Внедоговорные обязательства. Защита гражданских прав.

ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН


Обязательство из публичного обещания награды. Понятие и исполнение обязательства из публичного обещания награды. Обязательство из публичного конкурса. Понятие и исполнение обязательства из публичного конкурса. Обязательство из проведения игр и пари. Понятие и исполнение обязательства из проведения игр и пари. Обязательство из действий в чужом интересе без поручения. Понятие и условия возникновения обязательства из действий в чужом интересе без поручения. Содержание и исполнение обязательства из действий в чужом интересе без поручения. Обязательство вследствие причинения вреда. Понятие и условие ответственности за причинение вреда. Субъекты, объект и содержание обязательства вследствие причинения вреда. Особые случаи ответственности за причинение вреда. Компенсация морального вреда. Обязательство вследствие неосновательного обогащения. Понятие и основание возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения. Отдельные случаи неосновательного обогащения. Содержание и исполнение обязательства вследствие неосновательного обогащения. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату.


ОБЕЩАНИЯ НАГРАДЫ

Для выполнения какой-либо работы или оказания той или иной услуги обычно заключают соответствующий договор с их исполнителями с предварительной или последующей оплатой по договору. Иногда, однако, для скорейшего достижения желаемого результата целесообразно привлечь к нему внимание широкого круга лиц с обещанием выплатить соответствующее вознаграждение тому, кто достигнет этого результата. Так, в высокогорьях Кавказского хребта во время снежного бурана затерялась отара овец. Ее поиски можно было поручить специально выделенной группе работников совхоза, которому отара принадлежала. Но тогда и исход поисков зависел бы всецело от усилий одной лишь выделенной группы. Поэтому совхоз избрал другой путь и обратился по местному радио с призывом к жителям близлежащих селений принять участие в поисках отары, установив сумму денежного вознаграждения тому, чьи поиски увенчаются успехом.

На рекламных щитах, просто на стенах домов и заборах мы нередко читаем, а по телевидению и радио слышим объявления такого рода: “В воскресенье в районе станции метро “Черная речка” потерялась собака — кавказская овчарка по кличке “Джек”. Окрас серый с темной полосой по хребту и светлой грудью. На черном кожаном ошейнике круглый жетон из светлого металла, на котором выбита цифра “З”. Нашедшего, просим позвонить по телефону ... (сообщить по адресу ...). Вознаграждение гарантируется”. Подобное обращение и есть не что иное, как публичное обещание награды. Далеко не всякое, даже сделанное публично, обещание награды имеет юридическое значение и порождает возникновение обязательства, предусмотренного ст. 1055 ГК. Чтобы обещание награды было юридически обязательным, оно должно отвечать определенным признакам, а именно:

а) обещание награды должно быть публичным, т.е. обращенным к неопределенному кругу лиц. Если обещание награды обращено к конкретному лицу или группе лиц, отношения сторон приобретают договорный характер. Так, если бы в приведенном примере совхоз поручил поиски пропавшей отары за определенное вознаграждение специально выделенной для этой цели поисковой группе, то их отношения имели бы подрядный характер;

б) обещанное вознаграждение должно быть имущественным, т.е. денежным или иным, имеющим стоимостное выражение, например, предоставление вещи, туристической путевки и т.д. Обещание награды, лишенной имущественного содержания, например награждение дипломом, присвоение почетного звания и т.д., порождает не гражданско-правовые, а иные отношения;

в) необходимым элементом содержания публичного обещания награды является указание на результат, который должен быть достигнут в качестве условия получения вознаграждения. Награда должна быть обещана за правомерное действие, которое в принципе может быть совершено не одним лицом, а неограниченным числом лиц. Обещание награды, рассчитанное на достижение соответствующего результата одним конкретным лицом, не порождает обязательства, предусмотренного ст. 1055 ГК, ввиду отсутствия публичности обещания награды;

д) обещание награды должно давать возможность установить, кем она обещана. Лицо, отозвавшееся на обещание, вправе потребовать письменного подтверждения обещания. В противном случае оно несет риск последствий непредъявления такого требования, если окажется, что в действительности объявление о награде не было сделано указанным в нем лицом (п. 2 ст. 1055 ГК). Обещание награды, лишенное этих признаков, не порождает обязательства, предусмотренного ст. 1055 ГК.

Следовательно, публичное обещание награды — это обращенное к неопределенному кругу лиц обещание имущественного вознаграждения за достижение обусловленного результата тому, кто достигнет этого результата.

Обещание награды может быть выражено в любой форме (письменно, устно, в печати, по радио и т.д.). Важно, чтобы оно было доступно для восприятия неопределенным кругом лиц, которые в случае необходимости могут потребовать письменного его подтверждения.

Таким образом, обязательство из публичного обещания награды – это обязательство, в силу которого лицо, публично объявившее о выплате денежного вознаграждения (или о выдачи иной награды) тому, кто совершит указанное в объявлении правомерное действие в установленный в нем срок, обязано выплатить обещанную награду любому, кто совершил соответствующее действие, в частности отыскал утраченную вещь или сообщил лицу, объявившему о награде, необходимые сведения.

По своей юридической природе публичное обещание награды является односторонней сделкой и ставит обещавшего награду в положение должника, а любого откликнувшегося на это обещание — в положение кредитора. Но, являясь односторонней сделкой, публичное обещание награды само по себе никаких прав, а тем более обязанностей у тех, к кому оно обращено, не порождает. Соответствующие права у них возникают только при достижении указанного в обещании результата. Да и само лицо, давшее такое обещание, связано им лишь при условии, если кем-либо будет достигнут результат, за который обещано вознаграждение, о чем публично обещавший награду должен быть так или иначе поставлен в известность. Только в этом случае у него возникает обязанность выплатить соответствующее вознаграждение тому, кто достиг обусловленного результата. Именно в этот момент и возникает соответствующее обязательство, выявляется конкретный состав его участников, реализуются права и обязанности. Следовательно, публичное обещание награды может быть отнесено к числу односторонних условных сделок.

Основанием возникновения обязательства, предусмотренного ст. 1055 ГК, является сложный юридический состав, включающий в качестве его элементов две односторонние сделки — публичное обещание награды и отклик на него в виде достижения обусловленного результата. Они носят встречный характер и должны соответствовать друг другу, но их совершение не означает заключения договора. Обещание награды не может считаться офертой, так как является условным и адресовано не конкретному лицу, а обращено ко всем и каждому. Достижение обусловленного публичным обещанием награды результата не является акцептом, так как, во-первых, данный результат может быть достигнут неопределенным числом лиц и, во-вторых, при одновременном его достижении несколькими лицами каждый из них может рассчитывать на соответствующую часть вознаграждения.

Публично обещавший награду обязан выдать ее совершившему действие, определенное в объявлении. Вознаграждение, которое подлежит выплате при публичном обещании награды, может быть выражено в конкретной денежной сумме. Так, после совершения ряда террористических актов на транспорте в Москве, мэр столицы объявил о выплате вознаграждения в размере 100 млн. руб. тому, кто укажет приметы преступника. Награда может быть выражена указанием конкретной вещи. Например, за обнаружение пропавшей отары в приведенном выше примере была объявлена награда — две овцы. Наконец, награда может быть выражена в обезличенной форме, как это часто и бывает на практике, путем указания “вознаграждение гарантируется”. Если в публичном обещании награды не указан ее размер, он определяется по соглашению с лицом, обещавшим награду, а в случае спора — судом (п. 3 ст. 1055 ГК).

положение кредитора. Но, являясь односторонней сделкой, публичное обещание награды само по себе никаких прав, а тем более обязанностей у тех, к кому оно обращено, не порождает. Соответствующие права у них возникают только при достижении указанного в обещании результата. Да и само лицо, давшее такое обещание, связано им лишь при условии, если кем-либо будет достигнут результат, за который обещано вознаграждение, о чем публично обещавший награду должен быть так или иначе поставлен в известность. Только в этом случае у него возникает обязанность выплатить соответствующее вознаграждение тому, кто достиг обусловленного результата. Именно в этот момент и возникает соответствующее обязательство, выявляется конкретный состав его участников, реализуются права и обязанности. Следовательно, публичное обещание награды может быть отнесено к числу односторонних условных сделок.

Основанием возникновения обязательства, предусмотренного ст. 1055 ГК, является сложный юридический состав, включающий в качестве его элементов две односторонние сделки — публичное обещание награды и отклик на него в виде достижения обусловленного результата. Они носят встречный характер и должны соответствовать друг другу, но их совершение не означает заключения договора. Обещание награды не может считаться офертой, так как является условным и адресовано не конкретному лицу, а обращено ко всем и каждому. Достижение обусловленного публичным обещанием награды результата не является акцептом, так как, во-первых, данный результат может быть достигнут неопределенным числом лиц и, во-вторых, при одновременном его достижении несколькими лицами каждый из них может рассчитывать на соответствующую часть вознаграждения.

Публично обещавший награду обязан выдать ее совершившему действие, определенное в объявлении. Вознаграждение, которое подлежит выплате при публичном обещании награды, может быть выражено в конкретной денежной сумме. Так, после совершения ряда террористических актов на транспорте в Москве, мэр столицы объявил о выплате вознаграждения в размере 100 млн. руб. тому, кто укажет приметы преступника. Награда может быть выражена указанием конкретной вещи. Например, за обнаружение пропавшей отары в приведенном выше примере была объявлена награда — две овцы. Наконец, награда может быть выражена в обезличенной форме, как это часто и бывает на практике, путем указания “вознаграждение гарантируется”. Если в публичном обещании награды не указан ее размер, он определяется по соглашению с лицом, обещавшим награду, а в случае спора — судом (п. 3 ст. 1055 ГК).

Лицо, публично объявившее награду за достижение обусловленного результата, вправе отменить свое обещание (право отступления). Такая отмена, однако, не должна нарушать интересы потенциальных соискателей награды. Поэтому закон устанавливает условия, которые должны быть соблюдены при отмене обещания. Такой отказ не может иметь места: а) когда в самом объявлении предусмотрена или из него вытекает недопустимость отказа; б) до истечения срока, установленного для совершения действия, за которое обещана награда; в) если к моменту объявления об отказе одно или несколько отозвавшихся лиц уже выполнили указанное в объявлении действие.

Сообщение об отмене обещания награды должно быть сделано в той же форме, что и обещание о награде. Отмена публичного обещания награды не освобождает того, кто ее объявил, от возмещения отозвавшимся на обещание лицам расходов, понесенных ими в связи с совершением действия, направленного на достижение результата в пределах указанной в объявлении награды (ст. 1056 ГК). Он освобождается от этой обязанности, если докажет, что понесенные указанными лицами издержки обеспечивали такую деятельность, которая заведомо и не могла увенчаться успехом.


ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ИЗ ПУБЛИЧНОГО КОНКУРСА

Юридические факты, из которых слагается конкурс, представляют собой последовательно сменяющие друг друга односторонние сделки: объявление конкурса, представление работ на конкурс, принятие оценочного решения, выплата вознаграждения или возврат представленных работ.

Главным юридическим фактом в развитии конкурсного правоотношения является объявление конкурса. Именно этот юридический факт порождает для всех желающих (при закрытом конкурсе — для определенного круга лиц) возможность принять участие в конкурсе. Реализация этой возможности сопровождается совершением соответствующими лицами действий по представлению работ или иных достигнутых ими результатов на конкурс. Вопрос о значении и правовой природе объявления конкурса спорен.

Ряд авторов полагают, что данный юридический факт сам по себе служит основанием возникновения конкурсного правоотношения. При этом относительно содержания и субъектного состава данного правоотношения в цивилистической литературе высказываются различные мнения. Так, В.С. Толстой высказал мнение о том, что объявление конкурса влечет возникновение у его устроителя и участников так называемых “пассивных” прав и обязанностей. Под “пассивностью” автор понимает такое состояние прав и обязанностей, когда их субъекты “еще не имеют полностью возможности действовать сообразно с ними”1 . Иными словами, управомоченный до наступления какого-то момента не может осуществлять принадлежащее ему право, а обязанное лицо не должно исполнять возложенную на него обязанность. Эта позиция вызывает возражения. Субъективное право, являясь средством удовлетворения юридически значимого интереса управомоченного, обеспечено возможностью требовать от обязанного лица определенного поведения, иначе социальная ценность субъективного права утрачивается. Видимо, это понимает и сам автор, затрагивая вопрос о допустимости признания требования о защите “пассивного” права требованием о защите юридически значимого интереса2 .

Не менее оригинальной была позиция В.Н. Смирнова. Объявление конкурса, по его мнению, является “основанием для возникновения абсолютного гражданского правоотношения, при котором устроителю конкурса как конкретному обязанному лицу противостоит неопределенное множество управомоченных лиц”. При этом объявление конкурса является односторонней сделкой под отлагательным условием. Указанная позиция внутренне противоречива. Получается, что объявление конкурса уже в момент его совершения влечет возникновение у его устроителя и третьих лиц абсолютных прав и обязанностей. Между тем права и обязанности по сделке, совершенной под отлагательным условием, могут возникнуть лишь в будущем при наступлении предусмотренного ее условиями обстоятельства. Кроме того, “необходимым признаком условия является его дополнительный характер, т. е. сделка данного рода представляется возможной и без осложнения ее условием”. Если, следуя логике автора, считать, что отлагательным условием, с наступлением которого возникают права и обязанности у устроителя конкурса и его участников, является представление работ на конкурс, то трудно представить, чтобы рассматриваемая сделка могла быть совершена без этого условия. Объявление конкурса преследует цель выявить возможных участников конкурса, для чего последние должны представить свои работы или иные достигнутые результаты. Поэтому, если в указанном объявлении отсутствует условие о порядке представления работ на конкурс, данная сделка лишена смысла. В то же время мысль автора о существовании абсолютного правоотношения, при котором обязанному лицу противостоит неопределенное множество управомоченных лиц, заслуживает внимания.

Некоторые авторы ограничиваются указанием на то, что сам факт объявления конкурса порождает соответствующие правоотношения и не приводят в его обоснование каких-либо весомых аргументов1 .

Наиболее убедительна точка зрения цивилистов, которые полагают, что такая односторонняя сделка, как объявление конкурса, сама по себе конкурсных правоотношений не порождает. Последние возникают “не в момент объявления конкурса, а в момент представления конкурсных работ”. Объявляя конкурс, устроитель лишь “создает предпосылки для своего участия в будущих правоотношениях”. Объявление конкурса связывает его устроителя — он не может произвольно изменить условия конкурса или отменить его. Совершить указанные действия устроитель конкурса может лишь при условии соблюдения установленных законом требований, о которых речь пойдет ниже. Если же конкурс не будет изменен или отменен, то в пределах установленного для представления работ срока устроитель не вправе отказать в принятии представленных на конкурс работ. Тем не менее на данном этапе еще рано говорить о существовании у устроителя конкурса гражданско-правовой обязанности перед потенциальными участниками конкурса.

Такая обязанность возникает в момент представления работ и иных результатов на конкурс. “Теперь уже устроитель не просто связан возможностью поступления работ от неопределенного круга лиц, а несет точно установленные обязанности перед конкретным субъектом, представившим работу”2 . Если все условия представления работ соблюдены, то устроитель обязан оценить представленные работы в порядке, предусмотренном условиями конкурса. Таким образом, после представления работ и иных результатов между устроителем конкурса и каждым его участником возникают конкурсные правоотношения. Данные правоотношения обладают одинаковым содержанием: его образуют право каждого из участников требовать от устроителя конкурса оценки представленной им работы и корреспондирующая этому праву обязанность устроителя такую оценку произвести. При этом конкурсные правоотношения являются относительными, а их число совпадает с числом участников конкурса.

Будучи относительными, конкурсные правоотношения не являются обязательственными. Специфика правовой формы обязательственного правоотношения, нашедшая отражение в легальном определении обязательства (ст. 307 ГК), выражается в принадлежащем управомоченной стороне праве “требовать от обязанной стороны предоставления определенных материальных благ в свою пользу”. Такая специфическая черта обязательственного правоотношения предопределена экономическим содержанием лежащего в его основе общественного отношения, опосредующего процесс перемещения материальных благ из хозяйственной сферы должника в хозяйственную сферу кредитора. При этом указанное перемещение имеет товарный характер, а сами перемещаемые материальные блага принимают форму товара как носителя потребительной и меновой стоимости. В конкурсном же правоотношении на рассматриваемой стадии управомоченная сторона не вправе требовать от обязанной стороны предоставления материальных благ в свою пользу. Представление участниками конкурса выполненных ими работ на конкурс осуществляется не с целью исполнения обязанности, а с целью реализации возникших из объявления конкурса возможностей. В то же время участник конкурса, представив выполненную им работу на конкурс, не приобретает права на получение встречного имущественного удовлетворения. Такое право может возникнуть лишь в будущем — в случае объявления его победителем конкурса и присуждения денежной и иной премии. Поэтому конкурсные правоотношения не опосредуют товарного перемещения материальных благ, а сами материальные блага, по поводу которых они возникают, не принимают форму товара. Очевидно, что такая ситуация не позволяет квалифицировать конкурсные правоотношения в качестве обязательственных.

Вместе с тем конкурсные правоотношения, возникшие между устроителем конкурса и его участниками, признанными победителями, могут трансформироваться в обязательственные в будущем. Это происходит на стадии вынесения решения о присуждении премии победителям конкурса. Значение данного юридического факта, как справедливо отмечал А.Б. Дзегорайтис, состоит в том, что он “параллельно порождает правопрекращающие и правоизменяющие последствия”1 .

Правоотношения с теми участниками конкурса, работы которых не удостоены премий и не получили материального воплощения, прекращаются. Что касается работ, не удостоенных премий, но получивших материальное воплощение, то у устроителя конкурса возникает обязанность по их возврату, если в самом объявлении о конкурсе не указано, что представленные работы не возвращаются. В этом случае принятие оценочного решения влечет прекращение правоотношений с теми соискателями, которые не одержали победы на конкурсе.

Значение рассматриваемого юридического факта в развитии правоотношений между устроителем конкурса и теми его участниками, работы которых удостоены награды, заключается в следующем. Если на стадии представления работ на конкурсное соискание участник конкурса управомочен требовать оценки своей работы, а устроитель конкурса обязан такую оценку произвести, то теперь содержание соответствующего правоотношения претерпевает существенные изменения. С принятием оценочного решения содержание правоотношения образуют право победителя конкурса требовать выдачи ему обусловленной условиями конкурса награды и противостоящая этому праву обязанность устроителя конкурса такую награду выдать. С этого момента данное правоотношение становится обязательственным.

Таким образом, в рамках обязательства, основанного на конкурсе, участник, работа которого признана наилучшей, вправе требовать от устроителя конкурса выдачи обусловленной награды. При этом указанная работа не подлежит возврату победителю. Устроитель конкурса получает возможность использовать ее потребительную стоимость в обмен на встречное имущественное удовлетворение, что способствует выявлению также и меновой стоимости представленной работы. Перемещаемые материальные блага в данном общественном отношении принимают форму товара.

В литературе распространено мнение о том, что принятие оценочного решения, а если оно принималось конкурсной комиссией, то и его последующее утверждение устроителем конкурса, являются административными актами, с чем трудно согласиться. А.Б. Дзегорайтис справедливо отмечал, что “объявление конкурса как односторонняя сделка не может предоставлять его устроителю односторонне обязывающих административных правомочий в отношении третьих лиц”1 . То, что данное решение оказывает воздействие на правовую сферу третьих лиц, отнюдь не свидетельствует о наличии у устроителя конкурса властных правомочий по отношению к третьим лицам. Аналогичный эффект вызывают также и односторонне-обязывающие сделки, основанные “на правовой норме или же на правоотношении, в котором субъект одностороннего волеизъявления уже состоит с лицом, по отношению к которому он вправе осуществлять свою одностороннюю волю”1 .

