Обязательства по оказанию услуг. Обязательства из односторонних действий.

Обязательства по оказанию услуг. Обязательства из односторонних действий.

ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН.

Договор возмездного оказания услуг. Понятие и содержание договора возмездного оказания услуг. Виды договоров возмездного оказания услуг.

Транспортные и экспедиционные обязательства. Понятие транспортного обязательства. Виды транспортных договоров. Понятие и содержание договора перевозки грузов. Понятие и содержание договора перевозки пассажира и багажа. Договор буксировки. Ответственность за нарушение транспортных обязательств. Понятие и содержание договора транспортной экспедиции.

Договоры займа, кредита и финансирования под уступку денежного требования. Понятие и содержание договора займа. Отдельные виды займа. Понятие и содержание кредитного договора. Отдельные виды кредита. Понятие и содержание договора финансирования под уступку денежного требования.

Договоры банковского счета и банковского вклада. Понятие договора банковского счета. Заключение и расторжение договора банковского счета. Права и обязанности сторон. Отдельные разновидности банковских счетов. Понятие и форма договора банковского вклада. Отдельные разновидности банковских вкладов.

Обязательства по расчетам. Понятие наличных и безналичных расчетов. Расчеты платежными поручениями. Расчеты по аккредитиву. Расчеты по инкассо. Расчеты чеками.

Договор хранения. Общие положения о договоре хранения. Понятие, предмет и форма договора хранения. Права и обязанности сторон договора хранения. Договор хранения на товарном складе. Особенности отдельных видов хранения.

Обязательства по страхованию. Понятие обязательства по страхованию. Страховые понятия. Виды обязательств по страхованию и основания их возникновения. Понятие и содержание договора страхования. Отдельные виды имущественного страхования. Личное страхование.

Договоры поручения, комиссии и агентирования. Понятие и содержание договора поручения. Прекращение договора поручения. Понятие и содержание договора комиссии. Прекращение договора комиссии. Понятие и содержание агентского договора. Прекращение агентского договора.

Договор доверительного управления имуществом. Понятие и предмет договора доверительного управления имуществом. Субъекты отношений доверительного управления. Права и обязанности сторон. Прекращение договора доверительного управления имуществом.

Обязательства из многосторонних сделок. Понятие договора простого товарищества. Права и обязанности товарищей. Общее имущество товарищей.

Ведение общих дел товарищества. Распределение прибылей и убытков. Прекращение договора простого товарищества. Учредительный договор.


Понятие и содержание договора возмездного оказания услуг.

В соответствии с п. 1 ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК) по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Из определения следует, что данный договор является консенсуальным, взаимным, возмездным.

Субъектами договора по возмездному оказанию услуг являются исполнитель (услугодатель) и заказчик (услугополучатель). ГК не содержит каких-либо специальных требований к субъектному составу обязательства по возмездному оказанию услуг. Однако для оказания отдельных видов услуг устанавливаются специальные правила. Так, деятельность по оказанию услуг связи, аудиторских, медицинских и некоторых иных подлежит обязательному лицензированию. При этом лицензируется деятельность не только юридических лиц, но и физических лиц, оказывающих соответствующие платные услуги. Одним из условий получения лицензии, как правило, является наличие высшего образования в соответствующей области и стажа работы по специальности. Например, для получения лицензии на оказание платных медицинских услуг лицо должно иметь высшее медицинское образование и стаж работы. Но наличие лицензии еще не гарантирует того, что заказчика удовлетворит та деятельность, которую ему предложит исполнитель. Поскольку в обязательствах по оказанию услуг результат неотделим от деятельности исполнителя, а процесс потребления услуги осуществляется, как правило, в момент ее оказания, важнейшее значение имеет и личность самого исполнителя, его индивидуальные данные, опыт, профессионализм, знания и т. п. Поэтому в виде общего правила в ст. 780 ГК предусмотрена обязанность личного исполнения обязательства по оказанию услуг. В то же время обязательство по оказанию услуг не приобретает лично-доверительного характера, поскольку в отношениях заказчика и исполнителя может и не быть никакой личной связи. Главное заключается в том, что заказчика интересует не услуга как таковая, а услуга, оказываемая именно данным конкретным специалистом. Например, больной обратился за консультацией к известному профессору, а тот поручил проконсультировать больного своему ассистенту. Независимо от качества данной консультации заказчика интересовало мнение именно профессора, а не его ассистента. Вследствие тесной связанности процесса исполнения, его результата и качества предоставляемой услуги, обязанность личного исполнения носит характер общего правила. Например, правилами предоставления платных медицинских услуг населению предусмотрено право услугополучателя потребовать оказания ему услуги другим специалистом.

Предметом договора являются нематериальные услуги. Следует различать собственно результат деятельности исполнителя, т.е. собственно услугу, и тот результат, которого желает достичь заказчик посредством услуги. Например, родители желают, чтобы их ребенок поступил в престижное учебное заведение, и приглашают для подготовки ребенка к вступительным экзаменам репетитора. В этом случае результатом, которого желает достичь заказчик (родители), является поступление в соответствующее учебное заведение. Однако этот результат не охватывается деятельностью исполнителя. Репетитор может предоставить возможность обучаемому усвоить определенный набор знаний, необходимый для поступления в вуз, однако он не может гарантировать сам факт поступления, поскольку этот результат зависит не только от услугодателя, но и от влияния других факторов, в том числе способностей и желания самого ребенка, числа абитуриентов и т.д. Таким образом, неотъемлемым условием обязательства по оказанию услуг является невозможность гарантировать достижение полезного эффекта деятельности услугодателя. Такой результат лежит вне пределов обязательственного отношения.

Следует отграничивать от обязательств по оказанию услуг такие отношения, в которых деятельность услугодателя получает какое-либо овеществленное выражение, существующее отдельно от деятельности исполнителя. Например, консультация аудиторской фирмы, предоставляемая в устной форме, будет охватываться отношениями по оказанию услуг, а письменное заключение той же аудиторской фирмы должно регулироваться нормами о договоре подряда, поскольку наличие вещного результата – письменного заключения – определяет предмет обязательства как выполнение работы по написанию письменного заключения.

Срок исполнения договора возмездного оказания услуг определяется по соглашению сторон. Хотя закон не содержит специальных правил о сроке действия договора возмездного оказания услуг, его определение имеет существенное значение. Например, если не определены время и место оказания информационных услуг, способ их доведения до сведения заказчика, то услугодатель не может исполнить соответствующую обязанность, поскольку заказчик не сможет ее потребить.

Обязанности исполнителя оказать услугу, а заказчика ее оплатить составляют содержание договора. Обязанность исполнителя может быть конкретизирована путем описания той услуги, которая должна быть оказана, определением места и срока ее исполнения. Поскольку законодательством не предусмотрено специальных правил о месте и сроке исполнения обязательства по оказанию услуг, применению в соответствующих случаях подлежат общие положения обязательственного права. Без определения этих обстоятельств оказание услуг невозможно, поскольку процесс оказания услуги и ее результат неотделимы. Это подтверждается и тем, что на заказчика не возлагается обязанность принять деятельность исполнителя, ибо отдельной процедуры передачи-принятия услуги не может существовать.

Заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги. Порядок оплаты законом не установлен, поэтому заказчик должен оплатить оказанные услуги в порядке и сроки, которые определяются конкретным договором с заказчиком (п. 1ст.781 ГК).

В отличие от договора подряда на исполнителе не лежит риск недостижения результата. Объясняется это тем, что в силу самого характера услуги достижение результата не гарантируется, а потому, заключая соответствующий договор, услугополучатель заранее знает, на что он идет, т. е. принимает риск на себя. Применяется общее правило об ответственности за вину. Так, при невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, последний обязан оплатить исполнителю деятельность по оказанию услуг в полном объеме, предусмотренном договором (п. 2 ст. 781 ГК). В случае, когда невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, не зависящим от сторон, обязанность по оплате услуг не должна возникать, однако возвратить исполнителю часть уже оказанной услуги заказчик не может. Поэтому закон предписывает в этом случае компенсировать исполнителю расходы, фактически понесенные до момента наступления невозможности исполнения (п. 3 ст. 781 ГК). Компенсация расходов исполнителя не является формой ответственности. Указанные действия могут быть определены скорее как возврат сторон в первоначальное положение, когда в силу невозможности возвратить полученное в натуре другой стороне предписывается выплатить денежную компенсацию. Изложенные общие правила имеют диспозитивный характер.

Если исполнитель полностью возместит заказчику понесенные им убытки, то никакой другой формы ответственности на него возложено не будет. Таким образом, исполнитель вправе в любой момент отказаться от договора при условии возмещения заказчику убытков (п. 2 ст. 782 ГК). От исполнения договора вправе отказаться и заказчик с той лишь разницей, что он обязан компенсировать исполнителю не все убытки, а лишь фактически понесенные расходы (п. 1 ст. 782 ГК). Поскольку исполнитель еще не оказал услугу полностью, то он и не имеет права на полное возмещение убытков, ему возмещаются лишь расходы на подготовку к оказанию услуг и стоимость части фактически оказанных услуг. Право на односторонний отказ от договора означает, что стороны несут ограниченную ответственность за неисполнение обязательства возмездного оказания услуг.


Виды договоров возмездного оказания услуг.

Указанные обязательства могут складываться в различных сферах человеческой деятельности. Дифференциация обязательств проводится по характеру деятельности услугодателя – исполнителя услуг. Принято различать услуги связи, медицинские, ветеринарные, консультационные, аудиторские, информационные, по обучению, туристическому обслуживанию и иные услуги. Поскольку спектр оказываемых услуг постоянно расширяется, их исчерпывающий перечень невозможен. Именно поэтому в законе он и не является закрытым. Договором возмездного оказания услуг могут охватываться любые виды услуг.

Обязательства по оказанию услуг – новый для нашего законодательства институт, хотя отдельные виды услуг в той или иной форме встречались и раньше. Таковы поручение, экспедиция и т. п. Нормы об обязательствах по оказанию услуг со временем, видимо, станут играть роль общих положений для всех обязательств по оказанию услуг. В настоящее же время законодатель, во избежание коллизии правовых норм и руководствуясь принципом законодательной экономии, установил правило о неприменении норм главы 39 ко всем обязательствам по оказанию услуг, самостоятельно урегулированным в ГК. Так, из сферы действия главы 39 ГК исключены такие обязательства по оказанию услуг, как поручение и комиссия.

В то же время среди обязательств, на которые действие главы 39 ГК не распространяется, упоминаются и такие, которые к обязательствам по оказанию услуг вообще не относятся. Таковы банковский вклад и банковский счет, а также обязательства по расчетам. По-видимому, упоминание указанных обязательств в известной мере является данью традиции, поскольку их принято было относить к непроизводственной сфере либо к сфере обслуживания.

В целях законодательной экономии закон допускает применение к регулированию отношений по возмездному оказанию услуг норм общих положений о подряде и о бытовом подряде, если это не противоречит ст. 779–782 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК). Допустимость применения общих положений о подряде основывается на общей экономической сущности обязательств подрядного типа и по оказанию услуг. Именно особенности предмета обязательства возмездного оказания услуг и обусловливают его выделение в самостоятельный вид гражданско-правовых обязательств. Применение норм о бытовом подряде объясняется и тем, что обязательства по оказанию услуг также могут быть отнесены к публичным договорам и охватываться действием Закона о защите прав потребителей, например, деятельность музеев, кинотеатров, концертных залов и т. п.

Отдельные виды услуг, предусмотренные в примерном перечне п. 2 ст. 779 ГК, регламентированы на уровне специально принятых законодательных актов. Так, услуги почтовой связи регулируются Федеральным законом «О почтовой связи» от 17 июля 1999 г.1, № 176-ФЗ , туристические услуги – Федеральным законом «Об основах туристской деятельности в РФ» от 24 ноября 1996 г, № 132-ФЗ 2. Кроме того, на регулирование отдельных видов услуг рассчитаны специальные нормативные акты, принимаемые, как правило, на уровне Правительства России. Примером могут служить Правила предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства РФ от 25 апреля 1997 г. № 4903 .


Понятие транспортного обязательства.

Транспортными обязательствами называются обязательства, в силу которых одно лицо (перевозчик, эксплуатант) обязуется совершить в пользу другого лица (грузоотправителя, грузополучателя, пассажира, владельца багажа или грузобагажа) определенные юридические или фактические действия по оказанию транспортных услуг, связанных с перевозкой, а другое лицо обязуется оплатить оказанные услуги в размере, установленном законодательством или соглашением сторон.

В транспортную систему России входят железнодорожный, речной (внутренний водный), морской, автомобильный и воздушный транспорт4 . Кроме того, выделяется также особая разновидность транспорта – трубопроводный. Однако технологическая специфика транспортировки товаров по газо- и нефтепроводам не дает основания говорить в этом случае о наличии транспортного обязательства. Поэтому термин «трубопроводный транспорт» имеет условное значение. Природа обязательства, возникающего при перемещении товаров по трубопроводу, имеет смешанный характер: здесь соединяются элементы обязательств по передаче имущества (газа, нефти) и по оказанию услуг (транспортировке, хранению). К трубопроводному транспорту применяется особое законодательство, включая правила об энергоснабжении (п. 2 ст. 548 ГК).

ГК определяет лишь наиболее принципиальные правила, касающиеся перевозок груза, пассажира и багажа, а также иных транспортных обязательств (гл. 40 и 41 ГК). Данный юридико-технический прием обусловлен двумя причинами. Во-первых, транспорт, будучи отраслью общественной деятельности, которая связывает отдельные части страны, требует единообразного регулирования. Статья 71 Конституции РФ устанавливает, что федеральный транспорт, пути сообщения, информация и связь отнесены к ведению Российской Федерации. Соответственно, даже в частноправовых актах, посвященных транспортным обязательствам, очень высок удельный вес императивных норм. Условия перевозки отдельными видами транспорта и ответственности ее субъектов могут определяться соглашением сторон только в случаях, когда ГК, транспортные уставы и кодексы, иное законодательство не устанавливают иное (ст. 784 ГК). Во-вторых, регулирование перевозок должно носить комплексный характер, имея в виду масштабы государства, протяженность транспортных артерий и сложность управления ими. Комплексность достигается путем соединения в рамках одного правового акта норм частного и публичного права. В результате устанавливаются единая схема управления соответствующим видом транспорта, методы организации перевозок, условия содержания транспортных средств, дорог, путей сообщения и, наконец, взаимоотношения сторон обязательства перевозки. Поэтому в соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 784 ГК общие условия перевозки определяются транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми на их основе правилами. Таким образом, регулирование основной части транспортных отношений должно осуществляться на уровне специальных федеральных законов.

В настоящее время приняты и действуют три общих транспортных закона: а) Воздушный кодекс Российской Федерации от 19 марта 1997_г., № 60-ФЗ (далее – ВК)1 ; б) Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации от 10 января 2003 г. (далее – УЖТ)2 ; в) Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. (далее – КТМ)3 .

Из предусмотренных ст. 784 ГК РФ специальных законов ныне действует Федеральный закон «О железнодорожном транспорте РФ”, 2003 г., устанавливающий вопросы управления и деятельности общероссийских железных дорог. Отношения, связанные с перевозкой пассажиров и багажа, регулируются также Законом РФ «О защите прав потребителей».


Виды транспортных договоров.

Все транспортные договора подразделяются на: а) договор перевозки груза, который включает в себя железнодорожную перевозку, перевозку на внутреннем водном транспорте, морскую перевозку, воздушную перевозку, автомобильную перевозку; б) договор перевозки пассажира и багажа; в) договор буксировки; г) договор транспортной экспедиции.


Понятие и содержание договора перевозки грузов.

По общему правилу, закрепленному в ст. 784 ГК, перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора перевозки. Заключение договора перевозки груза требует наличия организационных предпосылок. Они воплощаются во встречных действиях сторон обязательства перевозки: перевозчик должен подать под погрузку исправные транспортные средства, а грузоотправитель – предъявить груз к перевозке (ст. 791 ГК). Предпосылки заключения договора грузовой перевозки сегодня могут приобретать правовые формы: а) заявок (заказов) на железнодорожном, речном, автомобильном и воздушном транспорте; б) договоров об организации перевозок (годовых, навигационных и др.) на любых видах транспорта; в) административно-плановых актов в упоминавшихся особых случаях. Кроме того, иногда все организационные предпосылки заключения договора перевозки груза просто содержатся в самом договоре перевозки, имеющем консенсуальную природу.

При системе заявок (заказов) грузоотправители представляют перевозчику сведения о своих потребностях в осуществлении перевозок. На железнодорожном и речном транспорте особо выделяются декадные заявки, а при экспортных перевозках – полумесячные заявки. Подача заявки обеспечивает завязку процесса транспортировки груза, но не считается офертой в договоре перевозки.

Договор об организации перевозок заключается в порядке, установленном ст. 798 ГК. Такая форма взаимоотношений между перевозчиком и грузовладельцем применяется при систематических перевозках грузов на долгосрочной основе. Суть договора об организации перевозок в том, что перевозчик обязуется в установленные сроки принимать, а грузовладелец – предъявлять к перевозке грузы в обусловленном объеме. По своей природе он не является договором перевозки, носит консенсуальный, взаимный характер и направлен на обеспечение планомерных отправок грузов. Договоры об организации перевозок получили разное наименование в транспортных уставах и кодексах (годовой договор – на автомобильном транспорте). Существенными условиями договора считаются объемы и сроки предоставления транспортных средств и предъявления грузов к перевозке, порядок расчетов сторон и пр.

Выполнение действий, указанных в ст. 791 ГК, происходит в порядке, установленном транспортным законодательством. Перевозчик обязан подать транспортные средства в количестве, согласованном с грузоотправителем, в обусловленный срок и в определенном месте. В установленных случаях и по согласованию с отправителем допускается подача перевозочных средств в большем количестве, чем указано в заявке (в порядке сгущения). Сроки подачи перевозочных средств (тоннажа) определяются по соглашению сторон или в нормативном порядке. Условия и порядок подачи перевозочных средств (на подъездных путях или причалах, принадлежащих грузоотправителю, или на путях и причалах общего пользования) устанавливаются специальными правилами, которые действуют на отдельных видах транспорта. Так, на железнодорожном транспорте порядок подачи вагонов на подъездные пути определяется договором на эксплуатацию подъездных путей или договором на подачу и уборку вагонов с учетом размеров среднесуточной погрузки или выгрузки. Подача вагонов под погрузку средствами грузоотправителя на пути общего пользования производится по предварительным уведомлениям или через определенные интервалы времени. Первоначально установленное время подачи перевозочных средств может быть изменено по соглашению сторон. Место подачи транспортных средств зависит от особенностей их эксплуатации и технических возможностей перевозчика и отправителя.

В соответствии со ст. 791 ГК перевозчик обязан подать грузоотправителю исправные транспортные средства в состоянии, пригодном для перевозки соответствующего груза. Исправность и пригодность перевозочных средств должна быть технико-коммерческой и обеспечивать сохранность груза в процессе транспортировки. Транспортное средство подается очищенным от остатков груза и мусора или промытым и продезинфицированным и т.п. При этом отправитель груза вправе отказаться от поданных транспортных средств, не пригодных для перевозки соответствующего груза. Напротив, проверка коммерческой пригодности транспортного средства является обязанностью отправителя, который в отличие от перевозчика лучше знает свойства конкретного груза1 . Для морской перевозки большое значение имеет мореходность судна (ст. 124 КТМ), также включающая и техническую (пригодность судна к плаванию вообще), и коммерческую его характеристику (пригодность для перевозки определенного груза при конкретных условиях).

Договор заключают транспортная организация и грузоотправитель (грузовладелец). Если после доставки в пункт назначения груз подлежит выдаче самому отправителю, то круг участников обязательства перевозки этим и ограничивается. Чаще всего, однако, в качестве грузополучателя указывается третье лицо, которое является контрагентом отправителя по договору (купли-продажи и др.). Ему и должен быть выдан груз в пункте назначения.

Договор перевозки груза определяется как договор, в силу которого перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату (ст. 785 ГК).

Из определения вытекает, что договор грузовой перевозки – взаимный и возмездный. Он считается заключенным лишь после передачи груза перевозчику и, следовательно, относится к числу реальных договоров. На морском, внутреннем водном и воздушном транспорте договор перевозки, именуемый договором фрахтования, или чартером, является консенсуальным. Договор перевозки груза – строго формальный договор. Он всегда заключается в письменной форме, причем часто с соблюдением обязательных реквизитов, которые установлены законодательством.

Для заключения договора применяется система единого документа, предусмотренная п. 2 ст. 785 ГК. Заполнение и выдача такого документа имеет важное доказательственное значение. В зависимости от вида документа, служащего оформлению перевозки, выделяются: а) система накладной, применяемой практически на всех видах транспорта; б) система коносамента; в) система чартера, применяемые обычно на морском транспорте. В ряде случаев системы могут комбинироваться.

Порядок заключения договора перевозки зависит от его природы. Заключение реального договора приурочивается к моменту вручения перевозчику груза вместе с сопроводительными документами. Если перевозка оформляется консенсуальным договором фрахтования, он заключается в общем порядке, предусмотренном для гражданско-правовых договоров.

Субъектами обязательства всегда являются, прежде всего, перевозчик и грузоотправитель. Отправителями грузов могут быть любые субъекты гражданского права. Напротив, перевозчиком может быть лишь коммерческая организация или индивидуальный предприниматель, наделенные правом осуществлять грузовые перевозки по закону или на основании лицензии. Не являются перевозчиками те лица, которые хотя и имеют лицензию на транспортную деятельность, но осуществляют перемещение грузов для собственных нужд.

Предмет договора перевозки – услуги по доставке вверенных перевозчику материальных ценностей (грузов) в пункт назначения. Эти услуги включают не только собственно транспортировку грузов, но и иные действия, в частности, хранение, выдачу груза получателю, нередко погрузку и выгрузку. Срок в обязательстве перевозки – это промежуток времени, в течение которого груз должен быть доставлен в пункт назначения. В соответствии со ст. 792 ГК перевозчик обязан доставить груз в пункт назначения в сроки, определенные транспортным законодательством, а при отсутствии таких сроков – в разумный срок. В ряде случаев в автомобильных и морских перевозках сроки доставки определяются соглашением сторон, а при его отсутствии – обычно принятыми сроками (сроками, которые разумно требовать от заботливого перевозчика с учетом конкретных обстоятельств, – ст. 152 КТМ). При прямых смешанных перевозках сроки доставки определяются по совокупности сроков, исчисляемых на основании правил, действующих на соответствующих видах транспорта. Срок доставки соблюден, если в пункте назначения груз выгружен средствами перевозчика или вагоны (суда) поданы под разгрузку средствами получателя до истечения установленного (согласованного) срока доставки. При этом учитываются и особые обстоятельства, вызвавшие задержку в доставке грузов. Не считается, например, просрочкой в доставке задержка грузов, следовавших в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении и оставшихся в портах или на пристанях после закрытия навигации.

Содержание договора перевозки груза составляют права и обязанности сторон. Погрузка и выгрузка груза осуществляются транспортной организацией или отправителем (получателем) в порядке, предусмотренном договором, с соблюдением правил транспортного законодательства (п. 2 ст. 791 ГК). Обязанности по погрузке и выгрузке распределяются между участниками обязательства перевозки в зависимости от места погрузки. Транспортные организации самостоятельно осуществляют погрузку и выгрузку в местах общего доступа. В иных местах (склады, причалы и др.) погрузочно-разгрузочные работы выполняются соответственно отправителем и получателем за их счет. Погрузка и выгрузка, осуществляемые силами и средствами отправителя (получателя) груза, должны производиться в срок, предусмотренный договором, если такие сроки не установлены транспортными уставами, кодексами и издаваемыми в соответствии с ними правилами (п. 3 ст. 791 ГК). В большей части действующих транспортных актов и правил установлены нормативные сроки выгрузки. На морском транспорте продолжительность сроков погрузки и выгрузки, именуемых сталийным временем (стадией), определяется соглашением сторон, а еще чаще – сроками, принятыми в соответствующих портах (ст. 130 КТМ).

Если погрузка или выгрузка не закончены в установленные сроки, наступает простой перевозочных средств, за который с отправителя или получателя взыскивается штраф. При досрочной погрузке (выгрузке), напротив, грузоотправителю (грузополучателю) выплачивается премия (при морских перевозках – диспач). В целях предупреждения доступа к грузу и обеспечения его сохранности в процессе перевозки обособленные помещения и емкости (трюмы, крытые вагоны, цистерны и др.) должны быть опломбированы.

Внесение провозной платы (фрахта на морском транспорте) и иных платежей является важнейшей обязанностью грузоотправителя. Ее размер устанавливается соглашением сторон, если иное не установлено транспортным законодательством (ст. 790 ГК). Такое исключение сделано в отношении транспорта общего пользования, где провозная плата принимает форму твердого тарифа, утверждаемого в порядке, установленном транспортными уставами и кодексами. Размер этого тарифа определяют федеральные исполнительные органы и органы управления субъектов Российской Федерации.

Перевозчик наделен правом удержания груза в целях обеспечения причитающихся ему провозной платы и других платежей. Однако право удержания может быть ослаблено или отменено законом, иными правовыми актами, договором или не применяться ввиду его несоответствия существу возникшего обязательства.

Совершение операций по выдаче и приемке грузов завершает исполнение договора перевозки. Прибывший в адрес получателя груз должен быть принят получателем, а в соответствующих случаях еще и вывезен со станции (порта, пристани). Такая обязанность лежит на грузополучателе даже тогда, когда в его адрес прибыл не заказанный им груз. В таком случае груз принимается на ответственное хранение, и его дальнейшая судьба определяется отправителем. Получатель вправе отказаться от получения груза только при том условии, если качество груза вследствие порчи или повреждения изменилось настолько, что возможность его полного или частичного использования исключена.

Грузополучатель обязан принять (вывезти) груз в установленные сроки. При нарушении этого условия он должен внести плату за хранение груза, которая может быть увеличена в несколько раз при наличии его вины. Кроме того, просрочка кредитора-получателя в этом случае снимает с перевозчика ответственность за порчу груза, вызванную его несвоевременной приемкой. По истечении установленных сроков хранения груз как невостребованный подлежит реализации в установленном порядке. Реализации подлежат и бездокументарные грузы, т.е. грузы, прибывшие без сопроводительных документов.

Железнодорожная перевозка. Будучи естественной монополией, железная дорога остается единственным видом транспорта, состоящим в федеральной государственной собственности. Железные дороги выступают в качестве государственных унитарных предприятий. Железнодорожный транспорт в Российской Федерации является составной частью единой транспортной системы Российской Федерации. Железнодорожный транспорт в Российской Федерации во взаимодействии с организациями других видов транспорта призван своевременно и качественно обеспечивать потребности физических лиц, юридических лиц и государства в перевозках железнодорожным транспортом, способствовать созданию условий для развития экономики и обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации. (Федеральный закон от 10 января 2003 г. “О железнодороном транспорте в Российской Федерации” (с изменениями и дополнениями от 07 июля 2003 г.)). Это определяет специфику договора перевозки грузов железнодорожным транспортом.

Железнодорожная перевозка может быть в местном сообщении – это перевозка, осуществляемая в пределах одной железной дороги, и железнодорожная перевозка в прямом сообщении – перевозка, осуществляемая с участием двух и более дорог.

Договор оформляется накладной, которая является основным перевозочным документом. Она сопровождает груз на всем пути его следования и на станции назначения выдается грузополучателю вместе с грузом (отсюда ее название – грузосопроводительный документ). Юридическое значение накладной в том, что она: а) является обязательной письменной формой договора; б) доказывает факт заключения договора и воплощает его содержание; в) легитимирует лицо на предъявление претензий и исков к транспортной организации, вытекающих из ненадлежащего исполнения договора перевозки. Накладная составляется грузоотправителем, который отвечает за все последствия неправильности, неточности или неполноты указанных в ней сведений. Дорога имеет право, но не обязана проверять достоверность этих сведений.

Договор считается заключенным с момента, когда груз сдан к перевозке вместе с накладной. Перевозчик совершает на накладной соответствующую отметку, а в удостоверение приема груза к перевозке выдает отправителю квитанцию о приеме груза – документ, подтверждающий заключение договора железнодорожной перевозки груза. Последняя имеет доказательственное значение в отношении факта заключения договора перевозки и служит основанием для предъявления требования к железной дороге в случае утраты груза и накладной. К числу иных перевозочных документов также относятся дорожная ведомость, вагонный лист, передаточная ведомость при перевозках прямым смешанным сообщением1 . Все они являются документами первичного учета и имеют доказательственное значение.

Морская перевозка. Перевозки морским транспортом классифицируются на: а) внутренние перевозки между портами Российской Федерации (каботаж); б) перевозки в заграничном сообщении. Выделяются также местные перевозки (в пределах порта и его акватории).

Морская перевозка традиционно регулируется диспозитивными нормами, а потому договор приобретает здесь особое значение. Договор морской перевозки грузов – договор, в силу которого одна сторона (пароходство) обязуется доставить груз, который ему передал или передаст отправитель, в порт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу, а отправитель или фрахтователь обязуется уплатить за перевозку установленную плату (фрахт). Перевозчиком обычно является пароходство (иногда порт). Договор морской перевозки грузов может быть заключен: а) с условием предоставления для перевозки всего судна, его части или определенных судовых помещений; б) без такого условия (ст. 115 КТМ). В первом случае заключается договор фрахтования судна, или чартер, в силу которого одна сторона (фрахтовщик, судовладелец) обязуется предоставить другой стороне (фрахтователю, отправителю) за плату всю или часть вместимости одного или нескольких транспортных средств на один или несколько рейсов для перевозки грузов, пассажиров и багажа (ст. 787 ГК) Во втором случае договор оформляется коносаментом.


Понятие и содержание договора перевозки пассажира и багажа.

Одна из задач транспорта состоит в перемещении пассажиров и их багажа. Возникающие при этом отношения оформляются договором перевозки пассажира и багажа, в силу которого одна сторона (перевозчик) обязуется перевезти пассажира в обусловленный пункт назначения, а другая сторона (пассажир) обязуется уплатить за проезд установленную плату (ст. 786 ГК).

Договор перевозки пассажира – взаимный, возмездный и консенсуальный, что отличает его от договора перевозки груза. Кроме того, договор перевозки пассажиров транспортом общего пользования является публичным. Перевозка пассажиров регулируется в общей форме ГК, транспортными уставами и кодексами, а также действующими Правилами оказания услуг по перевозке пассажиров1 . Поскольку стороной этого договора выступает гражданин-потребитель (пассажир), на этот вид перевозок распространяются Закон о защите прав потребителей и другие правовые акты2 .

Договор оформляется выдачей пассажиру проездного билета – документа, удостоверяющего заключение договора перевозки пассажира, в котором указываются все существенные условия договора. Форма билета устанавливается в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами. На отдельных видах городского транспорта (например, метро) договор может заключаться конклюдентными действиями пассажира без выдачи проездного билета (при проходе через турникеты метро и осуществлении платежа магнитной картой или жетоном). На всех видах транспорта (за исключением воздушного и железнодорожного в поездах дальнего следования) проездные билеты являются предъявительскими документами: транспортная организация обязана исполнить договор перевозки в отношении любого пассажира, предъявившего проездной билет или его аналог при посадке. Однако после начала перевозки передача проездного билета не допускается. Утраченный проездной билет не восстанавливается, а внесенная по нему плата за проезд не возвращается.

Договоры перевозки пассажиров могут быть разовые (для однократного проезда) и длительные. Последние применяются при перевозках городским и пригородным транспортом и заключаются путем приобретения абонементного билета. Разовые договоры могут заключаться для проезда в одном, а иногда и в обратном направлении (туда и обратно) и имеют установленный срок действия (срок годности), в пределах которого пассажир имеет право делать остановки в пути, т.е. прерывать перевозку. В некоторых случаях срок годности билета может быть продлен. При этом, если билет не был использован по уважительной причине (например, по болезни пассажира), перевозчик обязан, а в остальных случаях вправе продлить срок годности билета.

Перевозка багажа. Багажом являются вещи и иные материальные ценности, которые отправляются пассажиром для личных бытовых целей за отдельную плату на основе проездного документа (билета) пассажира и перевозятся вмести с ним в багажном вагоне (ФЗ от 10.01.2003 г. “О федеральном железнодорожном транспорте в Российской Федерации”) или в ином багажном помещении. По договору перевозки багажа перевозчик обязуется доставить вверенный ему пассажиром багаж в указанный пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу, а пассажир обязуется уплатить за провоз багажа установленную плату (ст. 786 ГК). Договор перевозки багажа взаимный, возмездный, но в отличие от договора перевозки пассажира всегда реальный, так как считается заключенным в момент сдачи багажа к перевозке. Как и договор перевозки пассажира, договор перевозки багажа транспортом общего пользования является публичным, а к отношениям, связанным с такой перевозкой, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Обязанность перевозки багажа для транспортной организации вытекает из договора перевозки пассажира, но оформляется она дополнительным соглашением к нему. Поэтому багаж принимается к перевозке только при предъявлении проездного билета. Он может быть сдан как в пункте отправления, так и в пути (на железнодорожном и некоторых других видах транспорта). Прекращение договора перевозки багажа допустимо ранее окончания срока действия договора перевозки пассажира и не оказывает влияния на действие последнего. Подобно тому, как договор перевозки пассажира носит личный характер, так и договор перевозки багажа заключается только с тем лицом, которому принадлежит право проезда по предъявленному при сдаче багажа билету.

Перевозка багажа оформляется выдачей пассажиру багажной квитанции – документа, удостоверяющего заключение пассажиром договора перевозки багажа (п. 2 ст. 786 ГК), по которой впоследствии выдается багаж, а на проездном билете ставится отметка (штемпель и т.п.). В отличие от грузовой накладной багажная квитанция обычно является документом на предъявителя, поэтому право на получение багажа принадлежит всякому держателю квитанции. К перевозке багажом обычно принимаются только такие вещи и предметы, которые по своим размерам, упаковке и свойствам могут быть без затруднений погружены и размещены в багажном помещении транспортного средства и не причинят вреда последнему, а также багажу других пассажиров. Некоторые вещи (например, взрывчатые, опасные, легковоспламеняющиеся и т. п. вещества) к перевозке багажом вообще не принимаются. Перевозчик вправе потребовать вскрытия багажа для проверки его содержания. При обнаружении в багаже вещей, запрещенных к перевозке, владелец багажа уплачивает штраф в установленном размере, а в некоторых случаях привлекается к иной ответственности (административной и уголовной).

Плата за перевозку багажа взыскивается в момент принятия его к перевозке по установленным тарифам или по соглашению сторон. На некоторых видах транспорта, например воздушном, установлены нормы перевозки багажа без внесения дополнительной платы. Перевозка багажа сверх этих норм осуществляется за плату по тарифу. Багаж может быть сдан к перевозке с объявленной ценностью. В этом случае взимается дополнительный сбор.


Договор буксировки.

Территориальное перемещение тех или иных объектов может осуществляться не только путем их перевозки, но и путем тяги и толкания. Так происходит, например, когда судно тянет за собой баржу или плот. С помощью вспомогательных судов в морских портах осуществляется швартовка или перестановка пароходов от одного причала к другому. Такие операции называют буксировкой.

Буксировка – разновидность транспортных обязательств. Ее участниками являются владелец буксира (тягача), или буксировщик, и владелец буксируемого объекта. Возникающие между ними отношения и оформляются договором буксировки. Чаще всего буксировка применяется в целях перемещения тягой судна или плота до определенного пункта. Но она может преследовать и другие цели. В частности, буксировщик может принять на себя обязанность буксировать судно или другой плавучий объект лишь на определенном участке (например, при прохождении шлюзов, перекатов или под мостами) либо в течение определенного времени (например, при проведении научно-исследовательских или видеосъемочных работ). Задача буксировщика может состоять также в выполнении какого-либо маневра (например, разворот и перестановка судна у причала). Поэтому буксировка на морском транспорте подразделяется на чисто морскую (буксировка судна на определенное расстояние) и портовую (маневры в акватории).

В соответствии с этим договор буксировки определяется как соглашение, в силу которого одна сторона (буксировщик) обязана за установленную плату буксировать (тянуть или толкать) плот, судно либо другой плавучий объект до определенного пункта или в течение определенного времени, или для выполнения определенного маневра, а другая сторона (владелец буксируемого объекта, клиент) – выплатить обусловленное вознаграждение.

Договор буксировки – взаимный и возмездный. Он может быть как реальным, так и консенсуальным. Договор на буксировку судов или плотов – реальный, поскольку он признается заключенным в момент предъявления плота или судна к буксировке. Напротив, договор на выполнение других буксировочных операций относится к числу консенсуальных.

Стороны в договоре – буксировщик (владелец буксирующего судна) и клиент (владелец буксируемого объекта). В качестве буксировщика может выступать пароходство, порт или пристань. Клиентом может быть любое лицо, заинтересованное в буксировке какого-либо объекта. При этом не имеет значения, каковы его права на этот объект (право собственности, иное вещное право, права арендатора и пр.).

Форма договора буксировки может быть различной. Договор морской буксировки, по общему правилу, заключается в письменной форме (ст. 227 КТМ), но портовая буксировка возможна и на основе устного соглашения, причем независимо от его суммы. При этом соглашение о возложении обязанностей по управлению буксировкой на капитана буксирующего судна должно доказываться исключительно письменными доказательствами. На речном транспорте также установлена обязательная письменная форма – накладная, которая предоставляется клиентом буксировщику. В обмен на нее буксировщик (пароходство) выдает квитанцию.

