Ожесточение бывших союзников

К лету 1947 г. выражение «двухполюсный мир» стало почти привычным. Американцев особенно волновало то обстоятельство, что к весне 1947 г. ежедневный рацион в Германии и Австрии опустился до 1550 калорий (и до 1200 калорий в некоторых регионах). Так, полагали американцы, недолго будет бросить самую большую нацию европейского Запада в объятия коммунистов.

Из Москвы посол Смит подавал пересмотр чехословацких взглядов на «план Маршалла» как практическое объявление Советским Союзом войны за овладение Европой. Нетрудно представить себе, что и в Москве «план Маршалла» восприняли как начало американской кампании по овладению Европой. А то, что американцы усиленно «совращали» поляков и чехословаков, воспринималось Сталиным как открытое посягательство на законную советскую сферу влияния. Теперь программ «экономической помощи» для США было недостаточно, теперь обязательным элементом американской дипломатии в Европе стал антикоммунизм.

Летом 1947 г. было создано Центральное разведывательное управление (ЦРУ), в функции которого входило проведение тайных операций на самом широком уровне, что было нововведением в американской внешнеполитической практике. В годы войны против держав “оси” действовало относительно небольшое Управление стратегических служб (УСС). В мирное время разведывательные функции традиционно осуществлялись дипломатическими представителями CШA. Новый этап, этап резкого расширения внешнеполитической деятельности, потребовал поставить разведку на гораздо более масштабную основу.

Задачу ЦРУ американские законодатели определили как помощь Совету национальной безопасности в деле сбора зарубежной информации и ее оценки. Период развертывания тайной заграничной деятельности ЦРУ пришелся на 1949–1952 годы. Расходы на тайные операции возросли с 4,7 до 82 млн долл. в год. За это время численность служащих увеличилась с 302 до 2812 человек в Соединенных Штатах и до 3142 агентов за пределами страны.

В этот период США могли широко использовать экономические средства воздействия при решении региональных проблем. Стратеги глобальной экспансии не без основания полагали, что в опустошенном войной, потерявшем прежние отлаженные экономические связи капиталисти-ческом мире экономическое воздействие США будет особенно эффективным. В докладе коорди-национный комитет госдепартамента и военных служб в качестве рычага расширения влияния США выдвигал следующее: страна должна экспортировать товаров на 7,5 млрд долл. больше, чем импортировать. Правительству США предлагалось так скоординировать американскую торговлю, чтобы подлинно важные регионы попали под плотную экономическую опеку Соединенных Штатов. В случае, если существенные для национальных интересов США страны не смогут покупать американские товары ввиду отсутствия необходимой валюты, американскому правительству рекомендовалось идти на предоставление крупномасштабной экономической помощи. Материальные потери будут малозначительны по сравнению с приобретаемым влиянием, говорилось в докладе.

Давление, оказанное американцами на английскую делегацию в Москве, обеспечило достижение совместной американо-английской договоренности об объединении подконтрольных им ресурсов в Германии и укреплении экономического потенциала их зон оккупации. Верховному комиссару США в Германии генералу Л. Клею был отдан приказ приступить к экономическому укреплению объединенной американо-английской зоны – Бизонии. Главной заботой дипломатии Трумэна – Маршалла становится обеспечение долговременной зависимости от США жизненно важного центра Европы – Германии и Австрии, средоточия большого количества профес-сионально подготовленного населения, резервуара громадных человеческих и промышленных ресурсов.

Германия превращалась в причину глобального взаимоотчуждения двух главных членов антигитлеровской коалиции.

В начале 1947 г. Генеральный штаб СССР подготовил «План активной обороны территории Советского Союза». Определялись три основные задачи: обеспечить надежное отражение агрессии и целостность границ, установленных международными соглашениями после Второй мировой войны; быть готовыми к отражению воздушного нападения противника, в том числе и с возможным применением атомного оружия; военно-морскому флоту быть готовым отразить возможную агрессию с морских направлений и обеспечить поддержку сухопутных войск, действующих в приморских районах.

Тот же источник давал военно-морской баланс на 1947 г.: США и Англия имели 157 авианосцев всех классов и 7700 палубных самолетов, в то время как СССР не имел ничего. США и Англия имели 405 подводных лодок, СССР – 173; соотношение линейных кораблей и больших крейсеров – 36:11; крейсеров – 135:10. Эсминцев и кораблей эскорта – 1059:57. Советский Союз не имел десантных судов, тогда как у США их было 1114 плюс 628 транспортных судов.

В Советском Союзе так или иначе обязаны были откликнуться на ситуацию, когда истекавшей кровью России, положившей на алтарь Победы 27 млн человек, предложили залечивать свои раны самой. Москва не могла не отреагировать на столь великий цинизм. В советской политике происходят важные изменения. Москва с нарочитой помпой выдвигает то, что было названо «планом Молотова». Только сейчас Советский Союз начинает консолидировать свою зону влияния.