Таким образом, обязательство из публичного конкурса – это обязательство, в силу которого лицо, публично объявившее о выплате денежного вознаграждения (или выдаче иной награды) за лучшее выполнение работы или достижение иных результатов (публичный конкурс), должно выплатить (выдать) обусловленную награду тому, кто в соответствии с условиями проведения конкурса признан его победителем.

Результат, за достижение которого публично обещана награда, может быть двояким. Написание на заданную тему художественного произведения, разработка проекта памятника и т.п. осуществимы независимо друг от друга разными лицами и потому сопоставимы по качеству. Напротив, отыскание утерянной вещи или иная аналогичная цель поддается только однократному достижению, когда выводимая путем сравнения качественная оценка вообще исключена. Соответственно этому публичное обещание награды как родовое понятие служит основанием для выделения конкурса как видового понятия публичного обещания награды, стимулирующего не просто к желательному, а к такому результату, который окажется лучшим среди достигнутых.

По своему смысловому значению понятие “конкурс” означает соревнование, конкуренцию. Поэтому к нему прибегают всякий раз, когда необходимо получить оптимальный (лучший) из числа возможных результат. Но по своему конкретному содержанию и особенностям правового регулирования конкурс имеет видовые различия и проводится для юридического выражения различных отношений. Одни из них возникают в сфере трудовых отношений и регулируются нормами трудового законодательства. Таковы, в частности, отношения по конкурсному подбору кадров. Другие имеют целью выявление конкретного субъекта, с которым должен был заключен соответствующий гражданско-правовой договор. Таков порядок заключения договора на торгах, в частности при приватизации государственной и муниципальной собственности. Но как вид публичного обещания награды и в силу специфического основания возникновения особого обязательственного правоотношения конкурс регулируется ст. 1057—1061 ГК. Такой конкурс как гражданско-правовой институт охватывает отношения, связанные с постановкой задачи, которая разрешается на основе соревнования неопределенного круга лиц с выплатой специального вознаграждения победителю. Конкурс как разновидность публичного обещания награды характеризуется следующими чертами:

а) обещание вознаграждения за лучшее выполнение определенной работы или достижение иных результатов должно быть публичным, т. е. обращенным более чем к одному лицу. Конкурсы бывают открытыми и закрытыми в зависимости от того, к кому обращено предложение участвовать в конкурсе. При открытом конкурсе предложение организатора конкурса принять в нем участие обращено ко всем желающим путем объявления в печати или иных средствах массовой информации, и каждый откликнувшийся на него может стать участником конкурса. В этом случае круг участников конкурса может быть более широким (все пожелавшие принять в нем участие) или более узким (конкурс среди лиц определенной профессии), но он всегда характеризуется количественной неопределенностью и неизвестностью для организатора конкурса конкретного состава его участников. Даже тогда, когда конкурс проводится среди лиц определенной квалификации или когда организатор конкурса предварительно отбирает лиц, пожелавших принять в нем участие, конкурс ввиду публичного характера его объявления не перестает быть открытым. Закрытый конкурс, напротив, характеризуется тем, что предложение организатора участвовать в нем направляется определенному кругу лиц по выбору организатора конкурса. В этом случае круг участников конкурса всегда ограничен и известен его организатору.

Проведение закрытого конкурса не противоречило и ранее действовавшему законодательству. Однако ГК 1964 г. в главе, посвященной конкурсу, не содержал указания на возможность применения соответствующих положений Кодекса к закрытым конкурсам. Это, в свою очередь, вызвало мнение о том, что закрытый конкурс существенно отличается от обычного конкурса и имеет иную правовую природу, которое на долгие годы стало господствующим. Его сторонники усматривали специфику закрытого конкурса в том, что устроитель, с одной стороны, обязан оплатить труд всех приглашенных им участников, выполнивших условия конкурса, а с другой — одновременно приобретает право использовать результаты труда участников такого конкурса, в том числе и не ставших его победителями. В связи с этим А.Б. Дзегорайтис отмечал, что “закрытый конкурс — это комплексный правовой институт, сочетающий в себе гражданские, трудовые и административный элементы”1 . О.С. Иоффе делал акцент на том, что отношения, возникающие из объявления закрытого конкурса и участия в нем, имеют договорную природу. Объявление закрытого конкурса не имеет публичного характера, а потому оно должно рассматриваться как предложение вступить в договор (оферта). Таким образом, закрытые конкурсы “представляют собой сумму отдельных договоров, заключаемых с каждым из соискателей, которые имеют право на оплату выполненной работы независимо от занятого места по конкурсу и от принятия оценочного решения вообще”1 . В случае же признания выполненной участником закрытого конкурса работы наилучшей, ему причитается дополнительное вознаграждение в виде премии.

Несколько иначе подошел к анализу рассматриваемого правового института В.Н. Смирнов. Закрытый конкурс, по его мнению, представляет собой “своеобразный правовой институт”, в котором объединяются признаки конкурса и авторского договора заказа. Так, с авторским договором заказа закрытый конкурс роднит наличие договорных отношений между устроителем конкурса (заказчиком) и его участниками (исполнителями), право исполнителя на получение авторского вознаграждения за созданное творческим трудом произведение и т.д. Однако нельзя при этом игнорировать и черты сходства, которые данный правовой институт имеет с конкурсами вообще (одна и та же работа выполняется параллельно несколькими исполнителями, не связанными между собой, право автора работы, признанной лучшей, на получение специальной премии сверх авторского вознаграждения и др.)2.

Взгляды всех указанных авторов объединяет признание отличительным признаком конкурса наличие неопределенного круга участников. Если такая позиция и имела право на существование в условиях ранее действовавшего законодательства, то теперь она нуждается в существенной корректировке. Из п. 3 ст. 1057 ГК однозначно следует, что закрытый конкурс, не обладая признаком неопределенности состава участников, тем не менее является разновидностью публичного конкурса. Поэтому на него распространяются все основные положения о конкурсах, предусмотренные главой 57 ГК;

б) публичный конкурс должен быть направлен на достижение каких-либо общественно полезных целей. Можно, например, объявить конкурс на лучшее озеленение дворов или благоустройство придомовой территории, но нельзя объявить конкурс на лучшее содержание домашних животных;

в) обещанное вознаграждение должно быть не обычной предусмотренной действующим законодательством (трудовым, авторским) платой за выполнение той или иной работы, а специально установленной премией, которая выплачивается победителю конкурса за достигнутый результат независимо от его права на получение иных видов вознаграждения за свой труд. При этом премия должна быть денежной либо вещевой (например, путевка, автомобиль). Всякое иное поощрение победителя соревнования (например, выдача кубков, грамот, дипломов, медалей или иных отличительных знаков), если оно не сочетается с выплатой премии, не признается конкурсным вознаграждением;

г) награда должна быть обещана за лучшее выполнение определенной работы или достижение иных результатов, что предполагает возможность сопоставления и выбора одного из многих сравнимых по своим качественным признакам результатов, достигнутых к тому же разными лицами. Следовательно, работа должна отвечать условиям конкурса, а по характеру быть такой, чтобы результат ее при выполнении разными лицами мог быть сопоставим. Поэтому конкурс должен быть признан несостоявшимся, если представлена только одна работа (один результат) или хотя и несколько, но одним лицом.

Характер и содержание работы, за лучшее выполнение которой публично обещано специальное вознаграждение (премия), определяются условиями конкурса. Работа, хотя и отличающаяся высокими достижениями, но не отвечающая условиям конкурса, вообще не допускается к конкурсу.

Объявление о проведении конкурса, т.е. акт, в котором выражается публичное обещание премии за лучшее выполнение определенной работы, может быть сделано в различной форме: путем публикации в газете, выпуска рекламного проспекта или специального информационного листка (бюллетеня), вывешивания соответствующего объявления в общественных местах, извещения по радио, телевидению и т.д.

Сведения (условия), которые должно содержать конкурсное объявление, определены законом (ст. 1057 ГК). Они делятся на обязательные, т.е. такие, которые должны быть указаны при объявлении любого конкурса, и факультативные, т.е. такие, которые указываются по свободному усмотрению устроителя конкурса, а их число и характер зависят от особенностей конкурса. При отсутствии обязательных условий или хотя бы одного из них конкурс считается необъявленным. К числу этих условий относятся:

а) сведения о существе задания (предмете конкурса или определенности работы). Степень детализации этих сведений зависит от цели и характера конкурса. При проведении конкурса на исполнительское мастерство достаточно бывает указать вид жанра или деятельности, а при создании архитектурных сооружений, как правило, указываются художественные, технические и другие признаки, которым они должны отвечать. Поэтому конкурсное задание может выражаться в простой постановке задачи (определении идеи, темы и т.д.) с указанием формы ее разрешения (например, создание монумента Победы, отражающего подвиг Ленинграда в Великой Отечественной войне) и может быть детализировано до конкретных показателей и признаков, которым должно отвечать решение конкурсной задачи. Например, в апреле 1996 г. Комиссией по художественному убранству строящегося в Москве храма Христа Спасителя был объявлен конкурс на роспись центральной части купола. В качестве задания была предложена композиция: “Господь Иисус Христос Спаситель на престоле во царствие своем”. Специально оговаривались канонические моменты и колористические особенности;

б) срок выполнения задания, который определяет и срок представления работы на конкурс. Он должен обладать такой продолжительностью, которая реально обеспечивает выполнение конкурсного задания. В зависимости от характера конкурса срок может определяться либо отрезком времени, в течение которого должно быть выполнено задание (например, в течение шести месяцев со дня объявления конкурса или до 1 сентября 1999 г.), либо точно фиксированной календарной датой, к которой приурочивается исполнение задания, когда, например, предметом конкурса является деятельность, подлежащая оценке при самом ее исполнении. Могут устанавливаться окончательные и промежуточные сроки (например, промежуточный срок предварительного просмотра или прослушивания исполнителей либо срок представления проспектов выполнения конкурсного задания и т.д.).

Невыполнение задания или непредставление работы в установленный срок независимо от их причин влечет отказ в приеме работы на конкурс, который не может быть обжалован ни в административном, ни в судебном порядке;

в) порядок представления работ или иных достижений касается, прежде всего, формы представления, а также ряда других условий, которые должны быть соблюдены. Форма представления работы на конкурс определяется самим характером работы и выражается либо в передаче участником конкурса его устроителю определенного результата своего труда в виде материализованного объекта (рукописи, картины, модели, проекта, образца и т.д. — при проведении конкурса на создание произведений науки, литературы, искусства или изобретательской деятельности), либо путем исполнения работы при непосредственном восприятии этого исполнения устроителем конкурса (при проведении конкурсов на исполнительское мастерство). Условиями конкурса может быть предусмотрено представление работы под девизом (зашифрованными обозначениями с целью сохранения в тайне имени автора до оценки его работы) или за подписью автора, в определенном количестве экземпляров. Иногда может быть предусмотрено предварительное представление в обусловленные сроки проспекта работы и т.д. Отказ в приеме работы на конкурс может последовать только по мотиву несоответствия ее условиям конкурса либо нарушения порядка и сроков ее представления;

г) место представления работы должно быть указано в объявлении о конкурсе в числе других условий и имеет существенное значение не только для участников конкурса (например, для соблюдения ими срока выполнения задания), но и для привлечения к конкурсу внимания общественности, особенно при проведении конкурсов на исполнительское мастерство. В последнем случае местом представления работ признается место осуществления подлежащей просмотру и оценке деятельности;

д) критерий, порядок и срок сравнительной оценки работ устанавливаются в зависимости от особенностей самой работы. В ряде случаев, например, проводятся предварительный отбор и оценка проспектов работ и заявок. Конкурс может проводиться в несколько этапов (туров), к исходу каждого из которых производятся оценка и отбор наиболее достойных для участия на следующем этапе работ (в таком порядке, обычно проводятся конкурсы исполнителей и многие конкурсы на создание памятников). Окончательной оценке работы может предшествовать ее предварительное открытое обсуждение в том или ином коллективе, помещение представленных на конкурс работ на выставках для публичного обозрения (показ в кино, по телевидению) с целью определения общественного мнения об этих работах. Срок окончательной оценки работы признается и сроком вынесения решения о выплате вознаграждения ее автору;

е) размер вознаграждения (премии) устанавливается обычно в виде определенной денежной суммы, но может выражаться и в какой-то другой имущественной ценности. Как правило, устанавливается несколько премий определенного размера в соответствии с призовым местом, занятым той или иной работой (например, первая премия — 1 000 руб., вторая — 600 руб., третья — 300 руб.). При этом для каждого места может быть установлена не одна, а несколько премий (например, одна первая, две вторые и три третьи премии). Не исключено установление премий без указания их числа по каждому месту.

Кроме премий, для победителей конкурса могут устанавливаться поощрительные премии, выплачиваемые участникам конкурса, работы которых хотя и не заняли призовых мест, но признаны достойными быть отмеченными. Число поощрительных премий, их виды и размеры утверждаются устроителем конкурса;

ж) порядок и срок объявления результатов конкурса. Определение результатов конкурса воплощается в решении об оценке конкурсных работ.

Факультативные условия конкурса устанавливаются его устроителем и детализируют отдельные его положения для внесения определенности во взаимоотношения сторон. Чаще всего они касаются: оформления представленных на конкурс работ; состава жюри; порядка и сроков выплаты вознаграждения; порядка использования премированных произведений науки, литературы или искусства и выплаты авторам этих произведений гонорара; порядка возврата участникам конкурса работ, не удостоенных премии, и т.д.

Изменение условий и отмена публичного конкурса. В процессе проведения конкурса может возникнуть необходимость внести изменения в ранее объявленные его условия либо даже необходимость его отмены. Но изменение условий конкурса, а тем более его отмена, особенно в конце срока его проведения, могут затронуть и существенно ущемить интересы лиц, пожелавших принять в нем участие, которые к тому времени могли уже приступить к выполнению определенной условиями конкурса работы и понести в связи с этим соответствующие издержки. Поэтому закон допускает возможность изменения условий конкурса и его отмену только в пределах первой половины срока, установленного для представления работ. Правомерность внесенных во второй половине указанного срока изменений условий конкурса не устраняется лишь тогда, когда они улучшают положение будущих его соискателей (например, увеличивается размер и количество премий).

Возможность изменения условий конкурса или его отмены не ставится в зависимость от волеизъявления соискателей. Поэтому устроитель конкурса вправе внести изменения в его условия и тогда, когда кто-либо из соискателей в пределах первой половины установленного срока уже представил работу. При таких обстоятельствах исполнитель работы не может требовать допуска его к участию в конкурсе на первоначально установленных условиях или признания недействительными внесенных в них изменений.

Изменение условий конкурса или его отмена должны быть доведены до сведения возможных соискателей, т. е. тех лиц, на которых было рассчитано объявление о конкурсе. Эта цель достигается, если сообщение об изменении условий конкурса или его отмене сделано в том же порядке (т. е. в той же форме), в каком был объявлен сам конкурс. Выполнение этого требования освобождает устроителя конкурса от обязанности принять на конкурс работу, выполненную на первоначально указанных условиях, даже если автор этой работы по уважительной причине и не знал о внесенных в условия конкурса изменениях либо о его отмене. Однако в силу п. 3 ст. 1058 ГК устроитель в этом случае обязан возместить расходы, понесенные любым лицом, которое выполнило предусмотренную в объявлении работу, до того как ему стало или должно было стать известно об изменении условий конкурса или о его отмене. Устроитель конкурса освобождается от обязанности возмещения таких расходов, если докажет, что указанная работа была выполнена не в связи с конкурсом, в частности, до объявления о конкурсе, либо заведомо не соответствовала условиям конкурса (п. 3 ст. 1058 ГК).

Нарушение требований о порядке изменения условий конкурса или его отмены влечет в соответствии с п. 4 ст. 1058 ГК ответственность устроителя в форме выплаты награды тем участникам конкурса, которые выполнили работу, удовлетворяющую указанным в конкурсном объявлении условиям. Квалификация данной меры гражданско-правовой ответственности зависит от того, возникло ли на момент незаконного изменения условий или отмены конкурса конкурсное правоотношение между соответствующим участником и устроителем конкурса. Если конкурсное правоотношение возникло, то санкцию, предусмотренную п. 4 ст. 1058 ГК, можно рассматривать в качестве нормативно-установленной ставки возмещения убытков, причиненных участнику конкурса в результате незаконных действий устроителя. Это и понятно: убытки по смыслу ст. 15 ГК могут быть причинены определенному лицу лишь вследствие нарушения принадлежащего ему субъективного права. Как отмечалось ранее, конкурсное правоотношение возникает в момент представления участником конкурса выполненной им работы на конкурс. До этого момента никакими правами по отношению к устроителю конкурса участник не обладает, а потому не может идти речи о возмещении причиненных ему убытков.

Если же на момент незаконного изменения условий конкурса или его отмены между устроителем конкурса и соответствующим участником еще не возникло соответствующего правоотношения, то правовая природа указанной санкции будет иной. Ее следует усматривать в том, что несоблюдение установленных законом требований влечет для устроителя конкурса нежелательные правовые последствия. Так, объявив публичный конкурс, устроитель принял на себя обязанность выплатить награду тому участнику конкурса, работа которого будет признана наилучшей. Теперь же аналогичную обязанность устроитель конкурса вынужден нести по отношению к любому участнику конкурса, выполнившему работу, отвечающую установленным в конкурсном объявлении требованиям.

В обоих случаях право участника конкурса на получение награды может быть осуществлено только в том случае, если отвечающая условиям конкурса работа им уже выполнена. Осуществление данного субъективного права не зависит от того, была ли представлена выполненная работа на конкурс. Таким образом, сам по себе факт незаконного изменения условий конкурса или его отмены не дает участнику конкурса права требовать выплаты награды. Поэтому, получив извещение о незаконном изменении условий конкурса или о его отмене, соответствующий участник может приостановить выполнение работы и обратиться к устроителю конкурса с требованием о возмещении понесенных в связи с ее выполнением расходов. Если же участник конкурса желает получить награду, то предъявить соответствующее требование он сможет только по окончании выполнения конкурсного задания.

Право на получение награды (премии) возникает у соискателя лишь в случае признания его работы лучшей и (или) достойной вознаграждения в соответствии с условиями конкурса. Если указанные в объявлении результаты достигнуты в работе, выполненной совместно двумя или более лицами, награда распределяется в соответствии с достигнутым между ними соглашением. Если такое соглашение не достигнуто, порядок распределения награды определяется судом (п. 2 ст. 1059 ГК).

Для рассмотрения (оценки) работ, представленных на конкурс, и определения его результатов устроитель обычно создает специальный орган — конкурсную комиссию или жюри, куда входят высококвалифицированные специалисты в данной области знаний. Но образование такой комиссии не обязательно. Оценка конкурсных работ может быть произведена самим устроителем или поручена другим организациям. В случае создания конкурсной комиссии (жюри) ее члены должны быть незаинтересованными в исходе конкурса лицами. Хотя закон и не содержит на сей счет прямого запрета, но по этическим соображениям нельзя признать допустимым участие в конкурсе членов его жюри, даже если конкурс проводится под девизом.

Как отмечалось ранее, потенциальные участники конкурса должны быть уведомлены о порядке оценки работ, представленных на конкурс. По-видимому, это предполагает уведомление их о самом факте образования конкурсной комиссии (жюри), но не ее персонального состава.