Предмет договора – услуги по перемещению какого-либо объекта с помощью тяги или толкания. Эти услуги специфичны и позволяют рассматривать буксировку в качестве самостоятельной разновидности транспортных обязательств, не сводимых к обычной перевозке или аренде транспортных средств. Правовое регулирование буксировки осуществляется в рамках транспортных уставов и кодексов. На морском транспорте буксировка осуществляется в соответствии с гл. XII КТМ, а на внутреннем водном – главой XII КВВТ РФ. Транспортными ведомствами и самими буксировщиками издаются специальные правила о буксировке. Кроме того, на отношения по буксировке распространяется по аналогии действие многих норм об ответственности за нарушение договора перевозки грузов.

Содержание договора определяется особенностями каждого вида договора буксировки и прежде всего его объекта. В законе различаются буксировка судов и буксировка плотов. Все обязанности буксировщика и владельца буксируемого объекта могут быть разбиты на две группы. Первые из них должны быть выполнены до подачи буксира (тяги) и принятия судна или плота к буксировке. Другие выполняются в процессе буксировки и после ее завершения. К первой группе относятся следующие обязанности владельца буксируемого судна или плота: а) привести плот или судно, предъявленные к буксировке, в состояние, годное для безопасного плавания и буксировки; б) укомплектовать судно или плот экипажем, когда это предусмотрено правилами или соглашением сторон, либо назначить проводника; в) внести плату за буксировку (ст. 228 КТМ).

Буксировщик до приема судна или плота к буксировке обязан: а) предоставить в надлежащем месте и в обусловленное время судно в качестве тяги (толкача) для буксировки, оборудованное всем необходимым для безопасного плавания и буксировки, укомплектованное соответствующим экипажем; б) произвести осмотр судна или плота, проверку документов и оборудования; в) проверить габариты плота (его длину, ширину и осадку), а также объем плота, количество сплоточных единиц, их крепления и др. Результаты такого осмотра фиксируются в накладной или специальном техническом акте. При обнаружении каких-либо дефектов владельцу плота предоставляется время для их устранения.

За задержку буксирующего судна сверх установленного времени стоянки в ожидании сдачи плота к буксировке с владельца плота взыскивается штраф. При буксировке плотов экипаж буксируемого плота в оперативном отношении всегда подчиняется капитану буксирующего судна. Что же касается буксировки судов, то на внутреннем водном транспорте их экипаж подчиняется капитану буксирующего судна. На морском транспорте решение этого вопроса зависит от вида буксировки: при морской буксировке управление осуществляет капитан буксирующего судна, а буксировка портовая осуществляется под началом капитана буксируемого судна (ст. 228 – 229 КТМ). Иной порядок буксировки может быть установлен договором. Основная обязанность буксировщика в процессе буксировки состоит в том, чтобы доставить в целости и сохранности буксируемый объект в пункт назначения. Он обязан принимать все зависящие от него меры к обеспечению безопасности буксировки и оказывать необходимую помощь команде буксируемого судна или плота. Эта общая обязанность буксировщика на морском транспорте конкретизируется условиями договора.

Законодательство в области речной буксировки более детально формулирует обязанности владельца буксируемого объекта в лице его капитана или другого ответственного лица, которое обязано принимать меры к обеспечению сохранности груза и другого имущества, находящегося на буксируемом плоту или судне, производить при необходимости текущий ремонт судна или плота в пути, а в случае аварии принимать меры к ее ликвидации. Поскольку команда буксируемого судна или плота в оперативном отношении подчинена капитану буксирующего судна, начальник экипажа буксируемого судна обязан своевременно и точно выполнять все указания капитана буксирующего судна по управлению плотом или судном. В этих целях он обязан обеспечить постоянную вахту для выполнения вышеназванных распоряжений, а также для наблюдений за состоянием буксируемого объекта. Обязанности владельца буксируемого судна при морской буксировке определяются условиями договора в зависимости от того, кому поручено общее управление буксировкой.


Ответственность за нарушения транспортных обязательств.

Имущественная ответственность участников обязательства по перевозке грузов строится на общих принципах ответственности в гражданском праве (гл. 25 ГК). В ст. 793 ГК предусмотрено, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную настоящим Кодексом, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон. Вместе с тем ответственность в обязательствах по перевозке имеет и значительную специфику, отличающую ее от обычной ответственности за нарушение обязательств. Прежде всего, она относится к случаям ограниченной ответственности, сужающей право на полное возмещение убытков по сравнению с общим порядком. Ограничения могут распространяться на упущенную выгоду и даже на часть реального ущерба. Кроме того, такая ответственность в значительной мере является односторонне-нормативной: соглашения перевозчиков с грузовладельцами (отправителями и получателями) об ограничении или устранении установленной законом ответственности перевозчика недействительны за исключением случаев, когда такие соглашения допускаются транспортными уставами и кодексами (п. 2 ст. 793 ГК). Следовательно, по соглашению сторон уровень ответственности перевозчика, а также иных субъектов грузоперевозочного обязательства может быть повышен. В транспортных уставах и кодексах принципы ответственности были сформулированы более жестко: недействительными признавались всякие соглашения перевозчиков с клиентурой, которые изменяли (понижали или повышали) или вообще устраняли ответственность какой-либо стороны обязательства. Таким образом, ответственности за нарушение обязательств по перевозке ныне свойственны: а) ограничение права на взыскание части убытков; б) запрет на уменьшение или устранение нормативной ответственности перевозчика; в) возможность определения ее размера и пределов по соглашению сторон в установленных случаях.

Особенностью ответственности за нарушение обязательств по перевозке грузов является также то, что она может наступать не только за нарушение уже заключенного договора перевозки, но и за несовершение действий, связанных с организацией перевозок. Такова ответственность перевозчика за неподачу транспортных средств и отправителя за их неиспользование (ст. 794 ГК). Она может вытекать как из договорного основания (принятой заявки, договора об организации перевозок, чартера), так и из иных оснований, предшествующих договору перевозки (административный акт при поставках по государственному контракту). По своей природе такая ответственность является гражданско-правовой. Ее отличает формальный характер: п. 2 ст. 794 ГК РФ устанавливает примерный перечень обстоятельств, при наступлении которых перевозчик или отправитель освобождаются от ответственности за неподачу транспортных средств и их неиспользование (непредъявление груза к перевозке). К их числу относятся: а) непреодолимая сила, а также иные явления стихийного характера (заносы, наводнения, пожары) и военные действия; б) прекращение или ограничение перевозки грузов в определенных направлениях, которые установлены в порядке, предусмотренном транспортным уставом и кодексом; в) иные случаи, предусмотренные транспортными уставами и кодексами (прекращение производства на срок не менее трех суток, задержка отправителем судов под разгрузкой и другие специфические для отдельных видов транспорта случаи). Перечень этих обстоятельств в ГК, уставах и кодексах рассматривается как исчерпывающий.

Ответственность по договору перевозки основана на иных условиях. Прежде всего, это касается ответственности перевозчика за несохранность груза. Несохранность груза может проявляться в его утрате, недостаче и повреждении (порче). Под утратой понимается невозможность выдать груз получателю в течение установленных сроков (30 дней по истечении срока доставки или в иной срок). Недостача (частичная утрата) означает наличие разницы в весе или количестве груза, принятого к перевозке и сданного получателю по одной накладной (коносаменту). Порча груза – несоответствие качества прибывшего в пункт назначения груза его первоначальному качеству, указанному в транспортных документах. При утрате, недостаче или порче обычно составляется документ о несохранности груза (коммерческий акт, акт общей формы и др.). Если такой документ составлен перевозчиком единолично без участия представителей грузовладельца, он не имеет заранее установленной силы и оценивается судом наряду с другими документами и доказательствами по делу (п. 4 ст. 796 ГК).

Общим условием ответственности перевозчика за утрату, недостачу или порчу груза является вина, которая презюмируется. В этом проявляется отклонение от общих правил ответственности коммерческих организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность (ст. 401 ГК) и отвечающих на началах риска. Перевозчик же несет ответственность за несохранность груза после принятия его к перевозке и до выдачи получателю (иному управомоченному лицу), если не докажет, что утрата, недостача или повреждение груза произошли вследствие обстоятельств, которые он не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело (ст. 796 ГК). Таким образом, именно перевозчик должен доказать свою невиновность путем ссылки на одно из названных обстоятельств, чтобы освободиться от ответственности.

Исключение составляет правило ст. 167 КТМ, в силу которого при морских перевозках (кроме каботажных) перевозчик вообще не отвечает за несохранность груза или просрочку в его доставке, если докажет, что утрата (повреждение) груза или просрочка в доставке произошли вследствие действий и упущений капитана, других лиц судового экипажа или лоцмана в судовождении или управлении судном (за так называемую навигационную ошибку), даже когда они обусловлены виновным поведением указанных лиц. Он несет ответственность только за упущения указанных лиц, которые имели место при приеме груза к перевозке, его погрузке, размещении на судне, хранении, выгрузке и выдаче (за так называемую коммерческую ошибку). При каботажных перевозках перевозчик на общих основаниях отвечает не только за коммерческие ошибки, но и за ошибки навигационные.

От имущественной ответственности за нарушение обязательств по перевозке необходимо отличать заранее установленное распределение риска убытков, которые могут возникнуть при транспортировке груза. К числу таких случаев относится специальное понятие в морской перевозке – авария. Под аварией в морском праве понимаются убытки, возникшие в результате наступления тех или иных обстоятельств в процессе перевозки. В зависимости от причин этих убытков различаются общая и частная аварии (гл. XVI КТМ).

Общая авария – это убытки, понесенные вследствие произведенных намеренно и разумно чрезвычайных расходов или пожертвований в целях спасения судна, фрахта и перевозимого на судне груза от общей для них опасности. Эти убытки могут выражаться: а) в уничтожении части груза или судового имущества (например, в целях спасания на море груз выбрасывается за борт); б) в каких-либо расходах (например, расходы, вызванные вынужденным заходом судна в место убежища из-за несчастного случая); в) в иных пожертвованиях (например, в целях снятия с мели судна, находящегося в опасном положении, менее ценная часть груза выбрасывается за борт) и т.д. Перечень убытков (расходов), которые считаются общей аварией, является примерным (ст. 286, 287 КТМ), а нормы, регламентирующие ее последствия – диспозитивными (ст. 285 КТМ)1 . Убытки признаются общей аварией лишь при условии, что соответствующие расходы или пожертвования носят чрезвычайный характер и понесены вследствие намеренных и разумных действий в целях спасания судна, груза и фрахта от общей для них опасности. При отсутствии хотя бы одного из перечисленных условий авария признается частной. Если, например, при перевозке уничтожается заболевшее животное, это будет частная авария, так как опасность грозила только грузу, но не судну. Перерасход топлива для преодоления встречного штормового ветра, предпринятый для скорейшего достижения порта, также не составит общей аварии, поскольку эти расходы не являются чрезвычайными, а связаны с обычными опасностями на море. Такие расходы предусматриваются правилами эксплуатации судов в качества штормового запаса топлива. Перечень убытков, не являющихся общей аварией, дан в ст. 297 КТМ.

В отличие от перевозки груза ГК не установил новых правил, касающихся ответственности, претензий и исков по перевозкам пассажира и багажа. В новых уставах и кодексах предъявление претензии перевозчику рассматривается как право, а не как обязанность пассажира (ст. 124 ВК). Соответственно независимо от заявления претензии (но не ранее сроков, установленных для ее рассмотрения) пассажир вправе заявить перевозчику иск. В этом случае срок исковой давности по всем требованиям участников обязательства по перевозке пассажира и багажа также составляет один год с момента наступления события, послужившего основанием для предъявления иска (в договоре морской перевозки пассажира в заграничном сообщении – два года).

В ранее принятых транспортных уставах и кодексах обязательный претензионный порядок распространяется и на перевозку пассажира и багажа. Претензионные сроки те же, что и в отношении претензий по грузам: 45 дней для требований, связанных с уплатой штрафов, и
6 месяцев во всех остальных случаях. Если претензия отклонена перевозчиком или ответ на нее в установленные сроки не получен, пассажир вправе обратиться в суд.

В договоре перевозки распределение обязанностей по управлению буксировкой предопределяет ответственность сторон за ущерб, причиненный клиенту и буксировщику. В случае, когда буксировкой управляет капитан буксирующего судна, ответственность за ущерб, причиненный буксируемому объекту или находящемуся на нем имуществу, несет буксировщик, если не докажет своей невиновности. За ущерб, причиненный буксирующему судну, когда буксировкой управляет капитан буксируемого объекта, отвечает клиент (владелец буксируемого объекта), поскольку не будет доказано отсутствие его вины. Иной порядок ответственности в обоих случаях может быть установлен соглашением сторон. Особо регламентирована буксировка в ледовых условиях. Бремя доказывания вины буксировщика в этом случае прямо возложено на владельца буксируемого объекта.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение сторонами своих обязанностей по договору транспортной экспедиции влечет для сторон договора ответственность, объем и условия которой определяются по общим правилам ГК (ст. 803 ГК). Следовательно, ответственность в экспедиционном обязательстве, в принципе, является полной как для клиента, так и для экспедитора. Общим основанием такой ответственности является не вина, а обычный предпринимательский риск (п. 3 ст. 401 ГК). Необходимо также наличие причинной связи между противоправным поведением ответчика и неисполнением или ненадлежащим исполнением договора, а при взыскании убытков – между противоправным поведением и наступившими убытками.

Поскольку экспедитор выступает в качестве посредника между отправителем, перевозчиком и получателем, нарушение им условий договора может привести к ответственности клиента перед перевозчиком. В равной мере нарушение своих обязанностей клиентом может повлечь ответственность экспедитора перед перевозчиком (если, конечно, эти фигуры не совпадают). Поэтому ответственность сторон в договоре может быть как прямой, так и регрессной.

Специфика экспедиционного обязательства предопределяет важное исключение из общих правил об ответственности экспедитора. Если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик (ч. 2 ст. 803 ГК). Последствием применения этого правила, может быть, ограничение ответственности экспедитора пределами, которыми замыкается ответственность транспортной организации. В частности, клиент может лишиться права на взыскание всех убытков, получив от экспедитора лишь исключительную неустойку (например, штраф за неподачу транспортных средств). Одновременно в договоре экспедиции до одного года сокращаются и сроки исковой давности.

В зависимости от характера нарушенной обязанности ответственность по договору экспедиции может выражаться в уплате неустойки или в возмещении убытков. Например, за несвоевременное перечисление экспедитору вознаграждения в договоре может быть предусмотрена ответственность клиента в виде уплаты пени (ранее такая ответственность предусматривалась и в нормативных актах, посвященных экспедиции). Если же в результате действий экспедитора произойдет утрата, порча или повреждение груза, он обязан компенсировать возникшие убытки. Его ответственность может быть двоякой. В том случае, когда несохранность груза связана с действиями самого экспедитора (скажем, за необеспечение надлежащей отправки или получения груза, невыполнение действий по раскредитованию груза и т. п.), она строится на общих началах, т.е. действует принцип полного возмещения убытков. Когда же экспедитор отвечает за неисправного перевозчика, объем его ответственности ограничен объемом ответственности транспортной организации за несохранность груза (ст. 796 ГК). Таким образом, пределы ответственности экспедитора определяются природой совершаемых им сделок и иных действий. Клиент возмещает убытки в полном объеме в связи с неисполнением информационной обязанности (п. 4 ст. 804 ГК). При одностороннем отказе от исполнения договора экспедиции такие убытки компенсирует сторона, заявившая об отказе. И в том, и в другом случае возмещение убытков производится по общим правилам ст. 15 и 393 ГК. Иные санкции стороны вправе согласовать в договоре, учитывая действие перечисленных императивных норм об ответственности в экспедиционных обязательствах.


Понятие и содержание договора транспортной экспедиции.

При перевозке грузов возникает необходимость выполнения целого комплекса вспомогательных операций, связанных с отправкой и получением грузов: в частности, их упаковка, маркировка, погрузка и выгрузка, доставка на станцию (в порт) отправления или со станции (порта) назначения на склад получателя и др. При эпизодических перевозках эти операции могут выполнить сами грузоотправители и грузополучатели. В случаях, когда поток отправляемых или прибывающих в адрес того или иного лица грузов достигает значительных размеров, самостоятельное выполнение указанных операций становится обременительным и экономически неоправданным. С большей эффективностью это могут делать лица, специально подготовленные и уполномоченные на такую деятельность. Они выступают в качестве посредников между перевозчиками и их клиентурой. Такая деятельность по обслуживанию клиентуры транспортных организаций называется экспедиционной (от лат. expeditio – отправление). Договор экспедиции относится к числу вспомогательных договоров, связанных с оказанием транспортных услуг. Этим определяется сфера его применения и функции его субъектов (экспедитора и клиента). Он используется там, где возникают отношения по грузовой перевозке. Смысл этого договора в том, чтобы освободить отправителей и получателей от выполнения свойственных им операций по организации и сопровождению грузоперевозочного процесса. Соответственно основная функция, возлагаемая на экспедитора, состоит в том, чтобы по поручению клиента отправлять или получать грузы, а также оказывать иные сопутствующие этому услуги.

Договор транспортной экспедиции определяется как договор, в силу которого одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента – грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза (ст. 801 ГК).

Договор экспедиции является взаимным и возмездным. Он может быть либо консенсуальным, когда экспедитор организует выполнение экспедиционных услуг, либо реальным, когда он выполняет их с вверенным ему грузом (в частности, когда экспедитором выступает перевозчик). По своему содержанию он сходен с рядом других договоров о представительстве. Экспедитор оказывает определенные услуги клиенту, в чем обнаруживается сходство с такими договорами, как поручение, комиссия, агентирование, возмездное оказание услуг. Однако предметом последних является совершение любых сделок и действий, в том числе вовсе не относящихся к транспортной деятельности. В отличие от этого экспедиция предполагает оказание услуг, непосредственно связанных с перевозкой груза. Поэтому экспедиция не может рассматриваться как разновидность одного из названных договоров или их конгломерат. Напротив, в п. 2 ст. 779 ГК прямо указывается, что правила главы 39 о возмездном оказании услуг не распространяются на экспедиционные услуги. В то же время не исключена возможность субсидиарного применения норм о поручении, комиссии и агентировании к транспортной экспедиции. Ранее такая возможность была прямо предусмотрена ст. 105 Основ гражданского законодательства 1991 г., которая допускала использование норм о поручении, когда экспедитор действовал от имени клиента, и договора комиссии, когда он действовал от собственного имени. В настоящее время ст. 801 ГК косвенно подтверждает такую возможность путем указания на право экспедитора заключать договор перевозки от имени клиента или от собственного имени. Кроме того, любая из сторон договора экспедиции вправе отказаться от его исполнения, что также характерно для поручения, комиссии и агентирования как личных сделок (ст. 806, 977, 1002, 1010 ГК). Таким образом, экспедицию следует рассматривать как особую разновидность сделки о представительстве.

Между договором перевозки и экспедиции также существует внутренняя связь, обусловленная производностью транспортно-экспедиционных услуг от перевозки. Зачастую обязанности экспедитора могут быть прямо возложены на перевозчика (п. 2 ст. 801 ГК). В этом случае перевозчик не вправе заключать договор перевозки от собственного имени, но может выступать в качестве коммерческого представителя иной стороны (п. 3 ст. 182 ГК). Кроме того, при использовании в качестве экспедитора самого перевозчика могут сложиться две ситуации. В одной из них перевозчик выступает экспедитором по отношению к другому лицу (например, другому перевозчику) и правила об экспедиции применяются без каких-либо изъятий. В другой – перевозчик становится экспедитором по отношению к собственной перевозке. В последнем случае экспедиция накладывается на перевозку, имея одинаковый субъектный состав в двух обязательствах. Это сказывается на ответственности сторон, сроках давности и других условиях исполнения обоих договоров.

Элементы договора. Субъектами договора экспедиции являются клиент – сторона, которой оказываются услуги, и экспедитор – сторона, которая оказывает услуги клиенту. Клиентами по договору могут быть любые лица (прежде всего отправитель и получатель груза, а также его собственник), заинтересованные в получении экспедиционных услуг. В качестве экспедитора может выступать только предприниматель (коммерческая организация или физическое лицо), получивший лицензию на осуществлении транспортно-экспедиционной деятельности. Экспедитором может быть как специализированная организация (иное лицо), так и обычный перевозчик (например, структурное подразделение транспортного предприятия). Как и в договорах поручения, комиссии и агентирования, экспедитор вправе привлечь к исполнению своих обязанностей других лиц, если иное не предусмотрено договором экспедиции. При этом экспедитор не слагает с себя ответственности за исполнение договора третьим лицом, на которое возложено исполнение (ст. 403, 805 ГК).

Предметом договора транспортной экспедиции являются услуги, связанные с перевозкой груза. Такие услуги могут быть весьма различными. Они делятся на основные (по организации перевозок, включая заключение договора перевозки) и дополнительные, которые могут охватывать любые вопросы, касающиеся транспортировки груза. Договор может быть заключен на полное или частичное транспортно-экспедиционное обслуживание. При полном обслуживании экспедитор принимает на себя выполнение всех операций, в том числе доставку от склада отправителя на склад получателя («от склада до склада»). При частичном обслуживании он выполняет все или часть операций, связанных с отправлением или получением груза. И в том, и в другом случае к основным услугам могут быть добавлены дополнительные.

Форма договора транспортной экспедиции – простая письменная (ст. 802 ГК). Стандартный набор экспедиционных услуг может оказываться на основании договора присоединения (ст. 428 ГК). Клиент должен выдать экспедитору доверенность, если она необходима для выполнения его обязанностей (в частности, в том случае, когда экспедитор действует от имени клиента).

Срок, на который заключается договор экспедиции, определяется характером взаимоотношений сторон. Цену договора транспортной экспедиции составляет вознаграждение экспедитора. Оно определяется по соглашению сторон.

Содержание договора экспедиции образуют права и обязанности его сторон. Содержание и объем обязанностей экспедитора зависят от потребностей клиента. Как отмечалось, можно выделить выполняемые им основные обязанности (операции, услуги), имеющие общее значение, и дополнительные обязанности, обусловленные индивидуальными особенностями конкретного договора. Содержание основных обязанностей предопределено самой сущностью договора. Они включают следующие операции: а) организация перевозки груза определенным видом транспорта и по маршруту, выбранному клиентом или экспедитором; б) заключение договора перевозки груза от своего имени или от имени клиента; в) обеспечение отправки груза и его получения в согласованном месте, г) осуществление иных операций, непосредственно связанных с перевозкой (п. 1 ст. 801 ГК). При этом экспедитор может выполнять не только собственно экспедиционные функции, но и обязанности перевозчика. В последнем случае на его отношения с клиентом распространяются правила о перевозке, включая размер ответственности, сокращенный срок исковой давности и др.

Обязанности клиента могут быть также разбиты на основные и дополнительные. К основным обязанностям клиента относятся: а) передача грузов для осуществления экспедирования; б) получение грузов у экспедитора; в) уплата предусмотренного договором вознаграждения; г) возмещение при исполнении договора понесенных экспедитором расходов. Особо выделяется так называемая информационная обязанность клиента (ст. 804 ГК). Клиент должен предоставить экспедитору документы и иную информацию о свойствах груза, об условиях его перевозки, а также иную информацию, необходимую для исполнения экспедитором обязанностей, предусмотренных договором. Соответственно экспедитор обязан сообщить клиенту об обнаруженных недостатках полученной информации, а также запросить у последнего необходимые дополнительные данные. Отказ в предоставлении необходимой информации дает экспедитору право не приступать к исполнению своих обязанностей до момента ее получения. Содержание дополнительных обязанностей зависит от особенностей каждого договора (организовать посменную работу на своих складах, обеспечить специализированный внутрипроизводственный транспорт и пр.).

Прекращение договора экспедиции осуществляется по общим правилам путем его надлежащего исполнения и в иных случаях, установленных законом. Особенностью данного договора, как и иных договоров о представительстве, является возможность одностороннего отказа от его исполнения. Любая из сторон вправе сделать это, предупредив об этом своего контрагента в разумный срок. Такой срок может быть установлен и в самом договоре экспедиции. Неблагоприятным последствием одностороннего отказа является возмещение отказавшейся от договора стороной другой стороне убытков, вызванных его расторжением (ст. 806 ГК).


Понятие и содержание договора займа.

Возникнув из римского контракта mutuum, договор займа и сегодня сохраняет значение общей модели, по которой строится регулирование всех кредитных отношений. По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (ст. 807 ГК).

Договор займа является классической разновидностью реального и одностороннего договора. В силу прямого указания п. 1 ст. 807 ГК он считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. Односторонний характер договора выражается в том, что заемщик создает для себя заключением договора голый долг, а заимодавец всегда получает право требования.

Договор займа, по общему правилу, является возмездным. В законе установлено, что заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа, если иное не предусмотрено законом или самим договором (п. 1 ст. 809 ГК). Причем в целях придания гибкости заемному обязательству введено положение о том, что если договор не содержит условия о размере процентов, то он не становится от этого безвозмездным. В этом случае применяется процентная ставка, существующая в месте жительства заимодавца, а если заимодавец – лицо юридическое, используется ставка банковского процента (ставка рефинансирования Банка России, по которой он кредитует коммерческие банки), которая действует в месте его нахождения. Размер процентов на сумму долга (часть долга) определяется на день его погашения заемщиком. Поскольку размер ставки банковского процента и ставки рефинансирования может быть различным, следует полагать, что право выбора одной из них принадлежит в данном случае заимодавцу. Наоборот, в ряде ситуаций договор займа презюмируется безвозмездным: а) когда он заключен между гражданами на сумму не более 50 минимальных размеров оплаты труда и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одним из этих граждан либо; б) когда предметом договора являются вещи, определяемые родовыми признаками, кроме денег. Однако эта презумпция может быть опровергнута самим же договором (п. 3 ст. 809 ГК). В ряде случаев (например, заем родовых вещей) стороны могут предусмотреть уплату процентов в натуральной форме – теми же вещами.

Элементы договора. Стороны договора – заемщик и заимодавец. Универсальный характер договора займа проявляется в том, что как в роли заемщика, так и в роли заимодавца могут выступать любые субъекты гражданского права. Особый субъектный состав имеет лишь одна разновидность договора займа – государственный заем.

Предмет договора займа – деньги или другие вещи, определяемые родовыми признаками. В этом проявляется отличие рассматриваемого договора от договоров имущественного найма и ссуды (безвозмездного пользования), предметом которых могут быть только индивидуально-определенные вещи.

Форма договора займа – письменная. Исключение составляют случаи, когда договор заключен между гражданами и сумма займа не превышает десяти минимальных размеров оплаты труда (правило п. 1 ст. 808 ГК является конкретизацией общей нормы п. 1 ст. 161 ГК). Во всех иных случаях применяются установления ст. 158—161 ГК, посвященные форме сделок. Принимая во внимание особенности заключения договора займа, в первую очередь заемные обязательства между гражданами, закон разрешает оформление таких сделок путем составления заемщиком расписки или иного документа, удостоверяющего передачу ему заимодавцем денег или заменимых вещей (п. 2 ст. 808 ГК). Расписка или иной документ скрепляется подписью заемщика и приобретает доказательственное значение. В этом смысле расписка приравнивается к обычной письменной форме договора. В случае несоблюдения простой письменной формы сделки договор займа не считается недействительным, однако наступают последствия, предусмотренные ст. 162 ГК (запрет на использование свидетельских показаний).

В ГК специально рассматриваются две разновидности документов, удостоверяющих передачу суммы займа. Это – ценные бумаги, вексель (ст. 815) и облигация (ст. 816). Вексель – ценная бумага, содержащая простое и ничем не обусловленное обязательство (обещание) векселедателя (простой вексель) или его предложение другому лицу (переводной вексель) уплатить указанную в нем сумму в обусловленный срок. В отмеченных случаях оформления заемных обязательств вексельное законодательство или законодательство о порядке выпуска облигаций как бы вытесняют общие правила о займе. С момента выдачи векселя или облигации, оформляющих долг, нормы соответствующего параграфа ГК применяются к заемным отношениям постольку, поскольку они не противоречат закону о переводном и простом векселе (п. 2 ст. 815 ЗГК) или иным законам (п. 3 ст. 816 ГК). В случаях, установленных законом или иными правовыми актами, договор займа может быть заключен путем выпуска и продажи облигаций. Легальное определение облигации дано в ст. 816 ГК: таковой признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя на получение от лица, выпустившего облигацию (эмитента), в предусмотренный ею срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента, а также на получение фиксированного в облигации процента от ее номинальной стоимости либо иных имущественных прав. Облигации являются долговыми эмиссионными ценными бумагами, обращение которых подчиняется Федеральному закону «О рынке ценных бумаг».

Содержание договора займа, исходя из его односторонней природы, составляет обязанность заемщика возвратить сумму займа (ст. 810 ГК) и корреспондирующее ей право требования заимодавца. Порядок и сроки исполнения основной обязанности заемщика определяются договором. Срок обычно не относится к существенным условиям договора займа. Законом особо регламентируется лишь один случай: когда срок возврата суммы займа не установлен либо определяется моментом востребования. В таких обстоятельствах заемщику предоставлен льготный тридцатидневный срок, исчисляемый со дня предъявления заимодавцем требования, в течение которого заемщик может собрать необходимую сумму и вернуть долг (льготный срок удлинен до месяца по сравнению со сроком, установленным п. 2 ст. 314 ГК). Однако это правило является диспозитивным и может быть изменено в договоре. Досрочный возврат суммы долга вполне допустим при беспроцентном займе, поскольку такой заем не приносит дохода заимодавцу и он заинтересован в скорейшем погашении обязательства. Наоборот, согласие заимодавца требуется, когда речь идет о займе возмездием и сокращение срока договора уменьшит его доходы (п. 2 ст. 810 ГК). Момент исполнения обязанности заемщиком, если иное не предусмотрено соглашением сторон, совпадает с моментом передачи суммы займа заимодавцу или с моментом зачисления денег на его банковский счет. В случае, когда договор займа является процентным, его надлежащее исполнение предполагает также уплату процентов на основной долг в полном объеме.


Отдельные виды займа.

В действующем ГК особо оговариваются два вида договора займа: целевой заем (ст. 814 ГК) и заем государственный (ст. 815 ГК). В отличие от кредитного договора, обычный договор займа, как правило, не является целевым, т. е. не содержит условия об использовании полученных средств под определенные задачи. Однако стороны вправе придать договору займа строго целевой характер.

Государственный (муниципальный) заем – это договор, заемщиком в котором выступает государство в целом (Российская Федерация), субъект федерации или муниципальное образование, а заимодавцем – гражданин или юридическое лицо. При заключении подобного договора государство сознательно увеличивает свой внутренний долг. В состав государственного долга входят: кредиты, полученные Правительством Российской Федерации, государственные займы, осуществляемые посредством выпуска ценных бумаг от имени Правительства, и другие долговые обязательства, гарантированные Правительством, которое представляет в заемных отношениях государство. Государственный внутренний долг обеспечивается всеми активами, находящимися в распоряжении Правительства России. Договор государственного займа является договором присоединения (ст. 428 ГК), поскольку он заключается на утвержденных государством условиях эмиссии путем покупки заимодавцем выпущенных государством облигаций или иных государственных ценных бумаг. Последние порождают у заимодавца право на получение от заемщика денежного номинала облигации (другой бумаги) или иного имущественного эквивалента, а также на получение установленных условиями выпуска займа процентов либо иных имущественных прав.

Ответственность в договоре займа также носит односторонний характер. Нарушение заемщиком договора (просрочка возврата суммы долга) влечет для него последствия, установленные ст. 811 ГК. Они заключаются в возложении на заемщика обязанности по уплате процентов за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной в общей форме ст. 395 ГК. Размер ответственности заемщика за просрочку определяется учетной ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования), исчисленной со дня, когда должен был произойти возврат суммы займа, до дня ее фактического возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных в договоре займа. Таким образом, начисление двух разновидностей процентов происходит кумулятивно, путем сложения процентов цены займа и процентов ответственности. Размер ответственности заемщика за просрочку определяется учетной ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования), исчисленной со дня, когда должен был произойти возврат суммы займа, до дня ее фактического возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных в договоре займа. Проценты, как форма ответственности, начисляются на сумму займа (основного долга) без учета уже начисленных процентов за пользование полученным капиталом, если в обязательных для сторон правилах или договоре не установлено иное. Сложные проценты (растущие проценты на несвоевременно начисленные проценты, т.е. анатоцизм) могут быть введены законом или договором. При одновременном наличии в договоре двух видов ответственности за просрочку возврата долга (повышенных процентов и неустойки) кредитор вправе заявить одно из требований, не доказывая факта и размера убытков, связанных с просрочкой1 .


Понятие и содержание кредитного договора.

Кредитный договор – договор, в силу которого банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее.

Кредитный договор – разновидность договора займа. В силу прямого указания закона к кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом ГК о договоре займа, если иное не предусмотрено правилами о кредите и не вытекает из существа кредитного договора (п. 2 ст. 819 ГК). Таким образом, все правила, касающиеся процентов по договору займа, обязанностей заемщика по возврату суммы долга, последствий нарушения заемщиком договора займа, последствий утраты обеспечения обязательств заемщика, целевого характера займа, вексельного оформления заемных отношений, и некоторые другие непосредственно применимы к кредитному договору, поскольку иное не вытекает из закона и самого договора. В ст. 30 Закона “О банках и банковской деятельности” указан ряд существенных условий кредитного договора: проценты за кредит, стоимость иных банковских услуг, имущественная ответственность сторон за нарушение договора, порядок его расторжения. К числу существенных относится также условие о предмете кредита.

Стороны кредитного договора четко определены в законе. Это – банк или иная кредитная организация (кредитор), имеющая лицензию Банка России на все или отдельные банковские операции, и заемщик, получающий денежные средства для предпринимательских или потребительских целей. Предмет договора – денежные средства (национальная или иностранная валюта), но не иные вещи, определяемые родовыми признаками. Ранее обычно подчеркивался целевой характер кредитного договора, не вполне точно именовавшегося на финансовом языке договором банковской ссуды. В таком случае банк приобретает ранее названные контрольные функции, а при нецелевом использовании кредита вправе также отказаться от дальнейшего кредитования заемщика (ст. 821 ГК). Ныне теоретически вполне возможна выдача кредита без указания цели – просто для коммерческой или иной деятельности. Также допустима выдача кредитов без обеспечения (бланковых), под «доброе имя» или «честное слово» должника. Так, в ст. 33 Закона “О банках и банковской деятельности” говорится, что кредит может, но отнюдь не должен иметь обеспечение. Понятно, что нецелевые и необеспеченные кредиты являются высокорисковыми, ухудшают нормативы деятельности кредитных организаций и носят исключительный характер.

Кредитный договор, под страхом его абсолютной недействительности (ничтожности), должен быть заключен в письменной форме (ст. 820 ГК). Обычно кредитные организации используют разработанные ими проформы таких договоров, внести изменения в которые весьма непросто. Иногда такие формуляры или стандартные бланки договора приобретают для заемщика характер договора присоединения. В этом случае должны применяться правила ст. 428 ГК. Кроме того, при открытии так называемой кредитной линии, создающей обязанность банка предоставить заемщику суммы кредита частями в рамках оговоренного лимита, оформляются срочные обязательства, которые фиксируют долговые границы по отдельной порции займа.

Срок является существенным условием кредитного договора. Последний не заключается на условиях «до востребования», как обычный заем, но, будучи возмездным видом займа, может быть досрочно исполнен лишь с согласия кредитора. В зависимости от продолжительности срока договора и его цели кредиты принято делить на краткосрочные (до одного года) и долгосрочные (более года).

Ответственность по кредитному договору может быть возложена и на заемщика, и на кредитора. Заемщик отвечает по правилам ст. 811 ГК, если иное не установлено законодательством или кредитным договором. Его ответственность состоит в дополнительном денежном обременении, связанном с уплатой повышенных процентов по просроченному кредиту. Размер процентов определяется в соответствии со ст. 395 ГК и обычно увеличивается в договоре до тех пределов, которые обусловлены интересами банка.


Отдельные виды кредита.

Разновидностями кредита являются товарный и коммерческий кредит. Ранее понятия товарного и коммерческого (взаимного) кредита в литературе совпадали. В настоящее время товарным кредитом называется такой кредитный договор, который предусматривает обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определенные родовыми признаками (ст. 822 ГК).

Товарный кредит предназначен для удовлетворения потребностей лица в продуктах производства и потребления, которые на момент заключения договора у этого лица отсутствуют. Товарный кредит является разновидностью консенсуального займа, а потому на кредитора возлагается обязанность передать заемщику вещи, определяемые родовыми признаками. В этом состоит отличие товарного кредита в смысле ст. 822 ГК от реального займа вещей, когда договор заключается путем передачи товаров взаймы. Следовательно, к товарному кредиту применяются правила о кредите денежном (§ 2 гл. 42 ГК), поскольку иное не предусмотрено договором товарного кредита и не вытекает из существа обязательства.

Как правило, предметом данного кредитного договора являются такие товары, как сельскохозяйственная продукция, полуфабрикаты, сырье, горючесмазочные материалы и т.п. Их недостаток в конкретный период может быть восполнен за счет заимствования у другого лица. Поскольку договор товарного кредита заключается, как правило, в производственных целях, к нему применяются не только правила о займе (кредите), но и условия о количестве, об ассортименте, качестве, таре и другие правила главы о купле-продаже товаров (ст. 465 – 485 ГК), если иное не предусмотрено кредитным договором. Стороны договора – любые субъекты гражданского права.

