Понятие геополитики как науки.

Геополитика как наука возникла на рубеже XIX–XX вв. Ее появление было обусловлено в первую очередь потребностью осмысления новых политических реалий. В это время крупнейшие капиталистические государства, в том числе и Россия, вступили в эпоху империализма.

Империализм (от лат. imperium – власть, господство) в его позднейшем значении понимается как историчес­кая ситуация раздела сфер власти на Земле между большими импери­ями или как характеристика политики больших империй, направленной на захват власти над всей Землей. В XIX в. история человечества вошла в ту фазу, когда развитие империй привело к разделу между ними всего мира. С тех пор они провели множество войн за передел мира, включая две мировые войны. Такой высокий уровень конфликтности подтолкнул научные поиски, нацеленные на совершенствова­ние приемов борьбы главных геополитических сил на мировой арене.

Для того чтобы геополитика могла появиться на свет, “должна была наступить эпоха империализма, в которой как в области поли­тики, так и в области экономики господствует стремление к про­странству”, – писал немецкий геополитик профессор Грабовски.

Возникновение геополитических идей и самой геополитики как самостоятельной области исследования международных отношений и мирового сообщества именно на рубеже XIX–XX вв. было вы­звано также целым комплексом других факторов. От­метим лишь некоторые из них. Во-первых, наметившиеся к тому времени тенденции к постепенному формированию глобального рынка и “закрытию” мирового пространства, заселенного человеком. Во-вторых, за­медление (не в малой степени в силу этого закрытия) европейской, чисто пространственно-территориальной экспансии вследствие завершения фактического передела мира и ужесточение борьбы за передел уже поделенного мира. В-третьих, перенесение в ре­зультате этих процессов неустойчивого баланса между европей­скими державами на другие континенты “закрывшегося” мира. В-четвертых, история уже перестала быть историей одной только Европы или Запада, она превращалась в действительно всемирную историю. В-пятых, в силу только что названных факторов именно тогда начали разрабатываться тео­ретические основы силовой политики на международной арене, послужившие в дальнейшем краеугольным камнем научной школы политическо­го реализма.

Возникновение ге­ополитики было обусловлено также логикой развития научного знания. Геополитические идеи возникли и развивались в общем русле эволюции научной мысли того периода. В целом ге­ополитика представляла собой не что иное, как перенесение на сферу международных отношений господ­ствовавших в то время как в естественных, так и социальных и гуманитарных науках идей и концепций, а именно детерминизма (в его географическом варианте), строгих естественно-исторических законов, социал-дарвинизма, органицизма и т.д.

Традиционные представления о международных отношени­ях основывались на трех главных китах – территории, сувере­нитете, безопасности государств, которые являются основными факторами международной по­литики. В трактовке же основателей геополитики центральное место в определении международной политики то­го или иного государства отводилось его географическому поло­жению. В их глазах мощь государства прочно коренится в при­роде самой земли. Смысл геополитики виделся в выдвижении на передний план пространственного, территориального начала. Поэтому главная задача геополитики усматривалась в изуче­нии государств как пространственно-географических феноме­нов и постижении природы их взаимодействия друг с другом.

Другими словами, традиционная геополитика рассматривала каж­дое государство как своего рода географический или пространст­венно-территориаль­ный организм, обладающий особыми физико-географическими, природными, ресурсными, людскими и иными параметрами, собственным неповторимым обликом и руководст­вующийся исключительно собственными волей и интересами.

Поэтому естественно, что первоначально геополитика пони­малась всецело в терминах завоевания прямого контроля (военного или по­литического) над соответствующими территориями. Во многих своих аспектах традиционная геополитика возникла в рус­ле географического направления или географического детерми­низма в социальных и гуманитарных науках XIX–XX вв. Гео­графический детерминизм основывается на признании того, что именно географический фактор, т.е. месторасположение страны, ее природно-климатиче­ские условия, близость или отдаленность от морей и океанов и другие параметры определяют основные на­правления общественно-исторического развития того или иного народа, его характер, поведение на международно-политической арене и т.д. Таким образом, географическая среда рассматри­вается в качестве решающего фактора социально-экономическо­го, политического и культурного развития народов.