Определяя результаты конкурса, конкурсная комиссия (жюри) может принять одно из следующих решений: а) о выплате премий в соответствии с их числом по каждому призовому месту; б) об отказе в присуждении премий за отдельные призовые места или присуждении по каждому месту меньшего числа премий, чем установлено; в) о присуждении поощрительных премий и отказе в присуждении премий за призовые места; г) о неприсуждении премий вообще. Закон не требует, чтобы решение о результатах конкурса было мотивировано устроителем конкурса или образованной им конкурсной комиссией (жюри). При этом решение, принятое конкурсной комиссией, должно быть утверждено устроителем конкурса.

Порядок и сроки вынесения решения о результатах конкурса и сообщение о нем его участникам должны быть установлены в конкурсном объявлении (п. 1 ст. 1059 ГК). Вопрос же о последствиях нарушения указанного порядка и сроков остался открытым. Прежде всего, не совсем понятно, к каким способам защиты гражданских прав могут в этом случае прибегнуть участники конкурса. По-видимому, нет оснований отказать им в праве обратиться в суд с требованием о возмещении убытков. Правда, осуществление данного права потребует определения размера причиненных убытков и, как следствие, решения вопроса о том, включать ли в размер убытков предусмотренную условиями конкурса награду. В то же время участники конкурса могут требовать понуждения устроителя конкурса к реальному исполнению обязанности оценить представленные работы, если, несмотря на допущенные им нарушения, такая оценка объективно возможна. Наконец, возможно и применение по аналогии санкции, предусмотренной п. 4 ст. 1058 ГК, т. е. исчисление размера убытков, исходя из стоимости награды, которую участники конкурса получили бы в случае признания их победителями конкурса.

Последнее решение наиболее правильно. Оно пресекало бы противоправные действия устроителя конкурса, препятствующие возникновению у участников определенных имущественных прав. Кроме того, исключалась бы ситуация, при которой устроитель конкурса под страхом наступления нежелательных для него последствий, не прибегая к незаконной отмене конкурса, затягивал бы с принятием оценочного решения.

При совпадении количества премий и числа работ, занявших данное призовое место, или если количество премий, установленных за то или иное место, превышает число работ, их занявших, каждый из победителей конкурса получает премию в установленном размере. Если же количество премий, установленных для данного места, меньше числа работ, его занявших, премии должны быть разделены пропорционально числу работ, которые признаны достойными премии. В случае установления премий без указания их количества по каждому призовому месту право на получение премии в полном размере имеют все участники конкурса, работы которых заняли соответствующее место.

При отказе устроителя конкурса выплатить премию (полностью или частично), а также при нарушении сроков выплаты причитающегося победителям конкурса вознаграждения оно может быть взыскано в судебном порядке.

Если предметом конкурса было создание произведения науки, литературы или искусства, устроитель конкурса, по общему правилу, приобретает преимущественное право на заключение с автором произведения, удостоенного обусловленной награды, договора об использовании произведения (ст. 1060 ГК). При этом автору произведения должно быть выплачено за это соответствующее вознаграждение без зачета тех сумм, которые причитаются автору как победителю конкурса, если только иное специально не оговорено в конкурсном объявлении. Однако при любом варианте автору гарантируется выплата вознаграждения не ниже минимальных ставок, установленных Правительством РФ (п. 3 ст. 31 Федерального закона “Об авторском праве и смежных правах”).

Конкурсные работы, не удостоенные награды, устроитель конкурса обязан возвратить участникам конкурса немедленно по объявлении результатов. Неисполнение данной обязанности дает участникам конкурса право требовать возврата своих работ, а в случае их утраты или повреждения — возмещения убытков.

В условиях конкурса может быть, однако, предусмотрено, что представленные на конкурс работы не подлежат возврату либо возвращаются только по требованию участников конкурса. Невозможность возврата работы может вытекать и из характера выполненной работы.


ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ИЗ ПРОВЕДЕНИЯ ИГР И ПАРИ

Игра — обязательство, в силу которого организатор проводит розыгрыш призового фонда между лицами, из чьих рисковых взносов складывается указанный фонд. Это одно из фундаментальных понятий современной философии и социологии. В контексте этих наук игра понимается как деятельность, смысл и ценность которой заключены в ней самой, в самом процессе игры. Любые трудовые усилия всегда направлены на получение некоего результата: овеществленного или нематериального. В отличие от этого игра—деятельность непродуктивная: она не порождает результатов, которые обладали бы непосредственной ценностью для лиц, не участвующих в ней. Игра — один из важнейших феноменов человеческого бытия. Именно в ней, по мнению многих философов, можно отыскать источник культуры и истории человечества.

Право традиционно воспринимало игры и пари более узко, утилитарно: как источник обогащения одних и причину разорения других. Присущий играм азарт, порой переходящий в страсть, доводил экономические последствия этого увлечения до катастрофических размеров. Так, в средневековой Англии игра в кости по популярности далеко превзошла все остальные виды развлечений, даже традиционную стрельбу из лука. В результате без работы оказались тысячи английских ремесленников, производивших луки и стрелы, и дело чуть не кончилось бунтом.

Государство не могло оставаться безучастным к этому и с древнейших времен активно боролось с играми и игроками. Репрессивная направленность правового регулирования игр и пари в средние века была воспринята законодательствами всех европейских стран. История правового регулирования игр — это история их запретов. Так, во Франции указами короля игра в кости запрещалась в 1291, 1319 и 1369 гг. Наконец, в 1396 г. был принят очередной указ, запрещавший игру поддельными костями. Аналогичная история, но уже в отношении карт повторилась через четыре века и в России. Видимо, не зря А.С. Пушкин называл страсть к игре сильнейшей из человеческих страстей.

Однако тотальное запрещение всех игр никогда не бывало действенным. К концу XVIII в. законодатель стал различать содержателей игорных заведений и собственно игроков, преследуя первых (если они не имели соответствующей лицензии) и не обращая внимания на последних. Именно такой подход к регулированию игр и пари преобладает сегодня в мире.

Количество существующих игр огромно и продолжает постоянно увеличиваться. Однако в сферу правового регулирования попадают далеко не все из них. Часть игр, относящихся к числу азартных, регулируется нормами специального правового субинститута главы 58 ГК “Проведение игр и пари”. Другие игры (с имущественным выигрышем, но не азартные в строгом смысле слова) подпадают под действие норм главы 57 ГК. Вся остальная игровая деятельность человека праву безразлична.

Отечественное законодательство, к сожалению, не содержит развернутого понятия азартных игр, поэтому его содержание нужно устанавливать путем толкования. Право интересуют лишь те игры, которые предполагают возможность выиграть или проиграть. Сама по себе игра как процесс времяпрепровождения, за которым не следует подведения итогов, оглашения результата, не имеет никакого юридического значения. Но и не любой выигрыш (проигрыш) переводит игру в плоскость правового регулирования. Так, награждение медалью победителя спортивных состязаний не дает оснований для квалификации соответствующей игры в качестве азартной по ст. 1062 ГК. В данном случае юридическое значение имеет лишь выигрыш, имеющий имущественный характер (денежный или вещевой), тогда как медаль (даже золотая) — лишь символ победы, но не ее денежный эквивалент. Наряду с шансом выиграть в игре обязательно должен присутствовать и риск проигрыша (также имущественного характера). По этой причине теннисный турнир с призовым фондом не относится к числу азартных игр. Ведь проигравший в нем ничего, кроме престижа, не теряет. Наконец, самая главная особенность азартной игры — это непредсказуемость результата, его случайный характер. Исход игры в шахматы или шашки целиком зависит от умения игроков. Благодаря тому, что все исходные игровые данные (расстановка фигур) известны участникам, роль случая здесь сведена к минимуму.

Степень влияния случая на исход игры позволяет классифицировать все игры на три вида: престижные, коммерческие и азартные. В престижных играх, к которым обычно относят спортивные состязания, результат главным образом зависит от умений, навыков и других личных качеств игроков. Правила коммерческих игр, например преферанса или бриджа, уже вводят в игру существенный элемент случайности (расклад карт). Но не менее важная роль здесь отводится и умениям самих игроков: комбинаторным способностям, памяти и т.п. И лишь в азартных играх влияние случая столь велико, что личные качества игроков практически не способны повлиять на результат.

Таким образом, с правовой точки зрения азартная игра – это соглашение, единственным основанием которого является возможность приобретения кем-либо из участников имущественной выгоды (выигрыша) за счет другого при наступлении определенных правилами случайных условий.

Азартные игры принято классифицировать в зависимости от того, участвуют ли игроки в процессе определения победителя, т.е. проводится ли процедура разыгрывания выигрыша или нет. По этому признаку азартные игры делятся на пари и собственно азартные игры (в узком смысле слова). Пари — разновидность игры, в которой наступление случайных выигрышных обстоятельств прогнозируется лицами, принявшими участие в пари. После того как соглашение о пари заключено, выигравшая сторона определяется автоматически: в зависимости от того, наступило ли оспариваемое событие или нет. Если же для определения победителя требуется провести дополнительную процедуру — разыгрывание, т.е. последовательность определенных правилами действий (например, карточных ходов) участников, то перед нами не пари, а азартная игра в узком смысле слова.

В свою очередь, пари подразделяются на два вида — тотализатор и букмекерское пари— в зависимости от способа определения суммы выигрыша. В букмекерском пари (пример — рулетка или денежно-вещевая лотерея) величина выигрыша абсолютно фиксирована и не зависит от числа играющих, суммы сделанных ставок или числа выигравших. Напротив, выигрыш в тотализаторе (например, на скачках или бегах) будет тем больше, чем крупнее призовой фонд, чем выше сумма выигрышной ставки и ниже вероятность выигрыша.

Правовая природа договора о проведении игр или пари изучена недостаточно хорошо. В большинстве случаев он формулируется как реальный, т.е. считается заключенным с момента, когда игроки сделали свои ставки, сформировали призовой фонд (иначе — “банк”). Такая конструкция удобна организатору игр, поскольку в случае выигрыша ему не нужно понуждать проигравшего к уплате долга. Однако ничто не препятствует и заключению консенсуального договора о проведении игр или пари, если это позволяют правила соответствующей игры.

Возмездностъ договора о проведении игр обусловлена тем, что имущественному предоставлению одной стороны (ставке игрока) корреспондирует встречное предоставление шансов на выигрыш со стороны организатора игр. Разумеется, вероятность выигрыша не всегда воплощается в действительность. Но и она обладает определенной ценностью, равной математическому ожиданию выигрыша, может быть исчислена в денежном выражении и, следовательно, также имеет имущественный характер.

Договор о проведении игр или пари в зависимости от содержания может быть как односторонне- так и двусторонне-обязывающим. Пари оформляются односторонними договорами, в которых обязанность (по выплате выигрыша) лежит только на одной стороне — организаторе пари (букмекере или устроителе тотализатора). Собственно азартные игры предполагают наличие встречных обязанностей у всех сторон соглашения.

Рисковый, или алеаторный (от лат. аlеа — случай) характер игр и пари не вызывает сомнений, ведь случайность результата является их главным квалифицирующим признаком. Принципиально важно здесь, что невозможно существование шансов на выигрыш или на лотерею для одной из сторон без соответствующих и противоположных шансов для другой стороны. Договор не может быть рисковым с точки зрения одной из сторон. Отсюда следует, что договоры, в которых одна из сторон (организатор) в игре непосредственно не участвует и, значит, своим имуществом не рискует, не являются договорами о проведении азартных игр или пари. В таких случаях речь может идти о договоре оказания услуг (по организации игры), договоре аренды (игрового инвентаря или места) или иной сделке. Тогда на каком основании мы относим тотализатор к числу азартных игр? Ведь его устроитель не рискует собственными средствами и, напротив, всегда имеет гарантированный доход от организации пари. Причина, вероятно, кроется в особенностях тотализатора как системы организации многосторонних взаимных пари. Устроитель тотализатора выступает лишь в качестве посредника при заключении пари игроками. При этом он действует в качестве комиссионера, представляющего интересы каждого из игроков в отношении всех остальных участников пари (всех и каждого). Таким образом, отношения игрока и устроителя тотализатора регулируются одновременно двумя различными договорами. Первый из них — это договор комиссии, связывающий устроителя тотализатора и игрока. По этому договору устроитель-комиссионер, действуя от собственного имени, но по поручению и за счет игрока-комитента, обязан в будущем заключить в его интересах договоры о пари со всеми другими участниками. Второй — это собственно договор о пари, который также заключается между игроком и устроителем тотализатора. Здесь устроитель действует уже не только в интересах данного игрока, но и представляет перед ним всех остальных играющих, выступая от собственного имени, но по поручению и за счет других участников (в этом можно усмотреть аналогию коммерческому представительству). По этому, последнему договору устроитель тотализатора и несет риск потери ставок, вверенных ему другими участниками. Таким образом, рисковый характер договора об организации тотализатора для самого устроителя обусловлен возможностью проигрыша вверенных ему участниками средств.

Договор о проведении игр или пари сам по себе не порождает никаких обязательственных отношений между сторонами. Договор о проведении азартной игры, конечно, накладывает на стороны определенные обязанности, например, по участию в разыгрывании призового фонда (банка). Но соответствующее правоотношение, будучи относительным, все же не является обязательством в строгом смысле слова. Обязательство — это правоотношение, опосредующее товарное перемещение материальных благ от одного лица к другому. А непосредственно после заключения договора ни о каком перемещении материальных благ не может быть и речи. Более того, неизвестно даже, кто из участников приобретет по договору имущество, а кто потеряет. Поскольку договор о проведении игр или пари всегда является условной сделкой, именно наступление условия, предусмотренного договором, и дает начало соответствующему обязательству. Следовательно, обязательство по выплате выигрыша возникает на основе сложного юридического состава, который включает два юридических факта: сам договор и наступившее условие. В играх это условие (победа одного из игроков) реализуется путем совершения последовательности односторонних действий игроков (например, ходов в карточных играх). Вероятно, этим и объясняется то, что игры и пари традиционно изучаются в ряду обязательств из односторонних действий.

Из содержания ст. 426,1063 ГК можно заключить, что договор о проведении игр или пари не является публичным. Противоположное мнение, высказываемое рядом юристов, основано на некорректной интерпретации игр и пари как договоров об оказании услуг по организации игр. Между тем рассматриваемое соглашение является самостоятельным типом гражданско-правового договора и регулируется не нормами о возмездном оказании услуг, а ст. 1062 и 1063 ГК. В то же время этот договор в большинстве случаев является договором присоединения (ст. 428 ГК).

Обязательства из договоров о проведении игр или пари в большинстве случаев имеют натуральный характер. Вообще, деление обязательств на натуральные и цивильные (т.е. снабженные исковой защитой) составляло фундамент классификации обязательств в римском праве. Впоследствии европейская цивилистика сосредоточила основное внимание на разработке цивильных обязательств, а натуральные отошли на второй план. Это объясняется тем, что сфера их применения в гражданском обороте сравнительно узка.

Итак, натуральными называются обязательства, лишенные исковой защиты, т.е. такие, в которых права кредитора защищаются не собственным иском, а отказом в удовлетворении иска должника. Таковы, например, обязательства с истекшим сроком исковой давности (если должник заявил о применении исковой давности и суд не восстановил пропущенного срока). По истечении срока исковой давности кредитор уже не может требовать принудительного осуществления своего права в порядке искового производства. Но это не означает, что субъективное гражданское право прекратило существование и его вообще нельзя защитить. Изменились лишь способы его правовой защиты. И если бывший должник по истечении срока исковой давности добровольно исполнит такое натуральное обязательство (независимо от мотивов поступка), то впоследствии он уже не сможет требовать обратной передачи ему имущества, отданного кредитору. Ведь исполнение по натуральному обязательству не считается исполнением недолжного и может быть удержано кредитором.

В обязательствах, связанных с проведением игр или пари, выигравшая сторона, по общему правилу, не может потребовать уплаты выигрыша через суд. Об этом говорит ст. 1062 ГК, лишающая требования, основанные на играх или пари, судебной защиты. Но если должник добровольно заплатит свой долг, а впоследствии потребует возврата уплаченного, ему также (на основании ст. 1062 ГК) будет отказано в иске. Следовательно, за кредитором будет признано право на удержание выигрыша. Но только этим и ограничивается закон в регулировании натуральных обязательств.

Полноценные, юридически значимые (т.е. снабженные исковой защитой) обязательства возникают из договоров о проведении игр или пари лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. К ним относятся обязательства с участием лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари (ст. 1062 ГК), а также обязательства, возникающие из разрешенных государством (лицензируемых) азартных игр или пари (ст. 1063 ГК). Во всех остальных случаях договоры об играх или пари порождают лишь натуральные обязательства, лишенные судебной защиты.

Алеаторный характер договоров о проведении игр или пари позволяет без труда отличить их от иных гражданско-правовых договоров, не являющихся рисковыми. Так, публичное обещание награды или объявление конкурса либо вообще не связаны с наступлением случайного условия, либо не предполагают возможности потерь в имуществе участника. Отграничение игр и пари от других рисковых сделок (страхования, ренты, срочных биржевых сделок) можно проводить по содержанию соответствующих обязательств. В договоре страхования это - обязательство по возмещению убытков, причиненных наступлением страхового случая. В основе биржевых сделок, несмотря на их спекулятивный характер, лежит обязанность по передаче имущества (ценных бумаг или биржевых товаров) или прав на него.

Элементы договора о проведении игр или пари. Стороны договора о проведении игры или пари — организатор и участник (игрок). Строго говоря, в каждом договоре о проведении игры или пари всегда участвует два игрока независимо от того, сколько лиц принимает участие в самом процессе игры. Так, при игре в рулетку за игровым столом обычно присутствует несколько (иногда до полутора десятка) человек. Но каждый из них связан договором лишь с крупье, организующим игру. Никаких взаимных обязательств игроков (кроме обязательств организатора игры) друг перед другом правила азартных игр обычно не предусматривают. Именно поэтому договор о проведении игр или пари всегда заключается с участием игрока особого рода — организатора игры (п. 1 ст. 1063 ГК).

В соответствии с п. 1 ст. 1063 ГК организатором азартной игры или пари может выступать Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования, а также предприниматели (индивидуальные или коллективные), получившие от уполномоченного государственного или муниципального органа соответствующую лицензию. Игроком (участником пари) может быть любое дееспособное физическое лицо.

В большинстве случаев организатор участвует в игре или пари на равных с остальными игроками, т.е. так же, как и они, рискует проиграть. Термин “организатор игры или пари” говорит не об особом положении этого лица в обязательстве из договора, а о специфике его предпринимательской деятельности. В отличие от обычного игрока организатор вправе содержать игорное заведение (казино, тотализатор, букмекерскую контору, зал игровых автоматов и т.п.) и заниматься игорным бизнесом. Любая деятельность по организации игр или пари, осуществляемая частными лицами, подлежит обязательному лицензированию.

Предметом договора о проведении игр или пари является выигрыш, а точнее — возможность (шансы) его получения. Как и во всех других договорах гражданского права, предмет — размер и порядок определения выигрыша — является существенным условием договора.

Сумма, которой игрок рискует ради выигрыша, т.е. оплачивает получение возможности выиграть, является ценой данного договора и чаще всего именуется ставкой. К числу существенных условий договора она не относится и, значит, может определяться по правилам п. 3 ст. 424 ГК.

