Истоки «холодной войны». - Доказательство неагрессивности


Доказательство неагрессивности

Следует отметить следующее важное обстоятельство. Тогда, в феврале 1945 г. Советская армия, уже два года безостановочно гнавшая вермахт, стояла всей своей мощью на восточной границе Германии. В этих обстоятельствах любая военно-политическая сила постаралась бы ради достижения своих целей использовать военно-стратегический фактор. Она обрадовалась бы готовности американцев уйти, а немцев постаралась бы купить сохранением единства Германии. Ничего подобного не последовало со стороны России.

Именно в той обстановке, стоило Сталину приступить к односторонней дипломатии, к односторонним действиям - и никто в мире не смог бы сказать ни слова. Американцы ждали советские войска ради уничтожения японских наземных сил в Китае - а не в битвах с американцами на островах. Англичане не могли решить германской задачи, они еле отдышались от арденнского контрнаступления немцев. Советская Россия имела все основания закрыть глаза на два года подводивших ее союзников и решать германскую проблему по-своему. Обратим внимание на это обстоятельство. Если бы Кремль заведомо готовился к отчуждению западных союзников, он бы постарался занять максимально выгодные позиции в центре Европы.
А проблемы репараций не выдвигал бы вперед – их он решил бы одним махом.

Но Сталин сдержал в феврале 1945 г. маршала Жукова, стоявшего в ста километрах от германской столицы. Один рывок в центр Германии решал для России все, но Москва не пошла на подобное коварство, сохраняя союзническую лояльность. Не так поступят американцы в час своего всемогущества, связанного с ядерным оружием. Если бы советская сторона хотела перечеркнуть все американские планы в Европе, она просто могла воспользоваться своим договором с Францией от декабря 1944 г.

Важнейшая проблема, одолевавшая Рузвель­та в Ялте, - возможность вступления СССР в войну против Японии. Президент предпринял активные двусторонние перего­воры с советским руководством. Они начались на пя­тый день конференции. На первой встрече кроме лиде­ров присутствовали В.М. Молотов, А. Гарриман и переводчики. Рузвельт знал о пожеланиях советского руководства и начал встречу прямо обратившись к сути: он не видит трудностей в возвращении в будущем Советскому Союзу южной части Сахалина и Куриль­ских островов. Что касается незамерзающего порта, то этот вопрос они вдвоем со Сталиным уже обсужда­ли в Тегеране, и он остается при прежнем мнении: Россия должна получить южный порт в окончании Южно-Маньчжурской железной дороги. Это можно бу­дет сделать либо путем прямой аренды порта у китай­ского правительства, либо за счет превращения Дайрена (Дальнего) в международный открытый порт. Сам Рузвельт склонялся ко второму варианту, но не исключал и первый.

Почему Рузвельт так тяготел к сотрудничеству? Именно в это время американ­ские военные в очередной раз просчитывали возмож­ные потери в ходе завершения войны с Японией. Все­общим было мнение, что операции будут исключитель­но кровопролитными, и союзническая помощь СССР явилась бы крайне полезной. Военные планировщики полагали, что даже с участием СССР война на Тихом океане будет длиться не менее восемнадцати месяцев. Без помощи же СССР она может длиться бесконеч­но с неприемлемыми потерями. Американские военачальники подчеркивали необходимость того, чтобы Советская Армия начала боевые действия против Японии, по меньшей мере, за три месяца до начала высадки американцев на Кюсю, первом из четырех главных Японских островов.

К этому времени Рузвельт уже предполагал, что атомная бомба будет применена против японцев примерно в ав­густе текущего года. Но, тем не менее, он не ослаблял усилий в деле привлечения к войне на Дальнем Восто­ке Советского Союза. С одной стороны, никто в руководстве США еще не знал подлинной эффективности атом­ного оружия, с другой - ему в это время обещали создание не более двух бомб в 1945 г.

Немало внимания уделялось маньчжурским желез­ным дорогам. Рузвельт хотел, чтобы передача Китай­ской восточной железной дороги в аренду Советскому Союзу осуществлялась правительством Чан Кайши. Вероятно, были бы найдены пути совместного совет­ско-китайского управления этой дорогой. Но Рузвельт сам признал, что начать переговоры с Чан Кайши означало бы оповестить через двадцать четыре часа весь мир о намерениях СССР вступить в войну. Сталин выразил согласие провести переговоры с китайцами после того, как на Дальнем Востоке будет сосредоточено не менее двадцати пяти дивизий. Он хотел, чтобы советские условия вступления в войну были пись­менно поддержаны Рузвельтом и Черчиллем. Рузвельт ответил согласием.

Ясно, что в эти дни президент исходил из концеп­ции долгосрочного сотрудничества с СССР. Вместо резервации для Китая позиции, уравновешивающей СССР в Евразии, Рузвельт в Ялте дал четкий ответ на вопрос, кто является его главным союзником в вой­не и в последующем мире. Это были дни больших ожиданий с точки зрения советско-американских от­ношений.

10 февраля Рузвельт и Сталин окончательно условились, что СССР вступит в войну против Японии через два-три месяца после завершения боевых дейст­вий в Европе. Три великие державы антигитлеровской коалиции признавали независимость Монголии, необхо­димость возврата Советскому Союзу Южного Сахали­на, интернационализацию Дайрена - с признанием со­ветских интересов в нем, передачу Советскому Союзу в аренду военно-морской базы в
Порт-Артуре, создание совместной советско-китайской компании по эксплуата­ции восточно-китайских и южно-маньчжурских желез­ных дорог. Был специально оговорен суверенитет Китая в Маньчжурии, особо указано на правомочность передачи Курильских островов СССР.



Оглавление
Истоки «холодной войны».
Союз России с Западом
Возможность открытия второго фронта
Ослабление помощи союзников
Позиция Запада в отношении второго фронта
Капитуляция Италии
Отношение США к Европе
Основные вопросы и итоги конференции в Тегеране
Страны Балканского полуострова
Польша
Открытие второго фронта
Стратегия в Азии
Международные организации
Подготовка к конференции
Противоречия – причины «холодной войны»
Доказательство неагрессивности
Польский вопрос
Американцы в Европе и ООН
Проблема репараций после Тегеранской конференции
Швейцария
Позиция Трумэна
Стратегический курс
Визит Молотова
Мировой порядок
Экономические рычаги
Начало конференции
Будущее стран Европы после войны
Новый фактор мировой политики
Судьба Дальнего Востока
Все страницы