Мир азартных игр - СТАВКИ НА БЕГАХ. БУКМЕКЕРСТВО. ТОТАЛИЗАТОР


СТАВКИ НА БЕГАХ. БУКМЕКЕРСТВО. ТОТАЛИЗАТОР

“Новый русский” обанкротился. Чтобы отв­лечься от тяже-

лых мыслей, он пошел на бе­га. Долго не мог решить, на

какую лошадь поставить последние деньги. Вдруг подходит

к нему старая-престарая кляча и говорит: “Поштавь на меня!”

- Да ты же еле живая!

- А ты поштавь, увидишь, что будет! “Наверное, лошадь вол-

шебная, раз разговаривает по-человечески”, - подумал не-

удач­ник и поставил последнее. Посредине заезда “волшеб-

ная лошадь” упала, не подавая приз­наков жизни. “Новый рус-

ский” подбежал к ней и говорит: “Что же ты обманывала -

пош­тавь, да поштавь?!”

На что лошадь прошамкала:

“Ижвини, не шмогла...”

Ставки всегда были неотъемлемой частью конских состязаний. По мере того, как усложнялись условия проведения конных состязаний, а сами состязания становились все более популярными, ставки на лошадей также стали более сложными. Вот тогда-то и поя­вились букмекеры. Может показаться, что букмекерство - весьма несложное дело. Букмекер устанавливает отношения ставок таким об­разом, чтобы процент доходной части был в его пользу. Например, при забеге семи практически одинаковых лошадей букмекер предлага­ет ставки 5 к 1 (на пункт меньше естественных условий) на каждую лошадь. Если предположить, что на каждую лошадь будет поставлено равное количество денег, то, независимо от того, какая из них придет первой, прибыль букмекера будет равна одной седьмой суммы всех ставок на данный забег.

Однако на практике не все так просто. Очень трудно достичь такого положения, при котором букмекер не имел бы финансовой за­интересованности в результатах заезда и был безразличен к тому, какая лошадь выиграет, поскольку все равно получит свою прибыль. Фактически, несмотря на постоянное изменение шансов по мере пос­тупления новых ставок, прибыли и потери букмекера в большой мере зависят от результатов заезда. Размеры обещанных выигрышей в мо­мент регистрации ставок являются твердыми и не подлежат уменьше­нию, и, хотя букмекер может уменьшить размеры премий в случае вы­игрыша фаворита при соответствующих ставках, ему придется опла­тить каждый заклад в соответствии с первоначальными условиями. В крайнем случае он может изъять фаворита из своего списка и отка­заться принимать дальнейшие ставки на эту лошадь или уменьшить весь риск или часть его, сам поставив на фаворита у других букме­керов. В любом случае он ухудшает свой бизнес. Размеры финансовых доходов букмекеров и участников ставок на лошадей так сильно за­висят от результатов заездов, что возникает соблазн вступать в тайные договоренности с жокеями и хозяевами лошадей.

Предприниматели, которые предпочитают иметь гарантированный процент доходов вместо риска держать пари на невыгодных условиях, проводят на бегах и скачках аукционные пулы, на которых размеры выигрышей устанавливаются, если можно так сказать, автоматически самими участниками ставок. Такие пулы (совокупности ставок) дейс­твуют и в других видах спорта.

Каждая лошадь “продается” на таком аукционе тому, кто даст больше. После изъятия из пула процентного дохода “продавца” ос­тавшаяся выручка поступает “купцу” выигравшей лошади. Недостатком этой системы является то, что в ней может “уместиться” только один закладчик (тот, кто дал наивысшую сумму ставки) на одну ло­шадь в каждом пуле.

Позднее была придумана модификация аукционного пула, где билеты ставок можно было покупать в любом количестве по желанию неограниченного числа участников. После изъятия из пула комисси­онных, оставшуюся выручку делили между держателями билетов на выигравшую лошадь пропорционально количеству билетов, имевшихся у каждого на руках. Такая система, которую назвали “пари мютю­эль”, что означает “пари между собой”, оказалась крайне привле­кательной и стала очень популярной.