В отличие от этого срок договора о проведении игр или пари всегда имеет существенное значение. Если он сторонами не согласован, договор считается незаключенным. Однако существенный характер имеет лишь срок проведения игры или пари, но не выплаты выигрыша. Последний может быть и не согласован сторонами и в этом случае он равен 10 дням с момента подведения итогов игр (п. 4 ст. 1063 ГК). В большинстве случаев срок проведения той или иной игры или пари обусловлен их характером. Так, договорившись об игре в рулетку, стороны автоматически соглашаются с тем, что игра начнется немедленно по окончании ставок и закончится, когда остановится колесо рулетки. Таким образом, согласовывая предмет договора, стороны часто предопределяют и его срок.

Форма договора о проведении игр или пари подчиняется общим правилам гражданского права о форме сделок. При этом ГК исходит из того, что выдача игроку лотерейного билета, квитанции или иного документа в случаях, когда это предусмотрено правилами организации игр или пари, является надлежащим способом оформления соглашения (п. 2 ст. 1063 ГК). Разумеется, лотерейный билет или аналогичный документ не тождественны письменной форме сделки. Но в данном случае несоблюдению обязательной письменной формы договора не придается правового значения.

Содержание договора о проведении игр или пари образуют корреспондирующие права и обязанности сторон. Их объем различен в зависимости от того, идет ли речь об организации азартной игры или о проведении пари.

Основными обязанностями организатора (устроителя) пари являются определение выигравшего в споре, подсчет причитающегося ему выигрыша и выплата последнего. Если же сбылся прогноз самого организатора, он вправе обратить в свою собственность ставку, сделанную проигравшим игроком. Поскольку договор о проведении пари является реальным и односторонним, игрок не несет никаких обязанностей перед организатором. В случае победы игрок вправе требовать выплаты ему выигрыша в тех размере и форме (денежной или натуральной), которые были предусмотрены правилами пари.

Для определения победителя азартной игры (в узком смысле слова) необходимо с участием игрока произвести розыгрыш призового фонда. Соответственно обязанностью обеих сторон договора является совершение необходимых для этого фактических действий. При этом обе стороны обязаны играть по согласованным правилам. В противном случае следует считать, что нарушитель правил игры своими действиями недобросовестно содействовал (или, наоборот, препятствовал) наступлению условия сделки (условия определения победителя). Нарушивший правила проигрывает игру, а весь выигрыш получает его соперник. Если в игре побеждает участник, а не организатор, возникает обязательство последнего по выплате ему выигрыша, аналогичное обязательству из пари. И напротив, если участник проигрывает, организатор игры приобретает его ставку.

Ответственность сторон за нарушение договоров о проведении игр или пари. Ответственность в данном случае строится по стандартной модели договорной гражданско-правовой ответственности (глава 25 ГК).

Организатор игры или пари, не выплативший причитающийся участнику выигрыш, обязан возместить ему причиненные этим убытки в полном объеме (т.е., включая упущенную выгоду). Кроме того, за участником сохраняется право требовать выплаты ему самого выигрыша (п. 5 ст. 1063 ГК). Разумеется, игрок не может взыскать причитающийся ему выигрыш дважды: первый раз — в виде упущенной выгоды, а второй — в качестве собственно выигрыша. Очевидно, указанное правило имеет смысл в тех случаях, когда выигрыш должен выдаваться в натуральной (вещевой) форме.

Нарушение условий договора о проведении азартных игр возможно и до момента возникновения соответствующего обязательства. Так, организатор может просто отказаться от проведения игры в установленный договором срок (отменить игру или перенести ее на более позднее время). В этом случае абз. 2 п. 3 ст. 1063 ГК обязывает организатора возместить лишь причиненный игроку реальный ущерб. Мотивировка такого законодательного решения очевидна. Без проведения розыгрыша призового фонда, как правило, невозможно определить и сумму выигрыша (упущенной выгоды). Кроме того, было бы явно несправедливо возлагать на организатора игр обязанность компенсировать упущенную игроком выгоду, когда у организатора заведомо не было шансов на победу (так как игра не проводилась).



Понятие и условия возникновения обязательства из действий в чужом интересе без поручения

В реальной жизни иногда возникают ситуации, когда одни лица добровольно совершают определенные действия в интересах других лиц, не имея от последних никаких полномочий на их совершение. Чаще всего это делается по моральным соображениям в целях предотвращения (уменьшения) вреда, угрожающего имущественным интересам лиц, которые временно отсутствуют либо по иным причинам не могут сами позаботиться об охране своих интересов (например, уход за домашними животными и содержание последних в случае смерти их собственника, укрепление и перемещение в безопасное место чужого имущества в условиях стихийного бедствия, добровольное участие в тушении пожара соседского дома и т.п.). В некоторых случаях в интересах другого лица совершаются не только фактические, но и юридические действия, например, заключаются сделки по приобретению необходимого для них имущества или исполняются их обязанности перед третьими лицами. Лицо, действующее в чужом интересе без поручения, при определенных условиях приобретает право на то, чтобы ему были возмещены понесенные им расходы, а иногда и выплачено вознаграждение за его действия.

Действия в чужом интересе без поручения порождают обязательство лишь когда имеется ряд установленных законом условий. Прежде всего необходимой предпосылкой возникновения обязательств является то, что действия в интересах другого лица (доминуса) предпринимаются по собственной инициативе лица, совершающего такие действия (гестора), т.е. при отсутствии не только поручения или иного договора, но и всякого иного указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица. На лице, совершающем действия в чужом интересе без поручения также не должна лежать обязанность действовать в чужом интересе в силу закона. Поэтому рассматриваемые правила не применяются, например, к опекуну, действующему в интересах подопечного, или к наследнику, принимающему меры к охране наследственного имущества в интересах всех наследников. По прямому указанию закона обязательство такого рода не возникает и тогда, когда действия в интересах других лиц совершаются государственными и муниципальными органами, для которых такие действия являются одной из целей их деятельности (п. 2 ст. 980 ГК). Данное исключение по смыслу закона действует и в отношении тех общественных организаций, которые имеют своей уставной задачей оказание содействия другим лицам в осуществлении и защите их прав и законных интересов. Вместе с тем наличие моральной обязанности действовать в чужом интересе, например, оказать помощь в тушении пожара или спасении утопающего, само по себе не препятствует возникновению данного обязательства.

Далее, действия в чужом интересе порождают соответствующее обязательство лишь тогда, когда они совершаются, исходя из очевидной выгоды или пользы, а также действительных или вероятных намерений заинтересованного лица (п. 1 ст. 980 ГК). Это означает, что, во-первых, действия гестора должны быть объективно выгодными для заинтересованного лица (доминуса). Выгода может состоять в предохранении имущества доминуса от гибели, повреждения или утраты, в ограждении его неимущественных интересов от неправомерных посягательств, в исполнении его обязанностей перед третьими лицами в целях избежания больших имущественных потерь и т.п. При этом выгода должна быть очевидной, т.е. ясной для всякого разумного участника гражданского оборота. Обычно это следует из соотношения размера необходимых затрат и объема того ущерба, который грозит заинтересованному лицу в случае непринятия соответствующих мер.

Во-вторых, действуя в чужом интересе, гестор должен учитывать действительные или вероятные намерения доминуса и не вступать с ними в явное противоречие. Поэтому, если обстоятельства конкретного случая позволяют прийти к выводу, что заинтересованное лицо не желает принимать меры по охране своих интересов, например, спасать свое имущество от гибели или исполнять обязанность перед третьим лицом, гестор не должен поступать против его воли. Закон делает исключение из этого правила лишь для двух случаев. Согласно п. 2 ст. 983 ГК действия с целью предотвратить опасность для жизни лица, оказавшегося в опасности, допускаются и против воли этого лица, а исполнение обязанности по содержанию кого-либо — против воли того, на ком лежит эта обязанность.

Следующим условием возникновения рассматриваемого обязательства является то, что гестор должен быть лишен возможности испросить согласие заинтересованного лица на совершение действий в его интересе. Обычно это обусловлено временным отсутствием заинтересованного лица либо иной невозможностью получения его согласия, например, нахождением заинтересованного лица в беспомощном состоянии. Между тем обстановка требует немедленных действий, промедление с которыми чревато для заинтересованного лица дополнительными имущественными потерями. Если никакой срочности в подобных действиях не было, и у гестора имелась возможность до их совершения запросить мнение заинтересованного лица, рассматриваемое обязательство не возникает.

Наконец, действия в чужом интересе порождают соответствующее обязательство лишь тогда, когда лицо, совершающее такие действия, осознает их направленность и не преследует цели возникновения какого-либо иного гражданско-правового отношения. По этому признаку проводится различие между рассматриваемым обязательством и правоотношениями, возникающими из договора дарения, а также обязательствами из неосновательного обогащения1 . Так, если одно лицо, совершившее действие в интересах другого, ошибочно полагало, что действовало в своем интересе (погасило свой долг, спасло от гибели свое имущество и т. п.), и это привело к неосновательному обогащению второго лица, то к отношениям сторон применяются правила о неосновательном обогащении, а не об обязательстве из действий в чужом интересе (ст. 987 ГК).

Таким образом, обязательство из действий в чужом интересе без поручения – это действия без поручения, иного указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица в целях предотвращения вреда его личности или имуществу, исполнения его обязательства или в его иных непротивоправных интересах, совершаемые, исходя из очевидной выгоды или пользы и действительных или вероятных намерений заинтересованного лица и с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью.

Совершая действия в чужом интересе без поручения, гестор должен осознавать их направленность. Такое положение имеет место при одновременном наличии двух условий. Во-первых, необходимо, чтобы гестор осознавал, что совершаемые им действия объективно полезны для другого лица, служат его интересам. Во-вторых, у лица, действующего в чужом интересе, не должно быть намерения одарить заинтересованное лицо. Если из поведения данного лица, например, освобождающего должника от имущественной обязанности перед третьим лицом, следует, что он делает это на безвозмездной основе, то налицо его желание совершить дарение. Напротив, гестор, хотя и действует в чужом интересе, но не за свой счет, а за счет того, в чьих интересах совершаются соответствующие действия.

В нормах ГК отсутствует указание на то, что действия гестора должны совершаться исключительно в чужом интересе. Если действиями гестора обеспечиваются не только чужие интересы, но одновременно и его собственные, то возможно возникновение обязательства, предусмотренного гл. 50 ГК. Таким образом, понятие “действия в чужом интересе без поручения” охватывает и такие действия, которые выходят за пределы интересов совершающего их лица. В этом случае указанное лицо должно осознавать, что за пределами его интересов совершаемые им действия служат интересам другого лица.

Приведем пример. Вследствие допущенной гражданином А. неосторожности на принадлежащем ему дачном участке возник пожар. Владелец соседнего участка, гражданин Б., заметив приближение огня к находящимся на территории его участка строениям, приступил к тушению пожара всеми доступными средствами. В результате предпринятых им действий пожар удалось потушить, а строениям, принадлежащим гражданину Б., ущерб не причинен. Однако указанный субъект понес имущественные потери, выразившиеся в том, что, во-первых, пришла в негодность одежда, в которую он был одет во время тушения пожара, а во-вторых, в связи с полученными ожогами он вынужден нести расходы на лечение. Имеет ли право гражданин Б. требовать от гражданина А. возмещения причиненного ему имущественного вреда, и если да, то элементом какого правоотношения является данное субъективное право?

Если считать, что действия гестора должны совершаться исключительно в чужом интересе, то едва ли в этом случае допустимо применять к отношениям сторон нормы главы 50 ГК. Очевидно, что действия гражданина Б. совершались прежде всего с целью предотвращения вреда его имуществу, т. е. в его собственных интересах.

Нельзя требовать возмещения причиненного вреда и на основании ст. 15 ГК, поскольку расходы, которые вынужден нести гражданин Б., не являются убытками по смыслу указанной статьи. Речь в ст. 15 ГК идет о таких расходах, которые обусловлены нарушением принадлежащего лицу субъективного права. Гражданин А. создал лишь потенциальную угрозу нарушения прав гражданина Б., а потому отсутствует причинная связь между фактом причинения вреда и поведением последнего. По этой же причине не возникает в данном случае и обязательство из причинения вреда (гл. 59 ГК).

Вызывает сомнения и правомерность квалификации отношений сторон на основании правил о неосновательном обогащении. Поскольку отсутствует факт прироста имущества заинтересованного лица за счет имущества потерпевшего, то о неосновательном обогащении можно было бы говорить разве что в контексте неосновательного сбережения имущества лица, в интересах которого действовал потерпевший. Но оценить меру такого неосновательного сбережения не представляется возможным. Если бы гражданином Б. не были предприняты своевременные действия, предотвратившие ущерб его имуществу, то ущерб был бы причинен, а на гражданина А. как причинителя была бы возложена обязанность по его возмещению. Тогда и состав имущества причинителя уменьшился бы соразмерно причиненному ущербу. Но как можно установить размер неосновательного сбережения в данном случае, когда отсутствует факт причинения вреда, а потому и обязанность по его возмещению?

В итоге следует признать, что между гражданином А. и гражданином Б. возникает обязательство из действий в чужом интересе без поручения. Для применения норм, предусмотренных гл. 50 ГК, достаточно установить, что в какой-то степени действия одного лица служат интересам другого. При наличии остальных предусмотренных законом условий возникает обязательство из действий в чужом интересе без поручения. Противоположная точка зрения приводила бы к тому, что право лица, предпринявшего действия в чужом интересе, оказывалось бы незащищенным.

Действия в чужом интересе не ограничиваются сферой чисто имущественных отношений. Они могут порождать соответствующее обязательство и тогда, когда направлены на охрану личных неимущественных интересов, например, на спасение человеческой жизни, охрану здоровья, личной неприкосновенности и т. п.

Действия в чужом интересе являются основанием возникновения рассматриваемого обязательства. В момент совершения указанных действий гестор и доминус еще не состоят между собой в каких-либо правовых отношениях. Сказанное, однако, не означает, что гестор при совершении указанных действий вообще свободен от каких-либо обязанностей. Закон предъявляет к его поведению определенные требования, несоблюдение которых влечет невыгодные для гестора имущественные последствия.

Во-первых, он должен действовать с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью (п. 1 ст. 980 ГК). Иными словами, закон требует, чтобы гестор поступал как рачительный хозяин, проявлял должную внимательность и не совершал грубых ошибок. Поэтому, если в результате действий гестора заинтересованному лицу (доминусу) причинен вред, то при наличии в поведении гестора вины в форме умысла или грубой неосторожности рассматриваемое обязательство не возникает, а возникает обязательство из причинения вреда, регулируемое нормами гл. 59 ГК. Такой вывод следует из ст. 988 ГК. Кроме того, в указанной статье речь идет о возмещении вреда, причиненного не только заинтересованному лицу, но и третьим лицам. В этом случае вопрос о возмещении вреда разрешается на основе либо правил о последствиях причинения вреда в состоянии крайней необходимости (ст. 1067 ГК), либо иных норм, соответствующих взаимоотношениям сторон.

Во-вторых, гестор обязан при первой же возможности сообщить доминусу о совершаемых в его интересе действиях и выждать в течение разумного срока его решения об одобрении или о неодобрении предпринятых действий (п. 1 ст. 981 ГК). Гестор свободен от данной обязанности только тогда, когда, во-первых, действия в чужом интересе предпринимаются в присутствии заинтересованного лица и, во-вторых, ожидание выражения доминусом воли может повлечь для последнего серьезный ущерб. Возлагая на гестора указанную обязанность, законодатель исходит из того, что действия гестора должны соответствовать намерениям доминуса. Поэтому, предприняв самые неотложные и экстренные меры в чужом интересе, гестор должен связаться с заинтересованным лицом и установить его волю. В дальнейшем гестор должен строго согласовывать свои шаги с действительной волей доминуса. В противном случае существует риск того, что совершенные им действия не повлекут для заинтересованного лица каких-либо обязанностей ни перед самим гестором, ни перед третьими лицами (п. 1 ст. 983 ГК).

Наконец, уже после совершения действий в чужом интересе гестор обязан представить лицу, в интересах которого осуществлялись такие действия, отчет с указанием полученных доходов и понесенных расходов и иных убытков (ст. 989 ГК). Наличие данной обязанности характерно для всех обязательств, имеющих своим объектом совершение действий в интересах другого лица, но за его счет (поручение, комиссия, агентирование, доверительное управление имуществом и др.). В данном же случае указанная обязанность не входит в содержание рассматриваемого обязательства, однако, до ее исполнения само это обязательство возникнуть не может. Дело в том, что отчет гестора необходим для установления того, в каком размере подлежат возмещению понесенные им в связи с действиями в чужом интересе расходы и иной реальный ущерб.

Закон не устанавливает каких-либо специальных требований к субъектному составу рассматриваемого обязательства. Кредитором в обязательстве из действий в чужом интересе без поручения является лицо, совершающее действие в чужом интересе, — гестор, а должником — лицо, в интересах которого совершается такое действие, — доминус. В роли как гестора, так и доминуса могут выступать любые юридические и физические лица. Законом сделано исключение лишь для государственных и муниципальных органов, для которых действия в интересе других лиц являются одной из целей их деятельности. Действия в чужом интересе без поручения неоднородны и могут иметь как фактический (спасание чужого имущества, выполнение экстренных ремонтных работ и т.п.), так и юридический характер (действия по совершению и исполнению сделок, а иногда и иных юридических актов). Вследствие этой неоднородности неодинаковы и предъявляемые к ним требования. Фактические действия могут совершать наряду с дееспособными также и недееспособные граждане. Что же касается юридических действий, то их совершение подчиняется общим правилам о сделкоспособности.

Объектом рассматриваемого обязательства являются действия доминуса по возмещению понесенных гестором необходимых расходов и иного реального ущерба, а в предусмотренных законом случаях — также и по выплате гестору вознаграждения. Сами действия в чужом интересе не являются объектом соответствующего обязательства. Объектом любого правоотношения является то, на что данное правоотношение направлено. Обязательственное правоотношение всегда направлено на то, чтобы обеспечить удовлетворение интересов управомоченного лица (кредитора) путем наделения его правом требовать от обязанного лица (должника) совершения определенных активных действий в свою пользу. Поэтому и объектом такого правоотношения всегда являются действия должника. Правом требовать от гестора совершения определенных действий в свою пользу доминус не обладает. Как отмечалось ранее, действия гестора предпринимаются по собственной инициативе, при отсутствии юридической обязанности действовать в интересах другого лица.


Содержание и исполнение обязательства из действий в чужом интересе без поручения

Содержание рассматриваемого обязательства, как правило, образуют право гестора требовать возмещения понесенных им в связи с совершением действий в чужом интересе необходимых расходов и иного реального ущерба и противостоящая этому праву обязанность доминуса. Последний не освобождается от исполнения данной обязанности и в случаях, когда действия в чужом интересе не привели к предполагаемому результату либо не были одобрены доминусом, но все необходимые условия для возникновения рассматриваемого обязательства имеются.

Если в результате предпринятых действий предполагаемый результат все же не достигнут, то этот факт сам по себе не свидетельствует о том, что действия гестора не являются для заинтересованного лица объективно выгодными. Недостижение результата в некоторых случаях может быть обусловлено случайными причинами, наступившими независимо от воли гестора, проявившего при совершении действий в чужом интересе необходимую по обстоятельствам дела заботливость и осмотрительность. Иногда усилий, предпринятых гестором в целях обеспечения интересов другого лица, недостаточно, но его самого не в чем упрекнуть. В этом случае также налицо все условия для возникновения обязательства из действий в чужом интересе без поручения.

