Россия и мусульманский мир.

С окончанием “холодной войны” и нормализацией американо-советских отношений произошло кардинальное изменение позиций Советского Союза в мусульманском мире и прежде всего на Ближнем и Среднем Востоке. А после падения комму­нистической системы и распада СССР в этом регионе возникла новая расстановка региональных и внерегиональных сил.

Будучи правопреемницей Советского Союза, Россия при разработке своей внешнеполитической стратегии по отношению к мусульманским государствам столкнулась с проблемой со­хранения преемственности. Следует иметь в виду, что правопреемство государства – это переход прав и обязанностей одного государства к другому.

Сложность решения этой проблемы во многом была обусловлена той специфической ролью, которую играет регион в современных международных отношениях, и тем значением, которое он имеет для России. Так, Ближний и Сред­ний Восток представляет собой наиболее конфликтогенный регион мира. На протяжении всей второй половины XX в. там периодически вспыхивали кратковременные и долгосрочные войны, в которые в той или иной форме оказывались втянуты великие державы и прежде всего СССР и США. Регион был и остается источником повышенной опасности для международного мира и безопасности, распо­ложенным у границ России.

Постоянная конфликтогенность региона превратила его в самый емкий рынок вооружений. Для ВПК СССР, а затем и России, именно он является наиболее перспективным, по­глощая значительную часть российского экспорта вооруже­ний. Российский ВПК заинтересован в его сохране­нии и расширении, что требует активной политической под­держки.

Затяжной экономический кризис, который переживала Россия в 90-х гг., ставил перед ней неотложную задачу увеличения инвалютных поступлений от экспорта. В этом плане экспорт вооружения имеет немалое значение, однако львиную долю экспортных поступлений Россия получает от энергоносителей. Поскольку мусульманские страны играют доминирующую роль на ми­ровом рынке энергоносителей (прежде всего нефти), то координация с ними экспортной политики имеет для России важное значение. Все экспортеры заинтересованы в недопуще­нии резкого падения цен на нефть.

В последней четверти XX в. в связи с резкой активизацией политической роли ислама регион превратился в мощный идеологический центр мирового значения. Его идейное влия­ние все более серьезно сказывается не только в Азии и Афри­ке, но даже в Европе и США. Политическая активизация во­инствующего исламизма представляет особую опасность для России как многоконфессионального государства со значи­тельной долей мусульманского населения. Далеко не сразу правящие круги России осознали размеры данной опасности.

Все эти факторы влияли на процесс формирования внеш­неполитического курса России в регионе и его последующую эволюцию. Формирование новой внешнеполитической стра­тегии проходило в условиях ожесточенной внутриполитиче­ской борьбы и постоянного социально-экономического кри­зиса.

Каковы же главные изменения, которые произошли после 1992 г. и оказывают влияние на по­зиции и политику России в мусульманском мире в современных условиях?

Во-первых, произошло значительное ослабление влияния России на страны арабского мира. Процессы разоружения, поворот к конверсии, ограни­чение деятельности российского военно-промышленного комплекса – все это привело к тому, что практически исчез один из основных факторов, укреп­лявших в свое время позиции СССР на Ближнем Востоке, – военная поддержка арабских стран советской стороной, заключавшаяся в поставках в регион оружия, по­сылке военных экспертов, косвенном участии в вооруженных конфликтах.

Во-вторых, параллельно с этим шел активный процесс нормализации отношений России с Израилем – вплоть до восстановления в октябре 1991 г. в полном объеме дипломатических отношений, прерванных в 1967 г. Это негативно воспринималось большинством арабских стран.

В то же время происходило усиление американского влияния в регионе, которое ныне стало неоспоримо доминирующим. Из всех внешних сил США играют теперь центральную роль в решении ближ­невосточных вопросов, что было наглядно продемонстрировано в ходе вой­ны в Персидском заливе и созыве мирной конференции по Ближнему Вос­току в Мадриде (1991 г.), когда в основном благодаря усилиям госсекретаря Джейм­са Бейкера впервые с момента провозглашения государства Израиль уда­лось посадить за стол переговоров все стороны, вовлеченные в арабо-израильский конфликт. Необходимо подчеркнуть, что идея созыва такой конференции была выдвинута российской дипломатией.

Россия имеет собственные геополитические интересы в этом регионе и обнаружила решимость проводить политику возвращения на Ближний Восток, а также строить свои отношения без идеологических наслоений в соответствии с реалиями современного мира. Исходя из этого, Россия добилась отмены нефтяного эмбарго, наложенного ООН на Ирак почти десятилетие назад.

