Истоки «холодной войны». - Польский вопрос


Польский вопрос

На третьем пленарном заседании Рузвельт объ­явил, что хотел бы обсудить польский вопрос. Касательно Польши вопрос вставал о границах и правительстве. Отметим, что польский вопрос обсуждался в Ялте больше и детальнее, чем какой-либо другой.

Головной болью западных союзников польский вопрос стал еще на предварительном заседании на Мальте. Было ясно, что реформировать эмигрантское лондонское правительство уже поздно. Советская Армия стояла на польской территории и вовсе не просила о воздействии на лондонских поляков. В то же время Рузвельт и Черчилль не были готовы признать люблинское правительство. Бросить все ради защиты старой Польши? Госсекретарь Стеттиниус предупредил президента Рузвельта, что неразрешенность польской проблемы может в конечном счете поставить под вопрос наиболее ценимое американцами - создание Организации Объединенных Наций.

Три фактора воздействовали на Рузвельта в польском вопросе: решения Тегеранской конференции; реалистическая оценка потребности Советской Армии в дружественном, а не враждебном тыле; и, главное, учет того, что в общую международную организацию глав­ные военные союзники должны войти, соблюдая ин­тересы своей безопасности. Последнее касалось СССР не в меньшей степени, чем США.

Складывается впечатление, что в польском вопро­се Рузвельт был гораздо менее связан идеей американ­ского самоутверждения, чем многие его дипломатические помощники.

Лед несколько тронулся. Рузвельт подчеркнул, что он за то, чтобы в Варшаве было сформировано правительство, дружественное по отношению к Совет­скому Союзу. Он предложил призвать на текущие совещания двух членов люблинского правительства и двух-трех других польских политиков, чтобы здесь же, не откладывая дела в долгий ящик, решить вопрос о временном правительстве Польши. Сталин выдвинул контрпредложение: пусть часть деятелей польской эмиграции войдет в люблинское правительство.

Можно ли было ставить под вопрос успех всей союзнической конференции, войска участников которой стояли уже под Берлином? Черчилль просил учесть, что несогласие в польском вопросе будет иметь трагические последствия. Английский премьер желал демократического решения вопроса. В этом месте Сталин не выдержал и попросил страстного сторонника демократии в Польше объяснить присутствующим, что ныне происходит в Греции? Американская сторона при желании могла бы воспользоваться этим вопросом. Черчилль ответил, что ответ на этот вопрос займет слишком много времени. Похоже было, что ситуация в Греции, как и греческая демократия, не особенно интересует президента Рузвельта. По крайней мере, он не проявил того интереса, который был столь острым в польском вопросе. Итак, польская
демократия – это все, а греческая демократия – это нечто побочное. Ста­лин также сказал, что он не предъявляет счета Черчиллю по поводу формирования греческого прави­тельства.

Именно 8 февраля обсуждение поль­ского вопроса достигло критической точки. Рузвельт сказал, что между союзниками осталась одна пробле­ма - как будет управляться Польша до всеобщих вы­боров. Рузвельт вы­разил сомнение в целесообразности пере­носа границы на реку Нейссе. Но он и Черчилль в принципе согла­сились с идеей переноса польской границы значитель­но на запад, хотя и не так далеко. Отвечая, Сталин начал проводить аналогию между польским и французским правительством. По его мнению, ни правительство де Голля, ни временное правительство Польши не имело ясно выраженного мандата избирателей, но Советский Союз признал ре­жим де Голля, и союзники должны сделать то же са­мое по отношению к люблинскому правительству.

В конечном счете, президент США очертил свое понимание вопроса. Польша должна ограничить себя на востоке «линией Керзона», на западе присое­динить к национальной территории Восточную Прус­сию и часть Германии. Рузвельт настаивал на том, что правительство в Варшаве должно иметь расши­ренный политический фундамент, включить представи­телей пяти главных партий (президент перечислил их). Черчилль поддержал президента, напомнив о том, что Англия вступила в войну вследствие нападения на Польшу, и восстановление польского суверенитета является для англичан делом чести.

Молотов сказал, что для советской стороны в общем и целом приемлемы контрпредложения американской стороны за исключением пункта о президентском совете в Польше. Стеттиниус согласился с этим изменением. Он снова повторил, что Соединенные Штаты откажутся участвовать в создании Организации Объединенных Наций, если польская проблема не будет решена.

Именно на этой фазе Рузвельт и Черчилль согласились с основой решения польского вопроса. Что касается деталей, то они решили передать доработку польского вопроса в руки министров иностранных дел. Окончательное соглашение в Ялте по польскому вопросу предполагало реорганизацию польского правительства на ши­рокой демократической основе.

Во исполнение этого решения трое представителей лондонского правительства вошли в варшавское пра­вительство, которое возглавил премьер лондонского правительства Миколайчик. Беседуя с адмиралом Леги, Рузвельт сказал, что добился максимума возможного в польском вопросе. Он не мог бесконечно оказывать воздействие на со­юзника, от которого зависело число американских жертв в Европе и на Дальнем Востоке, союзника, обеспокоенного враждебностью Запада и заботившего­ся о своей безопасности в конце самой кровопролит­ной в истории войны. Если бы Рузвельт занял пози­цию бескомпромиссного восстановления прозападного правительства Польши, сбылась бы мечта Гитлера - великая коалиция разрушилась бы на решающем этапе. Создание всемирной организации, в которой Рузвельт надеялся занять доминирующее положение, стало бы обреченным делом.