Что же касается последствий неодобрения предпринятых действий, то оно снимает с заинтересованного лица соответствующую обязанность лишь в отношении действий, которые будут совершены вопреки его воле в дальнейшем.

Важное значение для обеспечения интересов обоих субъектов рассматриваемого обязательства имеет норма, в соответствии с которой в случае предотвращения ущерба имуществу другого лица размер возмещения не должен превышать стоимость имущества (ч. 2 п. 1 ст. 984 ГК). С одной стороны, она служит своего рода гарантией интересов должника по данному обязательству. Исключается ситуация, когда должник, владеющий незначительным по стоимости имуществом, был бы вынужден возмещать понесенные другим лицом расходы по спасанию данного имущества, превышающие его стоимость. С другой стороны, логическое толкование этой нормы приводит к выводу о том, что необходимые расходы и иной реальный ущерб, понесенный гестором при совершении действий, направленных на охрану личных неимущественных интересов доминуса, подлежат возмещению без каких-либо ограничений.

В отдельных случаях рассматриваемые обязательства обладают более сложным содержанием. Это имеет место тогда, когда к обязанности доминуса по возмещению необходимых расходов и иного реального ущерба, понесенного гестором, присоединяется еще и обязанность по выплате последнему вознаграждения. Как следует из ст. 985 ГК, указанная обязанность возникает у доминуса при одновременном наличии двух условий. Во-первых, необходимо, чтобы действия в чужом интересе привели к положительному для заинтересованного лица результату. Если, несмотря на очевидную разумность предпринятых мер, они оказались безрезультатными, обязанности доминуса ограничиваются возмещением необходимых расходов и иного реального ущерба. Во-вторых, выплата вознаграждения должна быть предусмотрена законом, соглашением с заинтересованным лицом или обычаями делового оборота. Соглашение о выплате вознаграждения может быть заключено лишь после одобрения заинтересованным лицом совершенных в его интересе действий. Например, в случае одобрения лицом выполненных в его пользу работ к отношениям сторон применяются правила о договоре подряда, в том числе и норма о возмездности данного договора.

С момента одобрения заинтересованным лицом совершенных в его пользу действий к отношениям сторон применяются правила о договоре поручения или ином договоре, соответствующем характеру предпринятых действий (ст. 982 ГК). Вопрос об их полезности, объективной выгодности отпадает сам собой. Теперь уже нет необходимости оценивать указанные действия с точки зрения их соответствия намерениям заинтересованного лица, полезности, выгодности. Одобрив совершенные в его интересе действия, доминус тем самым признал их полезность, свою заинтересованность в этих действиях, как если бы они совершались по его поручению. Таким образом, в силу акта одобрения возникшее из действий в чужом интересе обязательство трансформируется в соответствующее обязательство договорного типа. Этим, однако, значение данного акта не исчерпывается.

В случае совершения в чужом интересе не фактических, а юридических действий акт одобрения необходим для перехода к заинтересованному лицу прав и обязанностей по соответствующей сделке. В противном случае, по смыслу ст. 986 ГК, нести права и обязанности будет совершившее сделку лицо.

В отличие от ст. 183 ГК, переход к заинтересованному лицу прав и обязанностей по заключенной в его интересе сделке требует не только одобрения данной сделки самим заинтересованным лицом, но и согласия другой стороны. Это и понятно. Ст. 183 ГК призвана охватить случаи так называемого “мнимого представительства”, когда лицо намеренно или по ошибке выдает себя за представителя другой стороны либо действует с превышением предоставленных ему полномочий. В этих случаях третье лицо, с которым совершает сделку мнимый представитель, имеет возможность проверить его полномочия. Если же оно пренебрегает такой возможностью, то в дальнейшем становится связанным сделанным им самим волеизъявлением. Поэтому заключенную неуполномоченным лицом сделку следует квалифицировать как юридический факт, порождающий правовую связанность третьего лица по отношению к представляемому. Последний может своим одобрением данной сделки превратить эту связанность в обязанность.

На основании п. 2 ст. 183 ГК можно сделать вывод о том, что последующее одобрение сделки представляемым действует с обратной силой. Права и обязанности по данной сделке считаются приобретенными им с момента ее совершения. Если неуполномоченным представителем заключена двусторонняя сделка (договор), то в результате ее последующего одобрения представляемым последний становится участником данной сделки (договора). Это положение требует пояснения. Договор представляет собой единое изъявление воли двух и более лиц, а потому его участниками могут быть лишь лица, воля которых находит в договоре единое юридическое выражение. При этом такое единство воли должно осознаваться каждым из участников договора в момент его совершения. В данном случае этот принцип терпит исключение. Представляемый приобретает те же самые права и обязанности, которые принадлежали до акта одобрения неуполномоченному представителю как участнику соответствующей сделки. Таким образом, если рассматриваемая сделка влечет возникновение обязанностей для третьего лица, то до ее одобрения представляемым третье лицо является безусловно обязанным по отношению к неуполномоченному представителю и условно обязанным (связанным) по отношению к представляемому.

Что же касается сделки, совершенной в чужом интересе, то совершающее ее лицо действует от собственного имени. При этом третье лицо может и не знать о том, в чьих интересах совершает сделку его контрагент. Если же на последнего по данной сделке возлагаются определенные обязанности, то необходимость согласия третьего лица на их переход к другому лицу вытекает из правил о переводе долга (ст. 391 ГК). И наоборот, такого согласия не требуется, если лицо, совершившее сделку, обладает только правами, переход которых к другому лицу возможен и без согласия обязанного лица (ст. 382 ГК). В случае когда при заключении сделки третье лицо знало или должно было знать о том, что она заключена в чужом интересе, его согласия не требуется также и на переход обязанностей по данной сделке.

Следовательно, значение акта одобрения заинтересованным лицом совершенных в его интересе юридических действий заключается еще и в том, что им оказывается воздействие на правовую сферу третьих лиц. В отношениях между заинтересованным лицом и третьими лицами личность того, кто действовал в чужом интересе без поручения, исчезает.


Понятие и условия ответственности за причинение вреда

Обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, внедоговорное обязательство, в силу которого лицо, причинившее вред личности или имуществу другого лица, обязано возместить причиненный вред в полном объеме, а лицо потерпевшее имеет право требовать, чтобы понесенный им вред был возмещен.

Основополагающее значение для регулирования обязательств вследствие причинения вреда имеет гл. 59 ГК (“Обязательства вследствие причинения вреда”). Действие ст. 1069, 1070, 1085 – 1094 ГК распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 г. (дата введения в действие части второй Гражданского кодекса), но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным.

Особенности регулирования отношений, возникающих вследствие незаконных действий организаций и должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей, учитываются в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей” и в утвержденном им Положении о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда1 .

Согласно ст. 1064 ГК вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу организации, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред – принцип полного возмещения вреда. Причинивший вред освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

Приведенные положения определяют следующие общие условия наступления деликтной ответственности: наличие вреда; противоправное поведение ответственного за вред; наличие причинной связи между противоправным поведением и вредом; вина ответственного за вред.

Вред как основание деликтной ответственности— неблагоприятные для субъекта гражданского права отрицательные последствия, которые наступают при нарушении личного или имущественного права или блага.

Вред может быть причинен личности или имуществу.

Вред, причиненный здоровью гражданина, выражается в потере (ухудшении) здоровья, утрате заработка (части заработка) вследствие повреждения здоровья, несении расходов, вызванных повреждением здоровья, а также в физических и моральных переживаниях.

Вред, причиненный здоровью на производстве, является трудовым увечьем или профессиональным заболеванием. Трудовым увечьем считается травма, повлекшая за собой необходимость перевода работника на другую работу, временную или стойкую утрату трудоспособности либо его смерть и происшедшая при выполнении работником трудовых обязанностей на территории организации и вне ее, а также во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставленном организацией. Для увечья характерно резкое повреждение здоровья из-за аварии, ионизирующего излучения, поражения электротоком, острого отравления и др.

Под профессиональным понимается заболевание, вызванное исключительно действием неблагоприятных производственно-профессиональных факторов (вибрационная болезнь, интоксикация и др.), а также ряд заболеваний, в развитии которых установлена причинная связь с воздействием определенного неблагоприятного производственно-профессионального фактора, и при этом исключено явное влияние других непрофессиональных факторов, вызывающих аналогичные изменения в организме (бронхит, аллергическое заболевание и др.).

Моральный вред – физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Вред, причиненный смертью гражданина, состоит в утрате доли дохода умершего лицами, которые получали или имели право получать содержание при его жизни, в их физических и моральных переживаниях, а также в расходах на погребение.

Вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица, выражается в повреждении или утрате вещи, неполучении доходов, которые потерпевший получил бы, если бы не было вредоносного действия.

Вред, причиненный нарушением экологического законодательства, состоит, в частности, в ухудшении качества окружающей среды (изменение радиоактивного фона до опасного уровня), уничтожении отдельных объектов (животных, растений), деградации земель и выражается в затратах на восстановление нарушенного состояния окружающей среды и упущенной выгоде.

Противоправным поведением во внедоговорной ответственности является действие или бездействие, нарушающее нормы правового акта, а также субъективное право конкретного лица.

Вред считается причиненным работодателем работнику, если такие действия (бездействие) произведены на территории работодателя и за пределами, во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставленном работодателем.

Противоправное бездействие работодателя выражается в необеспечении им здоровых и безопасных условий труда — несоблюдение правил охраны труда, техники безопасности, промышленной санитарии и т.п.

Противоправное поведение усматривается также в осуществлении причинителем вреда производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом.

Несоблюдение причинителем вреда нравственных принципов общества, не нарушающее, однако, нормы правового акта и чужие субъективные права, не будет противоправным и не влечет возмещение вреда.

В гражданском праве используется такой принцип, как генеральный деликт. Данный принцип означает, что причинение вреда одним лицом другому само по себе является основанием возникновения обязанности возместить причиненный вред. Следовательно, потерпевший не должен доказывать ни противоправность действий причинителя вреда, ни его вину. Наличие их презюмируется. В связи с этим причинитель вреда может освободиться от ответственности , лишь доказав их отсутствие.

В ГК принцип генерального деликта выражен в п. 1 ст. 1064, установившем, что вред, причиненный субъекту гражданского права, "подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред". Предусматривая возмещение причиненного вреда в соответствии с принципом генерального деликта, закон не ограничивается провозглашением главной идеи этого принципа, но определяет условия, при наличии которых вред подлежит возмещению. Следовательно, принцип генерального деликта никоим образом не означает, что ответственность должна применяться в силу самого факта причинения вреда. Законом определены общие условия ответственности за причиненный вред, которые входят в содержание понятия "генеральный деликт". К числу этих условий относятся:

- противоправность поведения причинителя вреда;

- причинная связь между его противоправным поведением и вредом;

- вина.

Наряду с генеральным деликтом, определяющим общие условия ответственности за вред, закон предусматривает ряд особых случаев, к каждому из которых применяются специальные правила, образующие специальные деликты. Например, к числу специальных деликтов относятся нормы, регулирующие ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК), ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними (ст. 1073, 1074 ГК РФ и др.).

Соотношение между генеральным деликтом и специальными деликтами можно выразить следующим образом: если закон предусмотрел специальный деликт, то к соответствующим отношениям должны применятся нормы этого деликта; нормы генерального деликта подлежат применению при отсутствии специального деликта. И тем не менее основные, изначальные категории деликтного права содержатся в правилах о генеральном деликте, а нормы специальных деликтов опираются на них.

Однако некоторые вредоносные действия не являются противоправными, например, совершенные в состоянии необходимой обороны. Необходимой обороной признается причинение вреда посягающему лицу при защите прав обороняющегося, других лиц, охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства. Так, на сотрудника милиции П. в вечернее время напало пять человек и попытались завладеть пистолетом. После предупреждения о применении оружия П. одного нападавшего убил, а другого ранил. При таких обстоятельствах действия П. были признаны судом как совершенные в условиях необходимой обороны без превышения ее пределов1 .

Превышением пределов необходимой обороны считаются противоправные действия, явно не соответствующие способу и характеру нарушения. Соответственно не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы (ст. 1066 ГК).

Если лицо причинило вред по просьбе или с согласия потерпевшего и при этом не нарушило нравственные принципы общества, то такие вредоносные действия также не расцениваются как противоправные, и поэтому в возмещении вреда может быть отказано (ч. 2 п. 3 ст. 1064 ГК).

Для возложения деликтной ответственности необходимо установить в судебном порядке причинную связь между противоправным поведением и наступившим вредом. Причинная связь во внедоговорной ответственности – это объективная связь между действием (причина) причинителя вреда и вредным последствием его действия (следствие). Если определенное следствие вызвано взаимодействием многих причин, то суд выявляет, какое действие следует признать необходимой причиной, а какое — случайной причиной.

Доказательством причинной связи между бездействием работодателя и причинением вреда работнику служат акт о несчастном случае на производстве, заключение государственного инспектора по охране труда о причинах повреждения здоровья, медицинское заключение о профессиональном заболевании, решение о наложении дисциплинарного взыскания на должностных лиц и др.

При причинении вреда имуществу может быть назначена судебная экспертиза (техническая, товароведческая и др.). Экспертное заключение оценивается судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

Под гражданской виной понимается несоблюдение лицом, причинившим вред, той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась с учетом обстановки, в которой оно находилось или осуществляло свою деятельность, оно не приняло все меры для предотвращения причинения вреда.

Вина может выражаться в форме умысла или неосторожности. Умысел во внедоговорной ответственности – форма вины, имеющая место в тех случаях, когда лицо предвидит противоправность своего поведения и возможность наступления отрицательных последствий, но сознательно и преднамеренно не принимает мер к их предотвращению. Неосторожность может быть простая и грубая. Простая неосторожность – это отсутствие требуемой от лица заботливости и осмотрительности. Грубая неосторожность – отсутствие элементарной, требуемой заботливости и осмотрительности.

Вина ответственного за причинение вреда презюмируется. Презумпция вины причинителя вреда означает, что вина лица, причинившего вред, предполагается, т.е. закон освобождает потерпевшего от доказывания вины причинителя вреда.


Субъекты, объект и содержание обязательства вследствие причинения вреда

Субъектами обязательства вследствие причинения вреда являются потерпевший и лицо, ответственное за причинение вреда.

Потерпевший в деликтных обязательствах — лицо, которому действия (бездействия) причинителя вреда нанесли имущественный ущерб либо повлекли иные негативные последствия. Потерпевшим может быть любой гражданин как дееспособный, так и недееспособный. Потерпевший при исполнении им трудовых обязанностей - рабочий (служащий), работающий по трудовому договору, член производственного кооператива или работающий по договорам подряда и поручения. Потерпевшей может быть организация, обладающая правосубъектностью. Так, потерпевшим расходы считается учреждение государственной или муниципальной системы здравоохранения, затратившее средства на лечение гражданина, пострадавшего от противоправных действий.

Если природному объекту (например, внутренним морским водам), находящемуся в общем пользовании, причинен вред, то потерпевшими являются собственник (Российская Федерация), а также пользователи. В таком случае суммы ущерба, взыскиваемые по решению суда или арбитражного суда, перечисляются в государственный экологический фонд .

Должником является непосредственный причинитель вреда либо лицо, отвечающее за действия непосредственного причинителя вреда. Непосредственным причинителем выступает физическое лицо независимо от его дееспособности.

В качестве ответственного лица могут выступать юридические лица и дееспособные граждане. Так, если вред непосредственно причинен работником при исполнении им трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то ответственной за возмещение вреда считается организация, в которой работает фактический причинитель вреда. Работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта) или гражданско-правового договора, если они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица и под его контролем за безопасным ведением работ.

Если в ходе предпринимательской или иной деятельности хозяйственного товарищества или производственного кооператива причинен вред их участниками (членами), то он подлежит возмещению товариществом или кооперативом.

Если непосредственным причинителем вреда является малолетний до 14 лет, то ответственными за причинение вреда выступают родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Лица, совместно причинившие вред потерпевшему, несут солидарную ответственность перед потерпевшим (ч. 1 ст. 1080 ГК), т.е. выступают сопричинителями. Для наступления солидарной ответственности необходимо наличие причинной связи между действиями всех сопричинителей и причиненным ими результатом и совместное причинение вреда.

По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, соответствующих степени вины каждого причинителя, а при невозможности определить степень вины — в равных долях (ч. 2 ст._1080, п. 2 ст. 1081 ГК).

Лицо, возместившее вред, причиненный фактически другим субъектом, имеет право регресса к этому субъекту в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом или законом не введен запрет регресса.

Если юридическое лицо или гражданин застраховали в порядке добровольного или обязательного страхования риск своей ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, то страховщик при наступлении предусмотренного страхового случая выплачивает страховое возмещение. Однако, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить вред, то причинитель вреда возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба (ст. 1072 ГК).

Вред, причиненный работникам в результате несчастных случаев или профессиональных заболеваний, полученных при исполнении ими трудовых обязанностей, возмещается в форме страхового обеспечения по правилам Федерального закона от 24 июля 1998 г., № 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний”1 . Однако застрахованные работники имеют право на возмещение вреда в соответствии с нормами гл. 59 ГК в части, превышающей обеспечение по страхованию.

Вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам гл. 59 ГК, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности (ст. 1084 ГК). Указанное положение касается любых договорных обязательств с участием гражданина и предусмотрено для более эффективной защиты таких благ, как жизнь и здоровье. Гражданин (кредитор) и его контрагент (должник) по договору не становятся участниками нового внедоговорного обязательства.

В специальном законе может быть прямая отсылка к нормам гл. 59 ГК или отсылка общего характера к применяемому законодательству. Например, статья 113 ФЗ от 10 января 2003 г., № 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации"1 устанавливает, что перевозчик несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В специальном законе могут отсутствовать нормы, касающиеся отношений в связи с причинением вреда жизни и здоровью граждан при исполнении договорных обязательств. В таком случае возмещение вреда также осуществляется по правилам гл. 59 ГК, если более высокий размер ответственности не предусмотрен конкретным договором.

Содержание обязательства составляют право потерпевшего требовать возмещения вреда в натуре или возмещения убытков и (или) требовать приостановления, прекращения угрожающей новым вредом производственной деятельности и корреспондирующая обязанность ответственного за причинение вреда совершить указанные действия. Если вред причинен жизни и здоровью гражданина, то потерпевший вправе требовать компенсации неимущественного вреда, а причинитель обязан предоставить соответствующую компенсацию.

Основанием возникновения рассматриваемого обязательства служит причинение вреда другому лицу. Дополнительным основанием к требованию о запрещении производственной деятельности может быть наличие опасности причинения вреда в будущем (п. 1 ст. 1065 ГК). В целях предотвращения вреда в будущем могут заключаться обязательства из предупреждения вреда в будущем – в силу обязательства, возникшего из опасности причинения вреда в будущем, в том числе в следствие эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, лицо, которое ее осуществляет или намерено осуществлять (возможный причинитель вреда), обязано приостановить или прекратить соответствующую деятельность, а лица, для которых существует опасность причинения им вреда в будущем, вправе требовать через суд приостановления или прекращения указанной деятельности.

Обязательства вследствие причинения вреда называют также внедоговорными или деликтными, поскольку потерпевший и причинитель вреда не состоят в договорном обязательстве. Деликтоспособность – способность лица отвечать за свои противоправные действия, которые являются причиной вреда.


Особые случаи ответственности за причинение вреда

Наряду с общими условиями наступления деликтной ответственности существуют специальные условия возмещения и (или) компенсации вреда, предусмотренные законом (п. 2, 3 ст. 1064 ГК), исключающие вину причинителя вреда и (или) противоправный характер его поведения. В таких случаях возмещение или компенсация вреда оценивается юристами как ответственность либо как способ распределения возникших неблагоприятных последствий.