Зримо важной точкой явилось создание в сентябре 1947 г. Коминформбюро – координацион-ного центра советской зоны влияния. Штаб Коминформбюро располагался в одном из санаториев неподалеку от Варшавы. Новую организацию при всем желании трудно было сравнивать с Коминтерном. Сам себя Коминформбюро называл центром связи и координации коммунистических партий СССР, Восточной Европы Франции и Италии, но, по мере внутри-европейского ожесточения, его роль могла пересечь границу словесной пропаганды. Не было секретом наличие массовой социальной поддержки коммунистических движений как на Востоке, так и на Западе Европы. Коминформбюро мог стать центром антиамериканизма.

Коминформ стал символом новой политики СССР в Восточной Европе.

Сессия совета министров иностранных дел собралась в английской столице. Как и в Москве, над всеми прочими доминировал германский вопрос. Но теперь уже никто не надеялся на чудо и на мастерство парламентского компромисса. Запад был готов к фиаско с самого начала сессии. Советская сторона знала о консолидации внутризападных позиций, о планах «тризонии» в Германии; горечь присутствовала во всех советских выступлений. Именно советская сторона обеспечила победу в войне с фашистской Германией, а теперь против нее объединялись ее облагодетельствованные союзники.

Итак, бесконечно враждебно относясь к своему прежнему советскому союзнику, Соединенные Штаты стали восстанавливать мощь страны, о которой в годы войны американский президент говорил, что уровень жизни в Германии не должен превышать уровень жизни страны-победителя, Советского Союза.

Ко времени открытия лондонской сессии американцы уже сделали слишком многое для подрыва четырехсторонней системы германского урегулирования. Лондон, после открытия 26 ноября 1947 г. Сессии совета министров иностранных дел, стал ареной взаимных обвинений. Франция закрыла глаза на свою вечную германскую проблему, теперь она жалась к Соединенным Штатам. Более того: французская делегация стала инициатором тайных встреч западных участников сессии, где германская проблема решалась в отсутствие Советского Союза. Очень благородно по отношению к России, дважды в ХХ веке спасшей Париж.

Американцы серьезно боялись массовой стачечной борьбы во Франции, чья экономика едва ли не остановилась. 6 декабря американцы и англичане обсуждали лучший способ прекратить ненавистную Сессию. Лондонская сессия была знаменательна. Она завершала один процесс и начинала другой. Оптимистическая вера Рузвельта во всемогущество компромисса была уже невозможна. Идеи военного времени увяли. Великий союз не выдержал мира. И не Москва была в этом виновата. Она не изменилась с 1943 г., она желала зоны влияния – но и американская республика живет с «доктриной Монро» более полтораста лет. На Лондонской встрече говорить языком Ялты было уже абсолютно невозможно.

Соединенные Штаты в конце 1947 и первой половине 1948 г. начали частичную мобилизацию вооруженных сил. Началось быстрое увеличение ядра вооруженного сообщества.

В 1946 г. американская элита отходит от идеи ялтинского типа союза с СССР. Обозначаются контуры «холодной войны». В 1947 г. два процесса доминируют: дипломатия уступает место жесткому нажиму; «сдерживание» становится кодовым словом военного вооружения. В 1948 г. в США создается новая, по существу военная экономика. Еще в конце 1947 г. гражданские лица в администрации Трумэна решительно противостоят росту военного бюджета, боятся перенапря-жения самой американской экономики. Военным авантюристам пока дается отпор. Но это длилось недолго.

«План Маршалла» стал призывным сигналом. Россию теперь уже никто не изображает иначе как в качестве врага. Именно в декабре 1947 г. американские военные говорят то, чего от них еще никогда не слышали в адрес СССР.

Видимыми чертами объединения стали новый бомбардировщик стратегического назначения Б-36 и новый авианосец военно-морских сил. ВВС требовали баз по всему миру, они создавали «стратегический кулак» – «Группу 70», которая географически расширяла ядерную монополию США. ВМС смотрели на Средиземное море – отсюда «простреливалась» вся Европа.

В Америке этого времени царит почти помешательство в отношении стратегических возможностей авиации. Президентская комиссия по политике в области авиации пользовалась огромным авторитетом. Ее председатель Томас Финлеттер становится фигурой национального масштаба. После 200 заседаний эта комиссия подготовила к 1 января 1948 г. доклад «Выживание в век авиации». Он вызвал ажиотаж. Теперь авиация решала все. Именно от нее зависела национальная безопасность. Так думали в США.

