Личность и ее индивидуально-психологические особенности.

Личность и ее индивидуально-психологические особенности.

ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАН

Понятие личности в психологии. Индивидные свойства личности. Личность как системное (социальное) качество. Человек как субъект общественно-трудовой деятельности. Личность и индивидуальность.

Структура личности. Характеристика двухфакторных теорий личности. Развитие представлений о структуре личности в отечественной психологии. Интраиндивидная (внутрииндивидная) подсистема личности. Интериндивидная (межиндивидная) подсистема личности. Метаиндивидная (надиндивидная) подсистема личности.

Направленность личности. Понятие установки личности. Интересы. Различие интересов по содержанию. Различие интересов по признаку цели. Различие интересов по широте. Различие интересов по степени их устойчивости. Убеждения.

Самосознание личности. Открытие «Я». Образ «Я». Самооценка. Уровень притязаний личности. Психологическая защита личности.

Развитие личности. Развитие личности и развитие психики. Развитие личности в группе. Возрастная периодизация развития личности.

Индивидуальные особенности личности. Определение темперамента. История представлений о темпераменте. Свойства нервной системы. Типы темпераментов. Характер. Структура характера. Черты характера и отношения личности. Способности. Качественная характеристика способностей. Количественная характеристика способностей. Задатки как природные предпосылки способностей. Общие и специальные способности.



ПОНЯТИЕ ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИ.

В мире живых существ только человек может быть назван личностью. Вышедший благодаря труду из животного мира и развивающийся в обществе, осуществляющий совместную деятельность с другими людьми и общающийся в ними, он становится субъектом познания и активного преобразования материального мира, общества и самого себя, то есть личностью.

У человеческого зародыша в генах заложены природные предпосылки для развития собственно человеческих признаков и качеств. Конфигурация тела новорожденного предполагает возможность прямохождения, структура мозга обеспечивает возможность развития интеллекта, строение руки - перспективу использования орудий труда и т.д. Этим младенец отличается от детеныша животного, то есть по сумме своих возможностей является человеком. Все это определяет принадлежность младенца к человеческому роду, что отражается в понятии индивид. То есть в понятии индивид человек воплощен как единичное природное существо, представитель вида Homo Sapiens. А.Н.Леонтьев к индивидным свойствам относил физическую конституцию, тип нервной системы, темперамент, динамические силы биологических потребностей, аффективность и природные задатки.

Наиболее полно общая схема индивидных свойств описана Б.Г.Ананьевым, который разделял их на два больших класса: «индивидуально-типические свойства» и «возрастно-половые свойства». Индивидуально-типические свойства в свою очередь делятся на три группы: особенности индивида, связанные с функциональной асимметрией больших полушарий (левое полушарие - преобладание рациональности, правое - эмоциональности, соответственно мыслители и художники, по И.П.Павлову); конституциональные особенности (телосложение и биохимические свойства индивида); нейродинамические свойства человека. Два указанные выше класса индивидных свойств в школе Б.Г.Ананьева называют первичными и считают, что они определяют динамику таких вторичных индивидных образований, как психофизиологические функции и органические потребности. Интегрируясь, индивидные свойства в конечном итоге воплощаются в темпераменте и задатках.

Первичные индивидуально-типические свойства называют иногда нейродинамическими индивидными свойствами. Вторичные свойства, а также темперамент и задатки относятся к психодинамическим свойствам человека. В более узком смысле понятием “психодинамические свойства” обозначают только темперамент.

Рождаясь индивидом, ребенок постепенно осваивает (переводит из внешнего плана во внутренний или интериоризирует) то, что ему предлагает общество, те отношения и связи, в которые вступают взрослые люди во время их общения и деятельности. Даже развиваясь в обществе, он так или иначе овладевает какой-то частью этих отношений, совокупность и переплетение которых образуют его личность.