При коммерческом кредите в договор включается условие, в силу которого одна сторона предоставляет другой стороне кредит в виде аванса, предварительной оплаты, а также отсрочки или рассрочки оплаты товаров, работ или услуг. Кредитование такого рода максимально широко понимается в действующем законодательстве. Оно неразрывно с тем договором, условием которого является. Коммерческим кредитованием вообще может считаться всякое несовпадение во времени встречных обязанностей по заключенному договору, когда товары поставляются (работы выполняются, услуги оказываются) ранее их оплаты, либо платеж производится ранее передачи товаров (выполнения работ, оказания услуг). Поэтому коммерческим кредитованием будет не только отсрочка или рассрочка оплаты переданного имущества, но и любое авансирование, предварительная оплата и т.п. (ст. 823 ГК). Так, принимая в оплату поставленной продукции вексель, продавец кредитует покупателя, и наоборот, получая в качестве условия начала работ по договору подряда аванс, заказчик кредитует подрядчика.


Понятие и содержание договора финансирования под уступку денежного требования.

Финансирование под уступку денежного требования – новый институт российского гражданского права.

Название, присвоенное в главе 43 ГК этому договору, в наибольшей степени отражает содержание возникающего при факторинге обязательства. По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 ГК).

Исходя из приведенного определения, можно сделать вывод, что договор финансирования под уступку денежного требования в нашем законодательстве является взаимным и возмездным. При этом он может быть сконструирован и как реальный (агент передает деньги или клиент уступает требование), и как консенсуальный (агент обязуется передать денежные средства или клиент обязуется уступить требование) по усмотрению его сторон. Цель обычного факторинга – получение клиентом денежных средств в счет уступаемого им права требования. Однако возможен и особый случай уступки клиентом денежного требования к третьему лицу, когда цессия происходит в целях обеспечения исполнения обязательства самого клиента перед его финансовым агентом (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК). В зависимости от целей договора различаются права и обязанности его сторон.

Элементы договора. Договор финансирования под уступку денежного требования возник из торгового посредничества и финансовых услуг, а поэтому структура договорных связей в этом случае построена по схеме договора комиссии. При заключении анализируемого договора возникает две группы правовых отношений: основные (внутренние) и производные (внешние). Внутренние обязательства возникают между сторонами договора: финансовым агентом (фактором) и клиентом. Финансовый агент – это специальный субъект договора, коммерческая организация, профессионально оказывающая факторинговые услуги. В качестве финансового агента могут выступать две категории профессиональных факторов: а) банки и иные кредитные организации (их полномочия непосредственно вытекают из ст. 5 Закона о банках и основаны на банковской лицензии); б) другие коммерческие организации, получившие специальную лицензию на осуществление деятельности такого рода (ст. 825 ГК). Клиентом по договору может быть, в принципе, любое лицо, но в подавляющем числе случаев в такой роли выступают коммерческие организации. Внешние правоотношения складываются между финансовым агентом и третьим лицом, которое является должником клиента по заключенному между ними договору (покупателем товаров, заказчи­ком работ или услуг). Эти отношения не входят в предмет договора о факторинге, но непосредственно связаны с ним.

Предметом договора является денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования (ст. 826 ГК). Требование, передаваемое в качестве предмета договора, должно быть именно денежным. В случае уступки иного имущественного требования (скажем, передать вещь или сделать какую-либо работу) следует руководствоваться общими нормами о цессии. В законе выделяются две разновидности предмета договора о факторинге: а) денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование); б) денежное требование, которое возникнет в будущем (будущее требование). Будущее требование может быть основано на уже заключенном договоре, срок исполнения платежного обязательства по которому еще не наступил (поставка товаров в кредит). Кроме того, будущее требование может базироваться на договоре, который только предстоит заключить клиенту и третьему лицу (например, на запродажу товаров). Существующее требование обычно является более ценным и его экономическая ликвидность выше.

Срок в договоре о факторинге определяется соглашением сторон. В интересах фактора срок исполнения договора может быть приурочен к моментy исполнения должником уступленного требования, особенно, если клиент принял на себя ответственность за реальное исполнение последнего.

Цена договора – стоимость уступаемого требования клиента к должнику. При определении цены договора в расчет принимаются различные условия: стабильность положения клиента и его должника, способ платежа по договору (например, аккредитив и инкассо имеют различные гарантийные данности), время наступления платежа (существующее или будущее требование), количество требований, переданных клиентом финансовому агенту. Размер вознаграждения финансового агента также может исчисляться по-разному в виде твердой суммы, процента от стоимости переданных требований, разницы между номинальной стоимостью требования, указанной в договоре, и его оценочной (действительной, рыночной) стоимостью.

Форма договора о факторинге подчиняется предписаниям закона о форме цессии (ст. 389 ГК). Это может быть простая или квалифицированная письменная форма сделки, а в установленных законом случаях – письменная форма с государственной регистрацией уступки требования. Последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Имущественная ответственность по договору о факторинге зависит от природы этого договора. В консенсуальном договоре фактор отвечает за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего. Клиент соответственно отвечает за несовершение или ненадлежащее оформление уступки требования, а также по ст. 827 ГК – за действительность переданного требования. Кроме того, когда это установлено договором, клиент отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение требования должником. В реальном договоре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента – за действительность предмета договора либо также за его исполнимость. Ответственность выражается в компенсации убытков и уплате неустойки, если она предусмотрена соглашением сторон.


Понятие договора банковского счета.

Действующее законодательство рассматривает договор банковского счета в качестве самостоятельного договора, посвящая ему отдельную главу. В ст. 845 ГК дается следующее его определение: по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. При этом банк получает возможность использования имеющихся на счете денежных средств, гарантируя право клиента беспрепятственно распоряжаться ими. Из приведенного определения следует, что договор банковского счета является консенсуальным: он заключается не в момент зачисления средств на счет, а в момент достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям договора. Несмотря на то, что в определении ст. 845 ГК опущены встречные обязанности клиента, тем не менее, они есть. В соответствии с п. 2 ст. 861 ГК расчеты между юридическими лицами, а также расчеты граждан-предпринимателей должны производиться, как правило, в безналичном порядке. Обязанность «хранить» деньги в кредитном учреждении прямо вытекает из закона. Следовательно, открытие банковского счета является обязанностью названных лиц, которые не могут отказаться от заключения соответствующего договора. Кроме того, клиент, заключивший договор банковского счета, обязан подчиняться не только законодательству о банках, но и специальным внутренним правилам ведения операций, применяемым в данном кредитном учреждении. Таким образом, договор банковского счета является двусторонне обязывающим. В отличие от ранее действовавших правил ГК предполагает возмездность договора банковского счета, если иное не установлено соглашением сторон (ст. 852 ГК). Банк уплачивает клиенту проценты за пользование денежными средствами в размере, указанном в договоре банковского счета. В случае, если в договоре не определен размер процентов, они соответствуют процентам по вкладам до востребования и, следовательно, не могут быть ниже ставки рефинансирования Банка России (ст. 838, 809 ГК). Срок уплаты процентов также устанавливается в договоре, либо они подлежат зачислению на счет клиента поквартально.

По своему характеру договор банковского счета близок к публичному договору (ст. 426 ГК), хотя в главе 45 ГК это обстоятельство прямо не указывается. Банк обязан заключить договор банковского счета со всяким лицом, обратившимся к нему с офертой, соответствующей объявленным банком условиям открытия счетов данного вида, закону и банковским правилам.

Элементы договора. Стороны договора – банк (в том числе иная кредитная организация, обладающая лицензией) и клиент (владелец счета). В качестве клиента могут выступать любые юридические и физические лица (включая несовершеннолетних), имея в виду, что от правоспособности клиента зависит категория открываемого ему счета. В ряде случаев «владелец счета» в узком смысле вообще может не быть стороной договора. Так, это возможно, если юридическое лицо, которое имеет расчетный счет, обратилось в банк с предложением об открытии своему филиалу или представительству иного (текущего) или аналогичного банковского счета. При этом филиал (представительство) будет владельцем счета, но не стороной договора (клиентом, создавшим филиал), даже если последний заключается им по доверенности юридического лица – клиента.


Заключение и расторжение договора банковского счета.

Форма договора банковского счета – простая письменная. Она напрямую связана с процедурой заключения договора и открытия счета. При заключении договора клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на согласованных условиях (п. 1 ст. 846 ГК). Открытие счета представляет собой совокупность действий, совершаемых сторонами договора при его заключении. Порядок открытия и ведения счетов в соответствии со ст. 30 Закона “О банках и банковской деятельности” устанавливается Банком России.

Для открытия счета клиент – юридическое лицо представляет в банк: а) заявление на открытие счета; б) учредительные документы и свидетельство о государственной регистрации юридического лица; в) карточку с образцами подписей руководителя и главного бухгалтера клиента и оттиска его печати. Последний документ должен удостоверить права лиц, имеющих право распоряжаться денежными средствами, находящимися на счете. Поскольку банковская практика создала новые средства идентификации таких лиц, договором может быть предусмотрено использование электронных средств платежа и других аналогов собственноручной подписи, кодов, паролей и прочих носителей информации, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на то лицом (ст. 847 ГК). Иногда возникает необходимость предоставить право списывать денежные средства со счета клиента по требованию третьего лица. В частности, это необходимо при исполнении клиентом-должником своего обязательства перед его кредитором (третьим лицом для банка). Банк обязан принять и исполнить подобное поручение клиента при условии, что клиент предоставил данные, позволяющие банку идентифицировать такое третье лицо в момент предъявления им требования о платеже.

Кроме того, законодательством установлены иные документы, наличие которых обязательно для открытия юридическому лицу счета. К ним относятся документы, свидетельствующие о постановке клиента на учет в качестве налогоплательщика, плательщика взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, в Фонд социального страхования Российской Федерации, в Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования.

Заключение договора банковского счета может происходить двояко: путем подписания единого документа (зачастую в форме договора присоединения на стандартном банковском бланке) либо путем подачи клиентом заявления с указанными выше приложениями (оферты) и учинения на заявлении разрешительной надписи руководителя банка (акцепта). В последнем случае договор также заключается в письменной форме, но специфической – путем обмена документами. Заключение договора влечет открытие соответствующего счета.

При реорганизации юридического лица происходят изменение договора банковского счета и переоформление счета. В этом случае клиент обязан предоставить те же документы, что и при открытии банковского счета. Расторжение договора банковского счета может осуществляться не только по общим основаниям, но и в одностороннем порядке. По инициативе клиента договор может быть расторгнут в любое время. Напротив, банк вправе расторгнуть договор банковского счета лишь в судебном порядке и в двух строго определенных случаях: а) когда сумма денежных средств, находящихся на счете клиента, снижается ниже минимума, предусмотренного банковскими правилами или договором, если такая сумма не будет восстановлена в течение месяца со дня предупреждения банка об этом; б) при отсутствии операций по счету в течение года, если иное не предусмотрено договором (ст. 859 ГК). Остаток денежных средств выдается клиенту либо по его указанию перечисляется на другой счет не позднее семи дней после получения соответствующего заявления от клиента. Договор банковского счета прекращается в случае ликвидации юридического лица или смерти гражданина-клиента. Последствием расторжения или прекращения договора является закрытие счета клиента.

Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору банковского счета носит взаимный характер. Особое значение имеет регламентация ответственности банка как более сильной стороны договора. Эта ответственность наступает для банка за несвоевременное или неправильное зачисление на счет поступивших клиенту денежных средств либо за их необоснованное списание со счета, а также за невыполнение указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета (ст. 856 ГК). Как и в других денежных обязательствах, она состоит в уплате процентов на неправомерно использованную сумму в порядке и размере, установленных ст. 395 ГК на основе учетной ставки банка (ставки рефинансирования Банка России).


Права и обязанности сторон.

Основные обязанности банка таковы: а) надлежащим образом выполнять операции по счету, предусмотренные законом, банковскими правилами, обычаями делового оборота и договором банковского счета; б) хранить банковскую тайну.

Первая из обязанностей банка может быть условно разделена на ряд действий, которые банк должен совершить по поручению клиента. К их числу относятся: принятие и зачисление на счет денежных средств, поступающих клиенту, выполнение распоряжений клиента о перечислении средств со счета, о выдаче наличных сумм со счета, кредитование счета, учет векселей и другие действия. Ими охватываются как активные, так и пассивные операции с денежными средствами клиента. При этом банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать не предусмотренные законом или договором ограничения права распоряжаться денежными средствами по усмотрению клиента. Клиент же совершает соответствующие действия, давая указания банку о производстве расчетов, переводе денежных средств в депозит, снятии денег со счета и т. д. При осуществлении операций по счету банк вступает в отношения с третьими лицами, руководствуясь волей клиента и банковским законодательством. Операции по счету клиента осуществляются не произвольно, а в установленные сроки (ст. 849 ГК, ст. 31 Закона “О банках и банковской деятельности”). Банк обязан зачислять поступившие на счет клиента денежные средства не позднее дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета. В то же время банк обязан выдавать или перечислять со счета денежные средства клиента не позднее дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если иные сроки не предусмотрены законом, банковскими правилами или договором банковского счета. По общему правилу, банк не должен выполнять поручения клиента при отсутствии денежных средств на счете. Однако договором банковского счета может быть предусмотрено исполнение платежей при отсутствии денег на счете. В такой ситуации возникает долг клиента перед банком, а к отношениям между названными сторонами применяются правила о займе и кредите (глава 42 ГК), поскольку стороны не согласовали иное.

Обязанностями клиента являются соблюдение банковских правил при совершении операций по счету и оплата расходов банка на совершение операций по счету. Вторая обязанность возлагается на клиента, только если это прямо предусмотрено договором банковского счета. В таком случае клиент оплачивает услуги банка за совершение операций с его денежными средствами. Плата за услуги банка может взиматься последним поквартально за счет денежных средств клиента, находящихся на счете, если иное не предусмотрено договором. Если же стороны не определили в договоре плату за услуги банка, то предполагается, что его расходы на совершение операций покрываются теми выгодами, которые он извлек в результате использования денежных средств клиента.


Отдельные разновидности банковских счетов.

В зависимости от содержания правоспособности клиента и круга операций с денежными средствами, зачисленными на его счет, принято выделять виды счетов.

Основным является расчетный счет, который открывается всем коммерческим организациям для осуществления любых операций, предусмотренных договором банковского счета (зачисление выручки от реализации товаров, производство платежей, получение кредитов и пр.). Количество расчетных счетов не ограничивается (ст. 30 Закона “О банках и банковской деятельности”). Расчетные счета открываются также большинству некоммерческих организаций (фондам, добровольным объединениям, потребительским кооперативам, определенным видам учреждений, которые финансируются не только собственником, но и за счет других источников). Кроме того, расчетные счета могут открываться филиалам и представительствам юридического лица по ходатайству последнего, если они ведут коммерческую деятельность. При создании хозяйственных товариществ и обществ их учредители открывают временный расчетный (накопительный) счет, на который зачисляются средства в оплату уставного (складочного) капитала. Затем он трансформируется в обычный расчетный счет. Текущие счета открываются некоторым учреждениям, а также филиалам и представительствам юридических лиц при отсутствии у них коммерческой деятельности. Круг операций с текущего счета ограничивается административными расходами, включая оплату труда. В некоторых случаях для выделения расчетов филиалов и представительств, имеющих текущие счета, самой коммерческой организации может открываться также вспомогательный расчетный субсчет для производства расчетов по месту нахождения филиала (представительства). Бюджетные счета открываются субъектам, которым дано право распоряжаться бюджетными средствами (органам власти, администрациям). Они зависят от вида бюджетов (федеральный, субъекта Федерации, муниципального образования). Текущие валютные счета открываются клиентам для зачисления иностранной валюты и расчетов ею. Порядок осуществления операций по таким счетам особый, что связано с применением к ним валютного законодательства. Счета, на которых учитываются взаиморасчеты банков, носят название корреспондентских счетов (субсчетов). Подобные счета открываются либо в расчетно-кассовых центрах Центрального банка России, либо непосредственно банками на основе межбанковских соглашений. Поскольку отношения между банками характеризуются значительной спецификой, установлено, что правила ГК о банковском счете распространяются на них, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами либо банковскими правилами (ст. 860 ГК).


Понятие и форма договора банковского вклада.

В соответствии со ст. 834 ГК договор банковского вклада, или депозит, представляет собой соглашение, в силу которого одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Приведенное определение свидетельствует о том, что депозит является самостоятельным видом договора. Своими корнями он уходит в договор займа и оформляет кредитные отношения между банком (должником) и вкладчиком (кредитором). Для банка цель договора состоит в мобилизации свободных денежных средств вкладчика под коммерческие операции, а для вкладчика – в получении процента на свой капитал. Тем не менее, ГК не считает депозит простой разновидностью займа, а потому не предусматривает непосредственное применение к банковскому вкладу норм главы 42 ГК. Представляется, что использование указанных норм возможно в субсидиарном порядке.

Депозитный договор – реальный и заключается в момент передачи вкладчиком (иным лицом) суммы вклада банку. Поскольку вкладчик приобретает только право требовать у банка возврата суммы вклада и процентов по нему и не имеет каких-либо обязанностей перед своим контрагентом, этот договор является односторонним и возмездным. В случае, когда в депозитном договоре вкладчиком выступает гражданин, такой договор признается публичным. Соответственно банк не вправе отказать гражданину в заключении договора банковского вклада, а также не вправе устанавливать различные условия договора для разных вкладчиков, включая выплату процентов по депозиту, или оказывать какое-либо предпочтение одному вкладчику перед другим (ст. 426 ГК). Депозитный договор, заключаемый юридическими лицами, не обладает свойством публичности, и банк может проводить дифференцированную экономическую политику по вкладам отдельных лиц.

Элементы договора. В качестве предмета договора банковского вклада выступают деньги (вклад). Денежная сумма, составляющая вклад, может быть выражена в рублях или иностранной валюте (ст. 36 Закона “О банках и банковской деятельности”). Вкладчик может передать ее наличными деньгами либо в безналичной форме. В любом случае банк приобретает право собственности на те средства, которые размещены у него на депозите. Вкладчик, наоборот, утрачивает титул собственности на принадлежавшие ему средства (при передаче наличных) и приобретает обязательственное право, либо сохраняет за собой право требования, но вытекающее уже из договора банковского вклада (при безналичном перечислении со счета). Право вкладчика на денежные средства, переданные банку во вклад, является не вещным, а правом требования возврата денег и уплаты причитающихся процентов.

Конструкция договора банковского вклада, содержащаяся в ГК, предусматривает также возможность депозита на третье лицо, когда банк принимает сумму, поступившую для одного лица, не имеющего вклада, от другого (ст. 834, 842). Такая ситуация может сложиться при внесении вклада родителями для ребенка или благотворителем (меценатом) для музея (благополучателя). В этом случае вкладчиком считается третье лицо, а не сторона, внесшая в его пользу вклад и заключившая тем самым договор.

Договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме (ст. 836 ГК). Несоблюдение формы депозитного договора влечет его ничтожность с последствиями, установленными ст. 167, 168 ГК. Письменная форма понимается в Кодексе весьма широко. Она считается соблюденной не только при подписании сторонами единого документа, но и если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным вкладчику документом, который отвечает требованиям законодательства, банковским правилам и обычаям делового оборота. В ст. 36 Закона “О банках и банковской деятельности” установлено более жесткое правило в отношении вкладов граждан: «привлечение денежных средств во вклады оформляется договором в письменной форме, один из экземпляров которого выдается вкладчику». Такое решение не вполне адекватно сложившейся практике, а главное, ухудшает положение гражданина. Вкладчик будет иметь сберегательную книжку или сертификат, которые доказывают наличие у него депозита, но при отсутствии единого документа, подписанного сторонами, могут наступить последствия, установленные ст. 162 ГК.

Содержание договора составляет обязанность банка возвратить вкладчику сумму вклада (основной долг) с уплатой обусловленных процентов. Проценты являются ценой кредита, выданного вкладчиком банку. Их размер обычно устанавливается в договоре. Однако в силу возмездности депозитных отношений проценты подлежат уплате в любом случае, даже если стороны договора не согласовали их размер. В этом случае банк обязан уплатить их в размере, определяемом по тем же правилам, что и в договоре займа (ставка банковского процента или ставка рефинансирования банка России). Как и в отношении выданных кредитов, банк не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по депозитам, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. Такой случай прямо указан в п. 2 ст. 838 ГК: если иное не предусмотрено договором банковского вклада, банк вправе изменять проценты, выплачиваемые по вкладам до востребования. При уменьшении процентов новый их размер применяется к вкладам по истечении месяца с момента соответствующего сообщения вкладчику. Для лучшей защиты вкладчиков-граждан процент по внесенным ими срочным и условным вкладам не подлежит корректировке, если иное не установлено законом. Для юридических лиц по таким вкладам одностороннее изменение процента допускается также в силу договора.

Прекращение договора банковского вклада всегда происходит в силу одностороннего волеизъявления гражданина-вкладчика. Для юридических лиц это зависит от вида вклада: по вкладам до востребования – по первому требованию, а для вкладов на особых условиях – в порядке, предусмотрен­ном самим договором.

Сберегательная книжка и сберегательный (депозитный) сертификат. Поскольку роль сберегательной книжки и сберегательного (депозитного) сертификата не ограничивается только тем, что они выступают формой договора, их основные свойства отражены в законе. Сберегательная книжка – документ, оформляющий заключение договора банковского вклада с гражданином и удостоверяющий движение денежных средств на его счете по вкладу. Исторически в России применяются две разновидности книжек: именная и на предъявителя. Последняя является ценной бумагой, создает для ее держателя право требовать выдачи вклада (его части) и уплаты процентов по нему и передается путем простого вручения. Всякая сберегательная книжка выполняет две функции: доказательственную (подтверждает заключение договора и его расторжение) и документальную (отражает операции по счету). Книжка на предъявителя также может выполнять расчетную функцию, выступая в качестве средства платежа между гражданами путем ее передачи.

Реквизиты сберегательной книжки установлены в законе (ст. 843 ГК). Она должна содержать: а) наименование и место нахождения банка или его филиала, принявшего депозит; б) номер счета по вкладу; в) сведения о движении денежных средств по счету (приход, расход, сальдо). Кодекс исходит из предположения о тождественности состояния вклада с данными сберегательной книжки, поскольку не доказано иное. Совершение гражданином операций по вкладу осуществляется банком при наличии сберегательной книжки. В тех случаях, когда утрачена или приведена в негодность именная книжка, банк обязан выдать вкладчику новую. Иными являются последствия утраты предъявительской книжки: здесь происходит восстановление прав по утраченным документам на предъявителя (вызывное производство) в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством.

Сберегательный (депозитный) сертификат представляет собой именную или предъявительскую ценную бумагу, удостоверяющую сумму вклада в банке, предъявление которой является основанием для выплаты ее держателю суммы вклада и процентов по нему. По своей природе сертификат – специальная разновидность банковской облигации, эмиссия которых подчинена правилам Закона “О рынке ценных бумаг”. Правила выпуска и оформления депозитных и сберегательных сертификатов утверждены письмом Банка России от 10 февраля 1992 г. № 14–3–20 в редакции от 31 августа 1998 г. № 333–У1 . Сертификат в отличие от сберегательной книжки является универсальным средством оформления депозитного договора, применяемым в отношениях как с гражданами, так и с юридическими лицами. Для первых – депозитный сертификат не просто ценная бумага, но и форма договора банковского вклада в отсутствие иных доказательств. Юридические лица, которые обязаны хранить свои деньги в банке, заключают специальный договор о приобретении депозитного сертификата, а операции с ним отражаются на их балансе и проводятся по банковскому счету.


Отдельные разновидности банковских вкладов.

Вклады делятся на два основных вида: вклад до востребования – договор банковского вклада, заключенный на условиях выдачи вклада по первому требованию вкладчика, и срочный вклад – договор банковского вклада, заключенный на условиях возврата вклада вкладчику по истечении определенного договором срока. Однако независимо от вида вклада банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика (ст. 837 ГК, ст. 36 Закона “О банках и банковской деятельности”). Исключение составляют вклады, внесенные юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором. Для граждан всякое условие об отказе от права на получение вклада по первому требованию ничтожно. Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, непротиворечащих закону (ст. 837 ГК). В их числе можно назвать условные вклады, платеж по которым производится в случае наступления определенных обстоятельств, указанных в договоре. Иными словами, условный вклад представляет собой договор банковского вклада, заключенный под условием (например, отлагательным – достижение совершеннолетия). Таким вкладом до наступления указанного в договоре события распоряжается лицо, внесшее вклад, а после – лицо, в чью пользу он сделан. Следовательно, условный вклад представляет собой также вклад в пользу третьего лица. Существуют также различные разновидности премиальных (выигрышных) вкладов, валютных вкладов (например, предусматривающих возврат вклада стодолларовыми купюрами нового образца и другие комбинации указанных видов вклада. Возможна ситуация, когда вкладчик не потребовал возврата суммы срочного вклада по наступлению установленного срока либо суммы условного вклада в случае наступления определенного договором обстоятельства. Такой вклад трансформируется во вклад до востребования, если иное не предусмотрено договором.


Понятие наличных и безналичных расчетов.

Общие положения о расчетах. Как отмечалось ранее, расчетные обязательства опосредуют осуществление платежей за переданное имущество (выполненные работы, услуги) или по иным основаниям. Их цель – надлежащее оформление передачи денег из рук должника в руки кредитора. Расчеты подразделяются на безналичные (через кредитную организацию) и на личные, когда должник вручает кредитору деньги в «натуральной» форме (банковские и казначейские билеты, монеты). Способ расчетов зависит от статуса субъекта расчетных отношений и того основания, по которому производится платеж. Расчеты с участием граждан, не связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, могут производиться наличными деньгами без ограничения суммы или в безналичном порядке. Напротив, расчеты между юридическими лицами, а также расчеты граждан – частных предпринимателей производятся, как правило, в безналичном порядке. Расчеты наличными деньгами допускаются в определенных законом пределах.

Безналичные расчеты осуществляются в соответствии с федеральными законами, издаваемыми во исполнение законов банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота. В силу ст. 80 Закона “О центральном банке Российской Федерации (Банке России)” последний устанавливает правила, формы, сроки и стандарты осуществления безналичных расчетов. Однако все названные правила Банка России не могут противоречить правилам ГК и других федеральных законов о расчетах. Прежде всего, законодательством определяются формы безналичных расчетов. Форма расчетов – разновидность обязательства клиента и обслуживающего его банка по исполнению (получению) безналичного платежа. В ГК содержится перечень наиболее важных форм расчетов (ст. 862). К их числу отнесены расчеты платежными поручениями, аккредитивами, по инкассо и расчеты чеками. Однако допускаются и иные формы расчетов, предусмотренные законом, банковскими правилами и обычаями делового оборота. Исходя из принципов свободы договора и автономии воли, стороны вправе избрать любую из указанных форм расчетов.

Безналичные расчеты осуществляются через банки (иные кредитные организации), в которых клиентам открыты соответствующие банковские счета. В банковской практике расчеты принято делить на одногородние и междугородние, а также на расчеты, осуществляемые в рамках одного субъекта Российской Федерации или двух и более субъектов. Сами банки, обслуживающие продавцов (подрядчиков, исполнителей и пр.) и покупателей (заказчиков, иных плательщиков) и выполняющие их поручения, состоят в непосредственных корреспондентских отношениях или используют услуги расчетно-кассовых центров Банка России. В некоторых случаях безналичные расчеты могут производиться и при отсутствии у стороны расчетного правоотношения счета в банке (п. 9 ч. 1 ст. 5 Закона “О банках и банковской деятельности”). Таким образом, обычно в расчетных обязательствах участвуют: а) плательщик; б) банк плательщика (банк-эмитент, инкассирующий банк); в) получатель; г) банк получателя (банк-ремитент, исполняющий банк). Расчетно-кассовые центры Банка России или иные банки-посредники, ведущие корреспондентские счета других банков, как правило, не являются сторонами расчетного обязательства. Кроме того, в зависимости от конкретной формы расчетов в отношениях могут принимать участие и иные лица, в первую очередь банки со специальными функциями (гаранты и пр.). При этом каждый участник расчетных обязательств совершает сделки, направленные на перечисление или получение денежных средств: плательщик дает поручение своему банку осуществить платеж по форме, установленной договором, банк плательщика осуществляет перечисление средств или выставляет аккредитив, банк получателя зачисляет средства или исполняет условия аккредитива, получатель средств передает документы своему банку для зачисления средств с аккредитива и т.д.

Для осуществления любых безналичных расчетов установлен законный срок: он составляет два операционных дня в пределах одного субъекта Российской Федерации и пять операционных дней в пределах различных субъектов Федерации (ст. 80 Закона “О центральном банке Российской Федерации (Банке России)”). Операционным является день, который заканчивается в момент прекращения соответствующих операций с клиентами в банке (п. 1 ст. 194 ГК). При этом документы, принятые банком от клиентов в операционное время, проводятся им по балансу в этот же день. Исчисление указанных сроков начинается с момента списания денежных средств с банковского счета плательщика (соответствующего корреспондентского счета банка плательщика) и завершается в момент зачисления на счет получателя (на корреспондентский счет банка получателя).


Расчеты платежными поручениями.

Эта форма расчетов имеет наибольший удельный вес в современном денежном обороте России. В качестве ее условного названия используется также термин банковский перевод (тогда плательщик именуется перевододателем). При расчетах платежными поручениями банк обязуется по поручению плательщика за счет средств, находящихся на его счете, перевести определенную денежную сумму на счет указанного плательщиком лица в этом или в ином банке в срок, предусмотренный законом или установленный в соответствии с ним, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета либо не определен применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота (ст. 863 ГК). Из приведенного определения следуют признаки банковского перевода:

а) перевод осуществляется за счет средств плательщика. Перевод средств при их отсутствии на счете плательщика может быть исполнен банком только в порядке кредитования счета (ст. 850 ГК);

б) перевод осуществляется банком на тот счет, который указан плательщиком в этом же банке или ином банке;

в) перевод осуществляется в срок, установленный законом или в соответствии с ним (два и пять операционных дней). Однако стороны договора банковского счета вправе установить более короткий срок исполнения перевода. Аналогичное сокращение срока может основываться на обычаях делового оборота, применяемых в банковской практике. В отличие от ранее действовавших норм о расчетах платежными поручениями (например, п. 3.1 Положения о расчетах) современные правила применяются также к отношениям, связанным с переводом денежных средств через банк лицом, не имеющим счета в данном банке, если иное не предусмотрено законом, банковскими правилами и не вытекает из существа этих отношений.

Содержание платежного поручения и представляемых вместе с ним платежных документов должно соответствовать требованиям закона и банковских правил. Для осуществления перевода денежных средств плательщик представляет в банк поручение на бланке установленной формы. Поручение является действительным в течение десяти дней со дня выписки, причем день выписки в расчет не принимается. Выделяются также срочные, досрочные и отсроченные поручения. Срочные переводы совершаются в целях авансирования (до отгрузки товара), а также после отгрузки товара и в качестве частичных платежей при крупных сделках. Досрочный и отсроченный платежи совершаются по соглашению сторон и представляют собой форму коммерческого кредитования. Кроме того, платежные поручения применяются при постоянных и равномерных поставках товаров, когда они принимают вид плановых платежей, которые специально предусматриваются сторонами договора.

Закон исходит из активной роли банка при выполнении перевода, который имеет право уточнить содержание платежного поручения, если оно не соответствует вышеназванным требованиям. Запрос банка плательщику делается незамедлительно после получения документа. Когда ответ не получен в установленные законом или банковскими правилами сроки или при их отсутствии в разумный срок, банк вправе (но не обязан) не исполнять поручение и возвратить его плательщику, если иное не предусмотрено законом, банковскими правилами или договором банковского счета (ст. 864 ГК). Разумным в данном случае следует считать срок, необходимый для пробега почтово-телеграфной корреспонденции или иных информационных носителей от банка к клиенту и обратно.

Исполнение поручения заключается в перечислении банком денежной суммы со счета плательщика на счет получателя средств через его банк. Такая обязанность возлагается на банк плательщика, принявший поручение к исполнению, в сроки, предусмотренные законом, банковскими правилами, обычаями делового оборота или договором банковского счета. Обычно в переводе участвуют банк плательщика и банк получателя. Однако банк плательщика вправе привлечь другие банки для выполнения операции по перечислению средств на счет, указанный в поручении клиента. Такая необходимость может быть обусловлена отсутствием корреспондентских отношений между банком плательщика и банком получателя. На банк возложена обязанность информировать плательщика по его требованию об исполнении поручения. В этом случае банк оформляет извещение об исполнении поручения клиента. Моментом исполнения поручения плательщика является день зачисления средств на корреспондентский счет банка получателя, который обязан в соответствии со ст. 849 ГК зачислить поступившие его клиенту средства на счет последнего не позднее дня, следующего за днем поступления в банк платежного документа.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения клиента о переводе банк несет полную имущественную ответственность по общим правилам, установленным для коммерческих организаций. Кроме того, если нарушение правил расчетов повлекло неправомерное удержание денежных средств, банк уплачивает проценты в порядке и размере, установленных для денежных обязательств ст. 395 ГК. Неправомерное удержание имеет место во всех случаях просрочки перечисления банком денежных средств по поручению плательщика. В этом случае у клиента существуют альтернативные средства защиты его интересов: он вправе предъявить либо требование об уплате законной неустойки за нарушение договора банковского счета, либо требование об уплате процентов на основании ст. 866 ГК, вытекающее из расчетного обязательства.

Специфика ответственности в современных расчетных обязательствах, включая и расчеты платежными поручениями, состоит в том, что ГК допускает непосредственное возложение судом ответственности на третье лицо – банк, который был привлечен банком плательщика для перевода денег, но не исполнил или ненадлежаще исполнил поручение (п. 2 ст. 866 ГК). Таким образом, имущественная ответственность ipso jure применяется к банку, не состоящему в договорных отношениях с плательщиком (перевододателем). Эта мера направлена на упрощение гражданского судопроизводства и позволяет решить вопрос об ответственности в рамках одного процесса, не прибегая к предъявлению регрессного иска. Следует отметить, что именно суд, а не плательщик (клиент) вправе рассмотреть вопрос о привлечении к ответственности банка, не исполнившего поручение.


Расчеты по аккредитиву.

При осуществлении расчетов по аккредитиву банк, действующий по поручению плательщика об открытии аккредитива и в соответствии с его указанием (банк-эмитент), обязуется произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель, либо дать полномочия другому банку (исполняющему банку) произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель (ст. 876 ГК). Смысл аккредитива как формы расчетов состоит в получении продавцом твердых гарантий платежа, а покупателем – полноценных прав на отгруженный товар. Это возможно, когда деньги перечисляются плательщиком лишь при выполнении его контрагентом определенных условий, что и создает преимущества, которые имеет продавец, договорившийся с покупателем об аккредитивной форме оплаты. Особенно распространена эта форма в международной торговле, в частности при экспорте товаров. Поэтому аккредитив зачастую рассматривается не только как форма расчетов, но и как своеобразное обеспечение платежа за товары (работы, услуги). Его удобство состоит в том, что продавец может получить средства с аккредитива уже в момент предоставления в банк комплекта документов, свидетельствующих об отгрузке товара, а покупатель – вступить в права собственника товара с момента получения этих документов (отсюда название «документарный аккредитив»).

В настоящее время российские нормы о расчетах по аккредитиву отражают мировую практику обращения этих платежных документов и в первую очередь Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов (публикация Международной Торговой палаты № 500 в редакции 1993 г., далее – Унифицированные правила). Приведенное выше определение в значительной мере основано на тексте Унифицированных правил, что позволяет выделить следующие признаки аккредитива:

а) аккредитив является денежным обязательством, исполнение которого обычно происходит под условием предоставления документов, предусмотренных в аккредитиве;

б) аккредитив является сделкой, обособленной от договора, в котором предусмотрена аккредитивная форма расчетов, и банк не участвует в исполнении этого договора;

в) банк осуществляет платеж по аккредитиву от собственного имени, но по поручению своего клиента;

г) банк осуществляет платеж по аккредитиву за счет собственных средств или средств клиента;

д) выставление аккредитива и платеж с аккредитива порождают единую цепь сделок между различными участниками кредитно-расчетных отношений.

В аккредитивном обязательстве, как правило, имеются четыре участника: плательщик (покупатель или приказодатель аккредитива), банк плательщика (банк-эмитент), банк получателя (исполняющий банк) и получатель средств (продавец или иной бенефициар). Схематично взаимоотношения участников аккредитивных расчетов включают четыре стадии. Первая стадия – поручение плательщика банку-эмитенту об открытии (выставлении) аккредитива с инструкциями о платеже. Вторая стадия состоит в передаче полномочий по осуществлению платежей от банка-эмитента исполняющему банку (банку получателя). Третья стадия – предъявление продавцом (бенефициаром) документов, указанных в аккредитиве и свидетельствующих об отгрузке товара. Последняя стадия – совершение исполняющим банком платежа против принятых им документов. В определенных случаях расчеты между продавцом и покупателем могут локализоваться в одном банке (например, при наличии в нем счетов обеих сторон договора). Тогда к банку-эмитенту, производящему платежи бенефициару (либо оплачивающему, акцептующему или учитывающему вексель в его пользу), применяются правила об исполняющем банке (ст. 867 ГК), а вторая стадия расчетов по аккредитиву отсутствует.

