Начало «холодной войны»

В начале 1946 г. Генеральная Ассамблея ООН начала рассматривать вопрос о выводе советских войск из поделенного Москвой и Лондоном в 1941 г. на зоны влияния Ирана.

Иран был готов к решению великих держав и не он диктовал условия. Иранский премьер Кавам провел три недели в Москве в феврале и марте 1946 г. и, казалось, что обстановка нормализуется. СССР пообещал вывести войска и выразил готовность к совместным нефтяным разработкам. Иран соглашался на некоторую долю автономии для иранского Азербайджана. В Тегеран Москва обещала послать самого вежливого из своих дипломатов. Кавам был особенно доволен разрешением нефтяных противоречий. Но Бирнс приказал ему даже не упоминать о нефтяных сделках при слушаниях в Совете Безопасности ООН.

Впервые после Второй мировой войны в воздухе запахло порохом. Американский консул в Северном Иране ездил с инспекциями: как готовится уход советских войск. В здании госдепартамента была приготовлена большая карта Северного Ирана, и стрелы показывали движение советских войск. Трумэн открыто говорил, что не потерпит советизированного Ирана.

Во время визита Кавама в Москву советские руководители произносили бравурные речи, но практически всем наблюдателям было ясно, что Советский Союз испытывает значительные опасения. И правительство Соединенных Штатов в данном случае действовало исходя из (ложного) предположения, что СССР постарается захватить Иран, или, как минимум, удержаться в его северной части.

5 марта 1946 г. государственный департамент послал Министерству иностранных дел СССР ноту, предупреждающую, что Соединенные Штаты не могут оставаться индифферентными к положению в Иране. США угрожали силой по поводу событий в этом регионе, отстоявшем от США на расстояние, почти равное половине экватора. Даже Генеральный секретарь ООН Трюгве Ли советовал американцам предоставить инициативу советско-иранским переговорам и не вмешивать ООН в решаемое дело. Не тут-то было. Американские дипломаты только повысили тон. Советский представитель в ООН А.А. Громыко заявил, что СССР выведет войска к 10 апреля. Американцы оказывали невиданное давление на Тегеран, требуя от того жесткости в отношении СССР. Бирнс лично приехал в Нью-Йорк и далеко не дипломатичным языком требовал ухода русских из Ирана. Находясь под невиданным психологическим давлением, Громыко покинул Совет Безопасности.

Советский Союз высоко ценил свои отношения с союзником времен войны. В апреле 1946 г. советские войска покинули иранскую территорию. (Говоря объективно, это был результат советско-иранской договоренности, а не давления США). Но американская дипломатия уже закусила удила. Эта акция Советского Союза стала подаваться как уступка американской твердости, которой ничто в мире не могло противостоять.

Этот кризис ускорил поляризацию по линии противостояния Запада и Востока. Это также был первый шаг в соревновании США и СССР в среде развивающихся стран, первый акт «холодной войны».

В день, когда кризис завершился соглашением в Тегеране – 4 апреля 1946 г., американский посол Уолтер Беделл Смит навестил Кремль. Сталин долго говорил об Иране. У него было лишь одно пожелание: правительство в Тегеране не должно быть настроено против Советского Союза. Он критически оценил жесткую позицию Америки, ее отказ отсрочить заседание Совета Безопасности ООН.

К этому времени США уже закрепились в Западной Европе, проникли во многие колониальные владения европейских держав. Задача-минимум к 1947–1948 годам: Западно-европейский регион сделать зависимым от США, колониальные империи европейских стран превратить в поле деятельности американских монополий, там расширялось американское военное присутствие. Нужно было помочь западноевропейскому капитализму укрепить свои внутриполитические позиции. Одновременно США намеревались упрочить структуру своего мирового преобладания. Предстояло укрепить экономику западноевропейских стран и при их помощи установить желаемый порядок в мировых делах.

Закрепление своих позиций в западноевропейских странах помогло бы США контролировать Средиземноморье, Ближний Восток и Африку. Опираясь на оккупированную Японию и Южную Корею, США надеялись контролировать развитие Китая при посредничестве гоминдана, то есть выступать арбитром Азии. “Договор Рио-де-Жанейро” о межамериканской обороне логически продолжал “доктрину Монро”, обеспечивая американское доминирование в Латинской Америке. Оставалось лишь изолировать Советский Союз, окружить его сетью военных баз, воздействовать на него, добиваясь либо его зависимости, либо “ухода во внутренние пространства” – своеобразного оттеснения СССР от главных мировых процессов.

12 марта 1947 г. президент США обратился к объединенной сессии конгресса. Выступление получило название “доктрины Трумэна”. Это был своего рода манифест американского империализма. Глава американского правительства оговаривал перед законодателями право вмешиваться в любые процессы, происходящие в мире, если это вмешательство целесообразно с точки зрения правительства США. Оправдывалась военная помощь тем политическим силам внутри любой страны мира, взгляды и политика которых импонировали Вашингтону. Выступление послужило обоснованием массовой военной помощи проамериканским режимам. Логика Г. Трумэна была относительно проста. В небольшом историческом экскурсе президент отмечал, что Германия и Япония пытались навязать другим странам свой образ жизни, и это стало основной причиной того, почему США объявили им войну. Ныне, говорил президент, появилась новая страна, стремящаяся навязать миру свой образ жизни. Такой ход событий вынуждает США принять а качестве основополагающей цели своей политики создание условий, при которых “мы и другие страны были бы способны обеспечить образ жизни, свободный от принуждения”. По существу же речь шла о навязывании другим государствам американского видения мира, то есть мира по-американски.

“Доктрина Трумэна” провозглашала, что политикой Соединенных Штатов должна быть поддержка свободных народов, сопротивляющихся попыткам подчинения вооруженным меньшинствам или внешнему давлению. Этот постулат стал основой американской политики на грядущие десятилетия. Широковещательное провозглашение новых задач нужно было американскому правительству, помимо прочего, для того, чтобы получить поддержку общественного мнения и конгресса: сохранение глобальной зоны влияния, создание новых структур, мобилизация военных сил и резкое увеличение экономической помощи (становившейся в то время важнейшим рычагом внешнеполитического воздействия) требовали новых бюджетных расходов.

К моменту провозглашения “доктрины Трумэна” США были единственной страной в мире, владевшей ядерным оружием, они не имели конкурентов на морях – у США был самый большой военно-морской флот и несомненно наиболее мощные военно-воздушные силы. Флот и ВВС пользовались базами, расположенными во всех районах Земного шара. Алармизм, содержащийся в “доктрине Трумэна”, был рассчитан на расширение и без того огромного для мирного времени военного строительства. Речь шла о помощи проамериканским режимам в сумме сотен миллионов долларов. Вскоре масштаб был увеличен, потребовались уже миллиарды долларов. На установление контроля над Грецией и Турцией Г. Трумэн запросил 400 млн долл.



Оглавление
«Холодная война» во второй половине XX века.
Начало «холодной войны»
Политическая консолидация
«План Маршалла»
Ожесточение бывших союзников
Чехословакия и Германия
Итоги Второй мировой войны
Стратегия второго срока президента Трумэна
Военное строительство и политическая стратегия США
Корейская война
Администрация Д. Эйзенхауэра
Демократы Кеннеди и Джонсон
Президентство Никсона
Президентство Дж. Форда
Администрация Дж. Картера
Администрация Р. Рейгана
Распад СССР
Результаты распада СССР
Итоги похода на Запад
Феномен «общего врага»
Два подхода к решению проблем
Тернистый путь на Запад
Стратегический потенциал России. Политика в Ираке
Анализ итогов «холодной войны»
Все страницы