Впервые тотализатор Экберга, механическое устройство для ре­гистрации ставок, было использовано в 1880 году в Новой Зеландии. В настоящее время во всех операциях по системе пари мютюэль ис­пользуются те или иные виды тотализаторов, обычно интегрированные с компьютерами.

Однако букмекерство не стремится полностью уступить все свои позиции. Не говоря уж о том, что люди предпочитают иметь дело с человеческим существом, а не с механическим устройством, следует отметить и то, что многие постоянные участники пари недоверчиво относятся к тотализаторам.

В некоторых странах, таких как Англия, где существуют и бук­мекеры, и ставки в системе пари мютюэль, букмекерство является более популярной формой заключения пари. Те, кто вкладывают в ставки на бегах крупные суммы, жалуются на то, что в тотализаторе они вынуждены заключать пари сами с собой, поскольку чем крупнее поставленная ими сумма, тем меньше размеры выплат. Мелкие участ­ники пари предпочитают также иметь дело с букмекерами, находящи­мися вне ипподрома. Там они могут делать ставки на мелкие суммы, которые в тотализатор даже не принимаются. Кроме того, как круп­ные, так и мелкие вкладчики получают от этих букмекеров еще один вид дополнительной услуги - возможность делать ставки по телефону и, более того, в кредит. Даже в тех странах, где букмекерство запрещено законом, подпольные букмекеры процветают.

В отличие от аукционных пулов, уже в самом начале действия пари мютюэль, определенный процент денег, собранный в виде ста­вок, откладывался для раздачи тем, кто ставил на вторую (или третью) лошадь. Это являлось своего рода утешительным вознаграждением вместо полного выигрыша, и полученная таким образом сумма была часто меньше той, которую внесли.

В современных тотализаторах имеются данные о приблизительных шансах на выигрыш (и суммах выплат) каждой лошади в каждом из различных пулов. Обычно существуют следующие пулы: “победитель”, “призовое место” и “показ”. В некоторых странах ставка на “призо­вое место” оплачивается, если указанная лошадь придет к финишу среди первых трех призеров. В Америке эти ставки относятся только к лошади, если она пришла в числе первых двух, а ставки в пуле “показ” относятся ко всем первым трем финишерам.

Все пулы никак не связаны друг с другом, и никаких зависи­мостей между выплатами в этих пулах не существует. Однако фаворит пула “победитель” обычно выигрывает и по ставкам в двух других пулах. Обычно объем ставок располагается (в сторону уменьшения сумм) в следующем порядке: победа, призовое время и показ. Разме­ры выплат идут в этом же порядке.

Изъятия из собранных сумм, которые колеблются от 12% до 25% в зависимости от местных условий, делятся между правительством и ассоциациями - устроителями конных состязаний. Ассоциации тратят полученные средства на выплату призов, на покрытие других издер­жек по содержанию ипподрома, а также на увеличение доходов вла­дельцев ипподромов.

После изъятия из сборов, оставшихся в пуле “победитель”, деньги распределяются только среди тех, кто ставил на лошадь, пришедшую к финишу первой. Выплаты делаются пропорционально сумме ставок участников.

Ставки вне ипподрома. Подобные ставки - через внешние тота­лизаторы - очень популярны в Австралии, Новой Зеландии и Южной Африке и приносят хороший доход организаторам конных состязаний, поскольку дают значительные отчисления на призовые суммы и на развитие ипподромов. Во Франции наиболее популярной формой ставок вне ипподрома является “терция”, где деньги ставят на выбранных трех призеров, которые должны финишировать в строго определенном порядке. Делать ставки можно в кафе, табачных магазинах, что вле­чет за собой небольшой дополнительный расход. Однако именно эта форма ставок - “терция”, охватывающая около 75 состязаний в год, обеспечивает большую часть затрат на поддержание известного всему миру экономического благополучия конных состязаний Франции.

Рассмотрим, как организовано обучение букмекеров и деятель­ность букмекерских контор в Англии.

Сегодня с появлением специальных школ будущий английский букмекер может получить необходимые знания и опыт без особого труда. Лондонская бухгалтерская школа, например, организует как вечерние, так и заочные курсы по всем аспектам букмекерства, на­чиная от вопросов подбора и управления персоналом и кончая мате­матическими принципами расчета призовых процентов. Стоимость пол­ного курса обучения составляет 56 фунтов.