В январе 1948 г. президент Трумэн запросил конгресс о 35-процентном увеличении бюджетных ассигнований на морскую авиацию. В целом 54 процента всего военного бюджета в 1949 г. финансовом году шло на авиацию. В феврале Комиссия по военно-воздушной координации потребовала утроения расходов на авиацию - якобы этого «требовала междуна-родная обстановка».

Чем отвечала Россия? Министром обороны Польши в октябре 1949 г. стал маршал К.К. Рокоссовский, и в Польше была введена всеобщая воинская повинность, которая довела армию до 400 тыс. человек. В Чехословакию в 1950 г. были посланы 1000 советских военных специалистов, которые довели армию этой страны до 250 тыс. человек. Был на 80 тысяч человек увеличен контингент советских войск в Восточной Германии. Укрепилась при помощи советских советников венгерская армия. В 1950 г. Советский Союз начал увеличивать свой Военно-Морской флот. Стратегический бомбадировщик Ту-4 поступил на вооружение Дальней авиации, но довольно скоро стало ясно, что эра поршневых двигателей на бомбардировщиках подходит к концу.

Выход ЦРУ на международную арену начался именно в это время - в декабре 1947 г. На заседании совета национальной безопасности 17 декабря 1947 г. был принят документ под кодовым обозначением СНБ-4-А (“Совет национальной безопасности-4-А”), назначивший директором ЦРУ контр-адмирала Хилленкоттера и давший ЦРУ инструкцию начать секретные операции против СССР.

Между декабрем 1947 и июнем 1948 г. определяется стиль управления как орудия внешней политики. В меморандуме совета национальной безопасности от 18 июня 1948 г. СНБ-10/2) обозначалась задача создания в рамках ЦРУ так называемого отдела социальных проектов, целью которого было ведение таких тайных операций, как политические подрывные действия и экономическая война

Список лишь тех из закулисных действий ЦРУ, которые были названы в 1976 г. официальной комиссией сената США по расследованию его деятельности, свидетельствует о глобальном характере активности главной американской тайной службы уже в начальный период своего существования. В первое послевоенное десятилетие это была борьба с повстанцами на Филиппинах; поддержка чанкайшистских войск, нашедших убежище в Бирме; свержение премьер-министра Ирана Мосаддыка; свержение президента Гватемалы Арбенса. А впереди были гораздо более громкие дела, о которых рядовой американец узнал лишь в 1976–1977 годах, после расследований специальной сенатской комиссии: участие в покушениях на жизнь Лумумбы и Ф. Кастро, содержание 30-тысячной армии в Лаосе, свержение правительства Альенде в Чили и многое другое.

ЦРУ проникло во многие массовые американские организации, в том числе в профсоюзы, церкви, университеты, объединения промышленников. В условиях бесконтрольности и безнаказанности ЦРУ официально организовало отдел внутренних операций, ареной деятельности которого были собственно Соединенные Штаты. Внешняя экспансия обернулась созданием в стране климата политического экстремизма, организацией политических преследований внутри страны.

А русские все требовали трижды обещанные им германские репарации. Америка пошла своим путем. В марте 1947 г. Герберт Гувер возвратился из инспекционной поездки по Германии. Теперь он требовал, чтобы германскому восстановлению был отдан высший приоритет.

19 декабря 1947 г. Трумэн направил конгрессу специальное послание о “плане Маршалла”, предлагая предоставить западноевропейским странам между апрелем 1948 и июнем 1952 г. 17 млрд долл. безвозмездной помощи. Г. Уоллес назвал этот план “глобализацией доктрины Монро”.

Изображать СССР эпицентром мирового экспансионизма стало обычным приемом американской дипломатии. В программном документе совета национальной безопасности – СНБ-7 от 30 марта 1948 г. о внешней политике СССР говорилось в апокалипсических тонах: Советский мир расположен от реки Эльбы и Адриатики на западе до Маньчжурии на востоке и охватывает одну пятую поверхности земной суши. Под предлогом мнимого советского экспансионизма США активизировали свой подлинный зкспансионизм.



Оглавление
«Холодная война» во второй половине XX века.
Начало «холодной войны»
Политическая консолидация
«План Маршалла»
Ожесточение бывших союзников
Чехословакия и Германия
Итоги Второй мировой войны
Стратегия второго срока президента Трумэна
Военное строительство и политическая стратегия США
Корейская война
Администрация Д. Эйзенхауэра
Демократы Кеннеди и Джонсон
Президентство Никсона
Президентство Дж. Форда
Администрация Дж. Картера
Администрация Р. Рейгана
Распад СССР
Результаты распада СССР
Итоги похода на Запад
Феномен «общего врага»
Два подхода к решению проблем
Тернистый путь на Запад
Стратегический потенциал России. Политика в Ираке
Анализ итогов «холодной войны»
Все страницы