Голлистский геополитический кодекс Франции.

Специфика французской внешней политики по­следних веков связана с двойственным геог­рафическим положением Франции в Европе. С одной стороны, Франция – континентальная держава, претен­дующая в течение столетий на особое место на конти­ненте и конкурирующая по силе с Германией. С другой – Франция во все времена претендовала и на роль морской державы. Этот дуализм геополитического положения Франции рождал на протяжении длительного исторического пе­риода и двойственность ее основных внешнеполитичес­ких ориентаций.

Особенности геополитического положения Франции можно трактовать как некоторое преимущество, но час­то в конкретной исторической обстановке эта двойс­твенность была причиной уязвимости Франции перед лицом сугубо морской державы – Англии и континен­тального колосса Европы – Германии, а также России, более четко осознававших и последовательно отстаивав­ших свои во многом неизменные интересы. Как писал, может быть слишком пессимистично, Р. Арон, Франция так и не смогла в итоге обрести столь же сильные по­зиции на континенте, как Германия, и не стала морской державой, сравнимой с Англией . Этот вывод Арона, сделанный в начале 60-х годов, отражал край­нюю степень уязвимости Франции в послевоенном ми­ре. Распад французской колониальной империи, воз­рождение мощи Германии и усиление ее позиций в Европе ставили Францию в крайне невыгодное положение: ни на морском, ни на континентальном направлениях Франция не была способна отстоять свои специфические интересы.

Кардинальным способом разрешения проблемы геополитической уязвимости Франции стала политика создания собственной ядерной мощи, которая как бы выводила за скобки эту двойную геополитическую уязвимость Франции, превращая стра­ну, по замыслам французских стратегов, в “третью ядерную державу мира”. Ядерный фактор – обладание автономной ядерной мощью – служил для Франции универсальным средством обеспечения внешнеполити­ческих интересов на разных направлениях. Дополнен­ный политикой активного балансирования между цен­трами силы он глобализировал влияние Франции в мире и придавал ей тот вес в 60–80-е годы, который явно превышал реальные возможности страны. Фран­ция, как ни одна из других средних держав, сумела с большой выгодой для себя встроиться в систему же­сткого двухполюсного противостояния.

Проводником этой политики в 1959–1968 гг. был президент Франции, “континенталист” генерал Шарль де Голль. Он предпринял ряд энергичных антиантлантистских ша­гов: Франция вышла из НАТО, где абсолютно доминировали США, выработала собственную геополитическую линию, вклю­чающую в себя “оборону по всем азимутам”, укрепляла связи с СССР, усиливалось франко-германское сотрудничество, а в пер­спективе планировалось создать “Европу от Атлантики до Ура­ла”. Эта Европа виделась де Голлю как вполне суверенное стра­тегически континентальное образование, т. е. появилась кон­цепция “европейского континентализма”. Она нашла сторонни­ков в Западной Германии. Вот что, например, писал бывший канцлер ФРГ Г. Шмидт, прошедший путь от англофила, американофила до франкофила: “… из-за растущего понимания геополитического положения моей страны я стал в последние 15-18 лет франкофилом, убежденным приверженцем приоритета франко-западно­герман­ской дружбы”.

Шестидесятые годы положили начало созданию франко-западногерман­ского политического, экономического, финансо­вого союза – ядра объединенной Европы конца XX в., которая значительно превзошла по главным показателям США. Этот процесс сказался на становлении европейской геополитиче­ской мысли. Наибольшее развитие она получила особенно во Франции, Бельгии, ФРГ.

В 60-е годы европейские ученые-геополитики стали чаще включаться в американские исследовательские проекты. Причин тому было несколько. Наиболее важная из них – прерванная связь с довоенными геополитическими школами. Ученые Евро­пы вынуждены были принимать нормы англосаксонского под­хода. В США же этих ученых видели не в качестве главных раз­работчиков тех или иных концепций, а в качестве технических экспертов, исполнителей прикладных геополитических исследо­ваний. Постепенно работы европейских геополитиков преврати­лись в самостоятельные школы – в “региональную геополити­ку” (например, течение, возглавляемое Ивом Лакостом во Франции). Авторы концепции “региональной геополитики” в отличие от родоначальников этой науки Ратцеля, Челлена, Маккиндера, Мэхэна или Хаусхофера придавали мало значения главному закону геополитики – глобальному дуализму (борьбе Суши и Моря), а использовали геополитические методики для изучения, анализа, описания межгосударственных, межэтниче­ских конфликтов, демографических процессов и даже политиче­ских выборов.



Оглавление
Геополитика как наука, история ее развития.
Понятие геополитики как науки.
Источники геополитики.
Функции геополитики.
Методы геополитики.
Основные категории геополитической науки.
“Органическая школа” Ф. Ратцеля.
Р. Челлен – автор категории “геополитика”.
Сердцевидная теория Маккиндера.
Германская геополитика 1924–1941 гг. К. Хаусхофер.
“Холодная война” как геополитический мировой порядок.
Голлистский геополитический кодекс Франции.
Неру и индийский кодекс неприсоединения.
Сдерживание и устрашение: американская модель мира.
Атлантизм.
Концепция о “новом мировом порядке”.
С. Хантингтон о “столкновении цивилизаций”.
Ф. Фукуяма о “конце истории”.
З. Бжезинский о геополитической ситуации в мире.
Евразия как особый географический мир.
История евразийского движения.
Идея евразийской пассионарности Л.Н. Гумилева.
Концепция воссоздания экономического взаимодействия бывших субъектов СССР.
Евразийцы о механизме формирования биполярного мира.
Влияние геополитики на развитие теорий мировой политики и международных отношений.
Геополитика и тенденции развития современных международных отношений.
Влияние геополитики на международную стратегию государств, на глобалистские амбиции великих держав.
Все страницы