Даже беглый взгляд на некоторые из заголовков отдельных глав учебного пособия под названием “Полный курс для менеджера и бук­мекера” позволяет ясно представить себе, насколько технически сложен труд букмекера. Примером тому могут служить следующие наз­вания глав учебника из раздела, посвященного расчетам с клиентами и выплате вознаграждений: “Использование всех трех систем для расчета различных типов ставок - смешанных двойных, тройных и ак­кумуляторных”, “Использование системы пирамидальной блокировки для расчета количества двойных, тройных и аккумуляторных ставок в рамках данного количества распределений в случае, если две или более подобных ставок сделаны на один и тот же заезд”: “Использо­вание пирамидальной блокировки или крэш-блока для выплат по сме­шанных двойным, тройным и аккумуляторным ставкам при условии, что два или более распределения приходятся на один забег”.

Впрочем, не стоит перегибать палку и вдаваться во все нюансы техники расчетов с клиентами. Следующая глава учебника, озаглав­ленная “Краткий справочник”, дает возможность заглянуть в самую сердцевину захватывающего мира тотализаторов и букмекерства. Вот вступительный раздел этой главы:

“Давайте представим себе крупномасштабную букмекерскую орга­низацию, располагающую, скажем, 100 или более телефонными аппара­тами, которые полностью загружены в день соревнований. Есть все основания предположить, что букмекер обязан хотя бы в общем представлять объем заключенных сделок, размеры выплат победителям и величину дохода по каждому из заездов. Всю перечисленную инфор­мацию он получит из своего краткого справочника, где с одного взгляда можно определить общую сумму ставок по данному заезду, а также размеры выигрыша или проигрыша по каждой из лошадей, участ­вующей в заезде.

Как только ставка передана по телефону в контору, она посту­пает к следующему сотруднику (обычно это - хозяин или его менед­жер) на рассмотрение. Тот, в свою очередь, связывается с челове­ком, в обязанности которого входит ведение краткого справочника, и сообщает ему сумму сделанной ставки. Последний заносит получен­ные цифры в краткий справочник в графу под именем той или иной лошади, участвующей в заезде. Ставка после этого передается в кассу для расплаты по окончании заезда. Чрезвычайно важно, чтобы тот, кто заполняет краткий справочник, относился к своим обязан­ностям со всей ответственностью и вниманием, поскольку от него непосредственно зависит, сколько и какие выплаты будут сделаны по результатам каждого из заездов. С другой стороны, в любую минуту к нему может обратиться букмекер с просьбой предоставить сведения относительно ставок, принятых на ту или иную лошадь. Ответ должен быть дан моментально. Тогда букмекер может сравнить полученные цифры с призовым процентом заезда и принять решение о том, про­должить или прекратить дальнейший прием ставок...”

Однако было бы ошибочно считать, что деятельность профессио­нального английского букмекера ничем не ограничивается. Напротив, существует целый ряд различных запретов и ограничений, налагаемых на определенные сферы букмекерства. По закону букмекер не имеет права рекламировать адрес своей конторы и перечень услуг, предос­тавляемых клиентам. Запрещено поощрять клиента делать ставки, предоставлять в распоряжение ожидающих клиентов телевизор или ра­диоприемник, а также подавать им напитки или предлагать какие бы то ни было виды развлечений с целью задержать их в помещении кон­торы. Но если все эти правила и ограничения безукоризненно выпол­няются, то больше никаких проблем с законом у букмекера не будет.

В тех немногих странах, где букмекерство за пределами иппод­рома официально разрешено законом, ситуация примерно такая же.

В Германии букмекерство разрешено как на территории ипподро­ма, так и за его пределами. Но основное количество ставок посту­пает через тотализаторы. Как букмекеры, так и владельцы тотализа­торов обязаны выплачивать в казну налог в размере 16,7% их сум­марного дохода. В Италии букмекеры находятся вне закона.