Платеж по аккредитиву может быть совершен двумя способами: деньгами и векселем. Вексельный способ платежа включает оплату банком переводного векселя, предъявленного бенефициаром, акцепт банком такого векселя (безоговорочное согласие оплатить его) с последующей оплатой или учет векселя в пользу бенефициара.

Различаются также покрытый (депонированный) и непокрытый (гарантированный) аккредитивы. Покрытый аккредитив создает обязанность банка-эмитента перечислить сумму аккредитива (покрытие) за счет средств плательщика или предоставить последнему кредит путем перечисления средств в распоряжение исполняющего банка. Непокрытый аккредитив основан на праве исполняющего банка списать всю сумму аккредитива с корреспондентского счета банка-эмитента. Во внешнеторговых отношениях применяются так называемые переводные (трансферабельные) аккредитивы (ст. 48 Унифицированных правил). Это такой аккредитив, по которому первый бенефициар имеет право дать указание банку-эмитенту о переводе всех или части прав по аккредитиву другому лицу (второму бенефициару). Обычно трансферабельный аккредитив может быть передан лишь один раз. Его следует отличать от уступки выручки (платежа) по аккредитиву, когда третьему лицу переводятся не права бенефициара, а сами денежные средства.

Аккредитивная форма расчетов должна быть предусмотрена в договоре между плательщиком (покупателем) и получателем средств (продавцом), в котором указываются наименование банка-эмитента, вид аккредитива и схема расчетов, способ извещения продавца об открытии аккредитива, полный перечень и точная характеристика документов, представляемых продавцом для получения средств по аккредитиву, срок представления документов после отгрузки товаров, а также иные условия, согласованные сторонами. Для открытия аккредитива плательщик представляет банку-эмитенту заявление по установленной форме с указанием номера договора, по которому выставляется аккредитив, срока действия аккредитива, наименования бенефициара и исполняющего банка, места исполнения аккредитива, перечня документов, против которых производится платеж, вида аккредитива, его суммы и др. Все расходы, связанные с исполнением аккредитива, возмещаются плательщиком (предварительно расходы банка продавца возмещаются банком-эмитентом). После этого наступают третья и четвертая стадии развития аккредитивного обязательства. Для реализации поручения банка-эмитента в исполняющем банке открывается отдельный счет «Аккредитивы». Затем получатель средств представляет в исполняющий банк документы, подтверждающие выполнение всех условий аккредитива. К их числу обычно относятся коммерческий счет («инвойс») за товар, товарораспорядительные документы (коносамент, накладная), транспортные и страховые документы. Банк продавца проверяет соблюдение последним всех позиций аккредитива, соответствие подписей и печатей продавца и других условий. При нарушении хотя бы одного из этих условий исполнение аккредитива не производится. В случае полной тождественности инструкций плательщика представленным документам банк производит платеж бенефициару. Однако банки, выполняющие инструкции покупателя, не должны осуществлять детальное исследование полученных документов. Они проверяют лишь их внешнее соответствие условиям аккредитива, а также требованиям, обычно предъявляемым к документам соответствующего вида (коносаментам, страховым полисам, коммерческим счетам и пр.). Иногда используется такой аккредитив, платеж по которому производится только при наличии согласия (акцепта) уполномоченного плательщиком лица.

При отказе исполняющего банка принять документы, которые по внешним признакам не соответствуют условиям аккредитива, он обязан незамедлительно проинформировать об этом получателя средств и банк-эмитент с указанием причин отказа.

В определенных случаях аккредитив может быть закрыт в исполняющем банке. Причинами закрытия являются истечение срока аккредитива, заявление бенефициара об отказе от использования аккредитива до истечения его срока (если такой отказ предусмотрен текстом аккредитива) или требование плательщика по отзывному аккредитиву о полном или частичном его аннулировании. О закрытии аккредитива банк получателя извещает банк плательщика. После закрытия аккредитива депонированная в исполняющем банке сумма немедленно возвращается банку-эмитенту, а последний зачисляет ее на счет плательщика.

Принципы ответственности банка за нарушение условий аккредитива основываются на схеме аккредитивного обязательства. Перед плательщиком имущественную ответственность несет банк-эмитент, а перед банком-эмитентом – исполняющий банк. Постадийная схема доведения ответственности до виновного лица имеет два исключения, характерных для расчетных правоотношений. Во-первых, при необоснованном отказе исполняющего банка в выплате денежных средств по покрытому или подтвержденному аккредитиву ответственность перед бенефициаром может быть возложена не на продавца или его банк, а на исполняющий банк, который не является плательщиком, но связан поручением банка-эмитента. Во-вторых, в случае неправильной выплаты исполняющим банком денежных средств по депонированному или гарантированному аккредитиву, вследствие нарушения условий последнего, прямая ответственность перед плательщиком (продавцом) также может быть возложена на исполняющий банк (ст. 872 ГК)1 .


Расчеты по инкассо.

При расчетах по инкассо банк-эмитент обязуется по поручению клиента осуществить за его счет действия по получению от плательщика платежа или акцепта платежа, привлекая, если это потребуется для выполнения поручения, иной банк (исполняющий банк). Инкассовая операция состоит в получении и зачислении банком платежа для клиента. Она в известном смысле противоположна аккредитиву, так как у плательщика нет обязанности заранее перечислить денежные средства, их еще только предстоит у него востребовать. Поэтому инкассо дает меньшие гарантии платежа продавцу (подрядчику), но гораздо выгоднее плательщику (покупателю, заказчику), который не замораживает своих оборотных средств и не несет расходов по кредитованию. Инкассовая форма расчетов также широко используется во внешнеторговых отношениях, особенно в связи с чеком и векселем. Стандарты и обычаи международной банковской практики нашли воплощение в Унифицированных правилах по инкассо (публикация Международной торговой палаты № 522 в редакции 1995 г., вступившей в силу с 1 января 1996 г.), а последние – в национальном законодательстве. В ст. 874 ГК установлено, что при расчетах по инкассо банк (банк-эмитент) обязуется по поручению клиента осуществить за счет клиента действия по получению от плательщика платежа и (или) акцепта платежа.

Признаками инкассо являются:

а) поручение клиента банку получить (инкассировать) деньги от плательщика или получить согласие уплатить деньги (акцепт платежа);

б) выполнение поручения за счет клиента;

в) выполнение поручения банком-эмитентом самостоятельно или при помощи исполняющего банка.

Общие правила об исполнении инкассового поручения содержатся в ст. 875 – 876 ГК. Банк-эмитент, получив документы от клиента, начинает процедуру инкассирования сам или направляет их исполняющему банку. При отсутствии какого-либо документа или при несоответствии документа по внешним признакам инкассовому поручению исполняющий банк извещает об этом банк-эмитент или клиента (продавца). Если указанные дефекты не устранены в установленный законом, банковскими правилами или договором срок, то исполняющий банк оставляет эти документы без исполнения. Все документы представляются исполняющим банком плательщику для платежа (акцепта) в той форме, в которой они получены. Однако банки, участвующие в инкассировании, вправе учинить на них банковские отметки, индоссаменты или иные обозначения, обычно используемые в банковской практике.

Срок оплаты документов может быть двояким: по предъявлении или в установленный срок. Если документы подлежат оплате по предъявлении, то исполняющий банк должен сделать представление к платежу немедленно по получении инкассового поручения. Если документы подлежат оплате в определенный срок, то исполняющий банк действует в зависимости от того, какая инкассирующая операция на него возложена. Сроки зачисления денег на счет клиента установлены ст. 849 ГК. Частичные платежи могут быть приняты в случаях, когда это определено банковскими правилами, либо при наличии специального разрешения в инкассовом поручении. Это норма конкретизирует общее правило ст. 311 ГК. Исполняющий банк вправе также удержать из инкассированных им сумм причитающееся ему вознаграждение и возместить свои расходы.

Поскольку исполнение инкассового поручения обычно зависит от воли (акцепта) плательщика, законом установлены правила на тот случай, когда платеж (акцепт платежа) не получен. Отказ от платежа (акцепта платежа) должен быть мотивирован плательщиком. Исполняющий банк должен немедленно известить банк-эмитент о причинах неплатежа или отказа от акцепта. Последний немедленно информирует об этом клиента, запросив у него указания о дальнейших действиях по инкассации. Получатель платежа должен принять решение, каким способом ему добиваться исполнения. Он может представить дополнительные документы плательщику, если отказ последнего обусловлен их пороками или отсутствием. Он может отозвать платежное требование и обратиться за разрешением спора в юрисдикционный орган. Однако при неполучении указаний о дальнейших действиях в срок, установленный банковскими правилами, а при его отсутствии – в разумный срок, исполняющий банк вправе возвратить документы банку получателя средств (эмитенту).

Правилами ГК об инкассо ныне охватываются несколько разновидностей поручений о зачислении платежа, которые имеют свои исторически сложившиеся названия. К их числу относятся расчеты платежными требаваниями-поручениями и расчеты платежными требованиями (включая требования, оплачиваемые в безакцептном порядке, и инкассовые поручения).

Платежное требование-поручение представляет собой предложение продавца (заказчика) покупателю (плательщику) оплатить на основании коммерческих и финансовых документов переданное имущество (выполненные работы, услуги). Таким образом, требование-поручение является разновидностью документарного инкассо. Оно имеет универсальный характер, соединяя, как видно из названия, требование продавца о платеже с платежным поручением плательщика. Сам документ прямо направляется в исполняющий банк (банк покупателя). Последний передает требование-поручение плательщику (покупателю), а отгрузочные документы оставляет в картотеке по счету плательщика. Плательщик в течение трех дней должен принять решение, платить ли ему или нет. При отказе полностью или частично оплатить платежное требование-поручение плательщик должен уведомить об этом исполняющий банк. Исполняющий банк возвращает в этом случае документы непосредственно продавцу. При согласии совершить платеж оформляются необходимые документы и проводится инкассовая операция.

Платежные требования близки требованиям-поручениям, но при таком виде инкассо в расчетных обязательствах всегда участвует банк-эмитент (банк продавца). Платежные требования традиционно различаются по видам акцепта платежа. Акцепт может быть предварительным, когда инкассация средств происходит после выражения воли плательщика, и последующим, когда списание происходит немедленно по поступлении требования в банк, но в течение определенного срока возможны отказ от акцепта и возврат денег на счет плательщика. Последний вид акцепта теперь не используется.


Расчеты чеками.

Чек – особая форма расчетов, обладающая внешней простотой и повышенной стабильностью. Это связано с тем, что чек является ценной бумагой, содержащей ничем не обусловленное распоряжение чекодателя банку произвести платеж указанной в нем суммы чекодержателю (ст. 877 ГК). Участниками чекового правоотношения выступают три лица: чекодатель (должник по какому-либо обязательству), плательщик (банк) и чекодержатель (кредитор по какому-либо обязательству или назначенное им лицо). В качестве плательщика в чековом обязательстве может выступать только банк, где чекодатель имеет средства, которыми он вправе распоряжаться путем выставления чеков. Обычно чек используется для платежа по основному обязательству, существующему между чекодателем и чекодержателем. Тем не менее выдача чека не погашает денежного обязательства, во исполнение которого он выдан. Чек является лишь суррогатом денег, а потому такое обязательство считается исполненным только в момент получения кредитором настоящих денежных средств (зачисления их на его счет). Из этого следует:

а) основным должником по чеку является чекодатель;

б) чекодержатель не состоит с банком в обязательственных правоотношениях, банк не акцептует чеки и не отвечает перед держателем за неоплату чека (такая ответственность возлагается на чекодателя, чекового поручителя и лиц, передавших чек);

в) чековое обязательство абстрактно («ничем не обусловлено») и оторвано от основного обязательства, исполнение платежа по которому оформляется чеком;

г) обязательство по чеку носит безотзывный характер до истечения срока предъявления чека к платежу;

д) платеж по чеку не может включать проценты (всякое условие о процентах по чеку ничтожно).

Чековое законодательство России в основном отражает содержание Единообразного закона о чеках (далее – Единообразный закон), являющегося приложением № 1 к Женевской конвенции 1931 г. Правила ГК восприняли основные положения Единообразного закона с некоторыми нюансами. В свою очередь, правила ГК должны быть конкретизированы в специальном законе о чеках и изданных в соответствии с ним банковских правилах.

Всякий чек, будучи ценной бумагой, должен содержать чековые реквизиты: 1) наименование «чек», включенное в текст документа; 2) поручение плательщику (банку) выплатить определенную денежную сумму; 3) наименование плательщика и указание счета, с которого должен быть произведен платеж; 4) указание валюты платежа; 5) указание даты и места составления чека; 6) подпись чекодателя (ст. 878 ГК). Чек— строго формальная ценная бумага, а потому отсутствие на нем какого-либо из указанных реквизитов лишает его силы чека. Законом сделано лишь одно исключение из этого правила: чек, не содержащий места его составления, рассматривается как подписанный в месте нахождения чекодателя. Форма чека и порядок его заполнения определяются чековым законодательством.

Практика чекового обращения выработала их различные виды. Все чеки могут быть разделены на расчетные, применяемые в безналичных платежах, и чеки для получения наличных денег. В принципе, всякий чек предполагается универсальным (налично-безналичным). Единообразный закон устанавливает, что чекодатель или чекодержатель может запретить оплату чека наличными путем учинения на лицевой стороне чека надписи «только для расчетов» (ст. 39 ГК). В этом случае оплата чека происходит только путем записи по счету. Кроме того, повсеместно получили распространение так называемые перечеркнутые (кроссированные) чеки. Кроссирование (перечеркивание) осуществляется посредством двух параллельных линий на лицевой стороне чека. Смысл перечеркивания состоит в ограничении использования чека по кругу держателей, когда банк не вправе инкассировать сумму чека в пользу иных лиц. Оно бывает общим и специальным.

Чек как ценная бумага может быть именным, ордерным и предъявительским (ст. 880 ГК использует термин «переводный» чек, видимо, вместо термина «ордерный»). В зависимости от этого происходит передача чека. Она подчиняется общим правилам ст. 146 ГК с той спецификой, которая установлена для российских чеков. В отличие от Единообразного закона, ГК устанавливает, что именной чек вообще не подлежит передаче (следовательно, не допускается цессия по именному чеку). Передача прав по чеку, или индоссамент (от in dosso – «на спине», т.е. на обороте ценной бумаги) по переводному чеку, допускается в пользу всякого лица, включая самого чекодателя (чек собственному приказу). Индоссамент на плательщика утрачивает силу нормальной передаточной надписи и является лишь распиской за получение платежа. Отсюда под страхом недействительности воспрещается индоссамент, совершенный плательщиком. Запрещается также частичный индоссамент. Лицо, владеющее чеком, полученным в порядке индоссамента, считается его законным владельцем, если оно основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов. Передаточная надпись совершается на самом чеке (его обороте) или на присоединенном листе (аллонже). Индоссамент переносит все права, вытекающие из чека. Если индоссамент носит бланковый характер, то чекодержатель (индоссант) может: а) заполнить бланк своим именем или именем другого лица (превратить бланковый индоссамент в ордерный); б) передать чек путем другого бланкового индоссамента или на имя другого лица; в) передать чек простым вручением. На чеке может быть учинен также препоручительный индоссамент (п. 3 ст. 146 ГК).

В целях повышения доверия к чекам используется институт чекового поручительства (аваля). Гарантия платежа посредством аваля может быть полной или частичной. Авалистом (поручителем) по чеку вправе выступить каждый, кроме плательщика. Поручитель отвечает за платеж по чеку наравне с чекодателем или иным лицом, за кого он дал аваль. Причем его обязательство действительно даже в том случае, если обязательство, которое он гарантировал, окажется недействительным по какому бы то ни было основанию, иному, чем порок формы. К авалисту, оплатившему чек, переходят права, вытекающие из чека, против того, за кого он дал гарантию, а также против тех лиц, которые обязаны перед этим последним. Аваль проставляется на лицевой стороне чека или на дополнительном листе. Он выражается словами «считать за аваль» и содержит указание, кем и за кого он дан. При отсутствии указания, за кого дан аваль, считается, что он дан за чекодателя как основного должника. Поручительство подписывается авалистом с указанием места его жительства (места его нахождения) и даты аваля.

Предъявление чека к платежу возможно путем его непосредственной передачи банку-плательщику, а также в порядке инкассирования. В последнем случае представление чека в банк, обслуживающий чекодержателя, считается предъявлением чека к платежу. Оплата инкассированного чека происходит в порядке исполнения инкассового поручения (ст. 875 ГК). Обычно исполняющий банк зачисляет деньги чекодержателю после их получения от банка-плательщика. Однако чекодержатель-клиент и его банк могут установить иной порядок расчетов, когда средства зачисляются на счет чекодержателя ранее их получения от банка-плательщика в виде кредита. Получив чек, плательщик обязан удостовериться всеми доступными ему способами в подлинности чека, а также в том, что предъявитель чека является уполномоченным по нему лицом. Прежде всего, чек должен быть действительным (содержать обязательные реквизиты). Подлинность чека определяется путем его внешней проверки (исследования бланка чека, средств защиты на чеке, идентификации подписи чекодателя и пр.). Полномочия по чеку проверяются путем предъявления необходимых данных о чекодержателе. При оплате индоссированного чека плательщик обязан проверить правильность последовательного ряда передаточных надписей, но не подписи индоссантов. После оплаты чека плательщик вправе потребовать передачи ему чека с распиской в получении платежа или совершения индоссамента на плательщика.

При оплате подложного, похищенного или утраченного чека может возникнуть вопрос о распределении возникших убытков между чекодателем и банком. Ранее в банковских правилах была установлена презумпция вины чекодателя. Статья 879 ГК возлагает риск убытков на плательщика или чекодателя в зависимости от того, по чьей вине они были причинены. Таким образом, каждый из них может представлять свои доказательства невиновности в оплате чека с пороками.

На тот случай, когда банк отказывается оплатить чек, установлено несколько способов свидетельствования его неоплаты: а) совершение нотариусом протеста либо составление равнозначного акта в порядке, установленном законом; б) отметка плательщика на чеке об отказе в его оплате с указанием даты представления чека к оплате; в) отметка инкассирующего банка с указанием даты о том, что чек своевременно выставлен, но не оплачен (ст. 883 ГК). Протест представляет собой официальный акт, совершаемый нотариусом и удостоверяющий факт неоплаты чека. Протест или равнозначный акт должен быть совершен до истечения срока для предъявления чека. Если же предъявление чека имело место в последний день срока, протест или равнозначный акт может быть совершен в следующий рабочий день. В случае неоплаты чека нотариус удостоверяет этот факт путем надписи на чеке и отметки об этом в реестре. Одновременно с надписью на чеке высылается уведомление чекодателю о неоплате. По просьбе чекодержателя нотариус в случае неоплаты может совершить исполнительную надпись (ст. 96 Основ законодательства о нотариате).

На чекодержателя, не получившего платежа, возложена обязанность известить чекодателя и своего индоссанта (если он есть) о факте неплатежа в течение двух рабочих дней, следующих за днем совершения протеста или равнозначного акта. После этого каждый индоссант, соблюдая непрерывную последовательность передаточных надписей, должен в течение двух рабочих дней, следующих за днем получения им извещения, довести до сведения своего предшественника полученное им извещение. В тот же срок извещаются авалисты этих лиц. Невысылка извещения в указанный срок не влечет автоматической утраты чекодержателем и индоссантами своих прав. Отрицательные последствия такого бездействия проявляются в том, что не отправившее извещение лицо принуждается к возмещению убытков, которые могут произойти вследствие неизвещения о неоплате чека. Размер возмещаемых убытков ограничивается суммой чека.

Каждый обязанный по чеку (чекодатель, индоссанты, авалисты) отвечает за отказ плательщика от платежа по чеку солидарно (ст. 885 ГК). При этом чекодержатель никак не связан последовательностью возникновения обязанностей этих лиц (непрерывностью индоссаментов и датами авалей) и вправе по своему выбору предъявить иск к одному, нескольким или ко всем чековым должникам. Однако если какой-либо индоссант воспретил новый индоссамент, то он не будет нести ответственности перед теми лицами, которым чек был после этого индоссирован. Чекодержатель вправе требовать от обязанных лиц: а) оплату суммы чека; б) возмещения издержек на получение оплаты (совершение протеста, иные расходы); в) проценты за неисполнение денежного обязательства, предусмотренные ст. 395 ГК. После исполнения по чеку одним из обязанных лиц к последнему в порядке регресса переходят те же права. Оно может осуществить их в отношении других обязанных лиц, включая чекодателя. Каждый индоссант, оплативший чек, может потребовать его вручения и зачеркнуть на нем свой индоссамент и последующие передаточные надписи.

Срок исковой давности по чековому обязательству сокращенный. Иск чекодержателя к обязанным лицам может быть заявлен в течение шести месяцев со дня окончания срока предъявления чека к платежу. Регрессные иски обязанных лиц друг к другу погашаются по истечении шести месяцев со дня, когда соответствующее обязанное лицо удовлетворило требование, или со дня предъявления к нему иска.


Общие положения о договоре хранения.

Потребность в обеспечении сохранности имущества в условиях, когда сам собственник лишен возможности осуществлять присмотр за ним, достаточно давно вызвала к жизни существование особых правовых норм о хранении. В весьма развитом виде они присутствовали уже в римском праве, которому было известно особое обязательство depositum, возникавшее из реальных действий по передаче имущества на временное хранение. В современный период, когда появилась целая индустрия услуг по хранению, правовому регулированию возникающих при этом отношений во всем мире уделяется первостепенное значение. С принятием части второй ГК правила о хранении, которые и в прежнем российском гражданском законодательстве были достаточно полновесными, стали еще более подробными и, главное, отвечающими потребностям современного экономического оборота. Наряду с общими положениями (§ 1 главы 47 ГК), относящимися ко всем видам хранения, а также к обязательствам по хранению, возникающим в силу закона (ст. 906 ГК), ГК впервые включает правила, посвященные хранению на товарном складе (§ 2 главы 47 ГК) и специальным видам хранения (§ 3 главы 47 ГК).


Понятие, элементы договора хранения.

В соответствии с п. 1 ст. 886 ГК договор хранения – одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности. Как видим, договор хранения в соответствии с многолетней традицией рассматривается в качестве реальной сделки, которая, по общему правилу, считается заключенной с момента передачи вещи от поклажедателя хранителю. Однако договор хранения может носить и консенсуальный характер, если соглашением сторон предусмотрена обязанность хранителя принять на хранение вещь от поклажедателя в предусмотренный договором срок.

Предполагается, что договор хранения является консенсульным, взаимным, возмездным договором. Прямо в ГК об этом не говорится, но к такому выводу следует прийти путем систематического толкования его норм, в частности ст. 896, 897, 924 ГК и др. Данный вывод, который разделяется не всеми учеными1 , позволяет констатировать отказ законодателя от прежней позиции по этому вопросу (ср. со ст. 422 ГК 1964 г.). Вместе с тем на практике, особенно в отношениях между гражданами, широко распространено безвозмездное оказание услуг по хранению.

Договор хранения принадлежит к числу договоров об оказании услуг. Как и в других договорах, относящихся к данному договорному типу (экспедиция, поручение, комиссия, возмездное оказание услуг в их узком понимании (глава 39 ГК) и др.), в договоре хранения полезный эффект деятельности хранителя не имеет овеществленного характера. Предметом договора хранения является сама деятельность хранителя по обеспечению сохранности вверенного ему имущества. Сохранение целостности вещи и ее потребительских свойств является целью, а не предметом договора хранения. Хранитель должен предпринять все зависящие от него меры для достижения данной цели, но он не гарантирует того, что эта цель будет достигнута. В противном случае именно на нем, а не на поклажедателе лежал бы риск случайной гибели или случайного повреждения имущества.

Сторонами договора хранения являются поклажедатель и хранитель. Поклажедателем может быть любое физическое или юридическое лицо, в том числе не обязательно собственник имущества, но и иное управомоченное лицо (арендатор, перевозчик, подрядчик и т. д.). В отдельных случаях сдавать имущество на хранение могут лишь определенные лица (например, только проживающие в гостинице постояльцы). В качестве хранителей могут также выступать как граждане, так и юридические лица, но к ним закон предъявляет определенные требования. Для граждан, как правило, требуется полная дееспособность, так как частично и ограниченно дееспособные граждане могут заключать лишь такие договоры хранения, которые подпадают под понятие мелкой бытовой сделки. Что касается юридических лиц, то принимать имущество на хранение могут, в принципе, любые из них, если только их учредительные документы этого прямо не исключают. Вместе с тем для заключения отдельных видов договоров хранения (например, хранения в ломбарде) либо для хранения отдельных видов имущества (например, радиоактивных веществ) требуется наличие специальной лицензии.

Предмет договора образуют услуги по хранению, которые хранитель оказывает поклажедателю. Объектом самой услуги выступают разнообразные вещи, способные к пространственному перемещению. В отношении недвижимого имущества договоры хранения, как правило, заключаться не могут, за исключением случаев, прямо указанных в законе. В качестве такого исключения можно указать на секвестр (п. 3 ст. 926 ГК).

На хранение могут сдаваться как индивидуально-определенные, так и родовые вещи. В последнем случае при хранении может производиться обезличивание сданных на хранение вещей, т.е. смешение их с аналогичными вещами других поклажедателей или самого хранителя. По окончании срока договора поклажедателю возвращается не то же самое имущество, которое было им сдано на хранение, а равное или обусловленное сторонами количество вещей того же рода и качества.

Срок в договоре хранения определяется, прежде всего, как период времени, в течение которого хранитель обязан хранить вещь. Договор может быть заключен как на конкретный срок (срочный договор хранения), так и без указания срока, т. е. до востребования вещи поклажедателем (бессрочный договор хранения). Однако даже в срочном договоре хранения поклажедатель может в любой момент забрать свою вещь, хотя бы предусмотренный договором срок ее хранения еще не окончился (ст. 904 ГК). По инициативе хранителя срочный договор хранения не может быть прерван досрочно, если только поклажедателем не допущено существенное нарушение договора (п. 2 ст. 896 ГК). По договору хранения, заключенному до востребования вещи поклажедателем, хранитель вправе по истечении обычного при данных обстоятельствах срока хранения вещи потребовать от поклажедателя взять обратно вещь, предоставив ему для этого разумный срок.

Такой элемент договора, как цена, имеется лишь в возмездных договорах хранения. Стоимость услуг хранителя определяется по соглашению сторон, хотя достаточно часто она устанавливается на основе действующих тарифов и ставок. Если по истечении срока хранения находящаяся на хранении вещь не взята обратно поклажедателем, он обязан уплатить хранителю соразмерное вознаграждение за дальнейшее хранение вещи (п. 4 ст. 896 ГК). Это правило применяется и в случае, когда поклажедатель обязан забрать вещь до истечения срока хранения. На практике за хранение имущества сверх установленного договором срока нередко взимается повышенная плата.

Форма договора хранения подчиняется общим правилам ГК о форме совершения сделок с учетом особенностей, установленных ст. 887 ГК. Помимо договоров хранения, которые заключаются юридическими лицами между собой и с гражданами, в письменной форме должны совершаться также: а) договоры хранения между гражданами, если стоимость передаваемой на хранение вещи превышает не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда; б) договоры хранения, предусматривающие обязанность хранителя принять вещь на хранение, независимо от состава их участников и стоимости вещей, передаваемых на хранение.

При этом простая письменная форма договора хранения считается соблюденной, если принятие вещи на хранение удостоверено хранителем выдачей поклажедателю:

- сохранной расписки, квитанции, свидетельства или иного документа, подписанного хранителем;

- номерного жетона (номера), иного знака, удостоверяющего прием вещей на хранение, если такая форма подтверждения приема вещей на хранение предусмотрена законом или иным правовым актом, либо обычна для данного вида хранения (п. 2 ст. 887 ГК).

При несоблюдении требований закона о форме договора хранения наступают последствия, предусмотренные ст. 162 ГК, в соответствии с которыми договор не признается недействительным, но в случае спора стороны лишаются права ссылаться в подтверждение договора и его условий на свидетельские показания. Из этого правила есть, однако, одно важное исключение: если сам факт заключения договора хранения не оспаривается, но возник спор о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем, несоблюдение простой письменной формы договора не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания (п. 3 ст. 887 ГК).

Указанные выше правила не применяются тогда, когда вещь передана на хранение при чрезвычайных обстоятельствах. Учитывая, что в условиях стихийного бедствия, пожара, внезапной болезни, при угрозе нападения и т. п. соблюдение письменной формы договора хранения не всегда возможно, закон допускает свидетельские показания для доказательства факта передачи вещи на хранение.


Права, обязанности и ответственность сторон договора хранения.

Права и обязанности хранителя. Обязанность принять вещь на хранение хранитель несет лишь по консенсуальному договору хранения (п. 2 ст. 886 ГК). В таком договоре должен быть указан конкретный момент (например, календарная дата или наступление определенного события), в который хранитель должен быть готов к тому, чтобы оказать поклажедателю услугу по хранению. Вполне возможно возложение на хранителя и обязанности по принятию от поклажедателя имущества на хранение в любое время в течение определенного периода. Если хранитель уклоняется от исполнения рассматриваемой обязанности, поклажедатель вправе требовать исполнения обязательства в натуре. Обязанность принять вещь на хранение снимается с хранителя в том случае, когда в обусловленный договором срок вещь не будет ему передана, если иное не предусмотрено договором хранения.

Хранитель обязан хранить вещь в течение обусловленного договором срока (п. 1 ст. 889 ГК). Указанная обязанность, имеющая некоторые нюансы в срочных и бессрочных договорах хранения, в сущности, уже была раскрыта при характеристике срока договора хранения. Поэтому подчеркнем лишь, что хранитель не может безосновательно прервать договор хранения, даже если договор был заключен без указания срока или услуга по хранению оказывается бесплатно. Хранитель, добровольно принявший вещь на хранение, во всяком случае, должен хранить ее в течение обусловленного договором срока или обычного при данных обстоятельствах срока хранения. Потребовать от поклажедателя взять вещь досрочно хранитель вправе только в случаях, прямо указанных в законе или в договоре. В частности, такое право у хранителя возникает, если сданные на хранение вещи, несмотря на соблюдение условий их хранения, стали опасными для окружающих либо для имущества хранителя или третьих лиц (п. 2 ст. 894 ГК). Если поклажедатель не выполняет данного требования, эти вещи могут быть обезврежены или уничтожены хранителем без возмещения поклажедателю убытков.

Основной обязанностью хранителя является обеспечение сохранности принятой на хранение вещи (ст. 891 ГК). Выполняя данную обязанность, хранитель должен принять необходимые меры, для того чтобы предотвратить похищение имущества, его порчу, повреждение или уничтожение третьими лицами. Объем и характер этих мер зависят от целого ряда факторов, в частности от вида принятого на хранение имущества, конкретной цели договора хранения, его возмездности, от того, является ли хранение профессиональным, и т. д.

В реальной жизни, однако, могут возникнуть такие обстоятельства, которые требуют для обеспечения сохранности вещи изменить условия хранения, предусмотренные договором. Учитывая такую ситуацию, закон обязывает хранителя немедленно уведомить об этом поклажедателя, дождаться его ответа и действовать в соответствии с его указаниями. Хранитель вправе изменить способ, место и иные условия хранения, не дожидаясь ответа поклажедателя, если имуществу поклажедателя грозит реальная опасность (п. 1 ст. 893 ГК).

Если, однако, хранение осуществляется безвозмездно, от хранителя нельзя требовать большей заботливости об имуществе поклажедателя, чем та, которую он проявляет в отношении своего собственного имущества (п. 3 ст. 891 ГК).

С обеспечением сохранности имущества связана и следующая обязанность хранителя, которая состоит в воздержании от пользования вещью без согласия поклажедателя (ст. 892 ГК).

Хранитель должен выполнить принятые им обязательства лично (ст. 895 ГК).

Наконец, обязанностью хранителя является возврат поклажедателю или лицу, указанному им в качестве получателя, той самой вещи, которая была передана на хранение, если только договором не предусмотрено хранение с обезличением (ст. 900 ГК).

Права и обязанности поклажедателя. Сдавая вещь на хранение, поклажедатель должен предупредить хранителя о свойствах имущества и особенностях его хранения. Особые правила установлены на случай сдачи на хранение легковоспламеняющихся, взрывоопасных и вообще опасных по своей природе вещей (ст. 894 ГК). При невыполнении поклажедателем обязанности по предупреждению хранителя об опасных свойствах этих вещей хранитель в любое время может их обезвредить или уничтожить без возмещения поклажедателю убытков. При этом профессиональный хранитель может сделать это лишь в случае, когда такие вещи сданы на хранение под неправильным наименованием и хранитель при их принятии не мог путем наружного осмотра удостовериться в их опасных свойствах.

Наличие у поклажедателя рассматриваемой обязанности подтверждается и тем обстоятельством, что на него возлагается ответственность за убытки, причиненные свойствами сданной на хранение вещи, если хранитель не знал и не должен был знать об этих свойствах (ст. 903 ГК).

Поклажедатель обязан выплатить хранителю вознаграждение за хранение вещи, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из обстоятельств дела (ст. 896 ГК). Как уже отмечалось, новый ГК исходит из предположения возмездности услуг по хранению. По общему правилу, вознаграждение за хранение должно быть уплачено хранителю по окончании хранения, а если оплата предусмотрена по периодам, оно должно выплачиваться соответствующими частями по истечении каждого периода. В том случае, когда хранение прекращается до истечения обусловленного срока по обстоятельствам, за которые хранитель не отвечает, например, по желанию поклажедателя (ст. 904 ГК), хранитель имеет право на соразмерную часть вознаграждения. Если же это произошло в связи со сдачей на хранение вещей, обладающих опасными свойствами, о чем поклажедатель умолчал (п. 1 ст. 894 ГК), хранитель сохраняет право на весь объем обусловленного договором вознаграждения. Напротив, при досрочном прекращении договора по обстоятельствам, за которые хранитель отвечает, он не только не вправе требовать вознаграждения за оставшийся срок, но и должен возвратить поклажедателю уже полученные от него суммы.

Договор, предусматривающий оплату хранения по периодам, может быть прерван хранителем досрочно, если поклажедателем допущена просрочка уплаты вознаграждения за хранение более чем за половину периода, за который оно должно быть уплачено. В этом случае хранитель вправе потребовать от поклажедателя немедленно забрать сданную на хранение вещь, а поклажедатель должен это сделать (п. 2 ст. 896 ГК).

Обязанностью поклажедателя является возмещение хранителю расходов на хранение вещи (ст. 897–898 ГК).

Наконец, по окончании обусловленного договором срока хранения или того разумного срока, который предоставляется хранителем поклажедателю для получения вещи, сданной на хранение без указания срока, поклажедатель обязан забрать переданную им на хранение вещь (ст. 899 ГК). Как правило, данная обязанность должна быть исполнена поклажедателем немедленно. Но для этого из договора или действий хранителя должно однозначно следовать, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору (п. 3 ст. 425 ГК). Если же по истечении срока действия договора хранения стороны продолжают исполнять свои обязательства, например поклажедатель, продолжает вносить плату за хранение, а хранитель эту плату принимать и не требовать от поклажедателя взятия вещи, считается, что срочный договор хранения преобразован сторонами в договор хранения до востребования вещи поклажедателем.

Ответственность хранителя. За нарушение своих обязанностей по договору и хранитель, и поклажедатель несут гражданско-правовую ответственность. Основания, условия и размер этой ответственности определены законом, но стороны могут, во-первых, уточнять и изменять отдельные положения в договоре и, во-вторых, вводить дополнительную ответственность за нарушение некоторых обязанностей.

Ответственность хранителя наступает, прежде всего, за отказ от принятия вещи на хранение, если договор хранения носит консенсуальный характер. Когда в результате такого отказа поклажедателю причинены убытки, они подлежат возмещению в полном объеме, если только договором не установлен иной предел ответственности хранителя либо не достигнуто соглашение о взыскании только неустойки, но не убытков. Хранитель в оправдание своего отказа от принятия имущества на хранение может ссылаться на допущенную поклажедателем просрочку в сдаче его на хранение (п. 2 ст. 888 ГК), на наличие у вещей опасных или вредных свойств, создающих угрозу для имущества других поклажедателей или самого хранителя (ст. 894, 903 ГК), а также на другие обстоятельства, свидетельствующие о невыполнении поклажедателем установленных требований или обычно применяемых правил (сдача на хранение сильно загрязненных вещей, имущества, которое уже невозможно сохранить, и т.д.).

Что касается размера ответственности хранителя за несохранность имущества, то он является различным при возмездном и безвозмездном хранении. По возмездному договору хранения хранитель, по общему правилу, несет ответственность в полном объеме, т.е. должен возместить поклажедателю как реальный ущерб, так и упущенную им выгоду, если только законом или договором не установлено иное. Например, нередко при сдаче имущества на хранение производится его оценка, которая указывается либо в самом договоре, либо в выдаваемом поклажедателю документе (квитанции). В этом случае максимальный размер ответственности хранителя ограничивается суммой оценки вещи.

При безвозмездном хранении убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещи, возмещаются:

1) за утрату и недостачу вещей – в размере стоимости утраченных или недостающих вещей;

2) за повреждение вещей – в размере суммы, на которую понизилась их стоимость (п. 2 ст. 902 ГК).

Как при возмездном, так и при безвозмездном хранении поклажедатель вправе отказаться от имущества, качество которого изменилось настолько, что оно не может быть использовано по своему первоначальному назначению. Однако сделать это, а также потребовать от хранителя возмещения стоимости такого имущества и других убытков поклажедатель может лишь тогда, когда, во-первых, хранитель отвечает за причины происшедшего, и, во-вторых, иное не предусмотрено законом или договором.