Так, обязательства вследствие причинения вреда в состоянии крайней необходимости возникают при наличии вреда, непротивоправного поведения и причинной связи между непротивоправным поведением и наступившим вредом.

Крайней необходимостью признается состояние, которое характеризуется совершением вредоносных действий для устранения опасности, угрожающей причинителю вреда или другим лицам; невозможностью устранения опасности другими средствами при данных обстоятельствах; причинением вреда менее значительного, чем предотвращенный.

В соответствии со ст. 1067 ГК причиненный в состоянии крайней необходимости вред возмещается причинителем вреда, а по решению суда — третьим лицом, в интересе которого действовал причинитель. В соответствии с постановлением № 3 Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г., если причинитель вреда действовал как в своих интересах, так и в интересах третьего лица, то суд может возложить обязанность возмещения вреда на них обоих по принципу долевой ответственности (п. 9).

Обязательство вследствие причинения вреда жизни или здоровью недееспособным возникает между потерпевшим и непосредственным причинителем вреда (недееспособным), если опекун умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда, а сам причинитель вреда обладает такими средствами (п. 3 ст. 1076 ГК). Таким образом, специальными условиями возмещения вреда здесь являются: наличие вреда; противоправность поведения причинителя; причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом; смерть опекуна или отсутствие у него достаточных для возмещения средств и одновременно наличие таких средств у причинителя вреда.

Специальные условия возмещения и компенсации вреда предусмотрены в случае причинения вреда: а) гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда; б) гражданину или юридическому лицу незаконными действиями или бездействием других государственных органов, органов местного самоуправления, их должностными лицами.

а) Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, наступает в соответствии со ст. 1070, 1100 ГК.

Противоправность поведения должностных лиц состоит в совершении следующих действий: незаконное осуждение, незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконное наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Гражданину причиняется моральный (переживания, страдания) и имущественный (потеря заработка, пенсии, конфискация имущества и др.) вред.

Вина должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда не является обязательным условием возмещения и компенсации вреда.

Потерпевшими, имеющими право на возмещение ущерба, считаются граждане при условии постановления оправдательного приговора; прекращения уголовного дела за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления или за не доказанностью участия гражданина в совершении преступления; прекращения дела об административном правонарушении.

В случае смерти гражданина право на возмещение ущерба в форме утраченного заработка, конфискованного имущества, судебных издержек, взысканных во исполнение приговора суда штрафов, выплаченных за оказание юридической помощи сумм переходит к его наследникам, а право на возмещение ущерба в виде невыплаченных пенсий или пособий — к членам семьи, которые относятся к кругу лиц, обеспечиваемых пенсией по случаю потери кормильца.

Потерпевший имеет право на возмещение вреда в полном объеме. Так, ущерб, причиненный в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности работника, включает суммы утраченного заработка, в том числе за время со дня провозглашения оправдательного приговора и до вступления его в законную силу, а также за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению его нарушенных прав.

В качестве непосредственных причинителей вреда выступают должностные лица органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Согласно ст. 285 Уголовного кодекса, к должностным относятся лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Это определение должностного лица можно использовать и в гражданском обязательстве.

Возмещение вреда осуществляется за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, — за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Вред не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал совершению незаконных действий.

Но самооговор, сделанный в результате физического или психического воздействия на гражданина, все-таки влечет право на возмещение вреда. Согласно ст. 21 Конституции РФ никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Показания же, полученные в результате насилия, следует рассматривать как полученные с нарушением закона.

Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда, причиненного должностными лицами органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, имеют право регресса к этому лицу, если его вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу (п. 3 ст. 1081 ГК).

б) Специальные правила предусмотрены в случае причинения вреда гражданину или юридическому лицу незаконными действиями или бездействием государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц (ст. 1069, п. 2 ст. 1070 ГК).

Незаконные действия органов публичной власти и должностных лиц – принятие ими незаконных нормативных или индивидуальных правовых актов, а также фактические действия, носящие противоправный характер.

Ответственность наступает за виновное поведение государственных органов, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц.

Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

При рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу, ответственность за который установлена ст. 1069 и 1070 ГК, надлежащими ответчиками являются: Министерство финансов РФ, если вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации; управление финансов субъекта РФ, если вред должен возмещаться за счет казны субъекта Российской Федерации; финансовый отдел муниципального образования, если вред возмещается за счет казны этого образования. При этом в решении об удовлетворении иска должно быть указание, что соответствующая сумма возмещения взыскивается за счет средств казны Российской Федерации (казны субъекта Федерации, казны муниципального образования), а не за счет средств самого финансового органа1 .

В соответствии с п. 3 ст. 125 и ст. 1071 ГК обязанность по возмещению вреда от имени и за счет казны может быть возложена и на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), возмещают его родители (усыновители) или опекуны по правилам ст. 1073 и 1075 ГК.

Если малолетний, нуждающийся в опеке, находится в соответствующем воспитательном, лечебном учреждении, учреждении социальной защиты населения или другом аналогичном учреждении, которое в силу закона является его опекуном, то это учреждение обязано возместить причиненный малолетним вред.

Если малолетний причинил вред в то время, когда находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего за ним надзор на основании договора (няня, телохранитель), то вред возмещается этим учреждением или лицом.

Указанные лица и учреждения привлекаются к ответственности за вред, вызванный чужими действиями, но отвечают за свою вину. Вина родителей, усыновителей или опекунов выражается в неосуществлении должного надзора за несовершеннолетними, безответственном отношении к их воспитанию или неправомерном использовании своих прав по отношению к детям (попустительство, поощрение озорства и т.п.).

Родители, проживающие отдельно от детей, несут ответственность за вред, причиненный детьми на общих основаниях, но родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя был лишен возможности участвовать в воспитании ребенка (п. 15 постановления № 3 Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.).

ГК (ст. 1075) впервые установил, что суд может возложить ответственность на родителя, лишенного родительских прав, за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родительских прав. Основанием для такого решения суда является ненадлежащее осуществление родителем обязанностей, обусловивших поведение ребенка.

Под виной родителей, воспитательных и иных учреждений понимается неосуществление ими должного надзора в момент причинения вреда. Вина в неосуществлении должного надзора за отдельными субъектами гражданского права – вина родителя, усыновителя, попечителя, опекуна и учреждения (на которое возложена обязанность осуществлять надзор), влекущая ответственность указанных лиц за действия недееспособных и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Если будет доказано, что причинение несовершеннолетними вреда имело место как по вине родителей (усыновителей) или опекунов, так и по вине образовательного или иного учреждения, обязанного осуществлять надзор, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого.

Вина указанных лиц и учреждений презюмируется, т.е. они отвечают, если не докажут, что вред возник не по их вине.

С достижением малолетним совершеннолетия или получения достаточного для возмещения вреда имущества обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных и иных учреждений по возмещению вреда не прекращается.

Исключения из этого правила возможны при наличии трех условий:

1) родители (усыновители), опекуны, лица, осуществляющие надзор за малолетним по договору, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда;

2) причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает достаточными средствами для возмещения вреда;

3) вред был причинен жизни или здоровью гражданина. Суд дополнительно может учесть и другие обстоятельства и принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда. Однако возмещавшие вред родители, опекуны или учреждения не имеют права регресса к причинившему вред.

Согласно п. 1 ст. 1074 ГК вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, подлежит возмещению на общих основаниях, т.е. несовершеннолетний самостоятельно несет ответственность. Таким образом, суд обязан обсуждать вопрос о возможности возмещения вреда самим несовершеннолетним.

На родителей (усыновителей) или попечителей несовершеннолетних может быть возложена обязанность по возмещению полностью или в недостающей части вреда при двух условиях: 1) отсутствие у несовершеннолетнего доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда; 2) вина родителей (усыновителей) или попечителей в возникновении вреда. Суд не вправе возложить обязанность по возмещению вреда при отсутствии родителей на родственника несовершеннолетнего, проживающего вместе с несовершеннолетним, но не являющегося его попечителем.

Если попечителем несовершеннолетнего является воспитательное, лечебное, другое аналогичное учреждение, то это учреждение обязано возместить вред при условии своей вины в возникновении вреда. Наличие или отсутствие у несовершеннолетнего доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда, во внимание не принимается.

Обязанность родителей (усыновителей), попечителей или соответствующего учреждения прекращается: а) по достижении причинившим вред совершеннолетия; б) в случае появления у причинившего вред доходов или иного имущества, достаточного для возмещения; в) когда причинитель вреда приобрел дееспособность в полном объеме до достижения совершеннолетия. Но родители, попечители или соответствующее учреждение не вправе предъявить регрессное требование к причинителю вреда.

Как исключение, обязанность по возмещению вреда полностью или частично осуществляется за счет причинителя вреда при наличии трех условий: 1) опекун умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда; 2) причинитель вреда обладает достаточными средствами; 3) вред был причинен жизни или здоровью гражданина. Суд вправе учесть и иные обстоятельства при решении вопроса о возмещении вреда за счет самого причинителя.

От признанных в установленном порядке недееспособных следует отличать лиц, полностью дееспособных или частично дееспособных, в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, в силу тех или иных причин находившихся в момент причинения вреда в таком состоянии, когда они не могут понимать значение своих действий или руководить ими (временное психическое заболевание, состояние аффекта, воздействие гипноза и т.п.). Поскольку действия этих лиц не могут быть поставлены им в вину, они не отвечают за причиненный ими вред.

На основании ряда обстоятельств суд может вынести и иное решение:

1) возложить возмещение вреда на причинителя, если он сам привел себя в состояние, в котором не мог понимать значения своих действий или руководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным способом;

2) возложить возмещение вреда полностью или частично на причинителя, если вред причинен жизни или здоровью гражданина, с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда;

3) возложить возмещение вреда на проживающих совместно с причинителем его трудоспособных супруга, родителей, совершеннолетних детей, если причинитель не мог понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства, а указанные лица знали о психическом расстройстве причинителя, но не ставили вопрос о признании его недееспособным.

Специальное правило установлено и в отношении граждан, признанных судом ограниченно дееспособными вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Вред, причиненный таким гражданином, возмещается им самостоятельно (ст. 1077 ГК).

Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенный опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК).

Если причиненный вред является последствием производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность (ч. 1, 2 ст. 1065 ГК). Однако суд может отказать в удовлетворении такого требования потерпевшего, если приостановление или прекращение производственной деятельности противоречит общественным интересам.

Источником повышенной опасности признается любая деятельность, которая связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.) из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека.

Среди источников повышенной опасности можно выделить деятельность промышленных предприятий, использование электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, осуществление строительства, эксплуатацию транспортных средств, производство, хранение и применение ядовитых, взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и др.

Согласно п. 17, 18 постановления № 3 Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. ответственность наступает только в случае, если вред возник в результате действия источника повышенной опасности как при целенаправленном его использовании (эксплуатация электростанции), так и при самопроизвольном проявлении его вредоносных свойств (самопроизвольное движение автомобиля).

Владельцем источника повышенной опасности является юридическое лицо или гражданин, осуществляющий эксплуатацию источника повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности или по другому законному основанию (на праве полного хозяйственного ведения или на праве оперативного управления, по доверенности на управление, в силу распоряжения органа о передаче ему источника повышенной опасности, по договору аренды и т. п.).

При договоре аренды транспортного средства без экипажа ответственность за вред, причиненный третьим лицам транспортным средством, его механизмами, оборудованием, несет арендатор. Но при договоре аренды транспортного средства с экипажем ответственность за вред, причиненный третьим лицам транспортным средством, несет арендодатель. Это объясняется тем, что транспортное средство во втором случае продолжает оставаться на технической базе арендодателя, и действия экипажа оцениваются как действия арендодателя.

Лицо (шофер, машинист, оператор и др.), которое управляло источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем, не несет ответственности за вред перед потерпевшим. Но владелец источника повышенной опасности, возместив ущерб потерпевшему, может привлечь к ответственности в порядке регресса лицо, которое управляло источником повышенной опасности.

Если источник повышенной опасности вышел из обладания владельца не по его вине, а в результате противоправных действий третьих лиц (например, при угоне транспортного средства), то ответственность перед потерпевшим несут лица, фактически владевшие источником повышенной опасности на момент причинения вреда.

Если же владение источником повышенной опасности было утрачено по вине владельца (например, не обеспечение надлежащей охраны источника), а также в результате противоправных действий третьих лиц, то ответственность за причиненный вред может быть возложена на лицо, использовавшее источник повышенной опасности, и на владельца в долевом порядке в зависимости от степени вины каждого из них.

Особо решается вопрос о субъекте ответственности в результате взаимодействия (столкновения) источников повышенной опасности.

При причинении вреда третьим лицам владельцы, совместно причинившие вред, несут перед потерпевшим солидарную ответственность. Третьим лицом при столкновении транспортных средств будет выступать пешеход, пассажир, юридическое лицо, чье имущество повреждено.

Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК).

В постановлении № 3 Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. (п. 20) дается следующее разъяснение:

а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным;

б) при наличии вины потерпевшего владельца вред ему не возмещается;

в) при наличии вины обоих владельцев каждый из них возмещает вред соразмерно степени своей вины;

г) при отсутствии вины обоих владельцев во взаимном причинении вреда ни один из них не имеет права на возмещение.

Аналогичное правило об определении субъекта возмещения вреда закреплено в ст. 129 ВК1 1997 г. для случаев столкновения воздушных судов или причинения повреждения одним воздушным судном другому без столкновения. В указанной статье ВК уточняется, что при невозможности установить степень вины каждого владельца воздушного судна ответственность распределяется между владельцами поровну.

Имущественный вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, возмещается независимо от вины, даже при случайном причинении вреда. Неимущественный (моральный) вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, также компенсируется независимо от вины причинителя вреда.

Владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Суд может также отказать в возмещении вреда при отсутствии вины причинителя, если потерпевшим была допущена грубая неосторожность, и вред причинен имуществу, если законом не предусмотрено иное (ч. 2 п. 2 ст. 1083 ГК).

Вред, причиненный личности гражданина, не может быть возмещен в натуре.

Поэтому при повреждении здоровья возмещению подлежит не сам по себе причиненный вред (увечье или иное повреждение здоровья), а возникший имущественный ущерб в виде утраченного потерпевшим заработка (дохода), который он имел или определенно мог иметь, и дополнительно понесенных расходов, вызванных повреждением здоровья, а также компенсируется неимущественный (моральный) вред.

Объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему, могут быть увеличены законом или договором (п. 3 ст. 1085 ГК).

Размер вреда, подлежащего возмещению в связи с потерей или уменьшением заработка, определяется в зависимости от следующих факторов:

а) средний месячный заработок (доход) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты трудоспособности;

б) степень (процент) утраты профессиональной трудоспособности или степень (процент) утраты общей трудоспособности при отсутствии профессиональной трудоспособности.

Например, среднемесячный заработок до повреждения здоровья составлял 1500 руб.; степень утраты профессиональной трудоспособности установлена в размере 60%. Размер возмещения составит 900 руб. (1500 руб. х 60%).

В состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам по месту основной работы и по совместительству, доходы от предпринимательской деятельности, авторские гонорары, облагаемые подоходным налогом. Не учитываются выплаты единовременного характера, например компенсация за неиспользованный отдых.

Среднемесячный заработок (доход) потерпевшего подсчитывается путем деления общей суммы его заработка (дохода) за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать. В случае, когда потерпевший ко времени причинения вреда работал менее двенадцати месяцев, среднемесячный заработок (доход) подсчитывается путем деления общей суммы заработка (дохода) за фактически проработанное число месяцев, предшествовавших повреждению здоровья, на число этих месяцев.

В случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее пятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда.

Если в заработке (доходе) потерпевшего произошли до причинения ему повреждения здоровья устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение, то при определении его среднемесячного заработка (дохода) учитывается только заработок (доход), который он получил или должен был получить после соответствующего изменения. На практике устойчивое изменение заработка возможно в связи с переводом на более высокооплачиваемую работу, окончанием учебного учреждения по специальности и т.п.

Степень утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего при исполнении трудовых обязанностей определяется медико-социальной экспертной комиссией (МСЭК), а в остальных случаях – судебно-медицинской экспертизой.

Если вред был причинен малолетнему, не достигшему четырнадцати лет, или несовершеннолетнему в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, не имеющим заработка (дохода), то лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить потерпевшему вред, связанный с утратой или уменьшением его трудоспособности, исходя из пятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда (по достижении малолетним потерпевшим четырнадцати лет).

Если ко времени повреждения его здоровья несовершеннолетний имел заработок, то вред возмещается, исходя из размера этого заработка, но не ниже пятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда.

После начала трудовой деятельности несовершеннолетний, здоровью которого был ранее причинен вред, вправе требовать увеличения размера возмещения вреда, исходя из получаемого им заработка, но не ниже размера вознаграждения, установленного по занимаемой им должности, или заработка работника той же квалификации по месту его работы.

Потерпевший имеет право на возмещение расходов на уход (специальный медицинский и бытовой) независимо от того, кем он осуществлялся, и понесены ли расходы фактически.

Причинение смерти гражданину-кормильцу наносит имущественный ущерб лицам, утрачивающим в связи с этим возможность получить от него содержание. Эти лица и являются потерпевшими в гражданско-правовом смысле.

Согласно п. 1 ст. 1088 ГК к ним относятся:

1) нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания. Нетрудоспособными признаются лица пенсионного возраста либо признанные в установленном порядке инвалидами и несовершеннолетние. Продолжительность состояния иждивения не имеет значения;

2) ребенок умершего, родившийся после его смерти, если зачатие произошло при жизни кормильца, и отцовство умершего подтверждено записью в свидетельстве о рождении ребенка;

3) один из родителей, супруг либо другой член семьи, независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями, сестрами, не достигшими четырнадцати лет либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе. Указанные лица, ставшие нетрудоспособными в период осуществления ухода, сохраняют право на возмещение вреда после окончания ухода за малолетними;

4) лица, состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти.

Лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли дохода умершего, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни (п. 1 ст. 1089 ГК). В состав доходов умершего включаются заработок, пенсия, пожизненное содержание, алименты и другие подобные выплаты.

Для определения размера возмещения из среднемесячного дохода умершего вычитается доля, приходящаяся на него самого и трудоспособных граждан, состоявших на его иждивении, но не имеющих права на возмещение вреда, а остаток делится на количество граждан, имеющих право на возмещение.

Возмещение вреда производится в течение определенного времени:

- несовершеннолетним — до достижения восемнадцати лет;

- учащимся старше восемнадцати лет — до окончания учебы в учебных учреждениях по очной форме обучения, но не более чем до двадцати трех лет;

- женщинам старше пятидесяти пяти лет и мужчинам старше шестидесяти лет — пожизненно;

- инвалидам — на срок инвалидности;

- одному из родителей, супругу либо другому члену семьи, занятому уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями, сестрами, — до достижения ими четырнадцати лет либо до изменения состояния здоровья.

Причиненный смертью гражданина ущерб может выражаться также в расходах, связанных с погребением умершего. Судебная практика относит к таким расходам оплату стоимости стандартного памятника, изготовление и установку ограды и другие необходимые расходы. Ранее возмещению не подлежали расходы на поминки и отправление религиозных обрядов. В последнее время суды обычно удовлетворяют иски о возмещении расходов на поминки в разумных пределах. Пособие на погребение, полученное гражданами, понесшими эти расходы, в счет возмещения вреда не засчитывается (ч. 2 ст. 1094 ГК). Расходы на погребение возмещаются лицу, фактически их понесшему (ч. 1 ст. 1094 ГК).

Возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности или смертью потерпевшего, производится ежемесячными платежами. Но при наличии уважительных причин суд с учетом возможностей причинителя вреда может по требованию потерпевшего присудить ему причитающиеся платежи единовременно, но не более чем за три года.

Суммы на возмещение дополнительных расходов могут быть присуждены на будущее время в пределах сроков, определяемых на основе заключения медицинской экспертизы, а также при необходимости предварительной оплаты стоимости соответствующих услуг и имущества.

Установлены специальные правила возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью, в случае прекращения юридического лица, ответственного за вред (ст. 1093 ГК).

В случае реорганизации юридического лица обязанность по выплате соответствующих платежей несет его правопреемник.

Иногда юридическое лицо бывает реорганизовано в форме разделения, и в разделительном балансе не указано, какое из вновь созданных юридических лиц должно нести ответственность за вред, причиненный здоровью работника.

В случае ликвидации юридического лица соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему. Капитализация платежей при ликвидации юридического лица – ликвидируемое юридическое лицо, которое является ответственным за причиненный вред, должно обособить все соответствующие платежи за весь предполагаемый период выплат для последующей передачи организации, обязанной в будущем осуществлять выплаты потерпевшему.

Если вред был причинен жизни или здоровью гражданина лицом, с которым пострадавший не состоял в трудовых отношениях, то в случаях невыплаты или несвоевременной выплаты средств по возмещению вреда на такое лицо может быть возложена обязанность по уплате процентов, установленных ст. 395 ГК (п. 24 постановления № 13/14 Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами”1). Размер процентов определяется существующей в месте жительства потерпевшего учетной ставки банковского процента на день исполнения денежного обязательства. При взыскании процентов в судебном порядке суд может удовлетворить требование истца, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения.

Возмещение вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг. Условиями для возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, являются: наличие вреда; противоправные действия продавца (изготовителя, исполнителя), влекущие конструктивные, рецептурные или иные недостатки товара, работы, услуги, а также действия по предоставлению недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), причинная связь между противоправными действиями и наступившим вредом.

Вина причинителя вреда не является необходимым условием. Продавец (изготовитель, исполнитель) освобождается от ответственности, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения (ст. 1098 ГК). Однако неимущественный (моральный) вред, причиненный потребителю вследствие нарушения его прав изготовителем (исполнителем, продавцом), подлежит компенсации при наличии вины причинителя вреда (ч. 1 ст. 15 Федерального закона “О защите прав потребителей”).

Потерпевшим в этом обязательстве являются гражданин-потребитель, а также гражданин-предприниматель или юридическое лицо, приобретающие товар (принимающие услугу или результат работы) в потребительских целях.

Потерпевший и причинитель вреда могут состоять или не состоять в договорных отношениях. Соответственно потерпевшими могут быть сам покупатель товара (заказчик работы, услуги), лица, к которым перешел товар, результат работы (например, в порядке дарения, наследования), иные лица (например, соседи, имущество которых пострадало).

Ответственным за возмещение вреда вследствие недостатков товара выступает продавец или изготовитель товара по выбору потерпевшего.

Ответственным за возмещение вреда вследствие недостатков работы или услуги считается выполнивший работу или оказавший услугу.

Ответственным за возмещение вреда вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре является продавец или изготовитель, о работе — лицо, выполнившее работу, об услуге — лицо, оказавшее услугу.

Ответственность за вред, причиненный недостатками товаров, работ или услуг – вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял ли потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги, подлежит возмещению, если он возник в течение установленных сроков годности товара (работы, услуги), а если срок годности не установлен, — в течение десяти лет со дня производства товара, работы, услуги (п. 1 ст. 1097 ГК).

Исходя из п. 4 ст. 5 Федерального закона “О защите прав потребителей”, под сроком годности следует понимать период, в течение которого товар (работа) является безопасным и пригодным для использования по прямому назначению. К такому сроку относится как срок годности, устанавливаемый на продукты питания, парфюмерно-косметические товары, медикаменты, товары бытовой химии и иные подобные товары (работы), так и срок службы, устанавливаемый на товары (работы), предназначенные для длительного пользования (п._13 постановления № 7 Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994_г. “О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей”1 ).

Независимо от времени причинения вреда, он подлежит возмещению, если: а) в нарушение требований закона срок годности не установлен; б) покупатель (заказчик, услугополучатель) не был предупрежден о необходимых действиях по истечении срока годности и возможных последствиях при невыполнении указанных действий.

В ч. 1 п. 1 ст. 1064 ГК предусмотрено полное возмещение вреда, причиненного личности или имуществу. Этот принцип выражен и в ряде норм гл. 59 ГК (ст. 1072, п. 2, 3 ст. 1074, 1085 ГК и др.).

К способам возмещения вреда, причиненного имуществу, относятся возмещение вреда в натуре и возмещение причиненных убытков. Вред, причиненный здоровью или в связи со смертью, возмещается только в форме взыскания ущерба (убытков).

Возмещение вреда в натуре может быть выражено в виде исправления поврежденной вещи, предоставления вещи того же рода и качества и т.п.

Убытки могут быть взысканы в виде стоимости утраченного имущества, утраченного заработка (дохода), иных расходов, которые лицо произвело или должно произвести для восстановления нарушенного права, а также в виде упущенной выгоды.

В случаях, предусмотренных законом, право на полное возмещение может быть ограничено (п. 1 ст. 400 ГК). Размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в связи с повреждением здоровья или причинением смерти, может быть увеличен законом или договором (ст._1084, п. 3 ст. 1085, ч. 2 п. 3 ст. 1089 ГК).

Законом предусмотрены разного рода выплаты потерпевшему сверх возмещения имущественного и компенсации неимущественного вреда. Так, Федеральный закон от 17 сентября 1998 г. “Об иммунопрофилактике инфекционных болезней”1 установил, что при осложнениях, вызванных профилактическими прививками, гражданин-инвалид имеет право на получение государственного единовременного пособия в размере 100 минимальных размеров оплаты труда и ежемесячной денежной компенсации в размере 10 минимальных размеров оплаты, установленных на день выплаты (ст. 19, 20).

Гражданский кодекс устанавливает основания уменьшения размера возмещения имущественного вреда на момент присуждения в форме как права, так и обязанности суда.

Суд может уменьшить размер возмещения вреда, если:

1) налицо грубая неосторожность потерпевшего и отсутствие вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, если иное не предусмотрено законом (ч. 2 п. 2 ст. 1083 ГК);

2) вред причинен гражданином по неосторожности, с учетом его имущественного положения (п. 3 ст. 1083 ГК);

3) вред причинен в состоянии крайней необходимости в интересах защиты третьего лица, с учетом обстоятельства дела (ч. 2 ст. 1067 ГК);

4) причинивший жизни или здоровью вред малолетний (до 14 лет) стал полностью дееспособным, обладает достаточными средствами, а его родители умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда и других обстоятельств дела (ч. 2 п. 4 ст. 1073 ГК);

5) причинитель вреда (недееспособный) обладает достаточными средствами для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а его опекун умер либо не имеет таких средств, с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств дела (п. 3 ст. 1076 ГК).

Размер возмещения должен быть уменьшен судом, если грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда (ч. 1 п. 2 ст. 1083 ГК).

Так, городской суд удовлетворил иск Д. к государственному племенному хозяйству о возмещении материального ущерба частично с учетом вины истца в размере 50%. Грубая неосторожность потерпевшего, способствовавшая автоаварии, была усмотрена в незначительном опыте управления автомобилем и непринятии мер к его остановке. Но Судебная коллегия по гражданских делам областного суда установила, что вины Д. в аварии нет, так как он не мог видеть и предвидеть на дороге препятствие (разлитое масляное пятно). Причиной аварии явилось нарушение водителем ответчика Правил дорожного движения. Соответственно решение городского суда было отменено и вынесено новое решение об удовлетворении иска Д. в полном объеме1 .

Размер возмещения имущественного вреда, установленный судом, может быть в последующем изменен (увеличен или уменьшен) судом по инициативе потерпевшего или причинителя вреда.


Потерпевший вправе требовать увеличения размера возмещения вреда, если:

1) несовершеннолетний, здоровью которого был причинен вред, начал трудовую деятельность (исходя из получаемого им заработка) (п.4 ст. 1087 ГК);

2) трудоспособность потерпевшего уменьшилась в связи с причиненным повреждением здоровья по сравнению с той, которая оставалась у него к моменту присуждения ему возмещения вреда (п. 1 ст. 1090 ГК);

3) имущественное положение гражданина, ответственного за причинение вреда, улучшилось (а размер возмещения был ранее уменьшен с учетом имущественного положения) (п. 3 ст. 1090 ГК);

4) законом предусмотрена индексация в связи с повышением стоимости жизни (вред был причинен жизни или здоровью) (п. 1 ст. 1091 ГК);

5) в установленном законом порядке повышен минимальный размер оплаты труда (вред был причинен жизни или здоровью) (п. 2 ст. 1091 ГК);

6) размер возмещения вреда здоровью или в связи со смертью кормильца увеличены законом или договором (п. 3 ст. 1085, ч. 2 п. 3 ст. 1089 ГК).

Лицо, ответственное за возмещение вреда, вправе требовать уменьшения размера возмещения, если:

1) трудоспособность потерпевшего возросла по сравнению с той, которая была у него к моменту присуждения возмещения вреда здоровью (п. 2 ст. 1090 ГК);

2) имущественное положение гражданина-причинителя вреда в связи с инвалидностью либо достижением пенсионного возраста ухудшилось по сравнению с положением на момент присуждения возмещения вреда (за исключением случаев, когда вред был причинен действиями, совершенными умышленно) (п. 4 ст. 1090 ГК);

3) причинивший жизни или здоровью вред малолетний (до 14 лет) стал полностью дееспособным, обладает достаточными средствами для возмещения вреда, а его родители умерли или уже не имеют таких средств, с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда и других обстоятельств дела (ч. 2 п. 4 ст. 1073 ГК);

4) причинитель вреда (недееспособный) обладает достаточными средствами для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а его опекун умер либо уже не имеет таких средств, с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств дела (п. 3 ст. 1076 ГК).


Компенсация морального вреда

Неимущественный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда. Компенсация определяется судом в твердой денежной сумме в каждом конкретном случае по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 151 ГК.

В ч. 2 ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК сформулированы два критерия, влияющие на размер компенсации.

Во-первых, должны приниматься во внимание характер и степень причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств причинения вреда и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При причинении неимущественного (физического) вреда суд может учитывать вид и степень тяжести повреждения здоровья.

При определении размера компенсации неимущественного (морального) вреда в случае причинения смерти суд может учитывать степень близости погибшего и истца, характер их взаимоотношений, семейное положение истца, способ получения информации о смерти.

Во-вторых, учитывается степень вины нарушителя, если вина является условием наступления ответственности. Неимущественный вред компенсируется независимо от вины причинителя вреда в случаях, предусмотренных ст. 1100 ГК.


Понятие и основание возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения

В силу обязательства вследствие неосновательного обогащения лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (п. 1 ст. 1102 ГК).

Наряду с деликтными, обязательства из неосновательного обогащения образуют группу внедоговорных обязательств. Хотя закон (ст. 1103 ГК) распространяет нормы гл. 60 ГК на отношения, возникшие из сделки, от этого они не перестают быть внедоговорными, так как эта сделка либо уже признана недействительной, а значит, перестала существовать как основание возникновения обязательства, либо отношения выходят за рамки сделки.

Типичными примерами неосновательного обогащения являются: исполнение несуществующего обязательства (лицо, присутствовавшее при обсуждении предстоящего договора купли-продажи и обязавшееся уплатить часть покупной цены, уплачивает эту сумму, предполагая, что договор заключен в обусловленный срок. Фактически же договор заключен не был); повторное исполнение обязательства (наследник убежден, что его отец задолжал соседу определенную денежную сумму и отдает ее. Фактически же отец при жизни возвратил долг); исполнение обязательства не кредитору, а постороннему лицу; увеличение имущества в результате стихийного бедствия (наводнением выбросило на берег чужое имущество) и т.д.

В ст. 366, 395 ГК прямо говорится о примерах неосновательного обогащения. В перечисленных, а также иных случаях потерпевшим будет невозможно или крайне затруднительно защитить свои права с помощью вещных, деликтных исков или исков, вытекающих из сделок, имеющих изъяны. Институт обязательств из неосновательного обогащения призван предоставить такую защиту всем, чье имущество уменьшилось или не увеличилось с выгодой для приобретателя.

Обязательства вследствие неосновательного обогащения по традиции именуются кондикционными1 . Источники термина “кондикционный” — в римском частном праве. Нельзя считать окончательно доказанным или опровергнутым, что в классическом римском праве получил признание общий принцип, что факт обогащения одного лица за счет имущества другого лица без достаточного к тому юридического основания порождает всегда обязательство первого лица возвратить неосновательное обогащение другому лицу. Вместе с тем бесспорно, что в некоторых определенных категориях случаев такое обязательство возникало. Данная разновидность обязательств принадлежала к числу обязательств как бы из договора. Основными категориями обязательств из неосновательного обогащения были: а)_иск о возврате уплаченного недолжного; б) иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась (возврат приданого при несостоявшейся свадьбе); в) иск о возврате полученного вследствие кражи и др.

Учение римских юристов было использовано русской дореволюционной судебной практикой. “Русское законодательство, — писал известный дореволюционный цивилист Г.Ф. Шершеневич, — не предусматривает случая незаконного обогащения как самостоятельного источника обязательств, но нашей судебной практике пришлось неоднократно встречаться с подобными случаями и разрешать их. За неимением твердой почвы в отечественном законодательстве практика обратилась к римскому праву и его учение о кондикциях в главных чертах перенесла в нашу жизнь”1 .

Субъектами обязательства из неосновательного обогащения являются приобретатель (должник) и потерпевший (кредитор). В качестве должника и кредитора могут выступать граждане, юридические лица и иные субъекты гражданского права. Граждане, не обладающие полной дееспособностью, участвуют в обязательстве на основании норм, предусмотренных ст. 26, 28—30 ГК, и по аналогии — на основании норм о возмещении вреда.

Государство, субъекты РФ, муниципальные образования могут стать приобретателями в обязательстве из неосновательного обогащения в результате незаконных действий их должностных лиц, в результате событий и т.п. Но указанные субъекты могут оказаться и потерпевшей стороной обязательства.

В ст. 473 ГК РСФСР 1964 г. содержалось положение, согласно которому имущество, приобретенное за счет другого лица не по сделке, но в результате других действий, заведомо противных интересам государства и общества, если оно не подлежит конфискации, взыскивается в доход государства. В новом ГК это положение не воспроизведено, но нет никаких препятствий к тому, чтобы считать его действующим.

Объектом обязательства является имущество. Термин “имущество”, употребляемый в п. 1 ст. 1102 ГК, включает в себя как предметы внешнего мира, так и имущественные права, что вытекает из ст. 1106 ГК. Поскольку обязательства из неосновательного обогащения защищают только сферу имущественных интересов, компенсация морального вреда потерпевшему согласно ст. 1099 ГК возможна лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.

Опираясь на ст. 1102 ГК, следует считать, что для возникновения обязательства из неосновательного обогащения достаточно двух условий. Первым условием является увеличение объема имущества у одного лица и одновременное уменьшение его объема у другого. Но не любое обогащение признается неосновательным. Получение имущества по договору дарения, завещанию или дивидендов на акции не создает обязанности возврата имущества, так как имеет под собой правовое основание. Следовательно, вторым условием обязательства будет отсутствие достаточного правового основания для обогащения.

Под основаниями, при отсутствии которых имущественная выгода будет признана неосновательным обогащением, признаются юридические факты, перечисленные в п.п. 1 – 5, 8, 9 п. 1 ст. 8 ГК. Как известно, сделка является юридическим фактом и соответственно основанием возникновения прав и обязанностей. В п. 1 ст. 1102 ГК она перечислена наряду с законом и иными правовыми актами с целью еще раз показать, что сделка может быть как предусмотрена законом и иными правовыми актами, так и не предусмотрена ими, но им не противоречащая.

Для возникновения рассматриваемого обязательства достаточно факта неосновательного обогащения. Согласно п. 2 ст. 1102 ГК правила, предусмотренные гл. 60 ГК, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Действия субъектов обязательства могут быть противоправными (сделка с недвижимостью не прошла этап государственной регистрации). Но это условие не является необходимым для возникновения обязательства. Ошибочная оплата счета однофамильца за междугородние телефонные переговоры не является противоправной, но создает для однофамильца обязанность возвратить плательщику сумму оплаченного счета.

Имущественная выгода может возникнуть в результате события (из-за урагана часть имущества оказалась на соседнем земельном участке). И в этом случае приобретенные вещи должны быть возвращены.

Кондикционное обязательство может быть как мерой ответственности, так и мерой защиты гражданских прав. Мерой ответственности оно является тогда, когда приобретатель виновно нарушает имущественные права потерпевшего либо, хотя возникновение обязательства из неосновательного обогащения произошло помимо его воли, в дальнейшем, узнав о неосновательности обогащения, он сознательно удерживает имущество. Ответственностью будут: переложение на приобретателя риска случайной гибели имущества; возмещение им убытков, связанных с изменением цены имущества; обязанность возвратить потерпевшему полученные доходы; неполучение приобретателем расходов за содержание имущества (ст. 1104, 1105, 1107, 1108 ГК). В случаях, когда рассматриваемое обязательство используется как мера защиты (в действиях приобретателя нет вины), перечисленные негативные последствия не наступают.


Отдельные случаи неосновательного обогащения

Различают два вида обязательств из неосновательного обогащения: 1) возникшие в результате неосновательного приобретения имущества –поступление имущества в хозяйственную сферу приобретателя без возникновения права на него или даже при возникновении права, но без достаточного к тому основания; 2)возникшие в результате неосновательного сбережения имущества – означает, что лицо должно было израсходовать свои средства, но не израсходовало их либо благодаря затратам другого лица, либо в результате невыплаты другому лицу положенного вознаграждения.

Примером первого вида обязательств может служить ошибочное повторное исполнение обязательства. В гражданском праве существует понятие исполнение недолжного – передача потерпевшим приобретателю имущественной выгоды, которая не должна была передаваться, потому что лежащие в основе передачи сделка или иное правовое основание изначально отсутствовали, или были недействительны, или отпали впоследствии. Примером второго вида — неоплата услуг, которыми воспользовался приобретатель. Два вида неосновательного получения выгод напоминают два вида убытков: положительный ущерб в имуществе и неполученный доход. Получение недолжного неосновательно увеличивает имущество, а не полученный доход означает, что имущество не увеличилось, хотя и могло увеличиться.

Вопрос о соотношении требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав возникает в связи с тем, что в гражданском праве есть несколько институтов, обязывающих лицо, неосновательно получившее имущественную выгоду, возвратить имущество потерпевшему или иным способом возместить материальный ущерб: § 2 гл. 9 ГК “Недействительность сделок”, гл. 20 ГК “Защита права собственности и других вещных прав” и гл. 59 ГК “Обязательства вследствие причинения вреда”. Однако, как указывалось выше, эти институты не всегда обеспечивают защиту потерпевшего. В таких случаях потерпевший может прибегнуть к нормам об обязательствах вследствие неосновательного обогащения. Так, если вещь уничтожена, ее нельзя виндицировать, но, если можно предоставить другую вещь того же рода и качества или вещь другого рода и качества, если такую вещь согласен принять потерпевший, она может быть истребована в силу рассматриваемого обязательства. Но это лишь один аспект применения норм данного института.