А.Н.Леонтьев, разводя понятие личности и индивида, писал: «Личность № индивид; это особое качество, которое приобретается индивидом в обществе, в совокупности отношений, общественных по своей природе, в которые индивид вовлекается: сущность личности в «эфире» (Маркс) этих отношений... личность есть системное и поэтому «сверхчувственное» качество, хотя носителем этого качества является вполне чувственный, телесный индивид со всеми его прирожденными и приобретенными свойствами» [10, с.386].

Исходя из этого, личностью в психологии называют социальное качество, приобретаемое индивидом в предметной деятельности и общении и воплощающее меру представленности общественных отношений в индивиде [10, с.386].

Это социальное качество приобретается не сразу. Взрослые, вовлекая ребенка в свои взаимоотношения, первоначально делают его объектом своей активности. Однако далее, постепенно овладевая составом деятельности, предложенной ребенку в качестве ведущей для его развития, он становится субъектом этих взаимоотношений.

Таким образом, основное отличие свойств личности заключается в том, что они характеризуют человека как субъекта общественно-трудовой деятельности [5, с.24].

Однако любое психическое свойство является необходимым для того, чтобы быть субъектом деятельности. Активность человека обусловлена не только свойствами личности, но и особенностями психических процессов - сенсорной чувствительностью, наблюдательностью, скоростью запечатления, сохранения и воспроизведения, сообразительностью и т.д. Психическая деятельность, как известно, по своей биологической роли есть активная приспособительная деятельность. Поэтому не существует такого психического свойства, которое не характеризовало бы человека как субъекта деятельности. Под психическими же свойствами личности понимаются не все эти свойства, а те из них, которые не только необходимы, но и достаточны для характеристики человека как субъекта общественно-трудовой деятельности. Необходимыми свойствами считаются те, без которых невозможно быть субъектом деятельности или же которые существенно влияют на характер активной деятельности. Например, наблюдательность, сообразительность, возбудимость, хотя и влияют на характер общественно-трудовой деятельности, но сами по себе недостаточны для того, чтобы определить направление и содержание общественно-трудовой деятельности. В противовес им другие психические свойства, такие как направленность личности, ее характер и способности, не только необходимы, но и достаточны для того, чтобы определить направление и содержание общественно-трудовой деятельности.

Так как свойства личности характеризуют человека как субъекта общественно-трудовой деятельности, они проявляются лишь в таких действиях и поступках, которые имеют общественное значение. В этом их отличие от всех других психических свойств, как, например, качественных особенностей психических процессов или мотивов и психических состояний, которые могут проявляться в любых действиях или даже движениях. Отсюда следует, что экспериментальное исследование личности возможно только тогда, когда в экспериментальных условиях мы можем вызвать такие действия, которые осознаются испытуемым как общественно значимые.

Человек осуществляет общественно-трудовую деятельность в объективных условиях. Это определяет типичность ее характера для данной исторической эпохи, общественного строя, общественного класса, профессии и т.п.

Точно так же и психические свойства личности, характеризующие человека как субъекта общественно-трудовой деятельности, отличаются социальной типичностью. Яркость и отчетливость социальной типичности свойств личности возрастает с ее уровнем. Так, выдающаяся личность воплощает в себе определенный идеал социального типа.

Кроме социальной типичности, свойства личности обладают еще и своеобразием, индивидуальными особенностями, отличающими одного человека от другого. «Индивидуальность проявляется в чертах темперамента, характера, привычках, преобладающих интересах, в качествах познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления, воображения), в способностях, индивидуальном стиле деятельности и т.д.» [10, c.388].

Одним из важных вопросов психологии является вопрос о соотношении биологического и социального начал в структуре личности человека.