Ответственность поклажедателя. Хотя хранитель и не может настаивать на том, чтобы поклажедатель передал вещь на хранение по консенсуальному договору (п. 1 ст. 888 ГК), поклажедатель, не сдавший вещь на хранение в предусмотренный договором срок, несет перед хранителем ответственность за убытки, причиненные в связи с несостоявшимся хранением, если иное не предусмотрено законом или договором. Для того, чтобы быть освобожденным от этой ответственности, поклажедатель должен заявить об отказе от услуг хранителя в разумный срок. Понятие «разумный срок» должно толковаться с учетом конкретных условий каждого договора хранения, которые позволяют установить, мог ли хранитель избежать потерь в своей сфере в случае принятия им надлежащих мер, сделаны ли им необходимые приготовления для хранения вещи и т.п.

Поклажедатель отвечает перед хранителем за своевременность уплаты вознаграждения за хранение и за возмещение расходов на хранение. Если в договоре не предусмотрены специальные штрафные санкции за нарушение данных обязательств, применяется общее правило, в соответствии с которым поклажедатель должен уплатить хранителю проценты, начисляемые на сумму задолженности, размер которых определяется на основании ст. 395 ГК.

Наконец, поклажедатель обязан возместить хранителю убытки, причиненные свойствами сданной на хранение вещи, если хранитель, принимая вещь на хранение, не знал и не должен был знать об этих свойствах (ст. 903 ГК).


Договор хранения на товарном складе.

Договором складского хранения по п. 1 ст. 907 ГК является договор, в силу которого товарный склад (хранитель) обязуется за вознаграждение хранить товары, переданные ему товаровладельцем (поклажедателем), и возвратить эти товары в сохранности. Указанный договор является одной из разновидностей договора хранения, и на него распространяется большинство рассмотренных выше общих положений о хранении. Специальное выделение данного договора в законе связано с особенностями его субъектного состава, содержания и оформления, которые, в свою очередь, обусловлены потребностями индустриализации хранения товарной массы, а также ускорения и упрощения товарного оборота.

Участниками договора складского хранения могут быть только предприниматели. В роли хранителя здесь выступает товарный склад, которым признается организация, осуществляющая в качестве предпринимательской деятельности хранение товаров и оказывающая связанные с хранением услуги. Если из закона, иных правовых актов или выданного этой коммерческой организации разрешения (лицензии) вытекает, что она обязана принимать товары на хранение от любого товаровладельца, товарный склад признается складом общего пользования. Договоры хранения, которые заключает такой склад, носят публичный характер, т.е. заключаются на равных условиях со всеми желающими и в обязательном для склада порядке (ст. 426 ГК). Наряду со складами общего пользования услуги по складскому хранению товаров могут оказывать ведомственные склады.

С учетом того, что договор складского хранения применяется лишь в предпринимательской сфере, он всегда носит возмездный характер. Предполагается также, что договор является реальным и регулярным. Вместе с тем на практике именно рассматриваемый договор чаще, чем другие договоры хранения, становится консенсуальным и иррегулярным. При этом иррегулярный договор складского хранения может заключаться с включением в него условия о том, что товарный склад может распоряжаться сданными ему на хранение товарами (ст. 918 ГК). Такой вид хранения, который иногда именуют видимым, подразумевает, что право собственности на товары перешло к хранителю, на котором соответственно лежит и риск их случайной гибели. Между товаровладельцем и складом возникает обязательственное правоотношение, в соответствии с которым склад обязан по требованию товаровладельца в любой момент выдать ему товары того же рода и качества. В этих целях склад всегда должен иметь такое количество (фонд) товаров, которое достаточно для удовлетворения требований товаровладельцев. Учитывая сущность возникающих при таком хранении правоотношений, закон распространяет на них правила главы 42 ГК о займе. Исключение составляют нормы о времени и месте возврата товаров, которые определяются правилами о хранении.

Стороны договора складского хранения обладают рядом особых прав и обязанностей, которые можно условно подразделить на две большие группы. Первую образуют те из них, которые касаются приема, условий хранения и выдачи товара. Как правило, при приеме товаров на хранение товарный склад обязан за свой счет произвести осмотр товаров и определить их количество (число единиц или товарных мест либо меру – вес, объем) и внешнее состояние. Полученные данные фиксируются складом в складских документах.

Склад наделяется правом самостоятельно изменять условия хранения товаров, если это требуется для обеспечения их сохранности. При существенном изменении условий хранения, предусмотренных договором, он должен уведомить товаровладельца о принятых мерах. При обнаружении во время хранения повреждений товара, выходящих за пределы согласованных в договоре складского хранения или обычных норм естественной порчи, товарный склад обязан немедленно составить об этом акт и в тот же день известить товаровладельца (п. 2 ст. 910 ГК).

В свою очередь, товаровладелец обладает правом известного контроля за хранением товара. В этих целях ему предоставляется возможность во время хранения осматривать товары или их образцы, а если хранение осуществляется с обезличением – то брать пробы, а также принимать необходимые меры для обеспечения сохранности товаров (п. 2 ст. 909 ГК).

Особые правила установлены в отношении проверки количества и состояния товара при возвращении его товаровладельцу (ст. 911 ГК). Закон предоставляет и товаровладельцу, и товарному складу право требовать при возвращении товара его осмотра и проверки его количества, возлагая вызванные этим расходы на сторону, потребовавшую проведения соответствующих действий. Если товар будет выдан без совместной проверки или осмотра, заявление о недостаче или повреждении товара вследствие его ненадлежащего хранения должно быть сделано складу в письменной форме при получении товара. В отношении недостачи или повреждения, которые не могли быть обнаружены при обычном способе принятия товара, такое заявление должно быть подано в течение трех дней по получении товара.

В случае, когда товаровладелец не подал заявления о недостаче или повреждении товара в установленные сроки, считается, что товар возвращен складом в соответствии с условиями договора складского хранения. Эта презумпция, однако, может быть опровергнута товаровладельцем, но для этого он должен привести убедительные аргументы.

Вторую группу особых прав и обязанностей сторон по договору складского хранения образуют их права и обязанности по распоряжению хранящимися на складе товарами, которые неразрывно связаны с документальным оформлением складского хранения.

Договор складского хранения оформляется в письменной форме, которая считается соблюденной, если принятие товара на склад удостоверено складским документом. Наряду с этим, в частности при заключении консенсуального договора хранения сторонами может быть заключен традиционный по форме договор хранения, в котором не только закрепляется обязанность склада принять товар на хранение в обусловленный сторонами срок, но и детально определяются режим хранения, условия возмещения чрезвычайных расходов на хранение, дополнительные услуги склада и т. п.

Складская квитанция является документом, удостоверяющим принятие товара складом и содержащим основную характеристику товара. Складскую квитанцию нельзя ни заложить, ни передать в упрощенном порядке другому лицу, так как она на это не рассчитана. Поэтому посредством выдачи складской квитанции оформляется такое складское хранение, при котором товаровладелец не намерен распоряжаться товаром в период его хранения и собирается сам забрать его со склада по окончании срока хранения

Простое складское свидетельство представляет собой единый документ, выданный на предъявителя и подтверждающий передачу товара на хранение. К форме данного документа предъявляются строгие требования, так как при отсутствии хотя бы одного из реквизитов, указанных в ст. 913, 917 ГК, документ не может считаться простым складским свидетельством. Простое складское свидетельство является ценной бумагой на предъявителя и в силу этого обладает повышенной оборотоспособностью. Передача хранящегося на складе товара другому лицу осуществляется путем простого вручения ему данного документа. Товар, принятый на хранение по простому складскому свидетельству, может быть в течение его хранения на складе предметом залога путем залога самого свидетельства. Для этого на нем делается особая запись о залоге, и оно передается залогодержателю. У самого товаровладельца обычно остается копия свидетельства с записью о залоге, которая выдается ему товарным складом.

Двойное складское свидетельство состоит из двух частей – складского свидетельства и залогового свидетельства (варрант – от англ. warrant – складское свидетельство), которые могут быть отделены друг от друга. Как и простое складское свидетельство, оно должно содержать обязательные сведения, перечень которых указан в ст. 913 ГК. Двойное складское свидетельство, равно как и каждая из его частей, также является ценной бумагой, которая обязательно выдается на определенное имя. В дальнейшем складское свидетельство и залоговое свидетельство могут передаваться вместе или порознь другим лицам по передаточным надписям (индоссаментам), в силу чего они относятся к ордерным ценным бумагам (ст. 915 ГК).

Распорядиться хранящимся на складе товаром в полном объеме, в том числе получить товар со склада, может лишь то лицо, которое одновременно является держателем и складского свидетельства, и варранта. Залоговое свидетельство, однако, может быть заменено квитанцией или другим документом, подтверждающим уплату держателем складского свидетельства всей суммы долга по залоговому свидетельству. Если товарный склад выдаст товар держателю складского свидетельства, не имеющему варранта и не внесшему сумму долга по нему, он будет нести ответственность перед держателем залогового свидетельства за платеж всей обеспеченной по нему суммы (п. 3 ст. 916 ГК).

Держатель одного лишь складского свидетельства также может распоряжаться товаром (кроме взятия его со склада), но лица, с которыми он вступает в деловые отношения, должны понимать, что товар находится в залоге, и учитывать это обстоятельство.


Особенности отдельных видов хранения.

ГК выделяет ряд специальных видов хранения, посвящая им § 3 главы 47. Особый субъектный состав возникающих правоотношений, специфика объекта хранения, срочность оказываемых услуг, публичный характер некоторых договоров, особый порядок заключения и оформления договоров хранения – таков далеко не полный перечень особенностей, которые свойственны специальным видам хранения.

Хранение в ломбарде. Наряду с залоговыми операциями ломбарды традиционно оказывают услуги по хранению ценных вещей. В качестве хранителя здесь выступает специализированная организация – ломбард (от названия итальянской провинции Ломбардия, выходцы из которой учредили первые учреждения такого рода), имеющая особую лицензию на данный вид деятельности. Поклажедателями являются лишь граждане, которым принадлежат сдаваемые на хранение вещи. Ломбард обязан заключить договор хранения с каждым, обратившимся к нему за подобной услугой, так как в соответствии с п. 1 ст. 919 ГК, данный договор носит публичный характер.

Заключение договора хранения в ломбарде происходит путем сдачи вещи на хранение, что удостоверяется выдачей поклажедателю именной сохранной квитанции, которая не может передаваться другим лицам. При сдаче вещи на хранение в обязательном порядке производится ее оценка. Сумма оценки определяется в соответствии с ценами на вещи такого же рода и качества, которые установились в торговле на момент и в месте принятия вещи на хранение.

Договор хранения в ломбарде является сугубо возмездной сделкой, поскольку для ломбарда плата, взимаемая за выдачу краткосрочных кредитов под залог и за услуги по хранению, является источником предпринимательского дохода.

Ломбард – профессиональный хранитель имущества, несущий повышенную ответственность за его сохранность. Учитывая, однако, что в случаев гибели имущества, принадлежащего многим поклажедателям, он может оказаться не в состоянии расплатиться со всеми, закон обязывает ломбарды страховать в пользу поклажедателей за свой счет принятые на хранение вещи в полной сумме их оценки.

Хранение в ломбарде всегда осуществляется в течение определенного срока, с учетом чего закон устанавливает специальные правила в отношении распоряжения не востребованными из ломбарда вещами. Такие вещи ломбард обязан хранить в течение еще двух месяцев с взиманием за это платы, предусмотренной договором хранения. По истечении указанного срока невостребованная вещь может быть продана ломбардом в том же порядке, который установлен для реализации заложенного имущества (ст. 350, 358 ГК). Из вырученной от продажи суммы начисляется плата за хранение и иные причитающиеся ломбарду платежи, а остаток возвращается поклажедателю.

Хранение ценностей в банке. Помимо банковских операций, банки могут совершать с клиентами ряд сопутствующих сделок, в том числе принимать на хранение ценные бумаги, драгоценные металлы и камни, иные драгоценные вещи и другие ценности, а также документы (п. 1 ст. 921 ГК). Условия заключаемого при этом договора хранения определяются самими сторонами с учетом содержащихся в ГК общих положений о хранении, так как каких-либо специальных требований к данному виду хранения законом не предъявляется. Поэтому можно указать лишь на особый порядок оформления договорных отношений в рассматриваемой области, которые удостоверяются выдачей банком поклажедателю именного сохранного документа. Для выдачи поклажедателю хранимых ценностей необходимо предъявление банку данного документа.

Гораздо большая специфика появляется у договора хранения ценностей в банке, когда хранение ценностей осуществляется в индивидуальном банковском сейфе (ст. 922 ГК). По такому договору клиент получает возможность сам помещать ценности в сейф и изымать их из сейфа. В этих целях банк выдает клиенту ключ от сейфа, особую карточку, позволяющую идентифицировать клиента, либо иной знак или документ, удостоверяющий право клиента на доступ к сейфу и его содержимому. Договор может предусматривать и право клиента работать в банке с ценностями, хранимыми в индивидуальном сейфе.

Рассматриваемый договор имеет две основные разновидности – договор хранения ценностей в банке с использованием клиентом индивидуального банковского сейфа и договор хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа. По первому договору банк принимает от клиента ценности, которые должны храниться в сейфе, осуществляет контроль за их помещением клиентом в сейф и изъятием из сейфа. Данный договор предполагает ответственность банка за ценности, сданные на хранение. По второму договору банк обеспечивает клиенту возможность помещения ценностей в сейф и изъятие их из сейфа вне чьего-либо контроля, в том числе и со стороны банка. В данном случае банк не отвечает за содержимое сейфа, если сумеет доказать, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы. В сущности, в такой ситуации между клиентом и банком устанавливаются арендные отношения по пользованию сейфом, что и подчеркивается в п. 4 ст. 922 ГК.

Хранение в камерах хранения транспортных организаций. Закон устанавливает, что договор хранения вещей в камерах хранения транспортных организаций является публичным договором (п. 1 ст. 923 ГК). Более того, специально подчеркивается, что камеры хранения обязаны принимать на хранение вещи не только пассажиров, но и любых других граждан независимо от наличия у них проездных документов.

Заключение договора удостоверяется выдачей поклажедателю квитанции или номерного жетона, предъявление которых является основанием для выдачи вещи поклажедателю. Если квитанция или жетон утрачены, вещь выдается поклажедателю по представлении доказательств принадлежности ему этой вещи.

Камеры хранения обычно принимают вещи на хранение на определенный срок, не превышающий установленных транспортным законодательством пределов. Если вещь поклажедателем не востребована, камера хранения по истечении 30-дневного дополнительного срока ее хранения может ее реализовать либо самостоятельно, либо через аукционные торги (ст. 899 ГК).

Важной особенностью рассматриваемого вида хранения является возложение на камеру хранения обязанности по возмещению убытков, причиненных поклажедателю в результате утраты, недостачи или повреждения вещей, в сокращенный срок, составляющий 24 часа с момента предъявления требования об их возмещении. Просрочка с удовлетворением претензии поклажедателя оборачивается для камеры хранения таким негативным последствием, как уплата процентов, предусмотренных ст. 395 ГК. Вместе с тем объем ответственности камеры хранения ограничивается суммой оценки вещи поклажедателем при сдаче ее на хранение.

Статья 923 ГК не дает ясного ответа на вопрос о том, распространяются ли установленные им правила на хранение вещей в автоматических камерах хранения.

Хранение в гардеробах организаций. Из особенностей, присущих данному виду хранения, следует прежде всего указать на презумпцию его безвозмездности. Плата за хранение верхней одежды и других вещей в гардеробе может взиматься только тогда, когда это особо оговорено сторонами либо обусловлено иным очевидным способом при сдаче вещи на хранение.

Даже в том случае, когда хранение вещей в гардеробе осуществляется безвозмездно, хранитель обязан проявлять должную заботливость об их сохранности, в частности принимать меры предосторожности, предусмотренные п.п. 1–2 ст. 891 ГК. Ссылка на то, что при безвозмездном хранении хранителю достаточно заботиться о принятых на хранение вещах как о своих собственных, не допускается, так как применение п. 3 ст. 891 ГК в данном случае исключено.

Наконец, те же правила применяются также к хранению верхней одежды, головных уборов и иных подобных вещей, оставляемых без сдачи их на хранение гражданами в местах, отведенных для этих целей в организациях и средствах транспорта (п. 2 ст. 924 ГК).

Хранение в гостинице. Гостиницы и подобные им организации (мотели, дома отдыха, пансионаты, санатории, бани и т. п.) отвечают перед постояльцами за утрату, недостачу или повреждение их вещей, внесенных в гостиницу, за исключением денег, валютных ценностей, ценных бумаг и других драгоценных вещей (п. 1 ст. 925 ГК). Данный вид хранения возникает в силу закона и не требует заключения особого на то соглашения с лицом, проживающим в гостинице. При этом внесенной в гостиницу считается любая вещь, вверенная работникам или работнику гостиницы (например, багаж постояльца, переданный носильщику), либо вещь, помещенная в гостиничном номере (например, личные вещи постояльца) или ином предназначенном для этого месте (например, машина постояльца, находящаяся в гараже гостиницы). Постоялец должен лишь доказать, что пропавшая вещь у него прежде имелась, а также немедленно заявить об утрате, недостаче или повреждении своих вещей. В противном случае гостиница освобождается от ответственности за несохранность вещей.

Что касается денег, валютных ценностей, ценных бумаг и других драгоценных вещей, принадлежащих постояльцам, то за их сохранность гостиница отвечает только при том условии, если они были приняты гостиницей на хранение либо помещены постояльцем в предоставленный ему гостиницей индивидуальный сейф. Принятие гостиницей указанных ценностей на хранение означает заключение между нею и постояльцем обычного договора хранения, который оформляется путем выдачи постояльцу именной квитанции. В том случае, когда ценности помещаются постояльцем в индивидуальный сейф, налицо арендные отношения, так как гостиница не отвечает за сохранность содержимого такого сейфа, если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома постояльца был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы.

Секвестр. Данный вид хранения, известный законодательству многих стран, выделен в ГК впервые. Его специфика определяется тем, что объектом хранения выступает вещь, являющаяся предметом спора. Участники данного спора (два лица или более) договариваются о том, чтобы до его разрешения передать вещь на хранение какому-либо незаинтересованному лицу (секвестрарию), которое принимает на себя обязанность возвратить вещь тому участнику спора, которому она будет присуждена по решению суда либо по соглашению всех спорящих сторон. Такой вид секвестра (от лат. sequestrum – запрещение) именуется договорным.

Наряду с договорным существует судебный секвестр, при котором вещь, являющаяся предметом спора, передается лицу, назначенному решением суда. В этом случае хранитель должен выразить на это свое согласие.

В отличие от других видов хранения на хранение в порядке секвестра могут быть переданы не только движимые, но и недвижимые вещи.

Договор о секвестре предполагается возмездным, так как, по общему правилу, хранителю имущества полагается вознаграждение, выплачиваемое за счет спорящих сторон, если только договором или решением суда, которым установлен секвестр, не предусмотрено иное.


Понятие обязательства по страхованию.

Страхование – вид необходимой общественно полезной деятельности, при которой граждане и организации заранее страхуют себя от неблагоприятных последствий в сфере их материальных и личных нематериальных благ путем внесения денежных взносов в особый фонд специализированной организации (страховщика), оказывающей страховые услуги, а эта организация при наступлении указанных последствий выплачивает за счет средств этого фонда страхователю или иному лицу обусловленную сумму.

Законодательство о страховании складывается из норм ГК, специально посвященных страхованию (ст. 927—970), ряда федеральных законов, посвященных страхованию1 или его отдельным видам,2 указов Президента РФ3 , постановлений Правительства РФ4 и приказов и инструкций, издаваемых федеральными органами по надзору за страховой деятельностью5 . Правда, ныне действующий ГК не предоставляет федеральному органу по надзору за страховой деятельностью прав по изданию приказов и инструкций, регламентирующих страхование. Однако эти права содержатся в Законе об организации страхового дела (ст. 30).

По общему правилу, нормы о страховании, содержащиеся в законах и подзаконных актах, не должны противоречить ГК. Исключение составляют законы о специальных видах страхования (ст. 970 ГК). Последние могут устанавливать нормы, расходящиеся с ГК. К числу таких законов в настоящее время могут быть отнесены только Кодекс торгового мореплавания РФ и За­кон РФ от 28 июня 1991 г. № 1499-1 «О медицинском страховании граждан в РФ» (в дальнейшем – Закон о медицинском страховании)6 . Что касается страхования банковских вкладов, пенсий и иностранных инвестиций от некоммерческих рисков, то посвященные им законы отсутствуют. Это означает, что данные специальные виды страхования целиком подчиняются ГК.


Страховые понятия.

К основным понятиям страхового права относятся: страховой риск – это предполагаемое событие, на случай наступления которого производится страхование (п. 1 ст. 9 Закона об организации страхового дела). Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, как правило, должно обладать признаками случайности и вероятности его наступления. Риск в подавляющем большинстве случаев не зависит от воли участников страхования, в рамках их отношений он субъективно случаен. В то же время наступление события, именуемого риском, должно быть вероятным, т.е. в отношении него должно быть заранее неизвестно, наступит оно или нет. Риск не должен быть, с одной стороны, неизбежным, а с другой – невозможным. В противном случае страхование потеряет свой рисковый характер.

Поскольку риск – это только предполагаемое, а не реальное событие, он может иметь различные степени вероятности наступления и повлечь за собой различные по размеру убытки. Это и позволяет оценивать риск (ст. 945 ГК). В период действия страхования риск может изменяться в сторону как уменьшения, так и увеличения (ст. 959 ГК). Оценка страхового риска является правом страховщика (ст. 945 ГК). Риски должны быть перечислены в договоре страхования.

Страховой случай – фактически наступившее событие, которое предусмотрено законом или договором страхования и влечет возникновение обязанности страховщика произвести страховую выплату (п. 2 ст. 9 Закона об организации страхового дела). Страховой случай должен соответствовать по своим параметрам страховому риску, отличаясь от него одной чертой – бытием в реальной действительности. Случай в отличие от риска – событие уже наступившее. Но он не перестает быть независимым от воли (желания) страхователя и в основном субъективно случайным.

Страховой случай, чтобы служить основанием для выплаты, должен наступить после начала действия страхования (вступления в силу договора страхования). Договор, который стороны заключили в отношении уже наступившего страхового случая, недействителен, поскольку отсутствует страховой риск.

Страховой интерес – основанный на законе, ином правовом акте или договоре объективно обусловленный интерес страхователя (выгодоприобретателя) стать участником договора страхования. Страховой интерес – это основанная на законе, ином нормативном акте или договоре, заинтересованность страхователя заключить договор страхования. Эта позиция состоит, прежде всего, в обладании тем благом, которое лицо желает защитить при помощи страхования, – имуществом, жизнью, здоровьем, телесной неприкосновен­ностью и т.д. Страховой интерес – это скорее свойство стороны, противостоящей страховщику. При обязательном страховании это желание страхо­вателя может и отсутствовать, но его интерес от этого не пропадает.

Страховой интерес должен быть правомерным. Не допускается страхование противоправных интересов (п. 1 ст. 928 ГК). Иначе у страхователей и иных лиц, в пользу которых осуществляется страхование, может возникнуть чувство вседозволенности, убежденность в том, что они могут действовать противозаконно и при этом получить от страховщика компенсацию. Но одновременно в интересах защиты общепризнанных моральных ценностей за­прещено страхование и некоторых правомерных интересов, а именно страхование:

1) убытков от участия в играх, лотереях и пари (п. 2 ст. 928 ГК). Разрешение такого страхования противоречило бы ст. 1062 ГК, которая лишает судебной защиты требования, вытекающие из игр или пари, кроме случаев, предусмотренных в законе;

2) расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников (п. 3 ст. 928 ГК). Страхование подобных расходов могло бы спровоцировать захват заложников, поскольку увеличивало бы надежды преступников на получение выкупа от страховщиков.

Условия договоров страхования, противоречащие п.п. 1 – 3 ст. 928 ГК, ничтожны.

Наиболее важную роль страховой интерес играет в имущественном страховании, которое возможно только в случае, если у страхователя (выгодоприобретателя) имеется имущественный интерес в заключении договора (ст. 930 ГК). Что касается личного страхования, то его действительность не связана с наличием интереса. Но это не означает, что такой интерес отсутствует. В противном случае личное страхование потеряло бы всякий смысл.

Деление договоров страхования на виды производится в зависимости от того, на защиту каких интересов (благ) они направлены.

Более подробно значение страхового интереса раскрыто при анализе отдельных видов страхования.

Страховая сумма – это установленная законом или договором страхования сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение в силу правил об имущественном страховании или которую он обязуется выплатить по нормам о личном страховании (ст. 947 ГК). Таким образом, страховая сумма – это, как правило, верхний предел того, что может получить страхователь (выгодоприобретатель). При имущественном страховании (кроме страхования ответственности) эта сумма не должна превышать действительную стоимость имущества (страховую стоимость). В остальных видах страхования страховая сумма определяется сторонами по их усмотрению. Страховая сумма служит основой для определения страхового взноса и размера страховой выплаты.

Страховая выплата – денежная сумма, которую страховщик обязан уплатить в соответствии с законом или договором страхования в результате наступления страхового случая. Страховая выплата, как правило, не может превышать страховую сумму, но может быть и меньше последней.

При имущественном страховании страховая выплата принимает форму страхового возмещения, которое должно соотноситься с действительной стоимостью застрахованного имущества. В личном страховании она предстает как страховое обеспечение, выплачиваемое застрахованному независимо от покрытия понесенного им ущерба по другим основаниям. Размер страхового обеспечения устанавливается, как правило, по соглашению сторон, воля которых законом не ограничивается.

Страховая премия – это плата за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, установленные законом или договором страхования (п. 1 ст. 954 ГК). С уплатой страховой премии может быть связано как заключение реального дого­вора страхования, так и исполнение заключенного ранее консенсуального договора. Страховая премия может уплачиваться единовременно или частями (страховыми взносами). В основе расчета величины страховой премии лежат страховые тарифы.

Обязательное страхование может повлечь за собой правовые последствия и без уплаты страховой премии.

Страховой взнос – часть страховой премии, если она подлежит уплате в рассрочку. Реальный договор страхования вступает в силу при уплате единовременно страховой премии или первого ее взноса, если договором страхования не предусмотрено иное (п. 1 ст. 957 ГК). Такой договор может предусматривать его вступление в силу, например, после уплаты всех взносов или какой-то их части.

Если договором страхования предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку, договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов (п. 3 ст. 954 ГК). В числе таких последствий могут выступать как меры ответственности (к примеру, неустойка), так и иные санкции, например, освобождение страховщика от обязанности производить страховую выплату.

Если страховой случай наступил до уплаты очередного страхового взноса, внесение которого просрочено, страховщик вправе при определении размера страховой выплаты зачесть сумму просроченного страхового взноса (п. 4 ст. 954 ГК). Что же касается непросроченных до наступления страхового случая взносов, то их зачесть нельзя, если иное не предусмотрено договором страхования.

Страховой тариф – это ставка, взимаемая страховщиком с единицы страховой суммы с учетом объекта страхования и характера страхового риска, которая используется для расчета размера страховой премии (п. 2 ст. 954 ГК) (например, 1 коп. – 1 руб. страховой суммы). При расчете страхового тарифа определяющей выступает вероятность наступления страхового случая. Помимо основного тарифа используются и поправочные коэффициенты.


Виды обязательств по страхованию и основания их возникновения.

Страхование может осуществляться в добровольной и обязательной формах (п. 1 ст. 3 Закона об организации страхового дела). Деление страхования на формы производится в зависимости от его обязательности для страхователя (исходя из метода регулирования соответствующих отношений).

Добровольное страхование осуществляется по воле сторон. Условия договора страхования стороны определяют самостоятельно. Ни страховщик, ни страхователь заключать договоры добровольного страхования не обязаны.

Обязательным является страхование, осуществляемое в силу закона (п. 3 ст. 3 Закона об организации страхового дела). Закон устанавливает обязанность страхователя заключить договор страхования на предусмотренных в законе условиях (п. 2 ст. 927 ГК). Таким образом, имеет место понуждение к заключению договора (абз. 2 п. 1 ст. 421 ГК). Объекты, подлежащие обязательному страхованию, страховые риски и минимальные размеры страховых сумм должны быть определены законом (п. 3 ст. 936 ГК). Однако в законе могут быть и не определены исчерпывающе все условия страхования. В таком случае эти условия при заключении договора страхования могут быть развиты и конкретизированы.

В добровольной и в обязательной формах может осуществляться как имущественное, так и личное страхование.


Понятие и содержание договора страхования.

Общие положения о договоре страхования. По договору страхования одна сторона (страхователь) вносит другой стороне (страховщику) обусловленную договором плату (страховую премию), а страховщик обязуется при наступлении предусмотренного договором события (страхового случая) выплатить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор страхования, страховое возмещение или страховую сумму.

Договор страхования является возмездным, поскольку страхователь уплачивает страховую премию, а страховщик – несет риск наступления страхового случая, и при наличии последнего производит страховую выплату. Договор страхования остается возмездным и тогда, когда страховой случай не наступает, поскольку договор был заключен в расчете на встречное удовлетворение со стороны страховщика в виде получения от него страховой выплаты.

Взаимный характер договора страхования очевиден, поскольку обе его стороны принимают на себя друг перед другом обязанности: страхователь – сообщать сведения об изменении страхового риска, выплачивать страховые взносы, если страховая премия не была уплачена полностью уже при заключении договора, уведомить страховщика о наступлении страхово­го случая и т.д., а страховщик – произвести страховую выплату и т.п.

Диспозитивность нормы п. 1 ст. 957 ГК позволяет приурочивать вступление договора страхования в силу и к любому иному моменту после заключения соглашения по всем существенным условиям, а не только к уплате страховой премии (взноса), например, к предоставлению страхователем необходимых документов и т.п.

Момент вступления договора страхования в силу может быть изменен только самим договором. При этом вступление договора в силу не может произойти после наступления страхового случая. Поэтому правило п. 2 ст. 957 ГК следует понимать в том смысле, что договор страхования распространяется на страховые случаи, произошедшие после вступления его в силу, если договором не предусмотрен более поздний момент, начиная с которого случаи будут считаться страховыми. Иными словами, придать обратную силу договору страхования нельзя.

Договор страхования относится к числу рисковых (алеаторных), т.е. таких, в которых возникновение, изменение или прекращение тех или иных прав и обязанностей зависит от наступления объективно случайных для самих сторон обстоятельств (событий).

Форма договора страхования – письменная, причем ее несоблюдение, по общему правилу, влечет недействительность договора (п. 1 ст. 940 ГК). Исключение составляет лишь договор обязательного государственного страхования (ст. 969 ГК), к которому применяются обычные последствия не­соблюдения письменной формы, предусмотренные ст. 162 ГК.

Договор страхования может быть заключен путем составления одного документа (п. 2 ст. 434 ГК) либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком.

Если такое заявление страхователя составлено в письменной форме, налицо заключение договора страхования путем обмена документами. При устном же заявлении согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции).

Страховой полис (свидетельство, сертификат, квитанция) – это исходящий от страховщика документ, который подтверждает факт заключения договора страхования. Полис должен включать все существенные условия договора страхования. Он должен быть подписан страховщиком.

Содержание договора страхования образуют права и обязанности сторон. Содержание прав сторон в договоре страхования может быть определено путем раскрытия содержания корреспондирующих им обязанностей.

Прежде всего, страховщик обязан нести риск, предусмотренный договором, и при наступлении страхового случая произвести страховую выплату в установленный срок. Эта обязанность страховщика в договоре страхования является главной. Несение риска само по себе не предполагает совершения страховщиком каких-либо действий. Лишь при наступлении страхового случая он должен совершить активные действия – произвести страховую выплату.

Размер и порядок страховой выплаты определяются в соответствии с условиями договора страхования на основании заявления страхователя. Подача страхователем заявления о наступлении страхового случая – основной способ извещения страховщика об этом случае (ст. 961 ГК). Однако страховщик может быть извещен о страховом случае и без помощи страхователя (выгодоприобретателя). Тогда он может начислить страховую выплату самостоятельно.

Срок страховой выплаты определяется договором страхования, а при отсутствии в нем каких-либо указаний о сроке – по правилам ст. 314 ГК. В последнем случае срок не начинает течь до тех пор, пока страхователь (выгодоприобретатель) не обратится за выплатой.

Однако, страховщик освобождается от страховой выплаты, если:

• страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, кроме случаев, предусмотренных п.п. 2 и 3 ст. 963 ГК;

• страховой случай наступил вследствие:

– воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения;

– военных действий, а также маневров или иных военных мероприятия;

– гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок (п. 1 ст. 964 ГК). Законом или договором на этот счет могут быть предусмотрены иные правила, а именно покрытие данных рисков страхованием;

• убытки возникли вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов (п. 2 ст. 964 ГК). При этом договором имущественного страхования может быть предусмотрено иное правило;

• страхователь не уведомил страховщика о наступлении страхового случая (ст. 961 ГК). Эта ситуация будет подробно рассмотрена при анализе обязанностей страхователя.

Договором могут быть предусмотрены иные основания для отказа в страховой выплате, кроме случаев, когда отказ в выплате запрещен императивными нормами.

Второй обязанностью страховщика является сохранение тайны страхования (ст. 946 ГК). Страховщик не вправе разглашать полученные им в результате своей профессиональной деятельности сведения о страхователе, застрахованном лице и выгодоприобретателе, состояний их здоровья, а также об их имущественном положении. Причем не имеет значения, каким образом страховщик получил соответствующие сведения. За нарушение тайны страхования страховщик в зависимости от рода нарушенных прав и характера нарушения несет ответственность в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 139 или ст. 150 ГК, а также по нормам административного или уголовного права. Естественно, ответственность наступает лишь за разглашение тех сведений, которые являются тайной (конфиденциальной информацией).

Договором страхования могут быть предусмотрены дополнительные обязанности страховщика.

Страхователь же обязан, во-первых, уплачивать второй и последующие страховые взносы, если они предусмотрены договором. В консенсуальном договоре страхования на страхователе лежит также обязанность уплатить страховую премию (первый страховой взнос).

Во-вторых, при заключении договора страхования страхователь должен сообщить страховщику известные ему обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику (п. 1 ст. 944 ГК).

В-третьих, страхователь должен незамедлительно сообщать страховщику о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска (п. 1 ст. 959 ГК). Значительными, во всяком случае, признаются изменения, оговоренные в договоре страхования (страховом полисе) и в переданных страхователю правилах страхования. Страхователь обязан сообщать о таких изменениях, которые произошли в период действия договора страхования и на момент сообщения о них еще не отпали.

Наконец, в-четвертых, страхователь обязан сообщить страховщику о наступлении страхового случая в сроки, установленные договором страхования (п. 1 ст. 961 ГК).

Страхователь после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить об этом страховщика или его представителя. Если договором предусмотрен срок и (или) способ уведомления, оно должно быть сделано в условленный срок и указанным в договоре способом. В противном случае уведомление должно быть сделано в разумный срок (ст. 314 ГК) и в форме, установленной для любого договора страхования. Основной формой уведомления о наступлении страхового случая является заявление страхователя. Однако возможны и иные формы уведомления.

Договором страхования могут быть предусмотрены и другие обязанности страхователя.


Отдельные виды имущественного страхования.

В соответствии с п. 1 ст. 929 ГК по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе, либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Существуют особенности договора имущественного страхования.

Наличие у страхователя или выгодоприобретателя особого имущественного интереса в заключении договора.

Согласно п. 2 ст. 929 ГК к таким интересам относятся:

– риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (статья 930);

– риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам – риск гражданской ответственности (ст. 931 и 932);

– риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по независящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов – предпринимательский риск (статья 933).

Соответственно указанным интересам можно выделить и разновидности имущественного страхования – страхование имущества, гражданской ответственности и предпринимательских рисков. Эти разновидности рассмотрены далее.

Перечень имущественных интересов сформулирован как открытый. Это означает, что возможно страхование таких имущественных интересов, которые не упомянуты в ГК. К их числу можно отнести страхование риска неполучения доходов, не связанных с предпринимательской деятельностью1 , страхование на случай применения санкций по иным, кроме деликтов, внедоговорным обязательствам и т.д.

Имущественное страхование имеет целью компенсацию понесенных убытков, а не извлечение дополнительных доходов. Это главная его функция. Соответственно величина страхового возмещения не может превышать действительного размера понесенных убытков.

Страхователь (выгодоприобретатель) не может извлекать из договора имущественного страхования какой-либо доход, превышающий сумму понесенных им убытков. Накопительные договоры имущественного страхования ничтожны.

Если страхователь (выгодоприобретатель) получил от третьего лица возмещение вреда, причиненного его имуществу (предпринимательской деятельности), и вместе со страховым возмещением эта сумма превышает размер его убытков, страховщик вправе потребовать соразмерного уменьшения страховой выплаты. Это правило, предусмотренное ст. 283 КТМ, может быть распространено и на имущественное страхование в целом. Причем не имеет значения, когда был возмещен вред третьим лицом – до или после страховой выплаты. В первом случае страховщик просто должен компенсировать меньшие убытки, во втором – вправе взыскать со страхователя (выгодоприобретателя) неосновательное обогащение.

Согласно п. 2 ст. 947 ГК при страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость).

В договорах страхования гражданской ответственности страховая сумма определяется сторонами по их усмотрению (п. 3 ст. 947 ГК). В этом смысле страхование ответственности сближается с личным страхованием.