Недавним решением Ирака его отношения с Россией пере­ведены в ранг стратегических. Участникам зачетного соглашения Ирака с Россией предложено реализовать часть 5-миллиардных (в долл. США) 6-месячных квот СБ ООН на закупку иракской нефти по формуле “нефть в обмен на продовольствие и медикаменты”. Данные контракты – весомая часть обещаний Багдада российскому руководству погашать свою задол­женность России в первоочередном порядке.

Ближний и Средний Восток начала XXI в. уже совсем не тот, каким он был в период “холодной войны”. Многие аналитики теперь признают, что связи между бывшими советскими республиками Закавказья и Центральной Азии с классическим Ближним и Средним Востоком трансформировали по­нятие “Ближний и Средний Восток”. Сегодня государства этого региона – Израиль, Турция, Иран и другие – проводят активную политику в Централь­ной Азии и Закавказье, стирая прежние разделительные линии между ними.

В связи с образовавшимся вакуумом силы в Центральной Азии и За­кавказье туда устремились Турция, Иран, Пакистан и западные страны во главе с США. Пользуясь распадом СССР, ослаблением России, Анкара, Тегеран и Исламабад начали наращивать свои вооруженные силы и стро­ ить планы создания на юге бывшего СССР “общего тюркского рынка”, “общего исламского рынка” и т.д. Эти планы, в первую очередь, направлены про­тив интересов России и имеют конечной целью вытеснение ее из этих ре­гионов сначала экономически, а потом и в военно-политическом плане. Неслучайно Иран увеличил численность армии до 1,5 млн. человек.

Выступая в конце 1996 г. на Конференции “Развитие стратегического партнерства и военно-политической интеграции государств-участников СНГ”, министр обороны РФ того периода отметил потенци­альную угрозу, вызванную резким наращиванием наступательного потен­циала ряда азиатских стран, в том числе Турции, Ирана и Пакистана, ко­торые, как известно, составляют ядро Организации экономического со­трудничества (ОЭС), куда вошли все республики Центральной Азии и За­кавказья.

В настоящее время перед Россией на Ближнем Востоке открылись многочисленные возможности, но также и сложности, связанные с полити­кой западных держав в этом регионе и с внутрироссийскими проблемами. Москва всеми силами стремится расши­рить свою роль в регионе. На некоторых направлениях ей удалось до­биться определенных успехов. Е.М. Примаков, будучи министром ино­странных дел, одержал серьезную дипломатическую победу над США в отношении Ирака.

Американское фиаско в кризи­се, связанном с инспекциями ООН, имевшими своей задачей проверку возможностей Ирака производить оружие массового уничтожения в 1997-1998 гг., настолько подняло роль Москвы, что она стала потенциально равной роли Вашингтона на Ближнем Востоке. В результате режим санк­ций оказался под сильным прессингом и даже может быть отменен, несмотря на утверждения ЦРУ, что Ирак может восстановить произ­водство оружия массового уничтожения в регионе в течение 1-3 лет.

Но несмотря на эти успехи, России не удалось приобрести устойчивые долговре­менные стратегические преимущества. В то же время она столкнулась с целым рядом серьезнейших глобальных и региональных вызовов и угроз.

Жертвой натовских авиаударов стала, в сущности, не только Юго­славия, но и вообще все послевоенное устройство в Европе и вся сис­тема международных отношений в целом. Многие региональные “центры силы”, вдохновленные примером НАТО, склонны прибегать к силовым методам для удовлетворения своих гегемонистских амбиций. Дуга региональных конфликтов растянулась от Югославии до Таджикистана.

Вызывающие и бесцеремонные действия США и НАТО, направлен­ные на установление американской мировой гегемонии, поставили Россию перед лицом вызовов и угроз в Европе, в СНГ и на Ближнем и Среднем Востоке. Она столкнулась также с угрозами, исходящими от различных форм мусульманского самоутверждения (национальных или религиозных, которые часто ассоциируются с такими явлениями, как ваххабизм, пан­тюркизм, панисламизм и т.д.).

Как показал кризис в Афганистане, вызванный победами талибов, Рос­сия ощутила реальные угрозы, связанные с распространением исламского экстремизма на территорию Центральной Азии, с появлением проблемы беженцев, с вовлечением российских войск в акции сдерживания этих угроз, исходящих от Афганистана. Более того, в самой России, в частности, в Чеч­не существует очаг исламского экстремизма и международного терроризма, получающий помощь и поддержку из мусульманских государств Ближнего и Среднего Востока и таящий потенциальную угрозу дезинтеграции России. Большая опасность содержится в возможности того, что внешние спонсоры та­кие, как Турция, Иран, Афганистан и Пакистан, могут активно поощрять и поддерживать экстремистские мусульманские силы в России.

