Геополитика как наука, история ее развития. - Идея евразийской пассионарности Л.Н. Гумилева.


Идея евразийской пассионарности Л.Н. Гумилева.

Л. Н. Гумилев (1912–1992) – русский историк, географ, этнограф, основоположник неоевразийства. Он собственно не затрагивал в своих трудах геополитические темы, но его теория этногенеза и этнических циклов продолжает линию органицистского подхода и отчасти географического детерминизма, которые со­ставляют сущность геополитики уже у Ратцеля, Челлена, Хаусхофера и др.

Теория Гумилева является на сегодняшний день серьезной философско-исторической концепцией, с которой не могут срав­ниться идеи многих известных авторов, работавших и работающих в сфере геополитики.

Суть теории Гумилева сводится к следующему:

1) основным действующим лицом истории являются этносы, поскольку они представляют собой наиболее устойчивые и актив­ные человеческие общности, охватывающие всех людей, поскольку нет человека вне этноса, и каждый человек принадлежит только к одному этносу; этнос – система, развивающаяся в историческом времени, имеющая начало и конец; этнос есть сам дискретный про­цесс этногенеза;

2) универсальный критерий отличия этносов между собой – сте­реотип поведения – особый поведенческий язык, который переда­ется по наследству, но не генетически, а через механизм сигнальной наследственности, основанной на условном рефлексе, когда потомство путем подражания перенимает от родителей и сверстников поведенческие стереотипы, являющие­ся одновременно адаптивными навыками;

3) системными связями в этносе служат ощущения “своего” и “чужого”, а не сознательные отношения; ощущение реальности сте­реотипа порождает самосознание и противопоставление “мы – они”;

4) единство этноса поддерживается геобиохимической энергией биосферы, эффект которой определяется как пассионарность – непреоборимое стремление к достижению какой-либо цели, пусть даже иллюзорной, но для осуществления которой ее носители (пассионарии) готовы пожертвовать как собственной жизнью, так и жизнью своего потомства; психологически пассионарность прояв­ляется как импульс подсознания, противоположный инстинкту са­мосохранения, как индивидуального, так и видового;

5) в зависимости от соотношения пассионарного импульса (Р) и инстинкта самосохранения (J) Гумилевым описано три характер­ных поведенческих типа: пассионарии (Р>J); гармоничные люди (Р=J); субпассионарии (Р<J);

6) статистически в этносе преобладают гармоничные особи; доли пассионариев и субпассионариев в процентном отношении незна­чительны, но изменение их количеств определяет геобиохимичес­кое состояние этноса как закрытой системы дискретного типа;

7) в зависимости от удельного веса пассионарности этнос в своем жизненном цикле (то есть в процессе этногенеза) проходит ряд ста­дий: фазу подъема пассионарности (скрытую, или инкубационную, и явную), фазу предельной пассионарности (акматическую); фазу надлома (то есть резкого спада пассионарности); инерционную фазу (постепенный спад пассионарности); фазу потери пассионарности (фаза обскурации); мемориальную фазу, когда после некоторой регенера­ции пассионарности этнос превращается в реликт, являющийся вер­хним звеном геобиоценоза определенного ландшафта;

8) вспышка этногенеза является результатом пассионарного толчка, то есть определенной органической мутации, которая в свою очередь вызывается либо непосредственно космическим облучени­ем поверхности земли вдоль определенной линии, либо посредством передачи пассионарного признака генетически – благодаря поло­вым контактам пассионариев с менее пассионарными особями; про­цесс этногенеза характеризуется угасанием энергии живого веще­ства (пассионарности) из-за сопротивления среды; этот процесс в любой момент может быть прерван внешним вмешательством, осо­бенно в моменты перехода от фазы к фазе, и при этом этнос частью истребляется, частью “рассыпается розно”;

9) этносы имеют сложную структуру, включая в себя субэтно­сы, консорции и конвиксии, и сами составляют более сложные струк­туры – суперэтносы, объединяемые общей доминантой; между раз­ными этносами возможны следующие типы связи: симбиоз (добро­соседство), ассимиляция (слияние), ксения (добровольное объеди­нение без слияния), химера (объединение без слияния путем под­чинения одного этноса другим, чуждым ему по доминанте), война за господство на определенной территории (внутри суперэтноса), война на истребление (при враждебных контактах на суперэтничес­ком уровне);

10) поскольку импульс пассионарности имеет чисто энергети­ческий характер, направленность расходования этой энергии зави­сит от выбора доминанты – определенной идеи, чаще всего рели­гиозной, которая составляет мироощущение и жизненную программу ее носителей; все мироощущения делятся на жизнеутверждающие (теистические и оптимистичные) и жизнеотрицающие (атеистичес­кие и пессимистичные); при этом только первый тип мироощуще­ний может стать основой нормальной жизни этноса, тогда как жизнеотрицающее мироощущение порождает антисистемы, общности людей, для которых ложь является принципом действия и усилия которых направлены на разрушение биосферы в любых ее проявле­ниях.