Под действительной (страховой) стоимостью имущества следует понимать его рыночную стоимость. При этом страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (п. 1 ст. 945 ГК), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости (ст. 948 ГК). Неосторожное заблуждение относительно страховой стоимости вообще не позволяет страховщику оспаривать ее величину.

Страховая сумма не может превышать действительной стоимости застрахованного имущества на момент заключения договора. Однако эта сумма может быть меньше такой стоимости. В этом случае налицо неполное имущественное страхование, предусмотренное ст. 949 ГК.

Если в договоре страхования имущества или предпринимательского риска страховая сумма установлена ниже страховой стоимости, страховщик при наступлении страхового случая обязан возместить страхователю (выгодоприобретателю) часть понесенных последним убытков пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости.

Действительная стоимость имущества в период действия договора страхования может изменяться как в меньшую, так и в большую сторону. Если она становится меньше страховой суммы, то подлежит применению правило ст. 951 ГК, за исключением той ситуации, когда страховая стоимость указана в договоре. В последнем случае страховщик принимает на себя риск уменьшения стоимости имущества.

Что касается содержания договора имущественного страхования, то в дополнение к общим обязанностям страховщик обязан возместить расходы, произведенные страхователем при страховом случае в целях уменьшения убытков (ст. 962 ГК).

Такие расходы подлежат возмещению страховщиком, если они были необходимы или произведены для выполнения указаний страховщика, хотя бы соответствующие меры оказались безуспешными (п. 2 ст. 962 ГК).

В свою очередь, страхователь, в дополнение к его общим обязанностям, должен при наступлении страхового случая принимать разумные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры в целях уменьшения возможных убытков (п. 1 ст. 962 ГК). Возложение на страхователя этой обязанности объясняется чисто компенсационной функцией имущественного страхования. Страховщик не должен возмещать убытки, которые вызваны бездействием страхователя, позволившего совершиться тому, чему он мог воспрепятствовать. В противном случае страхователь (выгодоприобретатель) получит недолжное (несправедливое возмещение).

Принимая меры к уменьшению убытков, страхователь должен следовать указаниям страховщика, если они сообщены страхователю. Эти указания могут быть включены в договор страхования или даны страхователю позднее, в том числе после наступления страхового случая. Сообщение об указаниях должно быть передано в форме, установленной законом или договором страхования.

По требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, установлен сокращенный срок исковой давности в два года (ст. 966 ГК). Этот срок распространяется на требования сторон договора – страхователя и страховщика, а также выгодоприобретателя (застрахованного лица) друг к другу. Суброгация не прерывает течение срока давности в отношении лица, ответственного перед страхователем.

Особенность действия договора имущественного страхования состоит в том, что он сохраняет силу в случае перехода прав на застрахованное имущество к другому лицу (ст. 960 ГК). Имущественный интерес в страховании, который был у самого страхователя, утрачивается, поскольку имущество перестает ему принадлежать. Поэтому договор страхования для прежнего страхователя не может оставаться в силе. Договор должен быть прекращен или, что практически намного удобнее, переоформлен на нового хозяина вещи.

Виды имущественного страхования выделяются в ГК в зависимости от того, на защиту какого интереса направлены соответствующие договоры. Соответственно выделяются такие виды имущественного страхования, как страхование имущества (ст. 930 ГК), гражданской ответственности (ст. 931 и 932 ГК) и предпринимательских рисков (ст. 933 и 967 ГК).

Наиболее часто встречаются на практике договоры страхования имущества.

Под имуществом, в отношении которого заключаются договоры страхования, понимаются, прежде всего, вещи, деньги, ценные бумаги и иные объекты, за исключением прав требования, принадлежащих страхователю, которые страхуются по договорам страхования ответственности и предпринимательских рисков. Таким образом, перечень компонентов понятия имущества как объекта страхования должен считаться открытым. К имуществу следует относить любые ценности, кроме тех, которые страхуются по договорам имущественного страхования иных видов.

Имущество может быть застраховано только в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества (п. 1 ст. 930 ГК). Такой интерес, как правило, возникает у лица, которое имеет право на соответствующее имущество (как вещное, так и обязательственное) либо на которое возложена обязанность по обеспечению сохранности имущества. Например, интерес в страховании вещи, передаваемой на хранение, имеет как хранитель, так и поклажедатель. Каждое из лиц, имеющих страховой интерес в сохранении имущества, сколько бы их ни было, может заключить договор страхования этого имущества.

Договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен (п. 2 ст. 930 ГК).

Вместе с тем договор страхования имущества может быть заключен и без указания имени (наименования) выгодоприобретателя (страхование «за счет кого следует»). В этом случае страхователю выдается страховой полис на предъявителя (п. 3 ст. 930 ГК).

Полис на предъявителя особенно удобен в случае страхования грузов (партий товаров), которые многократно переходят из рук в руки. При смене собственника можно не перезаключать договор страхования, а просто передавать полис.

Заключение договора страхования «за счет кого следует» производится независимо от наличия или отсутствия у выгодоприобретателя интереса в сохранении имущества. Но последний должен быть налицо, по крайней мере, на момент предъявления выгодоприобретателем требования о страховой выплате. Отсутствие интереса в этот момент также делает договор страхования недействительным.

Страхование гражданской ответственности подразделяется на две разновидности – страхование ответственности за причинение вреда, или внедоговорной ответственности (ст. 931 ГК), и страхование ответственности по договору, или договорной ответственности (ст. 932 ГК).

Под гражданской ответственностью, на случай наступления которой осуществляется страхование, надлежит понимать меры ответственности, предусмотренные главой 25 ГК и иными нормами ГК, посвященными ответственности.

Поскольку размер ответственности (т.е. страховую стоимость) при заключении договора страхования в подавляющем большинстве случае заранее установить невозможно, страховая сумма определяется сторонами произвольно, как и при личном страховании. Соответственно выплата производится в пределах страховой суммы без учета фактически понесенных застрахованным лицом убытков. Поэтому при страховании ответственности не применяются ст. 948—952 и 960 ГК.

Еще одна особенность страхования ответственности, сближающая его с личным страхованием, состоит в появлении в нем фигуры застрахованного лица (при страховании внедоговорной ответственности). Правда, в роли застрахованного лица может выступать страхователь или выгодоприобретатель. Однако не исключена ситуация, в которой застрахованное лицо будет играть самостоятельную роль. Напротив, при страховании договорной ответственности нет застрахованного лица, однако всегда имеется выгодоприобретатель.

По договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, страхуется риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена (п. 1 ст. 931 ГК). Закон допускает страхование риска внедоговорной гражданской ответственности, возникающей по любым основаниям (и, прежде всего по тем, которые предусмотрены гл. 59 ГК). Страхование риска административной или уголовной ответственности невозможно в силу п. 1 ст. 928 ГК.

Лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя (п. 2 ст. 931 ГК). Таким образом, при страховании внедоговорной ответственности в отношениях могут участвовать сразу четыре различных участника – страхователь, страховщик, лицо, ответственность которого застрахована, и, наконец, выгодоприобретатель.

Договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственного за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен (п. 3 ст. 931 ГК). Следовательно, договор страхования внедоговорной ответственности всегда заключается в пользу третьего лица (выгодоприобретателя), никогда не совпадающего со страхователем.

Страхование риска ответственности за нарушение договора допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. Из всех приведенных в литературе примеров только страхование, которое осуществляет плательщик ренты (п. 2 ст. 587 ГК), может быть безоговорочно отнесено к страхованию риска ответственности за нарушение договора. Страхование, предусмотренное п. 1 ст. 343 и п. 4 ст. 919 ГК, хоть оно и осуществляется в пользу контрагента по договору, прямо названо страхованием имущества, а не ответственности. И залогодержатель, и хранитель имеют собственный имущественный интерес в таком страховании. Что касается обязательного страхования банками возврата вкладов граждан (п. 1 ст. 840 ГК), то закон, устанавливающий порядок такого страхования, пока отсутствует.

По договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован риск ответственности только самого страхователя, но никак не третьих лиц, даже если на них возложено исполнение договора. Договор страхования, не соответствующий этому требованию, ничтожен (п. 2 ст. 932 ГК).

Страхование предпринимательского риска (ст. 933 ГК) охватывает широкий круг явлений. Поскольку основной целью предпринимательской деятельности является извлечение дохода, главными рисками, от которых производится страхование, выступают неполучение ожидаемого (обычного) дохода или возникновение убытков. Договоры страхования могут заключаться в отношении любой сферы предпринимательской деятельности.

По договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован риск только самого страхователя и только в его пользу. Договор страхования предпринимательского риска, заключенный лицом, не являющимся на самом деле предпринимателем, ничтожен. Если страхователь в момент заключения договора был предпринимателем, а затем до наступления страхового случая лишился этого статуса, договор страхования прекращается на основании п. 1 ст. 958 ГК.


Личное страхование.

Договор личного страхования - договор, в силу которого одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), оплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровья самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Согласно п. 1 ст. 927 ГК договор личного страхования является публичным договором (ст. 426 ГК) со всеми вытекающими из этого последствиями. Его публичный характер объясняется тем, что подавляющее большинство договоров личного страхования являются стандартными и заключаются со множеством страхователей, равноправие которых должно быть надежно обеспечено. Страховщик по договору личного страхования не может оказывать предпочтение определенным категориям страхователей (застрахованных). Все они должны быть поставлены в одинаковые условия.

Особенностями договора личного страхования в отличие от имущественного являются:

1) специфические личные интересы, которые должно иметь застрахованное лицо, а именно, интерес в получении выплаты при смерти или повреждении здоровья, при достижении определенного возраста или наступлении определенных событий (п. 1 ст. 934 ГК). Все эти интересы неразрывно связаны с личностью застрахованного лица, с принадлежностью ему личных неимущественных благ (прав). Перечень личных интересов, которые могут быть застрахованы, является открытым.

Сами по себе личные интересы в момент заключения договора страхования не получают денежной оценки, т.е. страховой стоимости. Поэтому устанавливаемая в договоре страховая сумма не зависит от вида и характера личного интереса, а определяется произвольно;

2) особый характер некоторых рисков, на случай которых заключаются договоры личного страхования. Имущественное страхование всегда имеет целью компенсацию понесенного страхователем (выгодоприобретателем) ущерба. Поэтому имущественные риски всегда опасны, нежелательны. Такими в ряде случаев могут быть и личные риски (например, увечье или заболевание). Однако многие личные риски лишены свойства быть опасными для интересов застрахованного лица. Они нейтральны, например, дожитие до определенного возраста, или даже желанны – достижение совершенно­летия, бракосочетание и т. п.;

3) появление особой фигуры застрахованного лица, которое может не совпадать ни со страхователем, ни с выгодоприобретателем (п. 2 ст. 934 ГК).

Договор личного страхования считается заключенным страхователем в пользу застрахованного лица (в том числе самого страхователя), если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо (п. 2 ст. 934 ГК).

Если страхователь (выгодоприобретатель) не является одновременно застрахованным лицом, договор личного страхования в пользу первых может быть заключен только с письменного согласия последнего. При отсутствии такого согласия договор может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае смерти этого лица – по иску его наследников;

4) выплата страховой суммы производится в форме страхового обеспечения, которое не привязано к денежной оценке понесенного ущерба. Страховое обеспечение определяется сторонами в договоре по их усмотрению (п. 3 ст. 947 ГК).

Более того, обеспечение выплачивается независимо от сумм, причитающихся застрахованному по другим договорам страхования (в том числе личного), а также по социальному страхованию, социальному обеспечению и в порядке возмещения вреда. Страховая выплата по договору личного страхования, причитающаяся выгодоприобретателю, не являющемуся застрахованным лицом, в случае смерти последнего в состав наследственной массы не входит (п. 4 ст. 10 Закона об организации страхового дела);

5) страховая выплата может осуществляться частями, причем в течение довольно длительного промежутка времени, обеспечивая застрахованное лицо (выгодоприобретателя) без какой-либо связи с понесенными им потерями. Поэтому-то выплата и получила название страхового обеспечения;

6) только договор личного страхования может иметь накопительный характер, а именно: преследовать цель не только компенсировать вред, причиненный личности, но и обеспечить определенный доход (процент) на вложенный капитал (страховую премию).

Соответственно договоры личного страхования можно подразделить на рисковые и накопительные (сберегательные). Рисковые договоры предполагают страховую выплату только при наступлении страхового случая, который может не наступить вовсе. Наиболее распространенным рисковым видом личного страхования является страхование от несчастных случаев. Если оговоренный в договоре несчастный случай (как правило, смерть, телесное повреждение или болезнь) наступает, страховщик обязан произвести выплату, если не наступит, то никакая выплата не производится.

В накопительных договорах выплата производится всегда, поскольку один из указанных в них рисков неизбежно превратится в страховой случай. В то же время накопительные договоры всегда должны содержать рисковый элемент, в противном случае они не могут быть отнесены к договорам страхования.

Рисковый элемент при накопительном страховании состоит в том, что в договоре обязательно должны быть указаны такие риски, которые способны воплотиться в страховых случаях далеко не всегда, но если это происходит, выплата должна произойти раньше или в большем объеме, чем это предусмотрено в соответствии с накопительными условиями. Например, договор страхования на дожитие может предусматривать уплату страховой суммы как при достижении застрахованным лицом обусловленного возраста, так и в случае смерти этого лица, которая может наступить ранее.

Наиболее распространенный пример накопительного договора личного страхования – страхование жизни. Оно предполагает периодическую уплату страховых взносов, а при дожитии до окончания срока договора – уплату оговоренной суммы, превышающей сумму взносов. При этом страховая выплата производится и тогда, когда смерть наступает до окончания срока договора.


Понятие и содержание договора поручения.

Для осуществления гражданских прав и обязанностей граждане и юридические лица нередко вынуждены прибегать к услугам лиц, которые совершают для них различные действия, влекущие возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Такого рода отношения принято именовать представительством. Отношения представительства могут возникать в силу различных оснований, в том числе договора. Наиболее распространенным договором, порождающим отношения представительства, является договор поручения. Для получения заработной платы, заключения сделок, приема и передачи имущества и в иных жизненных ситуациях, в которых субъект гражданского оборота не может в силу различных обстоятельств непосредственно принимать участие, заключается договор поручения. В настоящее время сфера применения договора поручения все более расширяется в связи с появлением фирм, оказывающих услуги по снабжению, поиску партнеров, маркетингу, юридическому обслуживанию и т. п. Особенно это заметно в отношениях с участием хозяйственных обществ: представительство акционера на собрании акционерного общества, совершение операций с ценными бумагами и т.д.

Договор поручения является классической формой представительства, поскольку действия поверенного приводят к возникновению прав и обязанностей не у него, а непосредственно у доверителя. Объясняется это тем, что представитель (поверенный) совершает действия не от собственного имени, а от имени представляемого (доверителя). Функция договора поручения заключается в том, что он призван урегулировать отношения между представителем и представляемым, как бы внутреннюю сторону отношений представительства. Внешняя же сторона отношений представительства отражается в полномочиях представителя, зафиксированных в доверенности.

Особенность договора поручения заключается также в том, что наряду с отношениями представительства он может порождать и обязательственные отношения: обязательство по оказанию посреднических услуг. Следует различать возмездный договор поручения, который порождает и отношения представительства, и обязательство по оказанию посреднических услуг, и безвозмездный договор поручения, который порождает исключительно отношения представительства. Безвозмездные отношения по оказанию услуг не могут облекаться в форму обязательственных отношений.

В соответствии с п. 1 ст. 971 ГК по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия, в результате совершения которых права и обязанности возникают непосредственно у доверителя.

Договор поручения является консенсуальным, взаимным, преимущественно безвозмездным, так как вознаграждение выплачивается только в случае, если это предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором (ст. 972 ГК).

Традиционно договор поручения относят к числу фидуциарных договоров, т.е. основанных на лично-доверительном характере отношений сторон. Как правило, отношения представительства с участием граждан действительно имеют лично-доверительный характер.

Нормы главы 49 ГК предусматривают две разновидности обязательств, которые могут возникать из договора поручения: применяемые в общегражданских отношениях и в предпринимательской деятельности. Различие между этими обязательствами основано на специфике коммерческого представительства, в силу которого, во-первых, коммерческое представительство всегда возмездно и, во-вторых, коммерческий представитель вправе одно­временно представлять обе стороны в совершаемой им сделке (ст. 184 ГК).

Элементы договора поручения. Стороны в договоре поручения именуются доверитель и поверенный. Особенностью договора поручения является то, что в качестве и доверителя, и поверенного могут выступать только дееспособные лица. Если договор поручения оформляет отношения коммерческого представительства, то в качестве поверенного может выступать только гражданин, являющийся предпринимателем, либо коммерческая организация. Некоммерческие организации в качестве коммерческого представителя, как правило, выступать не вправе.

Предметом договора поручения является оказание нематериальных посреднических услуг. Результат деятельности поверенного не получает овеществленного выражения, и достижение того результата, к которому стремится доверитель, не может быть гарантировано поверенным. Предмет договора поручения конкретизируется в указаниях доверителя, которые имеют своеобразную форму заказа на оказание посреднических услуг. Доверитель может давать поверенному любые указания, однако закон требует, чтобы эти указания были «правомерными, осуществимыми и конкретными» (п. 1 ст. 973 ГК). Правомерность означает, что поверенный при исполнении данного ему поручения должен действовать строго в рамках закона, любое же указание доверителя, предписывающее поверенному действовать вопреки закону, не только не является для поверенного обязательным, но и может повлечь для поверенного, если он все-таки будет ему следовать, неблагоприятные правовые последствия, вплоть до привлечения к ответственности. Наиболее важна для указаний доверителя их конкретность, т.е. максимально полное выражение доверителем своих требований к содержанию, способам, условиям и характеру действий, совершаемых поверенным. Поверенному при получении указаний должно быть абсолютно ясно, что именно поручает ему исполнить доверитель. Если такая ясность отсутствует, то поверенный вправе утверждать, что ему были даны неконкретные указания. Юридическое значение требований к указаниям доверителя заключается в том, что если указания не соответствуют требованиям закона, т.е. не являются правомерными, осуществимыми и конкретными, то поверенный вправе, а иногда и обязан считать себя не связанным данными ему указаниями.

Из анализа главы 49 ГК можно сделать вывод, что законом не предусмотрены специальные требования к форме договора поручения и, следовательно, должны применяться общие правила, предусмотренные ст. 158—165 ГК. Однако необходимо учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 975 ГК доверитель обязан выдать поверенному доверенность на совершение действий, предусмотренных договором поручения. При этом из указанного правила не содержится никаких изъятий, кроме случая, когда полномочия представителя могут явствовать из обстановки, в которой действует представитель (поверенный). Доверенность необходима для урегулирования взаимоотношений поверенного с третьими лицами, собственно же договор поручения заключается для урегулирования отношений между доверителем и поверенным. Таким образом, договор поручения и доверенность не являются взаимоисключающими документами, и для надлежащего соблюдения формы отношений необходимы и договор поручения, и доверенность.

Общие требования к доверенности закреплены в ст. 185—189 ГК, а ряд специальных требований предусмотрен к доверенности на совершение дарения (п. 5 ст. 576 ГК). Между требованиями к форме доверенности и форме договора поручения не существует прямой зависимости. Например, если законом предусмотрена нотариальная форма доверенности, то это не означает, что именно в нотариальную форму должен быть облечен и договор поручения. Как правило, договор поручения требует простой письменной формы, специальных последствий ее несоблюдения в виде недействительности договора поручения законом не предусмотрено.

Срок действия договора зависит от характера данного доверителем поручения. Срок может выражаться в каком-либо периоде времени, в течение которого поверенный должен исполнить данное ему поручение, либо определяться конкретной датой. Например, поверенный должен получить причитающееся доверителю авторское вознаграждение 1 февраля.

Срок действия договора поручения взаимосвязан со сроком действия доверенности, выдаваемой поверенному. Срок действия договора не может быть менее срока действия доверенности. Срок договора должен либо совпадать со сроком действия доверенности, либо превышать его. В последнем случае, если срок действия договора более трех лет, доверитель должен будет после истечения срока действия первой доверенности выдать новую доверенность.

Цена в возмездном договоре поручения определяется по соглашению сторон. Закон не содержит указаний на применение каких-либо тарифов, прейскурантов или иного императивного нормирования цены договора поручения. В вопросе о размере вознаграждения законодатель, как и в ряде других случаев, не придает ему существенного значения. При отсутствии в договоре указаний о размере вознаграждения оно в соответствии с правилом п. 3 ст. 424 ГК должно выплачиваться в сумме, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги (п. 2 ст. 972 ГК).

В качестве самостоятельной разновидности договора поручения выступает договор, порождающий отношения коммерческого представительства (п. 1 ст. 184 ГК). Так, договор коммерческого представительства предполагается возмездным, если иное не установлено договором, т.е., в отличие от преимущественно безвозмездного договора поручения, договор коммерческого представительства – преимущественно возмездный (п. 1 ст. 972). Кроме того, интересы коммерческого представителя, в отличие от обычного поверенного, имеют большую степень защиты: коммерческому представителю предоставлено право удержания вещей, причитающихся доверителю, в обеспечение своих требований по договору (п. 3 ст. 972 ГК); односторонний отказ от договора коммерческого представительства может иметь место только при условии предварительного уведомления другой стороны не позднее, чем за тридцать дней (п. 3 ст. 977 ГК), если более длительный срок уведомления не предусмотрен договором. Коммерческому представителю может быть предоставлено право отступать от указаний доверителя с соблюдением его интересов, не испрашивая на то предварительного согласия доверителя (п. 3. ст. 93 ГК). Право требовать возмещения убытков, вызванных односторонним отказом от договора, при коммерческом представительстве имеют и доверитель, и поверенный (пп. 2, 3 ст. 978 ГК). Таким образом, основные права и обязанности сторон в договоре, порождающем отношения коммерческого представительства, имеют существенную специфику по сравнению с обычным договором поручения, что в совокупности с правилами ст. 184 ГК позволяет говорить об относительной самостоятельности коммерческого представительства и порождающего его договора.

Обязанности поверенного. Договор поручения независимо от его возмездности или безвозмездности является взаимным. И доверитель, и поверенный в силу договора наделяются правами и обязанностями.

Обязанностью поверенного, прежде всего, является выполнение поручения доверителя в точном соответствии с его указаниями (п. 1 ст. 973 ГК). Исключение из этого правила допускается лишь в случае, когда поверенный в интересах доверителя по обстоятельствам дела вынужден отступить от указаний доверителя и поверенный не мог предварительно запросить доверителя либо не получил в разумный срок ответ на свой запрос (п. 2 ст. 973 ГК). Чтобы исполнение в случае вынужденного отступления от указаний доверителя считалось надлежащим, поверенный обязан также при первой возможности уведомить доверителя о допущенных им отступлениях (п. 2 ст. 973 ГК).

Для отношений коммерческого представительства законом предусмотрена возможность установления иного правила о соблюдении указаний доверителя: доверитель может предусмотреть в договоре право отступать от указаний доверителя, не испрашивая предварительного на то разрешения, при условии, что все отступления делаются в интересах доверителя (п. 3 ст. 973 ГК). В этом случае коммерческий представитель обязан в разумный срок уведомить доверителя о допущенных отступлениях либо в договоре поручения должно содержаться иное правило о сроках и способах уведомления доверителя о допущенных коммерческим представителем отступлениях.

По общему правилу, поверенный обязан исполнить поручение лично (ст. 974 ГК), что обусловлено характером нематериальной посреднической услуги, для которой личность исполнителя имеет существенное значение. Разумеется, поверенный при исполнении поручения вправе прибегать к помощи тех или иных лиц, поручая им выполнение отдельных вспомогательных функций. Таковы подсчет полученного товара, выдача товара со склада, совершение расчетных операций и т.п. При этом действия помощников не будут обязывать доверителя, если иное прямо не предусмотрено выданной доверенностью или договором поручения. Однако перепоручить полностью или в части исполнение поручения другому лицу поверенный вправе лишь в случаях и на условиях, предусмотренных для передоверия (ст. 187 ГК).

Поверенный обязан также информировать доверителя по его требованию о ходе исполнения поручения, т.е. сообщать обо всех обстоятельствах, которые могут воспрепятствовать достижению цели договора (ст. 974 ГК). Это дает доверителю возможность быть постоянно в курсе дел и по мере необходимости своевременно отреагировать и предотвратить возможную угрозу его интересам либо изменить указания к большей для себя выгоде.

По исполнении поручения в целом поверенный обязан представить доверителю полный отчет с приложением в случае необходимости оправдательных документов (ст. 974 ГК). Выполнение указанных обязанностей, как правило, имеет значение для сложных поручений, охватывающих необходимость совершения большого количества различных действий, финансовых расчетов, согласования условий контрактов и т.п. В большинстве же случаев поверенному поручается совершение какого-то одного, разового действия, которое завершается передачей полученного доверителю.

Поверенный обязан незамедлительно передавать доверителю все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения (ст. 974 ГК). Полученные поверенным для доверителя деньги, вещи, документы и иные предметы принадлежат доверителю с момента, когда они были вручены поверенному. Поэтому в случае задержки в передаче со стороны поверенного либо несанкционированного расходования каких-либо сумм доверитель вправе потребовать не только изъятия того, что подлежит передаче, но и возмещения убытков. Поверенный, однако, вправе удержать принадлежащие доверителю вещи в случаях, когда законом ему предоставлено право удержания в обеспечение своих требований по договору поручения (п. 3 ст. 972 ГК).

Поверенный обязан по исполнении поручения либо в случае прекращения договора до его исполнения возвратить доверителю доверенность, срок действия которой не истек (ст. 974 ГК).

Обязанности доверителя. Законом не предусмотрена такая обязанность доверителя, как дача указаний поверенному, поскольку без них договор поручения вообще не может считаться заключенным. Однако для исполнения данных им указаний доверитель обязан наделить поверенного соответствующими полномочиями, т.е. выдать доверенность (п. 1 ст. 975 ГК). По исполнении поручения доверитель обязан без промедления принять от поверенного все исполненное им в соответствии с договором (п. 3 ст. 975).

Поскольку поверенный совершает действия в интересах доверителя, он действует и за счет доверителя. Следовательно, доверитель обязан обеспечить поверенного необходимыми средствами для исполнения поручения, а также возмещать поверенному понесенные им издержки (п. 2 ст. 975 ГК).

Доверитель обязан уплатить поверенному вознаграждение, если договор поручения является возмездным (ст. 972 ГК).

Возмездный характер договор поручения приобретает лишь в случаях, когда законом или иными правовыми актами, а также собственно договором поручения предусмотрена обязанность доверителя уплатить поверенному вознаграждение. В частности, закон предусматривает возмездность договора поручения, если договор связан с осуществлением одной из сторон предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 972 ГК).


Прекращение договора поручения.

Доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время (п. 2 ст. 977 ГК). Таким образом, договор поручения может быть в любой момент по усмотрению каждой из сторон расторгнут в одностороннем порядке. При этом отказ от договора поручения является правомерным действием и не рассматривается как нарушение обязательства. Более того, законом предусмотрена ничтожность соглашения об отказе от права одностороннего отказа от договора поручения.


Понятие и содержание договора комиссии.

Договор комиссии относится к числу договоров по оказанию нематериальных посреднических услуг, главным образом при осуществлении торговых операций. Совершение сделок с такими объектами, как автомобиль, квартира, дом, дача, и многими другими требует определенных навыков, знания цен, правил оформления сделок и т. д.

Договор комиссии имеет много общего с договором поручения. Исполнитель действует в интересах и за счет доверителя, как в договоре поручения, так и в договоре комиссии, задача обоих договоров, как правило, состоит в совершении сделок для другого лица. Однако внешнее сходство договоров поручения и комиссии исчерпывается тем, что оба договора предназначены урегулировать отношения по оказанию посреднических услуг.

Различие же между этими договорами предопределено в первую очередь тем, что договор поручения является договором о представительстве, т. е. поверенный действует от имени доверителя на основании доверенности, в то время как договор комиссии не порождает отношений представительства. Комиссионер действует, хотя и в интересах комитента, но от собственного имени, что исключает возможность возникновения отношений представительства (п. 2 ст. 182 ГК).

Целью договора комиссии является юридическое оформление отношений торгового посредничества, с его помощью заключаются сделки по возмездной реализации имущества, не принадлежащего самому комиссионеру. Кроме того, не существует ограничений для того, чтобы комиссионер выступал в интересах комитента в качестве не только продавца, но и покупателя. Комитент может поручить комиссионеру заключить как договор купли-продажи, так и любой другой договор, например подряда или перевозки.

Законом договор комиссии определен как такой договор, по которому одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента (п. 1 ст. 990 ГК). Исходя из определения договора комиссии следует, что он является консенсуальным, возмездным, взаимным.

Для совершения отдельных видов договора комиссии законом и иными правовыми актами могут устанавливаться специальные правила. Так, в настоящее время Постановлением Правительства РФ от 06 июня 1998 г. № 569 утверждены Правила комиссионной торговли непродовольственными товарами, предназначенные урегулировать отношения между гражданами, реализующими товары, и специализированными магазинами (гражданами-предпринимателями), осуществляющими прием товаров на комиссию с целью их розничной продажи. Не так давно комиссионная торговля являлась, чуть ли ни единственным способом реализации гражданами собственного имущества, в особенности автомобилей, мотоциклов и т. д.

Для оформления договора применяются квитанции, либо проформы договора комиссии. Продажная цена вещи, сдаваемой на комиссию, устанавливается по соглашению между комиссионером и комитентом и фиксируется в договоре (квитанции). Вознаграждение комиссионера определяется в процентах по отношению к цене, по которой товар фактически реализован. Если товар не реализован, комиссионер вправе произвести уценку товара по согласованию с комитентом либо самостоятельно, если это предусмотрено договором. Товар может подлежать уценке не более трех раз. Если после двух уценок товар не реализован, то комиссионер обязан вызвать комитента и согласовать с ним возможный размер уценки товара. Комитент вправе отказаться от третьей уценки и забрать товар, возместив комиссионеру расходы по его хранению.

Комиссионер в своей деятельности руководствуется специальными правилами, установленными для реализации предметов антиквариата, изделий из драгоценных металлов и драгоценных камней, гражданского оружия, а также перечнем видов продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена1 .

Элементы договора комиссии. Стороны в договоре комиссии именуются комиссионер и комитент. Комитентом является гражданин или организация, в интересах, которых совершаются сделки по приобретению или продаже принадлежащего им имущества. Комиссионером является лицо, совершающее соответствующие сделки в интересах комитента. Комиссионером может выступать и гражданин, и организация. Хотя в законе прямо и не предусмотрено, что деятельность комиссионера относится к предпринимательской, в подавляющем большинстве случаев комиссионер осуществляет именно предпринимательскую деятельность. Исключения составляют эпизодические сделки между гражданами, например по продаже какой-либо домашней утвари. Известное распространение получила деятельность специализированных комиссионных магазинов, занимающихся реализацией товаров, принятых от населения.

В отличие от ранее действовавшего законодательства, в настоящее время в законе не содержится специальных правил о форме договора комиссии, а потому применению подлежат общие правила о форме совершения сделок (ст. 158—165 ГК). Обычно договор комиссии подлежит заключению в письменной форме.

Цена в договоре комиссии зависит от цены совершаемой комиссионером сделки. Сумма комиссионного вознаграждения, которая обычно определяется в процентах от цены сделки, не влияет на цену договора комиссии. Как и в других возмездных договорах, размер комиссионного вознаграждения не относится к числу существенных условий договора комиссии и, при отсутствии соответствующих указаний в законе или договоре, может быть определен по правилам п. 3 ст. 424 ГК.

Стороны вправе накладывать определенные ограничения друг на друга при заключении договора комиссии. Например, с целью защиты экономических интересов комиссионера договор может быть заключен с указанием территории его исполнения, при этом на комитента может быть возложена обязанность не заключать с другими лицами аналогичных договоров комиссии и т. п. (п. 2 ст. 990 ГК).

Права и обязанности сторон, составляющие содержание договора комиссии, носят взаимный характер. Основной обязанностью комиссионера является заключение обусловленной договором сделки в точном соответствии с указаниями комитента и на наиболее выгодных для комитента условиях (п. 1 ст. 990 ГК).

Комиссионер, не получивший от комитента соответствующих указаний, обязан исполнить поручение в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (ст. 992 ГК).

Комиссионер обязан исполнить поручение на наиболее выгодных для комитента условиях. Комиссионер, заключивший сделку на более выгодных условиях, чем те, которые указаны комитентом, вправе претендовать сверх суммы комиссионного вознаграждения дополнительно на половину вырученной суммы.

Оставшаяся часть принадлежит комитенту. Стороны при заключении договора комиссии вправе предусмотреть, что дополнительная выгода полностью поступит в распоряжение комитента либо комиссионера, а также установить и иное распределение сумм, дополнительно вырученных комиссионером (ч. 2 ст. 992 ГК).

Отступления от указаний комитента допускаются в тех же случаях, что и при договоре поручения. В то же время для комиссионера законом специально предусмотрены неблагоприятные имущественные последствия отступлений от указаний комитента. В зависимости от характера комиссионного поручения мыслимы две ситуации:

комиссионеру поручено продать имущество комитента, и он заключает сделку по цене, ниже согласованной с комитентом;

комиссионеру поручено приобрести какую-либо вещь, и он, отступая от указаний комитента, приобретает ее по более высокой цене, чем согласовано с комитентом.

Однако комитент не вправе отказываться от покупки, если комиссионер заявил о том, что принимает на свой счет разницу в цене (п. 3 ст. 995 ГК). Таким образом, комиссионер, приняв на себя все неблагоприятные последствия своих действий, исполнил поручение надлежащим образом, а комитент получает вещь на условиях, обозначенных в поручении.

Закон не содержит требований о личном исполнении обязательства комиссионером, поэтому комиссионер, если иное не предусмотрено договором, вправе привлекать к его исполнению третьих лиц, в том числе путем заключения договора субкомиссии. Договором субкомиссии называется договор, по которому одна сторона (субкомиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комиссионера) за вознаграждение исполнить одну или несколько сделок от собственного имени и в интересах комитента. Иными словами, договор субкомиссии – это договор, в котором комиссионер в отношении субкомиссионера исполняет права и обязанности комитента, отвечая перед комитентом за исполнение договора субкомиссионером (п. 1 ст. 994 ГК).

Комиссионер отвечает перед комитентом за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента (п. 1 ст. 998 ГК). Поскольку в законе не предусмотрено иного правила, ответственность комиссионера зависит от того, осуществляет ли комиссионер деятельность в качестве предпринимателя или нет. В первом случае ответственность строится в соответствии с правилами п. 3 ст. 401 ГК независимо от вины. Во втором – на общих основаниях, т.е. за вину (пп. 1, 2 ст. 401 ГК).

Ответственность комиссионера не ограничивается ответственностью за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента. Ненадлежащее исполнение обязанностей по договору комиссии может привести к возникновению у комитента убытков, в частности при продаже вещи по цене ниже согласованной с комитентом. Обязанность по возмещению убытков предусмотрена ст. 393 ГК, и никаких прямых изъятий из этого правила в нормах, посвященных договору комиссии, не установлено. Следовательно, на отношения комиссионера с комитентом распространяется принцип полного возмещения убытков, в чем бы они ни выражались – реальном ущербе или упущенной выгоде.

Комиссионер несет ответственность за действительность заключенных сделок, но не за их исполнимость. Комиссионер не отвечает перед комитентом за исполнение третьим лицом сделки, заключенной в интересах комитента. В то же время если комиссионер не проявил должной осмотрительности в выборе контрагента, скажем, заключил договор с неплатежеспособным лицом либо организацией, объявленной банкротом, то комиссионер должен отвечать перед комитентом и за самое исполнение заключенной им сделки. Иными словами, он несет ответственность за действия третьего лица, если выбор этого лица был ненадлежащим.

Комиссионер отвечает за действия третьего лица и в том случае, если он добровольно примет на себя перед комитентом ручательство за исполнение сделки третьим лицом. Такое ручательство, именуемое в договоре комиссии делькредере, сходно по своей природе с поручительством и принимается лишь за дополнительное вознаграждение со стороны комитента (п. 1 ст. 993 ГК).

Обязанности комитента. Комитент обязан принять от комиссионера все исполненное по договору комиссии и осмотреть имущество, приобретенное для него комиссионером (ст. 1000 ГК). Если в имуществе имеются какие-либо недостатки, то комитент обязан незамедлительно известить об обнаруженных недостатках комиссионера. Претензии же по обнаруженным недостаткам должны быть предъявлены комитентом не комиссионеру, а третьему лицу, выступавшему продавцом. Уведомление комиссионера об обнаруженных недостатках преследует цель поставить его в известность о них и привлечь к обоснованию претензии, направляемой продавцу имущества. Принимая отчет, комитент обязан также освободить комиссионера от обязательств перед третьим лицом по исполнению комиссионного поручения, например, перевести или переоформить на себя гарантийные обязательства (ст. 1000 ГК).

Поскольку договор комиссии является посредническим договором, все имущество, находящееся у комиссионера и поступившее к нему от комитента либо приобретенное комиссионером для комитента, является собственностью комитента (п. 1 ст. 996 ГК). Комиссионер не приобретает на указанное имущество никаких прав. Как собственник комитент несет риск случайной гибели или порчи имущества, а также расходы по его содержанию. Исключение составляют расходы по хранению имущества, возмещения которых, по общему правилу, комиссионер не вправе требовать от комитента, если иное не установлено законом или договором (ст. 1001 ГК).