В связи с этим ряд наблюдателей обращает внимание на реше­ние российского руководства снабжать Иран обычными вооружениями, оружием двойного назначения и военными технологиями. С начала 90-х годов Иран развернул активную деятельность по соз­данию своей атомной бомбы, стараясь при этом сохранять секретность. Успешно решаются проблемы с кадрами, которые готовились не только на Западе, но и в КНР, и в СССР. После распада СССР Иран развернул боль­шую активность в Киргизии, Таджикистане, Казахстане, чтобы привлечь оттуда специалистов-атомщиков, обещая им высокую зарплату и хорошие бытовые условия.

Поскольку западные страны прекратили помощь Ирану, он стал делать ставку на СССР, с которым в 1989 г. подписал соглашение о со­вместном сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. В 1993 г. был подписан договор о помощи Ирану в завершении сооружения АЭС в Бушехре. Это вызвало бурю возмущения на Западе, в частности, в США, которые считают, что таким образом Россия оказывает Ирану помощь в создании атомной бомбы, способной представлять опасность для всего мира, а также для самой России.

В данном случае американцам трудно возразить. Ведь Россия до сих пор считается в Исламской республике Иран (ИРИ) “врагом номер два”, “малым Сатаной”. После рас­пада СССР Иран на новый волне исламского возрождения развернул ак­тивные действия по восстановлению “великой персидской империи” “от моря до моря”. При этом Тегеран не скрывает, что, пользуясь слабостью России, он хотел бы вернуть себе все земли и территории, которые Россия когда-то отвоевала у Ирана, начиная с походов Петра I.

Военная помощь Ирану ставит Россию перед перспективой комбина­ции внутренней угрозы со стороны исламского экстремизма и внешней угрозы от мусульманского фундаменталистского режима Тегерана.

Е.М. Примаков, находясь на посту министра иностранных дел, неоднократно подчеркивал, что для России и для Ближнего Востока существенно важно, чтобы США не играли роль един­ственного регионального гегемона. Россия должна иметь равное с США присутствие на Ближнем Востоке. Стремление России усилить свою роль в этом регионе активно поддерживается многими лидерами ближнево­сточных стран. Президент Египта Х. Мубарак и глава Палестинской автономии Я. Арафат публично призы­вали Москву вернуть себе активную роль на Ближнем Востоке. Сирия объявила в марте 1998 г., что хотя прежде она не прилагала значитель­ных усилий для укрепления связей с Россией, теперь делает это на самом высоком уровне. Ирак и Иран также приветствуют возрастающее присут­ствие России в регионе.

Политика России на Ближнем Востоке вызывает раз­дражение Запада и Израиля. В этом смысле ситуация напоминает ту, ко­торая была во времена “холодной войны”. Особенно резкой критике За­пада подвергаются два аспекта политики России: ее обвиняют в том, что она поддерживает Ирак и борется против режима санкций, и в том, что она является ядерным спонсором Ирана. И то, и другое, по мнению запад­ных критиков, резко сокращает возможности для мира на Ближнем и Среднем Востоке.

Для России важно сохранить и упрочить ее традиционные связи с арабскими странами и му­сульманским миром вообще и в свете событий в Чечне. Тем самым это лишит чеченских экстремистов и их сторонников возможности получать с Востока какую-либо помощь для осуществления своих далеко идущих планов, и устраняя в то же время угрозу формирования на южных рубежах России мощного враждебного блока.



Оглавление
Геополитика в современном мире.
Распад СССР: причины и геополитические последствия.
Формирование многополюсного мира.
Глобальные проблемы человечества в XX в.
Постсоветское пространство.
Россия – США – Западная Европа: партнерство или новая “холодная война”.
Российско-китайские отношения:геополитический подход.
Россия и мусульманский мир.
Геостратегическая политика США.
Расширение НАТО.
Европа как одна из “несущих конструкций” нового миропорядка.
Американо-японский альянс.
Доктрина Монро и геополитические реальности на американском континенте.
Специфические условия развития Китая.
Сущность современной геополитики Китая.
Интеграция в “Большой Китай”.
Роль Китая в формировании полюсного мира.
Панисламизм: сущность, история и современные тенденции.
Геополитические устремления Турции.
Перспективы “Большого Турана”.
Арабский мир.
Палестинская проблем.
Проблема ближневосточного урегулирования.
Исламский фундаментализм и международный терроризм.
Все страницы