Где азарт - там и мошенничество. Типичный представитель жу­ликов от игорного бизнеса - ипподромный мошенник. Обычно он вра­щается среди избранного общества, всегда изысканно одет и исклю­чительно красноречив. Начальник службы безопасности одного анг­лийского ипподрома так описывал секреты его довольно тривиальных методов работы:

“Для начала “кидала”, выбрав себе жертву или “лоха”, подхо­дит к ней и вежливо просит одолжить ему карандаш. Затем он делает этим карандашом пометки в своем расписании бегов и заводит ни к чему не обязывающий светский разговор. Спустя некоторое время по­является его сообщник и вручает ему пачку якобы выигранных банк­нотов со словами, что сейчас у него назначена встреча с кем-то из боссов, который твердо обещал дать кое-какие ценные сведения от­носительно следующего заезда. Кидала, удовлетворенно улыбнувшись, кладет деньги в карман и как ни в чем не бывало продолжает прер­ванную беседу со своим новым знакомым. Естественно, жертва позд­равляет его с удачей и выражает пожелание ознакомиться с упомяну­тыми сведениями относительно предстоящих скачек. При первых же словах жертвы о ее заинтересованности в получении конфиденциаль­ной информации кидала делает вид, что не понимает, о чем ему на­мекает собеседник. Он нарочито меняет тему, стараясь говорить об отвлеченных предметах. Конечно, жертва тут же проглатывает крючок и все настойчивее возвращается к интересующему ее вопросу.

Вскоре вновь появляется сообщник и начинает что-то шептать на ухо своему коллеге. К этому времени жертва, отбросив всякие приличия, уже умоляет взять его в долю. Тогда кидала, обернувшись к сообщнику, с сомнением в голосе спрашивает его: “Как ты дума­ешь, может действительно уступим настойчивым просьбам нашего при­ятеля и поможем ему? Уж очень ему хочется сделать ставку, а на­дежной информации не хватает”. Сообщник разыгрывает сомнение и некоторое время колеблется. Что скажет их информатор, когда узна­ет, что его сведения попали в руки постороннего? И все в том же духе. “Понимаете ли, - объясняет жертве первый, - наш источник информации не подлежит огласке. По правде говоря, это тренер од­ной из ведущих конюшен. Поэтому, если что-то из его данных просо­чится наружу, на ипподроме начнется бог знает что, и все ринутся делать ставки. Хотя вы, насколько я понимаю, намерены поставить пятерку-другую, не больше?”

До этого знакомства жертва рассчитывала истратить на скачках всего пару шиллингов. Но теперь жадность берет свое. Простак неб­режно заявляет, что собирался истратить фунтов двадцать, а если удастся, то и больше. Представив себе сумму возможного выигрыша, он уже буквально требует забрать у него все деньги до последнего пенса и пустить их на “верные” ставки.

Оба мошенника с сомнением качают головами: “Вы уж извините, но риск слишком велик - сами понимаете, дело-то нешуточное - разглашение конфиденциальных данных”. Они делают вид, что уходят, кланяясь и вежливо приподнимая шляпы. В это мгновение жертва го­това разрыдаться от огорчения, что все рушится буквально на гла­зах. “Но послушайте же, - взывает она, - ведь вы можете просто взять мои деньги и добавить к своим”. Мошенники прикидываются ос­корбленными, как ели бы им претила сама мысль выполнять роль мальчика на побегушках у случайного знакомого. Однако, в конце концов, они неохотно соглашаются. Взяв деньги жертвы, они удаля­ются и исчезают навсегда. Зачастую жулики делают на них собствен­ные ставки. А там неважно - выиграл ты или проиграл. Ведь день­ги-то чужие. Следовательно, в любом случае ты не в накладе”.

Это один из способов мошенничества на бегах. Другой, не ме­нее эффективный, известен как билетный способ”. “Билетеры”, ко­торые исполняют данный трюк, скорее относятся к разряду фальшиво­монетчиков, чем кидал. Они обычно действуют парами, а их прием основан на том, что в качестве квитанций британские букмекеры ис­пользуют пронумерованные билетики, которые вручают игроку, сде­лавшему ставку. Вот как работают “билетеры”.