Для обеспечения своих интересов комитент может возложить на комиссионера обязанность по страхованию имущества, но лишь за счет комитента (п. 3 ст. 998 ГК). Комиссионер может нести ответственность за неисполнение обязанности по страхованию имущества комитента не только в случаях, когда это предусмотрено договором комиссии, но и тогда, когда такая обязанность предусмотрена обычаями делового оборота, в частности при осуществлении экспортно-импортных операций.

Если договор комиссии не исполнен по обстоятельствам, зависящим от комитента (п. 2 ст. 991 ГК), комиссионер сохраняет право на вознаграждение и возмещение понесенных расходов. Например, при отмене поручения комитентом комиссионер вправе требовать возмещения убытков, включая и уплату комиссионного вознаграждения.

Комиссионеру предоставлено право удержания находящегося у него имущества (вещей и денежных средств) комитента (ст. 996, 997 ГК). Право удержания распространяется на любые выплаты, причитающиеся комиссионеру, включая право на получение комиссионного вознаграждения, вознаграждения за делькредере, на возмещение понесенных расходов. Если в распоряжении комиссионера находятся денежные суммы, поступившие к нему за счет комитента, комиссионер вправе вычесть из этих сумм причитающееся ему по договору комиссии. В отношении вещей комитента применяются правила о реализации заложенного имущества. Однако удержание в договоре комиссии имеет отличия от общих правил, предусмотренных законом (ст. 359—360 ГК). Так, в случае объявления комитента банкротом право комиссионера на удержание имущества прекращается и утрачивает приоритет перед требованиями других кредиторов, также являющихся залогодержателями комитента. В отношении же денежных сумм права комиссионера не имеют приоритета перед требованиями кредиторов первой и второй очереди (п. 3 ст. 25 и п. 1 ст. 64 ГК).


Прекращение договора комиссии.

Как договор об оказании нематериальных услуг, договор комиссии может быть прекращен в одностороннем порядке путем отмены поручения комитентом или отказа от исполнения договора комиссионером. Закон содержит различные правила для отмены поручения комитентом и отказа комиссионера от исполнения обязательства.

Комитент вправе в любое время отказаться от договора комиссии, отменив поручение и возместив убытки комиссионера, вызванные расторжением договора (п. 1 ст. 1003 ГК). Комиссионер не вправе отказаться от исполнения договора комиссии, кроме случая заключения договора без указания срока (п. 1 ст. 1004 ГК), а также иных случаев, предусмотренных законом и договором (ст. 1002 ГК). Представим ситуацию, когда комиссионер отказывается от исполнения договора без какого-либо основания, предусмотренного законом или договором. Конечно, комитент вправе требовать от комиссионера исполнения поручения, однако никаких мер ответственности, кроме возложения на комиссионера обязанности по возмещению убытков за отказ от исполнения договора (ст. 397 ГК), понуждающих комиссионера исполнить обязательство в натуре, т.е. заключить предусмотренную договором комиссии сделку, комитент применить не может. Пункт 1 ст. 1004 предусматривает лишь то, что комиссионер, отказавшийся от исполнения договора комиссии в одностороннем порядке, обязан возместить все убытки, понесенные комитентом вследствие расторжения договора. Если же комиссионер отказался от исполнения договора по основаниям, предусмотренным законом или договором, он сохраняет право на возмещение понесенных расходов и получение вознаграждения за сделки, совершенные им до прекращения договора (п. 3 ст. 1004 ГК).

Прекращение договора комиссии, кроме случаев отмены поручения комитентом и отказа комиссионера, происходит также в связи с иными обстоятельствами, предусмотренными ст. 1002 ГК. Так, если в качестве комиссионера действовал гражданин, договор комиссии прекращается в случае его смерти, признания недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим или объявления умершим, а также в случае признания банкротом индивидуального предпринимателя (ст. 1002 ГК). Изменение правового положения комитента договор комиссии не прекращает.

В случае объявления комиссионера несостоятельным (банкротом) права обязанности комиссионера по сделкам, заключенным им для комитента во исполнение его указаний, переходят на комитента независимо от того, являлся ли комиссионер физическим или юридическим лицом (ст. 1002 ГК).


Понятие и содержание агентского договора.

Агентский договор определен в законе как такой договор, по которому одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала (п. 1 ст. 1005 ГК). Из определения следует, что агентский договор является консенсуальным, возмездным, взаимным.

Агентский договор применяется в более широкой сфере отношений, нежели комиссия и поручение. Объясняется это тем, что предметом агентского договора могут быть не только действия, влекущие юридические последствия, но и иные действия, которые таких последствий не вызывают Предметом агентского договора могут быть как действия сделочного типа, так и действия, не являющиеся таковыми, с которыми, однако, также связаны те или правовые последствия. Предметом агентского договора могут быть и такие действия, которые правовых последствий вообще не вызывают.

Отличительным признаком агентского договора является также его длящийся, по сравнению с поручением и комиссией, характер, ибо агент обязуется совершать определенные действия, т.е. подразумеваются многократно повторяющиеся длящиеся действия агента.

При урегулировании агентского договора законодатель использовал юридико-технический прием, позволяющий применять к этому договору нормы о договоре поручения или комиссии (главы 49 и 51 ГК) в зависимости от того, как действует агент – от собственного имени или от имени принципала, при условии, что нормы о договоре комиссии и поручения не противоречат положениям главы 52 ГК и существу заключенного агентского договора (ст. 1011 ГК). Использование такого приема, с одной стороны, экономит нормативный материал, с другой, оставляет больше возможностей для включения сторонами в договор новых условий, еще не отраженных в законодательстве.

Агентский договор может порождать особую форму представительства, не оформляемую доверенностью, поскольку закон не предусматривает обязанности принципала выдать агенту доверенность. Напротив, п. 2 ст. 1005 ГК рассчитан на ситуацию, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, определены общие полномочия агента на совершение сделок от имени принципала. В этом случае принципал не вправе ссылаться в отношениях с третьими лицами на отсутствие у агента надлежащих полномочий. Таким образом, законом презюмируется, что для совершения действий от имени принципала агенту достаточно иметь заключенный в письменной форме агентский договор, в котором предусмотрено, что агент вправе действовать от имени принципала.

Элементы агентского договора. Стороны в агентском договоре именуются агент и принципал. В качестве и принципала, и агента может выступать любой субъект гражданского права, обладающий дееспособностью. Хотя деятельность агента в большинстве случаев связана с осуществлением предпринимательства, закон не содержит жесткой привязки агента к статусу предпринимателя. Напротив, вполне допустимо заключение агентского договора и вне сферы предпринимательской деятельности (например, агентский договор между гражданами для поиска контрагента и заключения договора на аренду автомобиля).

Предметом агентского договора является оказание посреднических услуг. Никаких ограничений по роду и характеру действий, совершаемых агентом, законом не предусмотрено, что позволяет принципалу поручать агенту осуществление любых действий.

Агентским договором может быть ограничена свобода как агента, так и принципала в части заключения аналогичных агентских договоров. Так, принципал вправе потребовать от агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, предусмотренной агентским договором (п. 2 ст. 1007 ГК). Ведь если агент будет представлять одновременно нескольких принципалов, рекламируя одним и тем же потребителям аналогичный товар, то, вероятнее всего, будут ущемлены интересы обоих принципалов. С другой стороны, и агента нужно «обезопасить» от конкурентов на территории его действия, в связи с чем агент вправе требовать от принципала не заключать договоров с другими агентами и не осуществлять самому деятельность, предусмотренную агентским договором, на территории, указанной в договоре (п. 1 ст. 1007 ГК). Таким образом, на предмет агентского договора оказывает влияние, в пределах какой территории действует агент. Она может определяться как конкретным местом, например, Кузнечный рынок, так и территорией района, города, страны и т.п.

В то же время закон не допускает установления агентским договором ограничений по кругу лиц. Ничтожными признаются соглашения, предписывающие агенту продавать товар, выполнять работы или оказывать услуги лишь определенной категории покупателей (например, льготникам) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения или место жительства на определенной территории (п. 3 ст. 1007 ГК).

Специальных требований по форме заключения агентского договора законом не предусмотрено. Поскольку агент действует за счет принципала, то обязательным является представление финансовых отчетов. Агент обязан приложить к своему отчету доказательства, подтверждающие необходимость и обоснованность произведенных им расходов. Если принципал имеет какие-либо возражения по отчету агента, он обязан уведомить агента о наличии возражений не позднее тридцати дней с даты получения отчета. Если принципал не заявил в указанный срок о несогласии с обоснованностью каких-либо расходов, то считается, что принципал принял отчет без возражений (п. 3 ст. 1008 ГК). При заявлении принципалом возражений по отчету констатируется лишь наличие спора между агентом и принципалом по поводу исполнения поручения и расходования средств, в дальнейшем же этот спор подлежит рассмотрению в установленном законом порядке. Если же принципал своевременно не заявил о наличии возражений по отчету, он лишается права в дальнейшем предъявлять претензии агенту по принятому отчету.

Принципал вправе освободить агента от представления отчета, поскольку правило ст. 1008 ГК является диспозитивным и позволяет сторонам договориться об установлении иного правила либо отказаться от представления отчета.

Агент вправе привлекать к исполнению поручения третьих лиц путем заключения субагентского договора. Ответственным перед принципалом за действия субагента остается агент, что характерно для общих правил о возложении исполнения на третье лицо. Агентским договором может быть предусмотрен как запрет на заключение субагентского договора, так и обратная ситуация – предписание агенту заключить субагентский договор с указанием или без указания конкретных условий такого договора (п. 1 ст. 1009 ГК).

Субагент не может полностью заместить агента, поскольку закон запрещает субагенту заключать с третьими лицами сделки от имени принципала (п. 2 ст. 1009 ГК). Таким образом, субагент может совершать сделки в интересах принципала лишь от собственного имени. Исключение составляет ситуация, когда в соответствии с п. 1 ст. 187 ГК агент вынужден силою обстоятельств передоверить исполнение поручения субагенту для защиты интересов принципала. При передоверии применяются правила ст. 976 ГК.

Обязанности принципала. Принципал обязан уплатить агенту вознаграждение и возместить понесенные им при исполнении поручения расходы. Размер и порядок выплаты вознаграждения определяются договором. Если размер вознаграждения не определен договором, то подлежит применению правило п. 3 ст. 424 ГК, в соответствии с которым вознаграждение выплачивается в размере, обычно взимаемом за соответствующие аналогичные услуги при сравнимых обстоятельствах (ст. 1006 ГК).

Принципал обязан уплатить агенту вознаграждение в течение недели с момента получения отчета агента за прошедший период, если иной порядок не предусмотрен договором либо не вытекает из существа договора или обычаев делового оборота.


Прекращение агентского договора.

Как и другие договоры по оказанию нематериальных посреднических услуг, агентский договор наряду с общими основаниями может быть прекращен вследствие отказа одной из сторон от исполнения договора, заключенного без определения срока его действия, смерти агента, умаления его дееспособности (вследствие ограничения либо недееспособности), объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим, а также вследствие банкротства агента, являющегося индивидуальным предпринимателем (ст. 1010 ГК). Закон связывает особые случаи прекращения агентского договора лишь с изменением статуса агента, подобные изменения в статусе принципала не приводят к прекращению договора. Таким образом, права принципала по агентскому договору могут переходить в порядке правопреемства, а права агента не могут. Для передачи прав агента по договору необходимо согласие принципала.


Понятие и предмет договора доверительного управления имуществом.

Когда собственник сам использует свое имущество, ему принадлежат и поступления, полученные в результате использования этого имущества (ст. 136, 218 ГК). Однако и бремя содержания имущества также полностью ложится на собственника (ст. 210 ГК). Институт же доверительного управления имуществом позволяет собственнику или назначенному им лицу извлекать выгоду от имущества, не неся бремени содержания указанного имущества. Все заботы по его содержанию и использованию перелагаются на другое лицо – доверительного управляющего, который получает за это вознаграждение.

Таким образом, под доверительным управлением имуществом понимается самостоятельная деятельность управляющего по наиболее эффективному осуществлению от своего имени правомочий собствен­ника и (или) иных прав другого лица (учредителя управления) в интересах последнего или указанного им лица (выгодоприобретателя).

В большинстве случаев правоотношения по доверительному управлению имуществом возникают на основании договора доверительного управления имуществом. Однако они могут возникать и по другим основаниям, предусмотренным законом (ст. 1026 ГК). Доверительное управление имуществом может быть учреждено вследствие необходимости постоянного управления имуществом подопечного в случаях, предусмотренных ст. 38 ГК; на основании завещания, в котором назначен исполнитель завещания (душеприказчик); по иным основаниям, предусмотренным законом. К отношениям по доверительному управлению имуществом, учрежденному по основаниям, предусмотренным законом, правила о договоре доверительного управления применяются, если иное не предусмотрено законом и не вытекает из существа таких отношений.

Общая характеристика договора доверительного управления имуществом. По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему (п. 1 ст. 1012 ГК).

Предметом договора доверительного управления является совершение управляющим любых юридических и фактических действий в интересах выгодоприобретателя (п.2 ст.1012 ГК), поскольку их точное содержание обычно невозможно в момент учреждения управления. Однако какие-то из этих действий могут быть заранее исключены или ограничены законом или договором. Например, управляющему может быть запрещено безвозмездное отчуждение находящегося в его управлении имущества (или его части), а иные сделки по отчуждению имущества могут допускаться лишь с прямого согласия учредителя управления.

Передавая имущество в доверительное управление, собственник не передает управляющему правомочия по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом (они по-прежнему остаются у собственника), а лишь наделяет доверительного управляющего правом от своего имени осуществлять эти правомочия1 . Вместе с тем сам собственник, пока действует договор доверительного управления имуществом, не может осуществлять принадлежащие ему правомочия по владению, пользованию или распоряжению переданным в доверительное управление имуществом.

Договор доверительного управления имуществом – реальный договор. Он считается заключенным с момента передачи имущества управляющему в доверительное управление. Если же договор доверительного управления имуществом подлежит государственной регистрации, он считается заключенным с момента его регистрации (ст. 433 ГК).

Договор доверительного управления имуществом может быть как возмездным, так и безвозмездным. Возмездный характер договор приобретает тогда, когда в нем определены размер и форма вознаграждения управляющему. При отсутствии таких сведений в договоре он считается незаключенным, поскольку ст. 1016 ГК относит размер и форму вознаграждения управляющему к числу существенных условий договора доверительного управления имуществом. Безвозмездным договор доверительного управления признается тогда, когда в законе или в самом договоре предусмотрено, что доверительный управляющий действует безвозмездно.

Возмездный договор доверительного управления имуществом является взаимным договором. Безвозмездный же договор доверительного управления имуществом относится к числу односторонних договоров, так как в этом случае учредитель доверительного управления имуществом приобретает только права и не несет обязанностей перед управляющим.

Как правило, договор доверительного управления имуществом – это свободный договор, заключаемый всецело по усмотрению сторон. Однако в случаях, когда доверительное управление имуществом учреждается по основаниям, предусмотренным законом (ст. 1026 ГК), договор доверительного управления имуществом приобретает обязательный характер. Так, заключение договора доверительного управления имуществом становится обязательным для органа опеки и попечительства, если вступило в силу решение суда, предусматривающее необходимость постоянного управления имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим (ст. 43 ГК). Договоры доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, заключаются с победителями конкурсов на право заключения договоров доверительного управления этими акциями1 .

Договор доверительного управления имуществом может быть как договором в пользу его участников, так и договором в пользу третьего лица. В первом случае выгодоприобретателем по договору становится сам учредитель доверительного управления имуществом, во втором – назначенное им лицо.

От доверительного управления имуществом необходимо отличать управление организацией как юридическим лицом. Возможность заключения договора на управление организацией нередко прямо предусмотрена в законодательстве. Так, в соответствии с п. 3 ст. 103 ГК (п. 1 ст. 69 Закона об акционерных обществах) по решению общего собрания акционеров полномочия исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). В отличие от доверительного управляющего предприятием как имущественным комплексом, действующего от своего имени, управляющий организацией как юридическим лицом действует не от своего имени, а в качестве органа данной организации. Его действия – это действия самой организации, которой он управляет.

Сложности вызывает разграничение договора доверительного управления имуществом и агентского договора, по которому агент может совершать не только юридические, но и фактические действия, как от своего имени, так и от имени принципала. В отличие от агента, доверительный управляющий может действовать только от своего имени, но не от имени учредителя управления. В тех же случаях, когда агент действует от своего имени и совершает, как юридические, так и фактические действия, отличие агентского договора от договора доверительного управления состоит в следующем. Агент совершает только такие фактические действия, которые лишь сопутствуют его юридическим действиям и не связаны с использованием имущества принципала, направленным на извлечение из этого имущества выгоды. Между тем доверительное управление всегда соединено с извлечением из имущества какой-либо выгоды. Поэтому доверительный управляющий осуществляет все три правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом учредителя доверительного управления. Агент же, как правило, только распоряжается имуществом принципала и не осуществляет правомочия пользования его имуществом.

К тому же доверительный управляющий, хотя и действует от своего имени, однако, в отличие от комиссионера и агента, извещает всех третьих лиц о том, что он действует в качестве доверительного управляющего.

Цели договора доверительного управления имуществом. В принципе доверительное управление имуществом может быть учреждено для любых целей, не противоречащих закону. Доверительное управление имуществом может иметь своей целью не только извлечение доходов из этого имущества, но и увеличение имущества или просто поддержание его в надлежащем состоянии.

Объекты договора доверительного управления имуществом. Объектом доверительного управления служит имущество, которое можно обособить и использовать для извлечения какой-либо выгоды. Как и объектом права собственности, объектом договора доверительного управления могут быть только индивидуально-определенные вещи. Однако, в отличие от объектов права собственности, в качестве объекта договора доверительного управления могут выступать и те вещи, которые будут созданы или приобретены в будущем, после заключения договора доверительного управления имуществом. Так, в договоре может быть предусмотрено, что в доверительное управление поступают все приращения, полученные от использования основного имущества, переданного управляющему в момент заключения договора.

Объектом доверительного управления может быть как все имущество учредителя, так и его определенная часть (отдельные вещи или права). Но в этом качестве способно выступать отнюдь не любое имущество. В соответствии с п.1 ст.1013 ГК объектами доверительного управления могут являться:

- отдельные объекты недвижимости, включая предприятия и иные имущественные комплексы;

- ценные бумаги;

- права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами;

- исключительные права;

- иное имущество (движимые вещи и права требования или пользования) при возможности его обособления и учета на отдельном балансе или банковском счете (п.1 ст. 1018 ГК).

Объектом доверительного управления могут быть не только вещи, но и субъективные права. К числу этих прав относятся права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, и исключительные права.

В силу прямого указания закона не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления деньги. Исключение из этого правила может быть предусмотрено только законом (п. 2 ст. 1013 ГК).

Вместе с тем деньги могут входить в состав имущественного комплекса, переданного в доверительное управление. Так, в состав предприятия как имущественного комплекса входят и принадлежащие этому предприятию деньги. В этих случаях использование конструкции доверительного управления имуществом вполне себя оправдывает.

Форма договора доверительного управления имуществом. Договор доверительного управления имуществом должен быть заключен в письменной форме. При этом договор может быть заключен как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Повышенные требования законодатель предъявляет к форме договора доверительного управления недвижимым имуществом. В соответствии с п. 2 ст. 1017 ГК такой договор должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Это означает, что договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в простой письменной форме только путем составления одного документа, подписанного сторонами (ст. 550 ГК).

Поскольку договор доверительного управления относится к числу реальных договоров, для его заключения необходимо не только письменное оформление соглашения сторон, но и передача имущества в доверительное управление. При этом передача недвижимого имущества в доверительное управление также должна быть оформлена по правилам, предусмотренным для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимости учредителем управления и принятие ее доверительным управляющим осуществляются по подписываемому сторонами передаточному акту или иному документу о передаче (ст. 556 ГК).

Существенные условия договора доверительного управления имуществом. В отличие от большинства других договоров в ст. 1016 ГК прямо указываются условия, которые являются существенными для договора доверительного управления имуществом. К их числу относится, прежде всего, условие о составе имущества, передаваемого в доверительное управление. Договор доверительного управления имуществом не считается заключенным, если стороны не пришли к соглашению в установленной законом форме о том, какое имущество передается в доверительное управление.

Смысл договора доверительного управления состоит в том, что управляющий осуществляет доверительное управление имуществом не в своих интересах, а в интересах другого лица. Поэтому существенным условием для данного договора признается наименование юридического лица или гражданина, в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя).

Поскольку доверительное управление имуществом относится к сфере предпринимательской деятельности, существенным условием договора доверительного управления имуществом являются размер и форма вознаграждения управляющему. Когда же доверительный управляющий действует на безвозмездных началах, данное условие утрачивает какой-либо смысл и договор доверительного управления имуществом заключается без этого условия.

Наконец, к числу существенных условий договора доверительного управления имуществом относится срок действия договора. Обусловлено это тем, что доверительный управляющий не становится собственником вверенного ему имущества и по истечении определенного времени должен вернуть его учредителю управления имуществом. Определение срока в качестве существенного условия договора доверительного управления имуществом, с одной стороны, позволяет четко отграничить данный договор от договоров по реализации имущества (купли-продажи, дарения и т. д.) и исключить возможность прикрытия договором доверительного управления фактической передачи имущества в собственность1 , а с другой, придает стабильность отношениям, складывающимся между сторонами данного договора.

Максимальный срок, на который может быть заключен договор доверительного управления имуществом, составляет пять лет. При заключении договора доверительного управления имуществом на более длительный срок он считается заключенным на пять лет. Вместе с тем для договоров доверительного управления отдельными видами имущества законом могут быть установлены иные предельные сроки. Если по истечении срока действия договора ни одна из сторон не заявит о прекращении договора, он считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, какие были предусмотрены договором (п. 2 ст. 1016 ГК).

Договор доверительного управления имуществом может прекратить свое действие и до окончания срока, на который он был заключен. Так, в соответствии с п. 1 ст. 1024 ГК договор доверительного управления имуществом прекращается вследствие смерти гражданина, являющегося доверительным управляющим, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим. В силу ст. 419 ГК договор доверительного управления имуществом прекращается при ликвидации юридического лица, являющегося доверительным управляющим или учредителем управления. Доверительное управление имуществом прекращается также при банкротстве учредителя управления или доверительного управляющего (п. 2 ст. 1018, п. 1 ст. 1024 ГК). Если договором не предусмотрено иное, договор доверительного управления имуществом прекращается вследствие смерти гражданина, являющегося выгодоприобретателем, или ликвидации юридического лица – выгодоприобретателя, а также вследствие отказа выгодоприобретателя от получения выгод по договору (п. 1 ст. 1024 ГК).


Субъекты отношений доверительного управления.

Сторонами договора доверительного управления имуществом являются учредитель доверительного управления (кредитор) и доверительный управляющий (должник). В тех случаях, когда доверительное управление имуществом учреждается в пользу третьего лица, не принимающего участия в заключении договора, стороной возникшего из данного договора обязательства становится также это третье лицо (выгодоприобретатель).

Доверительное управление имуществом может быть учреждено на основе любой формы собственности – государственной, муниципальной или частной. Поэтому в качестве учредителя доверительного управления имуществом может выступать любой собственник имущества.

В порядке исключения из общего правила в предусмотренных законом случаях учредителем доверительного управления имуществом может быть не собственник имущества, а другое лицо. Так, в соответствии со ст. 38 ГК при необходимости постоянного управления недвижимым и ценным движимым имуществом недееспособного гражданина учредителем доверительного управления этим имуществом становится орган опеки и попечительства. Поскольку в доверительное управление могут передаваться не только вещи, но и права, учредителями доверительного управления могут выступать и носители этих прав.

Когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом (ст. 1026 ГК), доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения. Так, если доверительное управление учреждено на основании завещания, в котором назначен исполнитель завещания (душеприказчик), в качестве доверительного управляющего может выступать и гражданин, не являющийся предпринимателем. В этом и подобных случаях важны не столько профессиональные качества управляющего, сколько то доверие, которое испытывает к нему учредитель управления.

В качестве выгодоприобретателя может быть назначено любое лицо: как индивидуальные предприниматели, так и граждане, не являющиеся предпринимателями; коммерческие и некоммерческие организации; Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. Единственным исключением является сам доверительный управляющий, который в любой ситуации не может быть выгодоприобретателем по тому договору, в котором он участвует в качестве доверительного управляющего. В противном случае договор доверительного управления утрачивает всякий смысл.

На стороне учредителя управления, доверительного управляющего и выгодоприобретателя может выступать не одно, а несколько лиц. Так, учреждая доверительное управление своим имуществом, гражданин может назначить в качестве выгодоприобретателей в равных или иных долях своих детей.

Доверительный управляющий обязан лично осуществлять управление вверенным ему имуществом. Исключением является правило, изложенное в п. 2 ст. 1021 ГК. В соответствии с ним доверительный управляющий может поручить другому лицу (поверенному) совершать от его имени действия, необходимые для управления имуществом, если он уполномочен на это договором доверительного управления имуществом, либо получил согласие учредителя в письменной форме, либо вынужден к этому силой обстоятельств для обеспечения интересов учредителя управления или выгодоприобретателя и не имеет возможности получить указания учредителя управления в разумный срок. Поскольку поверенный действует от имени избравшего его доверительного управляющего, последний отвечает за действия поверенного, как за свои собственные.


Права и обязанности сторон.

Основной обязанностью управляющего является надлежащее осуществление доверительного управления вверенным ему имуществом. Доверительный управляющий обязан обособить вверенное ему имущество от своего личного имущества, а также от находящегося у него имущества других лиц. Исключение составляют ценные бумаги, при передаче в доверительное управление которых может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, принадлежащих разным лицам. Обусловлено это тем, что совместное управление ценными бумагами одного эмитента, принадлежащими нескольким лицам, может значительно повысить его эффективность, например, путем принятия необходимого решения на собрании акционеров.

Переданное в доверительное управление имущество должно отражаться у доверительного управляющего на отдельном балансе, четко отграниченном от баланса его собственного имущества. Доверительный управляющий обязан вести самостоятельный учет имущества, переданного ему в доверительное управление, в котором должны отражаться все операции, связанные с этим имуществом. Для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открывается отдельный банковский счет (п. 1 ст. 1018 ГК). Все доходы, полученные от доверительного управления имуществом, должны зачисляться на этот банковский счет. С того же счета осуществляются и все расходы по доверительному управлению имуществом.

Поскольку переданное в доверительное управление имущество находится во владении управляющего, ему лучше, чем кому бы то ни было, становится известно о нарушении прав на это имущество. В связи с этим в обязанности доверительного управляющего входит также защита прав на имущество, находящееся в его доверительном управлении.

Доверительное управление имуществом осуществляется в интересах учредителя управления или указанного им лица. Поэтому последние должны знать, насколько успешно осуществляется доверительное управление имуществом и в какой степени это соответствует их интересам. В силу этого п. 4 ст. 1020 ГК устанавливает обязанность доверительного управляющего предоставлять учредителю управления и выгодоприобретателю отчет о своей деятельности в сроки и в порядке, которые установлены договором доверительного управления имуществом.

В целях защиты интересов учредителя управления п. 1 ст. 1020 ГК устанавливает правило, в соответствии с которым распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий осуществляет только в случаях, предусмотренных договором доверительного управления имуществом.

Поскольку доверительный управляющий осуществляет от своего имени правомочия собственника, ему в соответствии с п. 3 ст. 1020 ГК предоставляется право требовать устранения всякого нарушения этих правомочий (ст. 301 – 305 ГК). Хотя в законе об этом прямо и не говорится, но из смысла закона вытекает, что при передаче в доверительное управление субъективных прав управляющий приобретает право требовать защиты этих прав как общими для всех субъективных гражданских прав способами (ст. 12 ГК), так и специальными способами, рассчитанными на конкретные виды субъектных прав. Так, в случае передачи в доверительное управление патентных прав управляющий имеет возможность защищать эти права всеми способами, предусмотренными Патентным законом РФ.

Доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом. Важным и достаточно мощным стимулом к наиболее эффективному управлению имуществом является закрепленное в ст. 1023 ГК правило о том, что доверительный управляющий получает вознаграждение и возмещает необходимые расходы только за счет доходов от использования этого имущества. Если доверительному управляющему не удается извлечь доходы от использования имущества, то он не только не получает вознаграждение, но ему и не возмещаются расходы по управлению имуществом. Ни учредитель, ни выгодоприобретатель не обязаны выплачивать вознаграждение или возмещать расходы доверительному управляющему из своего имущества, непереданного в доверительное управление.

Форма вознаграждения доверительного управляющего может быть самой различной. Наиболее типичной и соответствующей природе отношений по доверительному управлению имуществом является вознаграждение в форме процентов от доходов, полученных в результате доверительного управления имуществом. Вознаграждение может быть установлено и в твердой денежной сумме, выплачиваемой ежемесячно (ежеквартально, ежегодно) или по окончании доверительного управления имуществом. Если выгода от использования имущества выражена в натуре (например, приплод животных), то и вознаграждение может выплачиваться в натуральной форме. Возможна и смешанная форма выплаты вознаграждения, например, в твердой денежной сумме и процентах от доходов или в натуральной и денежной формах.

Если договор доверительного управления имуществом является безвозмездным, доверительный управляющий имеет право лишь на возмещение всех необходимых расходов по доверительному управлению имуществом.

Права и обязанности учредителя управления и выгодоприобретателя. Учредитель доверительного управления вправе осуществлять контроль за деятельностью управляющего в части соответствия ее условиям заключенного договора, не вмешиваясь в оперативно-хозяйственную деятельность по управлению имуществом. Для этого он вправе получать все необходимые сведения и отчеты от управляющего в сроки, установленные договором, а если договором такие сроки не установлены, – в разумные сроки (п. 2 ст. 314 ГК). В случае выявления нарушений условий договора учредитель управления вправе требовать от доверительного управляющего устранения этих нарушений и их последствий в разумные сроки.

В отличие от доверительного управляющего учредитель управления вправе в любое время отказаться от договора при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения. Об этом он обязан уведомить управляющего за три месяца до прекращения договора, если договором не предусмотрен иной срок уведомления (п. 2 ст. 1024 ГК).

На учредителе управления лежат и некоторые обязанности. Основной является обязанность по выплате доверительному управляющему вознаграждения, предусмотренного договором, и возмещение ему необходимых расходов по доверительному управлению имуществом.

Если договор доверительного управления имуществом заключен в пользу третьего лица (выгодоприобретателя), то указанные выше права возникают не у учредителя управления, а у выгодоприобретателя (ст. 430 ГК). Кроме того, выгодоприобретатель вправе в любое время и без каких-либо условий отказаться от прав, предоставленных ему по договору доверительного управления имуществом. В этом случае договор доверительного управления имуществом прекращается. Однако в самом договоре может быть предусмотрено иное, например, что права выгодоприобретателя в случае его отказа от договора переходят к учредителю управления или вновь назначенному им лицу.



Ответственность договора доверительного управления имуществом

Ответственность за нарушение договора доверительного управления имуществом. Учредитель, передавший имущество в доверительное управление, не отвечает этим имуществом по своим обязательствам. Обусловлено это необходимостью создания стабильной материальной основы доверительного управления имуществом. Исключение составляют два случая. Первый из них связан с банкротством учредителя, при котором все его имущество, включая переданное в доверительное управление, образует конкурсную массу, за счет которой удовлетворяются требования кредиторов банкрота (п. 2 ст. 1018 ГК). Второй случай имеет место при переходе в доверительное управление имущества, обремененного залогом (п. 1 ст. 1019 ГК).

Если доверительный управляющий при совершении сделки выходит за рамки предоставленных ему полномочий или нарушает установленные для него ограничения, то он лично несет обязанности, возникшие из данной сделки (п. 2 ст. 1022 ГК). В этом случае доверительный управляющий отвечает своим личным имуществом, а не имуществом, переданным ему в доверительное управление. Однако происходит это только тогда, когда участвующие в сделке третьи лица знали или должны были знать о превышении полномочий или нарушении установленных доверительному управляющему ограничений. Если же участвующие в сделке третьи лица об этом не знали и не должны были знать, возникшие по таким сделкам обязательства исполняются в обычном порядке. Иными словами, вначале взыскание обращается на переданное в доверительное управление имущество, поскольку именно на это имущество рассчитывали добросовестные третьи лица, вступившие в сделку с доверительным управляющим; при недостаточности этого имущества обращается взыскание на имущество доверительного управляющего; при недостаточности и его имущества взыскание обращается на имущество учредителя управления, не переданное в доверительное управление. Однако, чтобы защитить интересы учредителя управления, п. 2 ст. 1022 ГК предоставляет ему возможность предъявления в регрессном порядке требования к доверительному управляющему, превысившему предоставленные ему полномочия или нарушившему установленные ему ограничения, о возмещении всех понесенных учредителем управления убытков.

Ответственность доверительного управляющего перед учредителем управления и выгодоприобретателем. Если доверительный управляющий ненадлежащим образом исполняет свою обязанность по доверительному управлению вверенным ему имуществом, нарушает интересы выгодоприобретателя или учредителя управления, он несет перед ними ответственность в форме возмещения убытков. Ответственность доверительного управляющего, являющегося предпринимателем, основывается на началах риска (п. 3 ст. 401 ГК). Он несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления.

В тех же случаях, когда в качестве доверительного управляющего выступает гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, их ответственность строится на началах вины (п. 1 ст. 401 ГК).

Ответственность доверительного управляющего перед выгодоприобретателем ограничивается упущенной выгодой за время доверительного управления имуществом, так как выгодоприобретатель, не являясь собственником переданного в доверительное управление имущества, может понести убытки только в части упущенной выгоды.

В целях обеспечения возмещения убытков, которые могут быть причинены учредителю управления или выгодоприобретателю ненадлежащим исполнением договора, им может быть предусмотрено предоставление доверительным управляющим залога (п. 4 ст. 1022 ГК).

Ответственность учредителя управления перед доверительным управляющим. В соответствии со ст. 1019 ГК при передаче в доверительное управление заложенного имущества учредитель обязан предупредить об этом доверительного управляющего. В противном случае доверительный управляющий может в судебном порядке расторгнуть договор, доказав, что он не знал и не должен был знать об обременении залогом имущества, переданного ему в доверительное управление. При этом доверительный управляющий вправе потребовать уплаты причитающегося ему по договору вознаграждения за один год. Переданное в доверительное управление имущество может иметь и другие обременения, о которых не знал и не должен был знать доверительный управляющий. Например, при передаче в доверительное управление предприятия в его баланс может быть не включена задолженность, наличие которой не позволяет управляющему извлекать какую-либо прибыль от управления предприятием. В подобных ситуациях доверительный управляющий вправе расторгнуть договор по решению суда (пп. 1 – 2 ст. 450 ГК) и потребовать возмещения понесенных им убытков (п. 1 ст. 393 ГК).


Прекращение договора доверительного управления имуществом.

При прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное (п. 3 ст. 1024 ГК). Так, в договоре может быть предусмотрено, что имущество передается выгодоприобретателю, а не учредителю управления. Имущество подлежит возврату в том состоянии, в каком оно было получено, с учетом естественного износа, если договором доверительного управления не предусмотрено иное. Имущество передается со всеми улучшениями, приращениями, доходами и долгами, которые имеют место на момент прекращения действия договора доверительного управления имуществом.


Понятие договора простого товарищества.

Договор простого товарищества – это договор, по которому несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать для достижения общей цели (ст. 1041 ГК).

Наличие общей для всех товарищей цели – главный квалифицирующий признак договора простого товарищества – позволяет участвовать в договоре неограниченному числу лиц, каждое из которых является его самостоятельной стороной. Поэтому договор простого товарищества может быть и двусторонним, и многосторонним, что также отличает его от всех других договоров гражданского права.

Элементы договора простого товарищества. Предметом договора простого товарищества является совместное ведение деятельности, направленной к достижению общей для всех участников цели. Поэтому понятия «договор простого товарищества» и «договор о совместной деятельности» – синонимы. Общей целью участников простого товарищества может быть либо получение прибыли (и тогда совместная деятельность приобретает характер предпринимательской), либо достижение любого другого результата, не противоречащего закону. В дореволюционной юридической литературе товарищества, ведущие предпринимательскую деятельность, назывались торговыми, а все остальные – гражданскими1 . Сегодня более точно разделять простые товарищества на коммерческие и некоммерческие – по аналогии с делением юридических лиц.

Толкование п. 1 ст. 1041 ГК позволяет сделать вывод лишь о том, что само по себе объединение товарищей не является юридическим лицом. Что же касается возможных целей деятельности такого неправосубъектного объединения, то никаких ограничений на создание юридических лиц закон формально не предусматривает. Так, объединившись в целях создания полного товарищества, его участники, разумеется, не приобретают статуса юридического лица. Но они не приобретают его и после учреждения полного товарищества, поскольку юридическое лицо, в принципе, не сводимо к сумме своих участников, т.е. сама по себе группа полных товарищей не является юридическим лицом. Поэтому деятельность лиц по созданию полного товарищества и взаимоотношения по управлению последним вполне укладываются в рамки договора о совместной деятельности (простого товарищества). Впрочем, нормы гл. 55 ГК о договорах простого товарищества не лучшим образом приспособлены для регулирования отношений участников в процессе деятельности созданного ими юридического лица. Но, даже приняв точку зрения Е. А. Суханова, все равно пришлось бы для регулирования учредительных договоров, в силу которых учредители обязуются создать юридическое лицо, определяют порядок совместной деятельности по его созданию, условия передачи ему своего имущества и участия в его деятельности, использовать по аналогии закона нормы о простом товариществе.

