«Холодная война» во второй половине XX века. - Стратегический потенциал России. Политика в Ираке

Стратегический потенциал России. Политика в Ираке

Америка может заблуждаться относительно конечной реакция России, получившей представление о том, как к ней относится союзник-лидер глобальной коалиции. Страны не торгуют безопасностью. Россия вынуждена будет заняться усовершенствованием своего ядерного потенциала. Гонка вооружений, замедлившаяся в треугольнике США-Россия-Китай в течение последних пятнадцати лет, неизбежно возобновится вне зависимости от того, каково состояние бюджета РФ и каковы технологические сложности КНР. Исследовательско-конструкторские бюро, научные лаборатории ядерных физиков, проектировщики ракетной техники увидят свой патриотический долг в предотвращении всего, что могло бы напомнить 22 июня 1941 г.

Возможности России еще достаточно велики – это признают многие аналитики. В новом раскладе сил сегмент России уменьшился, к сожалению, очень и очень значительно. Но не абсолютно. Смятение и слабость пройдут. Россия оправится. И начнет играть в ту же игру, которую ей навязывает Запад. Потому-то с таким вниманием в США следят за российско-китайским диалогом, определяют значимость ролей в колоссальной оси Москва-Пекин.

Придет время, и российские инвестиции вернутся в Восточную Европу. Этот вариант предполагает сближение со "второй Европой", с теми восточноевропейскими странами, которые очень быстро убедятся, что в "первой Европе" их не очень-то ждут, что экономическая конкуренция - вещь серьезная, что их рынки и ресурсы не вызывают восхищения на Западе. Откатная волна почти неизбежна. Конечно, она не приведет к новому СЭВу, но венгерский "Икарус" и чешскую "Шкоду" ждут только на одном, нашем рынке. Обоюдовыгодные сделки не могут не дать позитивных итогов. В конце концов, работает восточноевропейский цивилизационный фактор, связи полустолетия нельзя рушить с детским восторгом перед красотой крушения. У нас с Восточной Европой примерно равный технический уровень, и мы примерно на равную дистанцию отстали от ЕС. Мы можем дать энергию (газ и нефть), предоставить свой рынок. Прошлое не восстановимо, но оно и не проходит бесследно.

Китай, Индия, Иран – вот первая тройка покупателей российского оружия, держащая на плаву российскую военную промышленность и создающая особые связи.

Даже после реализации Договора о сокращении стратегических потенциалов (подписанного на американо-российском саммите 2002 года в Москве) через десять лет Кремль будет распоряжаться минимум 1700 единицами ядерных боезарядов стратегической доставки. Это много больше, чем нужно для уничтожения любой цивилизационной инфраструктуры, любой страны, избранной в качестве цели. После объявления Соединенными Штатами в декабре 2001 г. о выходе из Договора об ограничении систем противоракетной обороны Россия пошла на модернизацию 200-тонных межконтинентальных баллистических ракет CC-18 («Сатана»), сохраняя их на боевом дежурстве до 2014 г. Ракеты данного типа выбрасывают над районом цели 50 боеголовок, что теоретически ставит перед американской системой Национальной противоракетной обороны пока - и на десятилетия вперед - неразрешимые задачи. Грандиозный ядерный стратегический потенциал России, ее способность быстро мобилизовать феноменальные разрушительные силы средств массового поражения делают вопрос глобального выживания во многом функцией понимания условий этого выживания Россией. Даже одно лишь ослабление контрольных функций Москвы над своим арсеналом непосредственно и прямо воздействует на судьбы Америки.

Россия приступила к созданию мощного подводного флота нового поколения (подводные стратегические лодки класса «Юрий Долгорукий», вооруженные 16 ракетами стратегического назначения с разделяющимися головными частями). Впереди испытания ракет СС-27 - мобильных МБР на твердом топливе с исключительной точностью попадания.

Восемь раз президенты Соединенных Штатов широковещательно объявляли об окончании «холодной войны». Но истина не требует широковещательности. В данном случае повтор только добавляет сомнений.