Одним из основателей современной географической школы можно считать французского философа XVIII в. Ш. Монтескье. Он пытался вывести из геогра­фических условий характер, нравы и обычаи народов, их хозяй­ственный и политический строй. Эту проблематику в тех или иных аспектах затрагивали многие ученые и исследователи XIX в. Не­мало в этом направлении сделали известный английский историк Г.Т. Бокль, французский географ Р. Элизе, американский географ Э. Хантингтон, известный русский ученый Л.И. Мечников и др.

Но все же признанным патриархом направления географиче­ского детерминизма в социальных и гуманитарных науках счи­тается германский этнограф и географ, зачинатель политической географии конца XIX – начала XX в. Ф. Ратцель. Главная за­слуга Ратцеля состояла в том, что он предпринял попытку свя­зать между собой политику и географию, изучить политику то­го или иного государства, исходя из географического положения занимаемого им пространства.

Как правило, введение в научный оборот самого термина “геополитика” связывают с именем шведского исследователя и политического деятеля Р. Челлена (1846–1922). Он предпринял попытку проанализировать анатомию силы и ее ге­ографические основы. Челлен говорил о необходимости органи­ческого сочетания пяти связанных между собой элементов поли­тики, понимаемой в самом широком смысле этого слова: экономополитики, демополитики, социополитики, кратополитики и геополитики. При этом он характеризовал геополитику как “науку, которая рассматривает государство как географиче­ский организм или феномен в пространстве”.

Ведущий немецкий геополитический журнал “Zeitschrift f?r Geopolitik” (“Журнал геополитики”), основанный К. Хаусхофером, дал следующее оп­ределение, которое чаще всего цитируется в работах по геопо­литике: “Геополитика есть наука об отношениях земли и политических процессов. Она зиждется на широком фундаменте географии, прежде всего географии политической, которая есть наука о поли­тических организмах в пространстве и об их структуре. Более того, геополитика имеет целью обеспечить надлежащими инструкциями политическое действие и придать направление политической жизни в целом. Тем самым геополитика становится искусством, именно – искусством руководства практической политикой. Геополитика – это географический разум государства”.

Американский исследователь Л. Кристоф полагает, что геополитика покрывает область, параллельную и лежащую между политической наукой и политической географией. “Геополитика, – пишет он, — есть изучение политических явлений, во-первых, в их пространственном взаимоотношении и, во-вторых, в их отношении, зависимости и влиянии на Землю, а также на все те культурные факторы, которые составляют предмет челове­ческой географии... в ее широком понимании. Другими словами, гео­политика есть то, что этимологически предлагает само это слово, то есть географическая политика; не география, а именно политика, географически интерпретированная и проанализированная в соот­ветствии с ее географическим содержанием. Как наука промежуточ­ная она не имеет независимого поля исследования. Последнее опре­деляется в понятиях географии и политической науки в их взаимо­связи”.

Кристоф считает, что не существует принципиальной раз­ницы между геополитикой и политической географией как в самой области исследования, так и в методах исследования. Единственное реальное различие между той и другой состоит, по его мнению, в акценте и фокусе внимания. Политическая география, будучи пре­имущественно географией, делает акцент на географических явле­ниях, давая политическую интерпретацию и анализ политических аспектов. Геополитика, будучи преимущественно политикой, наобо­рот, концентрирует свое внимание на политических явлениях и стре­мится дать географическую интерпретацию и анализ географичес­ких аспектов этих явлений.

В современной политической и справочной литературе понятие “геополитика” трактуется порой настолько широко и многопланово, что в итоге она лишается специфических черт, делающих вся­кую область исследования научной дисциплиной. Геополитика ис­пользуется для оценки международно-политических позиций госу­дарств, их места в системе международных отношений, условий их участия в военно-политических союзах. Важное значение придается исследованиям комплекса экономических, политических, военно-стратегических, экологических, ресурсных и иных вопросов, игра­ющих важную роль в сохранении или изменении общемирового и регионального баланса сил.