Круг субъектов договора простого товарищества определяется в зависимости от целей, которые они преследуют. Участниками коммерческого простого товарищества могут быть предприниматели – индивидуальные или коллективные (коммерческие организации). В таком товариществе могут участвовать также и некоммерческие организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность в соответствии со своими уставными целями и для достижения этих целей (так называемые «предприниматели ad hoc»).

Участниками некоммерческого простого товарищества в принципе могут выступать любые лица. Существует лишь одно общее ограничение на участие в простом товариществе, обусловленное специальной правоспособностью товарища. Лицо со специальной правоспособностью (например, некоммерческая организация) в принципе может участвовать в любом некоммерческом простом товариществе, но в рамках этого товарищества оно вправе вести лишь такую деятельность, которая соответствует содержанию его правоспособности. То же можно сказать и о предпринимателях со специальной правоспособностью (индивидуальных предпринимателях и унитарных предприятиях). Одно и то же лицо может участвовать в нескольких простых товариществах одновременно.

В качестве особой разновидности простого товарищества ГК упоминает негласное товарищество, т.е. такое товарищество, существование которого не раскрывается для третьих лиц (ст. 1054 ГК). Негласное товарищество может быть как коммерческим, так и некоммерческим. Особенности правового регулирования договора негласного товарищества обусловлены тем, что ведение общих дел товарищей осуществляется каждым из них в отдельности, формально самостоятельно, поскольку иные формы ведения общих дел несовместимы с самой природой этого договора. Соответственно каждый из товарищей самостоятельно несет ответственность по заключенным им сделкам перед третьими лицами. В то же время в отношениях между самими товарищами действует правило о том, что обязательства, принятые ими на себя в процессе ведения совместной деятельности, являются общими. Во всем остальном этот вид договора простого товарищества подчиняется общим нормам гл. 55 ГК.

Форма и порядок заключения договоров простого товарищества законом особо не урегулированы, поэтому стороны должны руководствоваться общими положениями ГК о форме сделок и заключении договоров. Так, письменная форма договора простого товарищества обязательна, если в нем участвует хотя бы одно юридическое лицо (подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК). Сложнее решается вопрос о форме договора простого товарищества, заключенного одними только гражданами (индивидуальными предпринимателями). Если сумма такого договора не менее чем в десять раз превышает минимальный размер оплаты труда, то письменная форма для договора обязательна (подп. 2 п. 1 ст. 161 ГК). Но что понимать под суммой договора простого товарищества? В возмездных договорах под суммой сделки традиционно понимается цена встречного имущественного предоставления. Однако такая трактовка основана на анализе возмездных двусторонних сделок, в которых оба встречных предоставления презюмируются эквивалентными. В договоре простого товарищества такое допущение неправомерно. Во-первых, само понятие встречного предоставления в многостороннем договоре неадекватно существу отношений между сторонами. С этой точки зрения встречным предоставлением по отношению к каждому отдельному товарищу будут выступать предоставления всех других товарищей, вместе взятые. Во-вторых, даже в двустороннем договоре простого товарищества вклады участников могут быть (и часто бывают) неравными. Какой из них – меньший или больший – считать ценой договора? В-третьих, договорные обязанности товарищей не исчерпываются внесением вкладов в общее имущество (подлежащих оценке), но также включают и ведение собственно совместной деятельности. Денежный эквивалент последней обязанности вряд ли может быть определен с необходимой точностью. Таким образом, доктринальные принципы определения суммы сделки в применении к договору простого товарищества требуют уточнения.

Исходя из целей введения в ГК правил подп. 2 п. 1 ст. 161 ГК, под суммой договора простого товарищества следует понимать цену наибольшего по стоимости вклада в общее имущество товарищей. При этом возможная денежная оценка обязанностей сторон по непосредственному ведению совместной деятельности (помимо внесения вклада) не должна приниматься во внимание. Итак, договор простого товарищества между гражданами должен заключаться в письменной форме, если цена наибольшего по стоимости вклада в общее имущество товарищей не менее чем в десять раз превышает установленный законом минимальный размер оплаты труда. Во всех остальных случаях граждане могут заключить этот договор и в устной форме.

Особенности порядка заключения договора простого товарищества обусловлены его многосторонним характером. Ведь акцепт оферты одного из участников простого товарищества всеми другими сам по себе еще не означает заключения договора. Для возникновения обязательства здесь необходимо, чтобы «каждый договорился с каждым». Чем больше сторон в договоре, тем большим количеством оферт и акцептов они должны обменяться для заключения договора. Поэтому договоры простого товарищества, особенно многосторонние, редко совершаются «между отсутствующими» и, как правило, оформляются одним документом.

Срок договора простого товарищества, как правило, обусловлен его целью (выступающей в качестве отменительного условия), достижение которой прекращает действие договора. Независимо от этого стороны могут указать в договоре особый срок его действия, истечение которого прекратит соответствующие обязательства. Это целесообразно в тех случаях, когда цель договора (например, извлечение прибыли от предпринимательской деятельности) является длящейся и в принципе не может быть достигнута к какой-то определенной дате.

При отсутствии указаний на срок или способ его определения в договоре простого товарищества он будет считаться заключенным на неопределенный срок, что также допускается законом.


Права и обязанности товарищей.

Основными обязанностями участника договора простого товарищества являются: 1) внесение вклада в общее дело; 2) ведение совместно с другими участниками предусмотренной договором деятельности.

Вкладом в простое товарищество может быть любое имущество, включая деньги и имущественные права, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации юридических лиц, некоторые нематериальные блага (например, деловая репутация), а также личное участие (деятельность) товарища в делах товарищества.

Вклады товарищей подлежат денежной оценке по взаимному соглашению сторон и предполагаются равными, если иное не предусмотрено договором простого товарищества или не следует из фактических обстоятельств.

В том случае, когда лицо участвует в простом товариществе лишь своей деятельностью (трудовое участие), она выступает и в качестве вклада (в той мере, в какой она необходима для создания материальной базы совместной деятельности), и как собственно участие в совместной деятельности.

Права товарища. Основными правами участника простого товарищества являются: 1) права на участие в управлении общими делами; 2) права по ведению общих дел товарищества; 3) право на информацию; 4) права, возникающие в отношении общего имущества, в том числе на получение доли прибыли.

Совместная деятельность нескольких лиц, направленная к общей цели, невозможна без координации усилий участников, т.е. управления. Однако, приняв то или иное хозяйственное решение, его необходимо выполнить: выступить в гражданском обороте, заключив соответствующие сделки. Поэтому следует различать управление общими делами товарищей (т.е. руководство совместной деятельностью) и ведение общих дел товарищей, т. е. представительство их интересов вовне.

Как правило, ведение общих дел товарищей может осуществляться каждым из них. Договором может быть также предусмотрено, что ведение общих дел возлагается на одного или нескольких товарищей. В этих случаях полномочия на ведение общих дел удостоверяются специальной доверенностью, подписанной всеми остальными товарищами, либо самим письменным договором простого товарищества.

Гораздо менее распространен вариант, когда общие дела ведутся совместно всеми товарищами, ведь тогда для совершения каждой сделки необходимо согласие всех участников. В этом случае товарищи могут либо сообща подписать необходимую сделку, либо выдать одному из участников разовую доверенность на ее совершение.

Полномочия участника на ведение общих дел товарищей могут быть ограничены (или не установлены) договором простого товарищества или доверенностью. Однако оспорить сделку, совершенную таким неуполномоченным товарищем, можно, лишь доказав, что контрагент по сделке знал или должен был знать об ограничении или отсутствии полномочий (п. 3 ст. 1044 ГК). В противном случае права и обязанности по такой сделке возникнут у самих товарищей, выступающих в качестве сокредиторов или(и) содолжников.

Возможна и такая ситуация, когда товарищ, не имеющий соответствующих полномочий, все-таки совершает в интересах всех товарищей сделку либо от их имени, либо от своего собственного. Если у такого лица имелись достаточные основания полагать, что эти сделки действительно необходимы в интересах всех товарищей, оно вправе требовать компенсации понесенных при этом расходов. С другой стороны, если при этом возникли убытки на стороне других товарищей, они также вправе требовать их возмещения от совершившего сделки участника.

Право товарища на информацию, закрепленное ст. 1045 ГК, означает возможность знакомиться со всей документацией по ведению дел товарищества. В данном контексте документация – это любые письменные документы, исходящие от товарища (или товарищей), представляющего интересы участников вовне, либо полученные им в качестве такого представителя. Однако ограничение права на информацию возможностью доступа лишь к письменным источникам, вероятно, не входило в намерения законодателя.

Распространительное толкование ст. 1045 ГК приводит к выводу о том, что форма представления сведений (письменные документы, устные объяснения и т. п.) не должна ограничивать содержание права на информацию.


Общее имущество товарищей.

Имущество простого товарищества, созданное путем внесения вкладов, а также полученное в результате совместной деятельности, обычно является общей долевой собственностью всех товарищей. Однако существуют и исключения из этого правила.

Во-первых, режим общей долевой собственности не распространяется на имущество, внесенное в виде вклада, если оно принадлежало товарищам на ином, нежели вещное право, основании (например, на праве аренды).

Во-вторых, договор простого товарищества может предусматривать, что вносимое в виде вклада имущество не поступает в общую долевую собственность товарищей. Фактически это означает, что участник, оставаясь собственником имущества, вносит не само имущество, а лишь право владения и (или) пользования им.

В-третьих, из существа самого обязательства может вытекать недопустимость режима общей долевой собственности. Так произойдет, например, если предметом договора простого товарищества является строительство индивидуальных жилых домов для каждого из товарищей.

В-четвертых, сам закон может предусматривать изъятия из общего правила о долевой собственности, хотя пока таких исключений не установлено.

Таким образом, общее имущество товарищей включает: а) имущество, принадлежащее товарищам на праве общей долевой собственности; б) внесенное в виде вклада имущество, которое принадлежит на праве собственности одному из товарищей (или иному лицу) и используется в общих интересах всех товарищей.

Одна из особенностей имущества, используемого в общих интересах, заключается в том, что товарищи не приобретают каких-либо самостоятельных прав в отношении такого имущества. Однако участники товарищества вправе требовать, чтобы лицо, внесшее имущество в общее дело, использовало его в общих целях (в их совокупных интересах), что сближает их положение с положением выгодоприобретателя по договору доверительного управления имуществом.

Пользование общим имуществом, а также владение имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется по общему согласию товарищей, а при недостижении согласия – в порядке, установленном судом.

В отличие от ГК 1964 г. закон никак не ограничивает право товарищей самостоятельно распоряжаться принадлежащими им долями в общей собственности. Эти доли можно полностью или частично продать, подарить, завещать, распорядиться ими иным образом (ст. 246 ГК). Однако отчуждение доли в общей собственности, вполне допустимое с точки зрения норм о долевой собственности, в то же время будет являться нарушением обязательства из договора простого товарищества, ибо участник фактически прекратит действие договора в одностороннем порядке. Столь сложное переплетение вещно-правовых и обязательственно-правовых аспектов договора простого товарищества заставляет усомниться в целесообразности отмены запрета на отчуждение доли без согласия других товарищей.


Ведение общих дел товарищества.

Как правило, ведение общих дел товарищей может осуществляться каждым из них. Договором может быть также предусмотрено, что ведение общих дел возлагается на одного или нескольких товарищей. В этих случаях полномочия на ведение общих дел удостоверяются специальной доверенностью, подписанной всеми остальными товарищами, либо самим письменным договором простого товарищества.

Гораздо менее распространен вариант, когда общие дела ведутся совместно всеми товарищами, ведь тогда для совершения каждой сделки необходимо согласие всех участников. В этом случае товарищи могут либо сообща подписать необходимую сделку, либо выдать одному из участников разовую доверенность на ее совершение.

Полномочия участника на ведение общих дел товарищей могут быть ограничены (либо вовсе отсутствовать) договором простого товарищества или доверенностью. Однако оспорить сделку, совершенную таким неуполномоченным товарищем, можно, лишь доказав, что контрагент по сделке знал или должен был знать об ограничении или отсутствии полномочий (п. 3 ст. 1044 ГК). В противном случае права и обязанности по такой сделке возникнут у самих товарищей, выступающих в качестве сокредиторов или (и) содолжников.

Возможна и такая ситуация, когда товарищ, не имеющий соответствующих полномочий, все-таки совершает в интересах всех товарищей сделку либо от их имени, либо от своего собственного. Если у такого лица имелись достаточные основания полагать, что эти сделки действительно необходимы в интересах всех товарищей, оно вправе требовать компенсации понесенных при этом расходов. С другой стороны, если при этом возникли убытки на стороне других товарищей, они также вправе требовать их возмещения от совершившего сделки участника.


Распределение прибылей и убытков.

Распределение прибылей и убытков (расходов) от деятельности простого товарищества производится пропорционально стоимости вкладов участников в общее дело, если иное не предусмотрено договором (ст. 1046, 1048 ГК). Прибыль – это не только денежные приобретения (доходы), но и приращение имущества в натуральной форме (например, плоды). В зависимости от вида простого товарищества получение и распределение прибыли может быть как главной целью совместной деятельности (коммерческое товарищество), так и случайным фактором (некоммерческое товарищество). Но и в том, и в другом случае действует общее правило о соответствии доли распределяемой прибыли величине вклада в общее дело. Конечный результат, для достижения которого заключен договор некоммерческого товарищества (например, договор о долевом строительстве многоквартирного дома), прибылью в строгом смысле слова не является. Иное толкование противоречило бы понятию некоммерческого товарищества. Поэтому раздел между товарищами имущества (квартир), созданного в результате такой совместной деятельности, осуществляется по правилам п.1 ст. 1043 и ст. 252 ГК, а не ст. 1046 ГК.

Ответственность участников по договору простого товарищества. Она определяется следующими обстоятельствами:

а) характером осуществляемой деятельности (коммерческое или некоммерческое товарищество);

б) спецификой мер гражданско-правовой ответственности и оснований их применения (внедоговорная ответственность, ответственность перед третьими лицами по совершенным сделкам, ответственность перед другими товарищами по договору простого товарищества);

в) фактом прекращения договора простого товарищества. Ответственность товарищей по общим для них обязательствам перед третьими лицами обычно является солидарной. Столь жесткая позиция законодателя обусловлена необходимостью защиты интересов кредиторов товарищей. Ведь в условиях долевой ответственности получение кредиторами удовлетворения зависело бы от платежеспособности каждого из участников простого товарищества. Солидарная ответственность перед третьими лицами установлена законом для участников договора коммерческого товарищества (во всех случаях), для участников некоммерческого товарищества – только по внедоговорным обязательствам (ст. 1047 ГК), а для участников любых товариществ – с момента прекращения соответствующего договора товарищества (п. 2 ст. 1050 ГК). Указанные нормы являются императивными и не могут быть изменены соглашением сторон. Таким образом, долевой характер носит лишь ответственность участников некоммерческого товарищества перед третьими лицами по договорам, заключенным и надлежаще исполненным до момента прекращения товарищества.

В отношениях между самими участниками товарищества (коммерческого и некоммерческого) господствует принцип долевой ответственности, что вполне соответствует цивилистической традиции. По всем взаимным обязательствам, вытекающим из договора простого товарищества, стороны несут долевую ответственность пропорционально стоимости своих вкладов в общее дело.


Прекращение договора простого товарищества.

Прекращение договора простого товарищества происходит по основаниям, перечисленным в ст. 1050 ГК. Условно эти основания можно разделить на несколько групп.

Прекращение договора вследствие прекращения правосубьектной личности одного из товарищей вполне оправданно, поскольку отношения товарищей носят лично-доверительный характер. Поэтому смерть гражданина, ликвидация или реорганизация юридического лица (абз. 3 п.1 ст. 1050 ГК), объявление одного из товарищей недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим (абз. 1 п.1 ст. 1050 ГК) по общему правилу прекращают действие договора. Однако самим договором или последующим соглашением товарищей может быть предусмотрено сохранение многостороннего договора в силе между оставшимися товарищами. Также договор или последующее соглашение может предусматривать возможность замены умершего гражданина или прекратившего свою деятельность юридического лица их правопреемниками. В отсутствие таких соглашений правопреемник не вправе требовать принятия его в договор простого товарищества и может осуществить лишь выдел доли правопредшественника в порядке ст. 1049 ГК.

Ухудшение финансового положения одного из товарищей в результате объявления его несостоятельным (абз. 2 п.1 ст. 1050 ГК) или выдела его доли в общем имуществе по требованию кредитора (ст. 1049 ГК) приводит к снижению уровня финансовых гарантий кредиторов товарищества. С другой стороны, это увеличивает бремя возможных неблагоприятных последствий для остальных участников договора. Поэтому в указанных случаях договор простого товарищества прекращается, если только соглашением товарищей не предусмотрено сохранение его в силе между оставшимися участниками.

Выход одного из товарищей из договора возможен как в отношении договора, заключенного на срок или с указанием цели в качестве отменительного условия (абз. 5 п.1 ст. 1050 и ст. 1052 ГК), так и в отношении бессрочного договора товарищества (абз. 4 п.1 ст. 1050 и ст. 1051 ГК). Однако досрочный выход из договора, заключенного с указанием срока или цели в качестве отменительного условия, является его нарушением и влечет гражданско-правовую ответственность в форме возмещения убытков в полном объеме. Лишь при наличии уважительных причин для досрочного выхода из договора выходящий участник ограничивается возмещением реального ущерба, причиненного остающимся товарищам (ст. 1052 ГК).

Выход из бессрочного договора простого товарищества является действием правомерным и не влечет за собой мер ответственности. Но в этом случае выходящий участник должен заявить об отказе от договора не менее чем за три месяца до даты предполагаемого выхода. Ограничение или отказ от права на выход из бессрочного договора простого товарищества ничтожны (ст. 1051 ГК).

Во всех случаях выхода одного из товарищей из договора оставшиеся участники могут условиться о сохранении договора между ними в силе.

К иным правомерным основаниям прекращения договора относятся истечение его срока (абз. 6 п.1 ст. 1050 ГК), а также достижение цели, являвшейся его отменительным условием. Договор простого товарищества может прекращаться также и по другим основаниям, установленным гл. 26 и ст. 450, 451 ГК, с учетом того, что этот договор может быть и многосторонним.

Прекращение договора простого товарищества приводит к разделу имущества, находившегося в общей долевой собственности, в порядке, установленном ст. 252 ГК. При этом участник, внесший в качестве вклада в общую собственность индивидуально-определенную вещь, вправе требовать возврата ему этой вещи, если она сохранилась в натуре и если такая передача не ущемит интересов других товарищей и кредиторов (абз. 4 п.2 ст. 1050 ГК). Вещи, которые передавались товарищам только во владение и (или) пользование, возвращаются по принадлежности без особого вознаграждения, если иное не предусмотрено договором товарищества.


ТРЕНИНГ УМЕНИЙ.

Задача № 1

Хладокомбинат обратился с иском к перевозчику - Управлению Московской железной дороги и к поставщику - мясокомбинату о взыскании с надлежащего ответчика стоимости недостающего мяса. Груз прибыл в исправном вагоне, но без пломбы грузоотправителя. При его вскрытии оказалось, что вагон загружен до полной вместимости, и недостающее количество груза вместиться не могло. Мясо (туши) порезов и других повреждений не имело. Эти обстоятельства были подтверждены экспедитором мясокомбината и отражены в коммерческом акте.

Кто должен нести ответственность за недостачу груза? Изменится ли решение, если вагон, загруженный отправителем, прибыл на станцию назначения в исправном состоянии и за его пломбами?


Задача № 2

При перевозке полушерстяного полотна из г. Старая Русса в С.-Петербург автомашиной автопредприятия № 5 в пути следования на автомашине возник пожар, в результате которого часть груза погибла, а оставшееся полотно было повреждено. Заявленную претензию, а впоследствии и иск о возмещении стоимости погибшего и поврежденного груза автопредприятие отклонило. Ответчик ссылался на непригодность автомашины для перевозки указанного груза, т.е. ее неисправность в коммерческом отношении, за которую отвечает грузоотправитель. Машина была предоставлена истцу для перевозки оборудования в г. Старая Русса, а не для перевозки полушерстяного полотна, которым была загружена автомашина при обратном ее следовании. Такой груз, как полотно, должен перевозиться в специальной автомашине.

При рассмотрении дела выяснилось, что причиной пожара явилась техническая неисправность автомашины - при скорости движения 60- 65 км/час отсоединился карданный вал, который ударил по бензобаку, пробил его, отчего и загорелась автомашина.

Какое решение должен вынести арбитражный суд?


Задача № 3

Объединение "Плодоовощ" (г. Краснодар) отгрузило в адрес ЗАО "Природа" (г. Санкт-Петербург) два вагона винограда и вагон яблок. Груз был погружен грузоотправителем и им опломбирован. Срок доставки груза установлен 5 дней, срок транспортабельности 8 дней. Груз прибыл в С.-Петербург с просрочкой доставки двое суток в исправных вагонах, но на вагоне с яблоками была пломба станции "Ростов-товарный". В связи с просрочкой доставки был составлен коммерчский акт, в котором, кроме просрочки доставки, отмечена порча винограда и недостача двух ящиков яблок.

ЗАО "Природа" предъявило претензию к Управлению Октябрьской железной дороги о взыскании штрафа за просрочку доставки груза, а также стоимости испорченного и недостающего груза.

Дорога претензию отклонила, указав в ответе, что:

1) просрочка в доставке груза произошла по вине ст. Краснодар (Южной железной дороги), которая задержала отправку груза на двое суток, а потому она и должна нести ответственность;

2) за порчу груза дорога не отвечает, так как груз хотя и прибыл с на рушением срока доставки, но в пределах срока его транспортабельности, указанного грузоотправителем. Кроме того, ТУЖД РФ не содержит нормы, предусматривающей одновременное взыскание штрафа за просрочку доставки груза и возмещение ущерба от его порчи;

3) за утрату двух ящиков яблок дорога также не отвечает, так как, во-первых, груз был погружен отправителем, а во-вторых, по весу недостача груза не превышает установленной нормы его естественной убыли.

ЗАО "Природа" обратилось с иском в арбитражный суд.

Какое решение должно быть принято по данному спору?


Задача № 4

Страховая компания заключила с банком договор страхования его ответственности перед вкладчиками за невозврат в срок сумм вкладов. Договор был заключен в пользу выгодоприобретателей, которыми назначались сами вкладчики. Согласно условиям договора банковского вклада, заключаемого с вкладчиками, по нему должны были уплачиваться проценты, а при просрочке возврата вклада банк должен был уплатить также и пени.

Часть сумм вкладов была возвращена с серьезной просрочкой, а некоторые вклады не были возвращены вообще. Вкладчики обратились с исками к страховой компании, которая выплатила им страховое возмещение лишь в пределах сумм внесенных вкладов, а в выплате процентов и пени отказала, ссылаясь на то, что она отвечает за невозврат в срок лишь сумм вкладов.

Обоснованна ли позиция страховой компании?

Могут ли сами вкладчики застраховать свой риск невозврата вкладов в установленный срок?


Задача № 5

Страховое общество "Эсквайр" заключило комбинированный договор страхования автомобиля, принадлежавшего Яковлеву, жизни и здоровья водителя и пассажиров и гражданской ответственности водителя - гражданина Сидорова, управляющего автомобилем по доверенности. В период действия договора друг Сидорова - Петров, управляя автомобилем, сбил пешехода Иванова, причинив ему телесные повреждения, в результате которых тот стал инвалидом-II группы с постоянно назначенной пенсией. Кроме того, автомобиль был полностью уничтожен и не подлежал восстановлению.

Страховое общество выплатило Сидорову, находившемуся в момент аварии в автомобиле, стоимость автомобиля и начало выплачивать возмещение Иванову, после чего обратилось в суд с регрессным иском, требуя взыскать с Петрова стоимость автомобиля и суммы, уже выплаченные Иванову. Петров иск не признал.

Решите данный спор. Изменится ли решение, если будет установлено, что Петров незаконно завладел автомобилем?


Задача № 6

Цыфиркин застраховал принадлежащий ему на праве собственности .колбасный завод и риск неполучения прибыли от его эксплуатации на сумму 100 тыс. руб. В результате поджога неизвестным злоумышленником заводу был причинен ущерб на сумму 80 тыс. руб. 30% суммы ущерба составили потери доходов от выпуска и продажи колбас. По мнению независимого оценщика, отраженному в полисе, стоимость завода на момент заключения договора страхования составила 200 тыс. руб.

Рассчитайте сумму страхового возмещения. Изменится ли решение, если в полисе будет сказано, что "возмещению подлежит любой ущерб в пределах страховой суммы"?


Задача № 7

Фирма "Арго" заключила с гражданином Алексеевым договор поручения и выдала соответствующую доверенность. Алексеев оформил от имени фирмы "Арго" договор с акционерным обществом "Ленко", агентским представителем которого он являлся. Договор был выгодным как для фирмы, так и для акционерного общества, однако руководство фирмы, узнав, что Алексеев является агентом акционерного общества, объявило о недействительности заключенного договора, как совершенного с нарушением законодательства о представительстве. Алексеев считал, что Ц он не нарушил ни закон, ни интересы фирмы, руководство которой Неправомерно отозвало доверенность, расторгнув тем самым договор поручения. Стороны обратились за консультацией к юристу.

Дайте соответствующую консультацию.


Задача № 8

При осмотре в комиссионном магазине стереомагнитофона покупатель случайно повредил его. Комиссионер обнаружил повреждение лишь несколько дней спустя. Поскольку магнитофон по цене, согласованной с комитентом, продать не удалось из-за повреждения, магазин снизил цену и продал магнитофон вдвое дешевле, чем было предусмотрено договором.

Комитент потребовал выплаты всей суммы стоимости магнитофона, определенной договором, а также заявил, что комиссионер не вправе претендовать на получение комиссионного вознаграждения, поскольку исполнил свои обязанности ненадлежащим образом. Комиссионный магазин выплатил комитенту стоимость магнитофона по цене его фактической реализации и удержал комиссионное вознаграждение. Комитент обратился в суд.

Решите дело.


Задача № 9

Торгово-закупочное предприятие обратилось к облпотребсоюзу с просьбой приобрести для него яблоки по оговоренной цене.

Облпотребсоюз поручил исполнение договора своим заготовительным пунктам. Однако приобрести яблоки по оговоренной цене из-за неурожая не удалось. Заготовительные пункты закупили яблоки по более высокой цене. Торгово-закупочное предприятие отказалось оплачивать яблоки по цене их приобретения и оплатило облпотребсоюзу стоимость яблок из расчета цены, предусмотренной договором.

Облпотребсоюз обратился в арбитражный суд с требованием к предприятию выплатить разницу в цене.

Какое решение должен вынести арбитражный суд?


Задача № 10

Общество с ограниченной ответственностью "Рудольф" поручило торговому предприятию "Людмила" на комиссионных началах реализовать партию мужских костюмов по оговоренной цене за единицу.

Торговое предприятие "Людмила" реализовало костюмы по цене, почти вдвое превышающей оговоренную договором, и оставило себе всю разницу между ценой реализации и ценой, согласованной с обществом "Рудольф", в качестве комиссионного вознаграждения.

Общество "Рудольф" не согласилось с этим, утверждая, что размер комиссионного вознаграждения был определен ими в договоре в размере 5% стоимости проданной партии костюмов. Разницу же комиссионер обязан возвратить комитенту.

Торговое предприятие, не соглашаясь с этим, указало, что 5% вознаграждения предусмотрено договором для случая, когда костюмы не могут быть реализованы по более высокой цене.

Кто прав в этом споре?


Задача № 11

Соколов заключил с агентством недвижимости договор, по которому агентство обязалось подобрать для него трехкомнатную квартиру, расположенную в кирпичном доме рядом со станцией метро. Соколов внес аванс в размере 100% стоимости квартиры и оплатил услуги агентства, составляющие 7% от стоимости квартиры. Все денежные средства были переданы представителю агентства и помещены в сейф, один ключ от которого передали Соколову, а второй находился у администратора агентства.

Когда подходящая Соколову квартира была найдена, выяснилось, что ее стоимость составляет 60% суммы, полученной агентством от Соколова. Соколов после оформления квартиры на свое имя потребовал от агентства возвратить разницу между фактически выплаченным и причитающимся агентству вознагражданием. Представитель агентства заявил, что между агентством и Соколовым заключен агентский договор, по которому агентство действовало от имени и за счет Соколова при подборе и оформлении квартиры. Цена этого договора составляет 7% стоимости квартиры. Ответственность за нарушение принятых обязательств данным договором не предусмотрена, тем более что агентство, найдя для Соколова более дешевую квартиру, выполнило свои обязанности по договору с наибольшей, выгодой для клиента. Соколов обратился за советом к юристу.

Какой совет следует дать Соколову? Подготовьте план необходимых мероприятий по защите интересов Соколова.


Задача № 12

Наниматель дачи Копалов, чтобы не отвозить на зимний период обратно в город некоторые предметы домашнего обихода, договорился со своим соседом по даче Смирновым, проживающим в поселке постоянно, о том, что Смирнов возьмет его вещи к себе на хранение.

Учитывая, что вещей оказалось довольно много, Смирнову пришлось утеплить сарай, обшив его досками, а также периодически протапливать его зимой.

Весной, когда Смирнов на несколько дней уехал в город, к нему в дом забрались воры и похитили часть имущества Смирнова и хранившееся в сарае имущество Копылова.

Узнав о случившемся, Копылов потребовал от Смирнова возмещения стоимости похищенного имущества. Смирнов, в свою очередь, потребовал возместить ему расходы на утепление сарая и периодическое протапливание.

Копылов настаивал на своих требованиях. Кроме того, он утверждал, что соглашения об оплате хранения между ними не было, поэтому он не обязан оплачивать какие бы то ни было расходы Смирнову, тем более, что вещи похищены.

Кто прав в этом споре?


Задача № 13

Администрация одного из овощных магазинов заключила с овощной базой договор о хранении 20 т картофеля, приобретенного магазином для реализации. Картофель был заложен на хранение в оборудованный подвал жилого дома, где также хранилось 10 т картофеля, принадлежащего овощной базе. В результате значительного подъема воды в реке Неве в период осенних наводнений картофель оказался залит водой и испорчен.

Магазин потребовал от овощной базы передать ему 20 т картофеля из другого хранилища. Представитель овощной базы в арбитражном суде заявил, что поскольку заложенный картофель хранился в отдельном помещении, то он должен рассматриваться как индивидуально-определенное имущество. Кроме того он считал, что порча произошла в результате действий стихийного характера, т. е. непреодолимой силы, в силу чего овощная база должна быть освобождена от возмещения ущерба. В заседании была предъявлена справка о том, что имело место наводнение и подъем воды не превышал обычных для этого периода отметок.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении исковых требований магазина.

Законно ли решение арбитражного суда?


Задача № 14

Придя на занятия в плавательный бассейн, Николаев увидел, что гардероб в бассейне не работает. Поскольку в раздевалку в верхней одежде не пропускали, Николаев оставил свое пальто и шапку на вешалке в неработающем гардеробе, как делали и другие посетители.

Выйдя после занятий, Николаев обнаружил, что его пальто и шапка пропали. Он обратился к директору бассейна с требованием возместить стоимость похищенного имущества. Директор полагал, что Николаев сам виноват в пропаже, поскольку пришел в очень дорогом пальто и оставил вещи без присмотра. Что же касается неработавшего гардероба, то администрация бассейна за его работу ответственности не несет, так как он обслуживается работниками комбината Трудпром, гардеробщица которого в день пропажи заболела. В подтверждение своих слов директор предъявил акт и телефонограмму из комбината Трудпром о болезни гардеробщицы.

Николаев потребовал в судебном порядке взыскать с бассейна и комбината Трудпром стоимость утраченного имущества солидарно.

Подлежит ли иск удовлетворению ?


Задача № 15

При помещении чемодана в ячейку автоматической камеры хранения на вокзале Петров в качестве шифра набрал год своего рождения. При вскрытии ячейки обнаружилось, что его чемодан похищен. Петров обратился к администрации вокзала с претензией по поводу похищения его чемодана из камеры хранения. Начальник вокзала сказал, что в соответствии с действующей инструкцией Министерства путей сообщения администрация вокзала не обязана возмещать стоимость похищенного из автоматической камеры хранения при исправности запирающего устройства. Кроме того, Петров сам нарушил правила пользования автоматической камерой хранения, использовав в качестве шифра год своего рождения, чем создал благоприятную ситуацию для открытия ячейки подбором шифра.

Правильное ли разъяснение дал начальник вокзала? Если нет, подготовьте аргументированное заявление в суд.


Задача № 16

г. Гражданин Петров, занимающийся откормом свиней и реализацией их мяса и других продуктов заготовительным организациям, а также на рынке, предложил своему соседу Сидорову, который содержит в собственном доме пансион, заключить договор о совместной работе. В соответствии с указанным договором предполагалось объединить усилия участников по откорму скота и сбыту мяса. Обязанности распределялись следующим образом: Сидоров обязался собирать и передавать Петрову пищевые отходы, а последний - продавать со скидкой определенное количество мяса и мясопродуктов для организации питания в пансионе Сидорова.

При удостоверении договора у нотариуса возникли сомнения, можно ли применять в данном случае нормы, посвященные договору простого товарищества.

Что бы Вы ответили нотариусу, если бы были приглашены участниками договора для урегулирования возникших разногласий? Нужно ли учитывать при распределении полученных Петровым и Сидоровым доходов суммы уплачиваемых последним налогов с доходов от содержания пансиона?


Задача № 17

Государственное предприятие "Институт "Гидропроект"" заключило с обществом с ограниченной ответственностью "Канкан" договор, названный договором простого товарищества. В соответствии с этим договором институт передал в качестве вклада право пользования офисными помещениями площадью 1000 кв. м, а общество - вклад в форме "интеллектуальной собственности", обязуясь при этом компенсировать все затраты института по содержанию помещений. Целью совместной деятельности было объявлено создание магазина. По истечении года с момента заключения договора институт был приватизирован и перед выкупом здания, в котором находилось спорное помещение, договорился с Комитетом по управлению городским имуществом о предъявлении последним к обществу иска о. выселении. При рассмотрении дела в суде общество ссылалось на то, что договор простого товарищества не является договором аренды, заключение которого в отношении спорного помещения в тот период институту было запрещено.

Решите дело. Изменится ли решение, если институт арендовал имущество у ООО "Буримэ"?


Задача № 18

Коммерческий банк заключил с обществом с ограниченной ответственностью "Магазин "Тоби"" договор простого товарищества, согласно которому участники решили создать в помещении магазина пункт обмена валюты. В соответствии с договором банк предоставлял оборудование и оборотные средства, необходимые для работы пункта, а магазин - право пользования помещением и трудовые усилия своих работников, которые должны обслуживать этот пункт. Ведение общих дел было поручено банку. В связи с проводимой в магазине проверкой перед налоговым инспектором встал вопрос: можно ли считать доход, полученный по данному договору магазином, незаконным и подлежащим изъятию в бюджет, если деятельность пункта обмена валюты предполагает наличие банковской лицензии, которой у магазина нет?

Разрешите возникшие у налогового инспектора сомнения. Каковы цели договора товарищества?

Оглавление
Оглавление
Обязательства по оказанию услуг. Обязательства из односторонних действий.
Понятие и содержание договора возмездного оказания услуг
Виды договоров возмездного оказания услуг
Понятие транспортного обязательства
Виды транспортных договоров
Понятие и содержание договора перевозки грузов
Понятие и содержание договора перевозки пассажира и багажа
Договор буксировки
Ответственность за нарушения транспортных обязательств
Понятие и содержание договора транспортной экспедиции
Понятие и содержание договора займа
Отдельные виды займа
Понятие и содержание кредитного договора
Отдельные виды кредита
Понятие и содержание договора финансирования под уступку денежного требования
Понятие договора банковского счета
Заключение и расторжение договора банковского счета
Права и обязанности сторон
Отдельные разновидности банковских счетов
Понятие и форма договора банковского вклада
Отдельные разновидности банковских вкладов
Понятие наличных и безналичных расчетов
Расчеты платежными поручениями
Расчеты по аккредитиву
Расчеты по инкассо
Расчеты чеками
Общие положения о договоре хранения
Понятие, элементы договора хранения
Права, обязанности и ответственность сторон договора хранения
Договор хранения на товарном складе
Особенности отдельных видов хранения
Понятие обязательства по страхованию
Страховые понятия
Виды обязательств по страхованию и основания их возникновения
Понятие и содержание договора страхования
Отдельные виды имущественного страхования
Личное страхование
Понятие и содержание договора поручения
Прекращение договора поручения
Понятие и содержание договора комиссии
Прекращение договора комиссии
Понятие и содержание агентского договора
Прекращение агентского договора
Понятие и предмет договора доверительного управления имуществом
Субъекты отношений доверительного управления
Права и обязанности сторон
Ответственность договора доверительного управления имуществом
Прекращение договора доверительного управления имуществом
Понятие договора простого товарищества
Права и обязанности товарищей
Общее имущество товарищей
Ведение общих дел товарищества
Распределение прибылей и убытков
Прекращение договора простого товарищества
ТРЕНИНГ УМЕНИЙ
Задача № 2
Задача № 3
Задача № 4
Задача № 5
Задача № 6
Задача № 7
Задача № 8
Задача № 9
Задача № 10
Задача № 11
Задача № 12
Задача № 13
Задача № 14
Задача № 15
Задача № 16
Задача № 17
Задача № 18
Все страницы