Перед последним заездом дня билетеры выбирают себе жертву среди букмекеров и делают маленькую ставку, получая взамен биле­тик, который впоследствии послужит им образцом. Затем они печата­ют серию аналогичных билетов, пронумерованных от 1 до 1000, кото­рые в мельчайших деталях совпадают с подлинными билетами данного букмекера. Вооружившись подделками, мошенники на следующий день вновь появляются на ипподроме. Там они устраивают непрерывную слежку за своей жертвой, отмечая любую крупную ставку, принятую букмекером. Кроме того, фиксируются номера выданных билетов. Как только на крупную ставку падает соответствующий выигрыш, билетер устремляется к букмекеру, предъявляет фальшивый билет и, получив причитающийся выигрыш, мгновенно исчезает, а в случае необходи­мости один из билетеров любыми способами задерживает владельца подлинного билета, давая возможность своему сообщнику получить призовые деньги и вовремя покинуть место преступления. Как нет­рудно представить, этот вид мошенничества оказывается зачастую исключительно прибыльным, хотя он возможен считанное количество раз в течение одного дня.

Собачьи бега. В России они появились в начале XIX века в по­селке Скачки, неподалеку от Красного Села. По указу Петра I здесь были разбиты военные лагеря и сооружен конный манеж, а вернее, беговая дорожка эллиптической формы. В конце дорожки находилась императорская беседка, откуда царственная особа могла наблюдать состязания. Для придворных и высшего общества предназначались че­тыре галереи. Зрители же из простонародья следили за конными скачками просто с пригорков и, несмотря на неудобство, собирались на зрелище толпами. Эту беговую дорожку описал в романе “Анна Ка­ренина” Лев Толстой. И именно здесь начали проводить садки борзых по зайцу.

Для этого отлавливались зайцы-русаки и держались в садках, чтобы они попривыкли к неволе. При этом зайцев хорошо кормили и для состязаний отбирали здоровых, т.к. зрителей интересовали бе­га, а не убийство лесной зверюшки.

Расстояние от собак до их жертвы - 25 метров; обязательным условием было участие в одном забеге двух борзых для сравнения их качеств. Быстрый и умный заяц имел возможность удрать от своих преследователей и спрятаться в укрытие.

Следует заметить, что все эти правила собачьих бегов были придуманы вовсе не в России. Еще в 1014 году в Англии появился закон, запрещающий крепостной черни держать борзых собак, а коро­лева Елизавета I, сторонница строго организованной охоты, повеле­ла определить правила порядка травли дичи борзыми, что и было сделано. Эти самые правила гарантировали полную справедливость: равные возможности для дичи и собак, а также для оценки работы каждой своры. В 1776 году в Англии появился первый собачий клуб, и педантичные указы Елизаветы I трансформировались в правила со­ревнований борзых собак. Кстати, в Англии до сих пор можно по­пасть на бега, где от собак убегает живой заяц. До начала таких состязаний зайцев выпускают пожить на плацу и освоиться в данном пространстве.

У нас же бега происходят только с имитацией: движущийся предмет, на который, как это сложилось веками, реагируют все бор­зые, за исключением русской псовой. Русская борзая признана арис­тократом среди борзых во всем мире. О ее происхождении гадают и по сей день. Предположительно, она возникла после татаро-монголь­ского нашествия в результате смешения восточной борзой и лайкооб­разных аборигенных собак. Благодаря экспериментальной работе по­рода была закреплена. Для русской псовой борзой хороши те качест­ва, которые у других пород считаются изъяном. Голова должна быть узкой, чем уже, тем лучше.Много внимания уделяется красоте: глаза должны быть большие, выразительные,темные. Ни у одной иной породы нет таких тонких маленьких ушек, скрещивающихся сзади ножничками. А изогнутая дуга на спине дает возможность двигаться, как пружи­не, отсюда и удивительный рывок, достигающий скорости 100 км/ч.

В 1887 году эта порода была официально зарегистрирована, и в описании значилось: глаз должен быть свирепым. Но это конечно, во время охоты, где кобель русской псовой мог в одиночку справиться с матерым волком. А в царских покоях такие собаки прекрасно умели себя вести, никому не мешая. Борзых держали все уважающие себя аристократические фамилии, т.к. охота являлась неотъемлемой частью светской жизни.