Так, по-разному определяют геополитику в последних изданиях американской, британской, немецкой и международной энциклопедиях.

В “Энциклопедии Американа” (“Encyclopedia Americana”) геополитика рассматривается как наука, изучающая и анализирующая в единстве географические, исторические, политические и другие взаимодействующие факторы, оказывающие влияние на стратегический потенциал государства.

В “Энциклопедии Британика” (“The New Encyclopedia Britannica”) геополитика определяется следующим образом: “Геополитика – анализ географического влияния на силовые отношения в международной политике. Тео­ретики геополитики стремились продемонстрировать важность таких факторов, как границы, доступ к морям, стратегичес­кий контроль над территориями при формировании националь­ной политики”.

В немецкой “Брокгауз энциклопеди” (“Brokhaus Enzyklopдdie”) приводится такое определение геополитики: “Геополитика – область знания на пересечении государствоведения, истории и географии. Имеет своим источником политическую географию, но не идентична с ней. Швед Р.Челлен придумал термин “геополитика”, который в некотором смысле соответствовал термину “политические науки”. В современной англо-американской литературе поня­тие “геополитика” идентично понятию “политическая геогра­фия” в ее прагматическом аспекте”.

В “Международной энциклопедии” (“Encyclopedia Internatio­nal”) геополитика опре­деляется как “дисциплина, исследующая отношения между континентальными и морскими ареалами и политикой с целью проведения соответствующей внешней политики. Она от­личается от политической географии тем, что оценивает гео­графические условия, границы, расселение населения и подоб­ные факторы с точки зрения интересов государства”.

Эти определения носят чер­ты национального своеобразия в развитии этой дисциплины в Великобритании, США и Германии. При этом важно отметить, что гео­политика, согласно всем этим определениям, является дисцип­линой, возникшей на стыке ряда других дисциплин: политической географии, истории, политологии, и потому ее можно определить как одну из первых комплексных дисциплин в обществоведении. В некотором смысле геополитику можно рассматривать как предтечу очень популярного в настоящее время глобализма, глобального мышления, глобальных проблем. Как отмечалось еще в первом издании “Большой советской энциклопедии” (1929), “мировые горизонты империалистических держав приучали мыслить континентами”. Именно поэтому геополитика возникла в странах либо с большими колониальными традициями такими, как Великобритания, либо в молодых агрессивных колониальных державах таких, как США и Германия, каковыми они являлись к началу XX в.

В Советском Союзе долгое время геополитика рассматривалась как буржуазный и нацистский вымысел, как лженаука и реакционная теория, оправдывающая территориальную экспансию империалистических государств. В 80-х годах XX в. произошла пере­оценка этого направления научной мысли. “Советский философ­ский энциклопедический словарь” (1989) уже определяет ее как западную политологическую концепцию, утверждающую, что “политика государств, в особенности внешняя, в основном предопределена различными географическими факторами: про­странственным расположением, наличием либо отсутствием оп­ределенных природных ресурсов, климатом, плотностью населе­ния и темпами его прироста и т.п.”. Однако в советской научной литературе по-прежнему практически отсутство­вали серьезные исследования в этой об­ласти социально-философской мысли Запада, а те немногочисленные работы, которые появлялись, имели тенденцию крайне негативной трактовки геополитики, ее обличения, отрицания в ней рационального зерна.

Геополитическая мысль в современной России находится в зачаточном состоянии. Действительно геополитические, научно обосно­ванные концепции и идеи только начинают появляться. В своих исследованиях российские ученые представляют свою позицию по этой проблеме, дают собственную оценку геополитике, пытаются определить, по словам Ю.В. Тихонравова, эту “такую странную и такую модную науку”. Он, в частности, считает, что “геополитику можно определить как отрасль знания, изучающую закономерности взаимодействия поли­тики с системой неполитических факторов, формирующих геогра­фическую среду (характер расположения, рельеф, климат, ландшафт, полезные ископаемые, экономика, экология, демография, социальная стратификация, военная мощь)”.