Теории, выделяющие в личности человека две основные подструктуры, сформированные под воздействием двух факторов - биологического и социального, занимают в психологии личности значительное место. Например, А.Ф.Лазурским (1924) была выдвинута мысль о том, что личность человека распадается на эндопсихическую и экзопсихическую организацию. Эндопсихические проявления выражают внутреннюю взаимозависимость психических элементов и функций, как бы внутренний механизм человеческой личности, определяемый нервно-психической организацией человека. К эндопсихике А.Ф.Лазурский относит всю «совокупность таких основных психических (психофизиологических) функций или способностей, как восприимчивость, память, внимание, комбинирующая деятельность (мышление и воображение), аффективная возбудимость, способность к волевому усилию, импульсивность или обдуманность волевых актов, быстрота, сила и обилие движений и т.п. Содержание экзопсихических проявлений составляет «отношение личности к внешним объектам, к среде, причем понятие «среды» или «объектов» берется в самом широком смысле, в котором оно объемлет всю сферу того, что противостоит личности, и к чему личность может так или иначе относиться; сюда входят и природа, и материальные вещи, и иные люди, и социальные группы, и духовные блага - наука, искусство, религия - и даже душевная жизнь самого человека, поскольку последняя также может быть объектом известного отношения со стороны личности» (А.Ф.Лазурский, 1924). «Эндопсихика» имеет природную основу и обусловлена биологически, экзопсихика, напротив, определяется социальным фактором.

Большинство западных теорий личности исходят из схемы детерминации развития личности под влиянием двух факторов - среды и наследственности. Двухфакторная модель взята за основу структуры личности в психоанализе З.Фрейда, индивидуальной психологии А.Адлера, аналитической психологии К.Юнга, эго-психологии Э.Фромма, гуманистической психологии А.Маслоу, бихевиоризме и многих других теориях. Современные многофакторные теории личности (Р.Кеттел) в конечном счете сводят строение личности к проекциям все тех же основных факторов - биологического и социального.

В современной отечественной психологии развивается деятельностный подход, в рамках которого исследователи (А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн, Б.Г.Ананьев, А.В.Петровский, А.Г.Асмолов и др.) строят свои теории личности. В русле этого направления личность человека считается и продуктом, и субъектом исторического процесса. Биологические свойства человека рассматриваются в ней как «безличные» предпосылки развития личности (А.Г.Асмолов, А.В.Петровский, 1993), которая не может сохранять их как структуру, рядоположенную и равноправную социальной подструктуре. Природные предпосылки развития индивида, его эндокринная и нервная системы, телесная организация, преимущества и дефекты его физического склада очень интенсивно влияют на формирование его индивидуально-психологических особенностей. Однако биологическое, входя в личность человека, преобразовывается, становясь культурным, социальным.

Приведем пример исследования, в котором изучалось формирование свойств личности людей маленького роста (80-130 см). Кроме низкого роста никаких других патологических отклонений у этих людей не было. У всех у них было обнаружено значительное сходство некоторых индивидуальных свойств. человека от другого. «Индивидуальность проявляется в чертах темперамента, характера, привычках, преобладающих интересах, в качествах познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления, воображения), в способностях, индивидуальном стиле деятельности и т.д.» [10, c.388].

Одним из важных вопросов психологии является вопрос о соотношении биологического и социального начал в структуре личности человека.

Теории, выделяющие в личности человека две основные подструктуры, сформированные под воздействием двух факторов - биологического и социального, занимают в психологии личности значительное место. Например, А.Ф.Лазурским (1924) была выдвинута мысль о том, что личность человека распадается на эндопсихическую и экзопсихическую организацию. Эндопсихические проявления выражают внутреннюю взаимозависимость психических элементов и функций, как бы внутренний механизм человеческой личности, определяемый нервно-психической организацией человека. К эндопсихике А.Ф.Лазурский относит всю «совокупность таких основных психических (психофизиологических) функций или способностей, как восприимчивость, память, внимание, комбинирующая деятельность (мышление и воображение), аффективная возбудимость, способность к волевому усилию, импульсивность или обдуманность волевых актов, быстрота, сила и обилие движений и т.п. Содержание экзопсихических проявлений составляет «отношение личности к внешним объектам, к среде, причем понятие «среды» или «объектов» берется в самом широком смысле, в котором оно объемлет всю сферу того, что противостоит личности, и к чему личность может так или иначе относиться; сюда входят и природа, и материальные вещи, и иные люди, и социальные группы, и духовные блага - наука, искусство, религия - и даже душевная жизнь самого человека, поскольку последняя также может быть объектом известного отношения со стороны личности» (А.Ф.Лазурский, 1924). «Эндопсихика» имеет природную основу и обусловлена биологически, экзопсихика, напротив, определяется социальным фактором.