Опыт быстрого отчуждения Соединенных Штатов после огромной помощи России в войне против Талибана поубавил энтузиазм у тех, кто хотел за счет благорасположения Америки войти в политико-экономические систему Запада. Что дала России готовность помочь Соединенным Штатам в их битве за Афганистан? Появление американских войск в Центральной Азии и Грузии, ревнивое отношение к сближению Москвы с Минском и Киевом. Под вопросом оказался столь высоко ценимый Россией статус постоянного члена Совета Безопасности ООН. Какой в этом статусе толк, если Соединенные Штаты пренебрегли Организацией Объединенных Наций при выборе Ирака как цели агрессии, обрушились на эту страну без санкции ООН?

Реакция России на иракскую кампанию Америки весной 2003 г. весьма отличалась от той, что имела место осенью 2001 г. в случае с Афганистаном. Президент Путин назвал военную акцию США против Ирака «огромной ошибкой». Совместно с еще одним постоянным членом СБ ООН – Францией и непостоянным членом Совета Безопасности – Германией, при благожелательной к противникам вторжении в Ирак позиции КНР – Россия не поддержала американо-британскую военную акцию против Ирака.

Не может быть двух мнений: суверенитет всех независимых государств претерпел ущемление. Стало ясно, что неоконсерваторы круга Чейни-Рамсфелбда-Вулфовица готовы к крупным авантюрам даже будучи практически в одиночестве на мировой арене. Имперская логика получила новое подтверждение на короткой дистанции, на дистанции одного месяца. Но в дальнейшем перед администрацией Дж. Буша-мл. встали не так-то легко решаемые задачи:

Долгосрочное объединение оккупационными войсками или выбором иракского варианта Корзая практически невозможно – как и в Афганистане управлять многонациональной и многоконфессиональной страной лидер одной из этно-конфессиональных фракций не может. Отныне шииты, сунниты и курды будут жить собственной замкнутой этнической жизнью (так же, как это происходит с пуштунами, таджиками и узбеками в современном Афганистане).

Сила, десятилетия сдерживавшая 26-миллионный Ирак, сдерживавшая на основе секулярного подхода партии Баас исламский фундаментализм, исчезла. Победили аятоллы (60 процентов населения того, что прежде было Ираком – шииты) и новый региональный лидер Иран. Ослаблены – сунниты региона (а значит, проамериканская Саудовская Аравия), баасистская Сирия и заново исламизирующаяся Турция, чья территориальная целостность на этот раз решительно поставлена под вопрос.

Во всю силу встал главный взрывной вопрос региона – национальное самоутверждение сорока миллионов курдов, самой быстрорастущей демографически ветви средневосточного населения. Разоружить пешмергу, воюющую уже третье поколение за национальное самоопределение, будет для американцев сложнее деморализованных «федаинов» Хусейна. Это вынудит Турцию, пойти наперекор западным покровителям, поскольку речь идет о собственно выживании турецкого государства в том виде как его создал Кемаль Ататюрк.

Обида миллиардного мусульманского мира, испытавшего колоссальное унижение в долине Тигра и Евфрата – большая плата за мимолетный триумф, за флаг, закрывший голову скульптуре Саддама Хусейна в Багдаде.

Что же до России, то ее суверенитет ослаблен этой новой демонстрацией готовности Вашингтона сокрушать все, что видится потенциальной угрозой геополитическому царствованию США. Конкретно символами этого ослабления является украинский батальон в Кувейте и такие договоренности как новый договор США с Узбекистаном. В двух ключевых для Москвы точках, на двух суперприоритетных направлениях российской внешней политики укрепляются режимы, более угодные имперскому правлению США в мире, более преданно смотрящие в глаза имперского покровителя. Теперь с ними, повязанными войной с Америкой, президент Буш готов иметь дело с большей степенью независимости, чем до иракской войны.