А.Г. Дугин утверждает, что “геополитика – это мировоззрение власти, наука о власти и для власти”, “дисциплина политических элит (как актуальных, так и альтернативных)”.

К.С. Гаджиев считает, что назрела необходимость ра­дикального пересмотра фундаментальных и методологических прин­ципов изучения современного мирового сообщества. В качестве одного из способов решения данной проблемы он предлагает “по-новому интерпретировать префикс гео- в термине “геополитика”: не как картографическое измерение международно-поли­тиче­ских реальностей, а как понимание мирового сообщества в виде еди­ной “завершенной” системы в масштабах всей планеты”.

В работах К.В. Плешакова, К. Э. Сорокина и других российских авторов предпринимаются попытки пре­одолеть географический детерминизм приверженцев традицион­ной геополитики. По мнению, К.В. Плешакова, гео­политика может быть определена не просто как объективная зависимость внешней политики той или иной нации от ее геогра­фического местоположения, а как объективная зависимость субъ­екта международных отношений от совокупности материальных факторов, позволяющих этому субъекту осуществлять контроль над пространством.

К.Э. Сорокин пришел к выводу, что в геополитике сущест­вует два раздела – геополитика фундаментальная, изучающая развитие геополитического пространства планеты со своей точки обзора, и геополитика прикладная, вырабатывающая прин­ципиальные рекомендации относительно генеральной линии по­ведения государств или группы государств на мировой арене. При­чем, последнюю К.Э. Сорокин называет геостратегией.

Подводя итог, можно сформулировать самое общее определение: геополи­тиканаука, изучающая взаимосвязь внешней политики государств с их географическим положением, климатом, природными ресурсами. При этом следует иметь в виду, что в теории международных отношений внешняя политика понимается, как продолжение внутренней политики государства, ее распространение на отношения с другими государствами с помощью различных средств и методов.

Геополитика рассматривает пространство с точки зрения государственной по­литики. Она более динамична по сравнению с по­литической географией. Геополитика как наука, пишет политолог Э.А. Поздняков, главное свое внимание направляет на раскрытие и изучение возможностей активного использования политикой факторов физической среды и воздействия на нее в интересах военной, экономической и экологической безопасности государства. В сферу же практической геополитики входит все, что связано с территориальными проблемами государства, его границами, с рациональным использованием и распределением ресурсов, включая и людские.

Геополитика все больше обогащается и наполняется кон­кретным содержанием, все активнее способствует изменениям в современном мире. Это становится возможным пото­му, что она опирается на научную базу многих дисциплин. Гео­политика стала не только реальным инструментом изменения мира, но все больше служит ключом к прогнозированию поли­тики ведущих стран и целых континентов.



Оглавление
Геополитика как наука, история ее развития.
Понятие геополитики как науки.
Источники геополитики.
Функции геополитики.
Методы геополитики.
Основные категории геополитической науки.
“Органическая школа” Ф. Ратцеля.
Р. Челлен – автор категории “геополитика”.
Сердцевидная теория Маккиндера.
Германская геополитика 1924–1941 гг. К. Хаусхофер.
“Холодная война” как геополитический мировой порядок.
Голлистский геополитический кодекс Франции.
Неру и индийский кодекс неприсоединения.
Сдерживание и устрашение: американская модель мира.
Атлантизм.
Концепция о “новом мировом порядке”.
С. Хантингтон о “столкновении цивилизаций”.
Ф. Фукуяма о “конце истории”.
З. Бжезинский о геополитической ситуации в мире.
Евразия как особый географический мир.
История евразийского движения.
Идея евразийской пассионарности Л.Н. Гумилева.
Концепция воссоздания экономического взаимодействия бывших субъектов СССР.
Евразийцы о механизме формирования биполярного мира.
Влияние геополитики на развитие теорий мировой политики и международных отношений.
Геополитика и тенденции развития современных международных отношений.
Влияние геополитики на международную стратегию государств, на глобалистские амбиции великих держав.
Все страницы