Другой аспект связан с субсидиарным применением норм гл. 60 ГК к отношениям, перечисленным в ст. 1103 ГК. В этом смысле институт обязательств из неосновательного обогащения можно рассматривать как общую часть по отношению к другим институтам, связанным с принудительным возвратом имущества. Следовательно, ст. 1102—1109 ГК применяются к указанным институтам, если нормами этих институтов, общей частью гражданского кодекса, другими законами и правовыми актами не предусмотрено иное, и иное не вытекает из существа обязательства.

Гл. 60 ГК не предусматривает общего принципа полного возмещения вреда, содержащегося в п. 1 ст. 1064 ГК. Однако анализ ряда статей показывает, что законодатель пытается максимально защитить интересы потерпевшего. Об этом свидетельствует норма п. 1 ст. 1105 ГК, которая требует возмещения стоимости имущества независимо от того, какую выгоду получил приобретатель. Здесь же нужно сказать о нормах п. 2 ст. 1104, ст. 1107 ГК. Если причинение вреда связано с изъятием имущества, потерпевший может предъявить иск по нормам о кондикционных обязательствах, тем более что обращение к этим нормам дает сторонам определенные преимущества. Так, имущество возвращается независимо от наличия чьей-либо вины в его отчуждении. В гл. 60 ГК нет нормы, аналогичной ст. 1083 ГК, которая дает суду право при определении суммы возмещения вреда учитывать вину потерпевшего и имущественное положение причинителя вреда.


Содержание и исполнение обязательства вследствие неосновательного обогащения

Основной обязанностью приобретателя является возврат неосновательного обогащения. Наиболее предпочтительно исполнение этой обязанности путем возврата имущества в натуре. В силу кондикционного обязательства может быть истребована, по общему правилу, вещь, определяемая родовыми признаками, индивидуально-определенная вещь истребуется по нормам о защите права собственности. Деньги также могут быть истребованы от приобретателя, например, в случае, когда они ошибочно зачислены банком на другой расчетный счет.

После того, как приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения, на него переходит риск случайной гибели или повреждения имущества. Тем более он отвечает за виновную утрату или повреждение имущества (п. 2 ст. 1104 ГК). До этого момента он отвечает лишь за виновные действия в форме умысла или грубой неосторожности.

В ряде случаев может возникнуть вопрос: за чей счет должно быть возвращено неосновательное обогащение. Закон не дает ответа на этот вопрос. Представляется, что здесь применимо положение ст. 316 ГК об исполнении обязательства по месту жительства или по месту нахождения должника (приобретателя), а денежного обязательства — по месту жительства или по месту нахождения кредитора (потерпевшего). Но если неосновательное обогащение возникло по вине одной из сторон, другая сторона вправе взыскать с виновного расходы на возвращение имущества по нормам гл. 59 ГК, так как гл. 60 ГК не предусматривает для таких случаев взыскания убытков. Практических трудностей при этом не возникнет, так как все требования могут быть объединены в одном исковом заявлении и рассмотрены в одном судебном заседании.

Ситуации, когда объектом обязательства является имущественное право, посвящена специальная норма, содержащаяся в ст. 1106 ГК. Имущественное право — разновидность имущества, и переход его без достаточного правового основания влечет возникновение обязательства из неосновательного обогащения. В законе подчеркнуто, что здесь следует применить специальный способ гражданско-правовой защиты — восстановление прежнего положения, возвращение потерпевшему документов, удостоверяющих это право.

В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость имущества на момент его приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК). Побуждая приобретателя к исполнению своей обязанности в наиболее короткий срок, ГК в том же пункте ст. 1105 ГК устанавливает положение, согласно которому приобретатель возмещает потерпевшему убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если он не возместил стоимость имущества немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения. С этого же момента на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты согласно ст. 395 ГК (п. 2 ст. 1107 ГК).

Момент, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения, вообще является решающим для наступления ответственности по нормам гл. 60 ГК. Кроме уже перечисленных случаев, с этого момента приобретатель обязан возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из этого имущества (п. 1 ст. 1107 ГК).

Под неосновательным обогащением понимаются также случаи, когда лицо не намеревается присваивать имущество, а лишь незаконно пользуется им, либо пользуется чужими услугами. В таких случаях приобретатель обязан возместить потерпевшему то, что он сберег вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (п. 2 ст. 1105 ГК).

Итак, должник (приобретатель) может быть обязан совершить одно или в разных сочетаниях несколько следующих действий:

1) возвратить имущество в натуре;

2) возместить его стоимость;

3) возвратить или возместить неполученные доходы.

Определяя обязанность приобретателя о возврате неосновательного обогащения потерпевшему, ГК не предусматривает никаких обстоятельств, освобождающих его от исполнения такой обязанности. Между тем в жизни встречаются случаи, когда такое освобождение представляется обоснованным.

В литературе приведен такой пример из судебной практики. Работник театра к одному из праздников получает от театра подарок в посылке. Полагая, что подарок предназначается ему, он взял его. Оказалось, что это ошибка. К работнику был предъявлен иск о возврате неосновательного обогащения. Ответчик в суде пояснил, что никогда бы сам не производил таких расходов. Суд отказал театру в иске. О.С._Иоффе делает из вышеописанной ситуации следующий вывод: “Было бы целесообразно включить в закон указание на право суда с учетом конкретных обстоятельств дела предоставлять потерпевшему лишь частичное возмещение, а иногда и полностью отказывать в нем”1 .

На потерпевшего закон возлагает лишь одну обязанность — возместить приобретателю понесенные им необходимые затраты на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого потерпевший вправе истребовать от приобретателя доходы с зачетом полученных приобретателем выгод. Закон освобождает потерпевшего от исполнения этой обязанности, когда приобретатель умышленно удерживал имущество, подлежащее возврату.


Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Ст. 1109 ГК перечисляет случаи, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату. Этот перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности (аналогичная, но более полная норма содержится в ст. 206 ГК);

3) заработная плата, пенсия, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки. Добросовестность гражданина презюмируется, обратное должен доказать взыскатель;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Таким образом, рассмотренное обязательство является обязательством из публичного обещания награды.


ТРЕНИНГ УМЕНИЙ

Задача № 1

Вследствие небрежного хранения воспламеняющихся веществ на дачном участке, принадлежащем Николаеву, возник пожар. Огнем были охвачены ветхие хозяйственные постройки, а также находившийся в них инвентарь и запасы дров. Владелец соседнего участка, Трифонов, заметив приближение огня к находящимся на территории его участка строениям, попытался привлечь внимание Николаева к создавшейся ситуации, но, убедившись в бесплодности своих попыток, стал тушить пожар всеми доступными средствами. В результате предпринятых им действий, а также помощи подоспевших соседей пожар удалось потушить. Строениям, принадлежащим Трифонову, вред не был причинен, однако, сам Трифонов получил многочисленные ожоги средней тяжести. Кроме того, одежда, в которую был одет Трифонов, пришла в негодность.

Полагая, что предпринятые им действия могут считаться совершенными в интересах Николаева, Трифонов обратился к нему с требованием о возмещении стоимости поврежденной одежды, а также о взыскании расходов на лечение в связи с полученными ожогами. Адвокат Николаева полагал, что предъявленные требования не подлежат удовлетворению, так как действия Трифонова не могут считаться совершенными исключительно в интересах Николаева, поскольку были совершены, прежде всего, с целью предотвращения вреда имуществу самого Трифонова. Между тем обязанность по возмещению необходимых расходов и иного реального ущерба закон возлагает на лицо, в интересах которого потерпевший действовал. В интересах же Николаева могут считаться совершенными лишь действия по спасению его имущества, и размер возмещения, во всяком случае, не должен превышать стоимость этого имущества, которая крайне незначительна.

Не придя к согласию, стороны обратились в суд.

Решите дело.


Задача №2

Новый сотрудник АО Шубарев на протяжении месяца с момента поступления на работу пользовался принадлежащим ему автомобилем. Каждое утро во время указанного срока он оставлял автомобиль недалеко от офиса фирмы и следовал на свое рабочее место, а после окончания работы отправлялся домой на том же автомобиле, при этом не реже чем раз в неделю Шубарев замечал, что его автомобиль, оставленный утром в сильно загрязненном состоянии, к вечеру оказывался чисто вымытым чьей-то заботливой рукой. Не придавая значения внешнему виду автомобиля, Шубарев воспринимал оказанную услугу как должное, пока однажды вечером у входа в офис его не остановили Романов и Нифедов, которые потребовали от Шубарева выплаты вознаграждения за пользование их услугами на протяжении месяца.

Оказалось, что между сотрудниками общества и указанными лицами имелась договоренность о том, что последние будут за обусловленное вознаграждение следить за чистотой транспорта, принадлежащего обществу и его сотрудникам. Романов и Нифедов полагали, что о существовании такой договоренности Шубарев не мог не знать, поэтому предъявленные к нему требования являются обоснованными. Шубарев утверждал, что в данный момент он находится в крайне затруднительном финансовом положении и не согласился бы оплачивать услуги по уходу за его автомобилем в столь высоком размере.

В ходе судебного рассмотрения указанного дела адвокат Романова и Нифедова заявил, что даже если Шубарев и не был осведомлен об условиях существовавшего между обществом и представляемыми им лицами cоглашения, действия последних привели к неосновательному обогащению Шубарева. Последний с этим не согласился, утверждая, что он предпочитает ездить на грязном автомобиле, в силу чего оказанная ему услуга не создает для него обогащения.

Оцените доводы сторон и решите дело.


Задача № 3

Соколов вместе с семьей постоянно проживал в Саратове в принадлежащем ему жилом доме. Рядом с ним проживала Соколова, его родная сестра, женщина преклонного возраста. Не имея возможности самостоятельно вести хозяйство и следить за содержанием дома, Соколова часто обращалась за помощью к своему брату, заявляя, что после ее смерти дом перейдет к нему как единственному законному наследнику, а потому поддержание дома в нормальном состоянии отвечает интересам Соколова. Последний под влиянием уговоров сестры заключил с АО "Русь" договор подряда на выполнение работ по обустройству дома, укреплению его фундамента, крыши, устранению опасных для его конструкции дефектов.

Вскоре после этого, в ходе внезапно возникшей ссоры Соколова заявила брату, что более не нуждается в его услугах, а на следующий день к ней переедет для совместного проживания ее давняя знакомая Новикова, которой Соколова намерена передать дом по завещанию. Узнав о приезде Новиковой и о составленном в ее пользу завещании, Соколов сообщил Новиковой о заключенном им договоре подряда и предложил ей переоформить данный договор на себя. Новикова с этим согласилась, и они совместно обратились к обществу с предложением о внесении в договор необходимых изменений. Директор общества отказался это сделать, мотивировав свой отказ тем, что Соколов является постоянным клиентом АО "Русь" и в глазах последнего имеет хорошую деловую репутацию. Действующее законодательство, по мнению директора, допускает перевод должником своего долга на другое лицо лишь с согласия кредитора.

Возражая против этого, Соколов и Новикова сослались на ст. 183 ГК, признающую за заинтересованным лицом право односторонним волеизъявлением одобрить сделку, совершенную другим лицом при отсутствии необходимых полномочий.

Не достигнув соглашения, стороны обратились за консультацией к адвокату.

Оцените доводы сторон и дайте необходимую консультацию.


Задача № 4

В местной газете было опубликовано объявление Агафонова, обещавшего выплатить 1 тыс. руб. тому, кто сообщит ему о доступных, безвредных и быстродействующих способах избавления от избыточного веса. Спустя определенное время, Агафонов получил на почте бандероль от Беляева, сотрудника научно-исследовательской лаборатории Академии медицинских наук РФ, содержавшую подробное описание отечественных и зарубежных методик избавления от избыточного веса, успешно применяемых на практике. Полагая, что сообщенные Агафонову сведения полностью соответствуют содержащимся в объявлении требованиям, Беляев указал номер своего банковского счета, на который просил перечислить необходимую сумму.

В ответном письме Агафонов заявил об отказе перечислить требуемую сумму, так как, по его мнению, сообщенные ему сведения не соответствуют ни одному из содержащихся в объявлении требований. Во-первых, как следует из объявления, его интересовали лишь быстродействующие способы избавления от избыточного веса, тогда как предлагаемые Беляевым методики дают ощутимый эффект лишь по истечении 3-4 месяцев с момента применения. Во-вторых, почти все описанные Беляевым методики предполагают употребление препарата, содержащего вещество, вызывающее в организме Агафонова аллергическую реакцию, а потому не могут считаться безвредными. Что касается препаратов, не содержащих указанного вещества, то оценить их безвредность можно лишь спустя некоторое время с начала их употребления. В-третьих, стоимость предлагаемых к употреблению препаратов достаточно высока, в связи, с чем они едва ли доступны для Агафонова, не обладающего высоким доходом.

Кто прав в этом споре?


Задача № 5

В средствах массовой информации г. Иваново 10 марта было объявлено о проведении публичного конкурса на право заключения договора на реконструкцию здания, принадлежащего городской администрации, которая выступила организатором конкурса. В конкурсе согласно его условиям могли принять участие строительные фирмы, имеющие лицензию на право осуществления реконструкции нежилых объектов, основным местом деятельности которых является г. Иваново. Победитель конкурса получал также право разместить за счет городской администрации на прилегающей к зданию территории рекламный щит, содержащий фирменное наименование и перечень основных видов его деятельности. Не позднее 1 мая фирмы, участвующие в конкурсе, должны были представить проект технической документации на проведение реконструкции здания, последующая оценка которого позволила бы выявить победителя.

4 апреля в тех же средствах массовой информации городская администрация объявила об отмене конкурса по независящим от нее причинам. Выступая по этому поводу, глава администрации заявил, что не усматривает в решении об отмене конкурса ничего противозаконного, тем более что решение об этом принято в течение первой половины установленного для представления работ срока.

На следующий день в администрацию обратились приступившие к выполнению условий конкурса строительные фирмы с требованием возместить понесенные ими убытки и считающие решение об отмене конкурса незаконным. Кроме того, обратившиеся потребовали предоставления им права разместить за счет администрации свои рекламные щиты на прилегающей к зданию территории.

Правомерны ли требования строительных фирм? Что является основанием возникновения обязательства из публичного конкурса и публичного обещания награды? Какие черты сходства и отличия имеют указанные обязательства?


Задача № 6

Фонд в поддержку развития культуры объявил конкурс фотографических работ на лучшее отражение архитектурных стилей г._Москвы, участие, в котором могли принять все желающие. Условия конкурса предусматривали представление к установленному сроку комплекта фотоснимков на заданную тему в количестве 30 штук, на основе которых фонд намеревался издать серию почтовых и поздравительных открыток. Решение о выплате награды должен был принять специально созданный фондом художественный совет из числа известных в стране искусствоведов. Срок принятия указанного решения устанавливался в три месяца со дня истечения срока для представления работ.

Подводя предварительные итоги конкурса, комиссия установила, что лишь один автор из числа принявших участие в конкурсе - Петров - полностью выполнил условия конкурса, а потому, по мнению комиссии, должен быть признан победителем. Узнав об этом, Петров обратился к фонду с требованием о выплате ему обусловленного конкурсом вознаграждения, а также о заключении с ним авторского договора об использовании созданных его творческим трудом произведений.

Правомерны ли требования Петрова? Возникает ли между организатором конкурса и его участником обязательство по выплате денежного вознаграждения, если только одним участником были выполнены условия конкурса? Изменится ли решение, если в конкурсе приняло участие только одно лицо, выполнившее его условия? Можно ли применять правила 57 ГК к конкурсам красоты?


Задача № 7

Кандидат в депутаты Государственной Думы РФ Игнатьев и предприниматель Смирнов заключили пари, условия которого сводились к следующему. В случае избрания Игнатьева депутатом, Смирнов обязывался выкатить Игнатьеву денежную сумму в размере 10 тыс. руб. в семидневный срок с момента официального утверждения результатов выборов.

В случае победы на выборах другого кандидата обязанность выплаты той же суммы и в тот же срок возлагалась на Игнатьева. Через некоторое время стало очевидным, что заключенное сторонами пари обернулось не в пользу Игнатьева, проигравшего выборы. Однако в ответ на требование Смирнова об уплате ему причитающейся по условиям пари суммы Игнатьев уплатил Смирнову лишь 3 тыс. руб. Что касается обязательства по выплате оставшейся части долга, то оно, как заявил Игнатьев, подлежит прекращению зачетом встречного требования об оплате стоимости ранее проданного им Смирнову автомобиля.

Мог ли Игнатьев поступить таким образом? Изменится ли решение задачи, если предположить, что заявление о зачете встречного требования было сделано Смирновым? Вправе ли лицо, добровольно уплатившее проигранную им сумму пари, требовать ее возврата?


Задача № 8

Шофер автобазы Борисов во время следования по Киевскому шоссе нарушил правила движения, что привело к столкновению с автомашиной, принадлежащей гражданину Зайцеву. Поскольку авария произошла по вине Борисова, он согласился добровольно отремонтировать повреждения автомашины Зайцева в гараже автобазы. С этой целью он договорился с работниками автобазы Павловым и Волковым о том, что они отремонтируют машину Зайцева во внерабочее время. Однако, когда ремонт автомашины был закончен, Борисов отказался уплатить обусловленную сумму, сославшись на то, что за вред, причиненный столкновением автомашин, должна отвечать автобаза как владелец источника повышенной опасности. Павлов и Волков предъявили к нему иск о взыскании обусловленной в договоре суммы за ремонт автомашины.

Суд привлек в качестве надлежащего ответчика автобазу и взыскал с нее эту сумму как с владельца источника повышенной опасности, которым был причинен вред Зайцеву.

Правильно ли поступил суд?


Задача № 9

Лаптев обратился в суд с иском о взыскании с Павлова ущерба, причиненного гибелью принадлежащей ему коровы по вине Павлова. В обоснование иска он сослался на то, что он и Павлов по договоренности пасли по очереди принадлежащий им и другим гражданам скот (коров и овец).

В день гибели коровы Лаптева эту работу выполнял Павлов, который оставил скот без присмотра, отлучившись искупаться в реке. В это время корова Лаптева зашла в болото, где и утонула. Суд, руководствуясь ст. 1064 ГК, взыскал указанную сумму с Павлова.

Правильно ли поступил суд?

Оглавление
Внедоговорные обязательства. Защита гражданских прав.
ОБЕЩАНИЯ НАГРАДЫ
ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ИЗ ПУБЛИЧНОГО КОНКУРСА
ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ИЗ ПРОВЕДЕНИЯ ИГР И ПАРИ
Понятие и условия возникновения обязательства из действий в чужом интересе без поручения
Содержание и исполнение обязательства из действий в чужом интересе без поручения
Понятие и условия ответственности за причинение вреда
Субъекты, объект и содержание обязательства вследствие причинения вреда
Особые случаи ответственности за причинение вреда
Компенсация морального вреда
Понятие и основание возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения
Отдельные случаи неосновательного обогащения
Содержание и исполнение обязательства вследствие неосновательного обогащения
Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату
ТРЕНИНГ УМЕНИЙ
Задача №2
Задача № 3
Задача № 4
Задача № 5
Задача № 6
Задача № 7
Задача № 8
Задача № 9
Все страницы