Из анализа тру­дов ученого можно сделать вывод, что его теория этногенеза и этнических циклов была, хотя и спорным, но совершенно оригинальным подходом к проблемам этногенеза и становления государственности великороссов. По мнению Гу­милева, великороссы представляют особый этнос, сложившийся под мощным воздействием пассионарного толчка, на основе тюркско-славянского слияния. Подобный тезис – своего рода обоснование русского контроля над землями, населенными тюркскими этносами. Этот сплав этносов мог образоваться как симбиоз, порожденный специфическим сочетанием Леса и Сте­пи. Тесный союз Леса и Степи предопределил сущность циви­лизации, культуры, стереотипов поведения великороссов.

Русская земля в XII в. была вместилищем многих этносов, но славяне были ведущим, наиболее инициативным этносом, восприимчивым к византийской культуре. Они могли успешно противостоять другим этносам – более агрессивным, но и с бо­лее низким уровнем культуры. Шло соперничество и между сла­вянскими субэтносами, например, киево-волынского и чернигово-северского. Инициаторами междоусобиц были не князья-рюриковичи, а их окружающие, которые боролись за власть в своем княжестве и за власть в других княжествах Руси. Таким образом, Русь и завоеванная Степь составляли в XII в. единое, хотя и не централизованное государство, находящееся в XIII в. в состоянии глубокого кризиса. При постоянном взаимодейст­вии “истории природы и истории людей”: Леса и Степи, где ру­сичи выступали как представители Леса, который не только кормил, давал материал для сооружения жилищ и поселений (“деревня” – “дерево”), но и позволял укрыться от конницы неприятеля. Степь, которая кормила кочевников, давала место для огромной массы людей.

И, конечно, при столкновении этносов Леса и Степи ме­няется социальная и этническая психология, мотивы поведения и цели. Время, научно-технический прогресс и другие факторы, безус­ловно, наложили отпечаток не только на внешний облик этносов, проживающих в Евразии. Они внесли существенные коррективы в их менталитет. Но, тем не менее, силы влияния “места развития” воздействуют на жителей этого ареала до сих пор.

На базе анализа теории евразийства Л.Н. Гумилева, можно сделать следующие выводы:

1. Евразия является альтернативным Западу источником важнейших цивилизационных процессов. Западная циви­лизация, стремящаяся навязать свои ценности Востоку, может привести к планетарным конфликтам.

2. Геополитический синтез Леса и Степи сформировал са­мобытные культуру, менталитет, государственность.

3. Лес является не “симбиозом”, а скорее “химерой” этно­сов, так как находится на нисходящей ветви этногенеза.

Главным достижением теории Гумилева следует считать то, что он на огромном историческом материале выявил однотипную последовательную смену фаз наиболее стабильных человеческих общ­ностей (определяемых им как этнические) – от первоначального объединения людей на основе их общего стремления следовать не­ким достаточно отвлеченным идеалам до превращения этой общно­сти в нестойкий конгломерат безыдейных эгоистов.

Сам Гумилев не формулировал геополитических выводов на ос­новании своей картины мира. Это сделали его последователи. Такое направление в целом получило название “неоевразийство”, которое имеет, в свою очередь, несколько разновиднос­тей. Не все они наследуют идеи Гумилева, но в целом его влияние на эту геополитическую идеологию остается очень сильным.



Оглавление
Оглавление
Геополитика как наука, история ее развития.
Понятие геополитики как науки.
Источники геополитики.
Функции геополитики.
Методы геополитики.
Основные категории геополитической науки.
“Органическая школа” Ф. Ратцеля.
Р. Челлен – автор категории “геополитика”.
Сердцевидная теория Маккиндера.
Германская геополитика 1924–1941 гг. К. Хаусхофер.
“Холодная война” как геополитический мировой порядок.
Голлистский геополитический кодекс Франции.
Неру и индийский кодекс неприсоединения.
Сдерживание и устрашение: американская модель мира.
Атлантизм.
Концепция о “новом мировом порядке”.
С. Хантингтон о “столкновении цивилизаций”.
Ф. Фукуяма о “конце истории”.
З. Бжезинский о геополитической ситуации в мире.
Евразия как особый географический мир.
История евразийского движения.
Идея евразийской пассионарности Л.Н. Гумилева.
Концепция воссоздания экономического взаимодействия бывших субъектов СССР.
Евразийцы о механизме формирования биполярного мира.
Влияние геополитики на развитие теорий мировой политики и международных отношений.
Геополитика и тенденции развития современных международных отношений.
Влияние геополитики на международную стратегию государств, на глобалистские амбиции великих держав.
Все страницы