсоединения.
Сдерживание и устрашение: американская модель мира.
Атлантизм.
Концепция о “новом мировом порядке”.
С. Хантингтон о “столкновении цивилизаций”.
Ф. Фукуяма о “конце истории”.
З. Бжезинский о геополитической ситуации в мире.
Евразия как особый географический мир.
История евразийского движения.
Идея евразийской пассионарности Л.Н. Гумилева.
Концепция воссоздания экономического взаимодействия бывших субъектов СССР.
Евразийцы о механизме формирования биполярного мира.
Влияние геополитики на развитие теорий мировой политики и международных отношений.
Геополитика и тенденции развития современных международных отношений.
Влияние геополитики на международную стратегию государств, на глобалистские амбиции великих держав.
Все страницы