Стратегическое партнерство с США – лозунг, желанный прозападному крылу в Москве, но бессмысленный для правящих неоконсерваторов в Вашингтоне. И за огромную помощь в Афганистане Москва не стала ближе Вашингтону; фрондерство же в иракском кризисе заставит американцев, так сказать, «прищуриться» в отношении России еще больше. Ясно одно: и в последующих неизбежных кризисах новый Черномырдин в конечном счете полетит выкручивать руки очередному Милошевичу, а Примаков – новому Саддаму Хусейну, хотя подталкивать тонущую жертву не очень-то соответствует моральным нормам.

Первый урок очевиден для очень многих стран: если правило невмешательства во внутренние дела (суверенности) уже не действует, то нужно хорошенько позаботиться о своей безопасности. Речь, естественно, идет об обладании ядерным оружием. Тип суверенности, скажем, Пакистана, завидный. Никто не посмеет улучшать его внутреннюю систему по понятной с 1998 г. причине. Это своего рода греческая трагедия – ты стремишься чего-то избежать, но неизбежный рок влечет тебя к самому нежелательному итогу. Американцы стремятся избежать ядерной вооруженности ряда стран, но пример бомбардировок Югославии, Ирака более убедительно, чем что-либо, говорит: не вступай в спор с США, пока они не убедятся в наличии у тебя мощнейшего оружия.

Второй урок касается всех, кого не прельщает даже самое завидное место в новой империи. Собственно, это история и психология человечества на протяжении всего исторического пути: номер 2, 3, 4, 5 всегда объединялись против номера 1. Так восстанавливалось естественное равновесие сил, которое, как кажется, больше соответствует канонам демократии, свободного изъявления, независимого развития.

Третий урок уже пытался быть извлеченным из Вьетнама, но сознательно был погашен целенаправленными усилиями всех не приемлющих его итоги – от президента Рональда Рейгана до президента Джорджа Буша-мл. Не ставь себе задачу, которая не по силам никому. Даже такому гиганту как США принципиально не по силам задача «исправления» всего мира. Этому препятствует культура, прошлое, традиции, гордость двух сотен государств.

Американцы одержали в Ираке формальную победу. Хусейна постигла судьба бен Ладена – быть гонимым американским государством. Что касается демократического порядка – он не сможет быть установлен, так как эта проблема не решается силой. Этому противостоят культура и национальный менталитет. Мы видим и пример находящегося в состоянии хаоса Афганистана, а ведь ему было так много обещано. Но главная жертва – независимость и суверенитет независимых государств. Со времен Римской империи мир не знал такого посягательства на главное право независимой страны – собственного выбора пути развития. Россия стоит перед выбором: либо ее действия будут строго оцениваться в далекой заокеанской стране, либо мы восстановим баланс в пошатнувшемся мире. Но Россия оказалась в хорошей компании – французы и немцы на западе, а китайцы на востоке ищут ответ на тот же вопрос. В результате Россия в 2003 г. стала более отчетливо выражать свое желание сблизиться с Европейским Союзом.

Два полка стратегических сил ежегодно, замена моноблоков на мирвированные боеголовки наряду с пополнением стратегического подводного флота – вот современный способ России сохранить свое стратегическое могущество. В высказываниях Президента В.В. Путина сквозит идея укрепления обороноспособности страны. В пределах своих границ мы вправе реформировать свой мир без оглядки.



Оглавление
«Холодная война» во второй половине XX века.
Начало «холодной войны»
Политическая консолидация
«План Маршалла»
Ожесточение бывших союзников
Чехословакия и Германия
Итоги Второй мировой войны
Стратегия второго срока президента Трумэна
Военное строительство и политическая стратегия США
Корейская война
Администрация Д. Эйзенхауэра
Демократы Кеннеди и Джонсон
Президентство Никсона
Президентство Дж. Форда
Администрация Дж. Картера
Администрация Р. Рейгана
Распад СССР
Результаты распада СССР
Итоги похода на Запад
Феномен «общего врага»
Два подхода к решению проблем
Тернистый путь на Запад
Стратегический потенциал России. Политика в Ираке
Анализ итогов «холодной войны»
Все страницы