Большинство западных теорий личности исходят из схемы детерминации развития личности под влиянием двух факторов - среды и наследственности. Двухфакторная модель взята за основу структуры личности в психоанализе З.Фрейда, индивидуальной психологии А.Адлера, аналитической психологии К.Юнга, эго-психологии Э.Фромма, гуманистической психологии А.Маслоу, бихевиоризме и многих других теориях. Современные многофакторные теории личности (Р.Кеттел) в конечном счете сводят строение личности к проекциям все тех же основных факторов - биологического и социального.

В современной отечественной психологии развивается деятельностный подход, в рамках которого исследователи (А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн, Б.Г.Ананьев, А.В.Петровский, А.Г.Асмолов и др.) строят свои теории личности. В русле этого направления личность человека считается и продуктом, и субъектом исторического процесса. Биологические свойства человека рассматриваются в ней как «безличные» предпосылки развития личности (А.Г.Асмолов, А.В.Петровский, 1993), которая не может сохранять их как структуру, рядоположенную и равноправную социальной подструктуре. Природные предпосылки развития индивида, его эндокринная и нервная системы, телесная организация, преимущества и дефекты его физического склада очень интенсивно влияют на формирование его индивидуально-психологических особенностей. Однако биологическое, входя в личность человека, преобразовывается, становясь культурным, социальным.

Приведем пример исследования, в котором изучалось формирование свойств личности людей маленького роста (80-130 см). Кроме низкого роста никаких других патологических отклонений у этих людей не было. У всех у них было обнаружено значительное сходство некоторых индивидуальных свойств. личность человека не сводится к представленности ее в телесном субъекте, а продолжается в других людях, то со смертью индивида личность «полностью» не умирает. Об этом говорят слова А.С.Пушкина: «Нет, весь я не умру... доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит». Слова «он живет в нас после смерти» не несут ни мистический, ни метафорический смысл. Они лишь констатируют факт разрушения целостной психологической структуры при сохранении одного из ее звеньев.

Вероятно, если бы мы сумели зафиксировать существенные изменения, которые данный индивид произвел своей реальной предметной деятельностью и общением в других индивидах, то мы получили бы наиболее полную его характеристику именно как личности. Индивид может достигнуть уровня исторической личности в определенной социально-исторической ситуации лишь в том случае, если эти изменения затрагивают достаточно широкий круг людей, получив оценку не только современников, но и истории, которая обладает возможностью более точно взвесить эти личностные вклады, которые в конечном счете оказываются вкладами в общественную практику.

Метод отраженной субъектности позволяет экспериментально подтвердить факт персонализации, что и было показано в большом количестве исследований.

А.В.Петровский предлагает пример одного из них. Школьников просили оценить нравственные, волевые, умственные и другие качества незнакомого сверстника по фотографии. Так как изображенного на фотографии ученика испытуемые не знали, а черты лица не дают достаточной информации для выводов, то полученные оценки оказались аморфными и неопределенными. Его не считали умным, однако и не утверждали, что он глуп, и т.д. Во второй серии опыта одновременно с предъявлением фото уже другого школьника включалась фонограмма, на которой записан голос педагога. Содержание того, что он говорил, во-первых, не улавливалось испытуемым, во-вторых, не имело никакого отношения к задаче оценки портрета. Между тем голос одного педагога приводит к резкой поляризации оценок - незнакомец оценивается как глупый, злой, хитрый и т.п. или, напротив, как умный, добрый, простодушный и т.п., а голос другого оставляет оценки столь же аморфными, какими они были в первой экспериментальной серии. Из эксперимента видно, что первый педагог в большей степени личностно представлен, персонализирован в своих учениках.

Таким образом, в структуру личности входят три подсистемы: 1) индивидуальность личности; 2) ее представленность в системе межличностных отношений; 3) запечатление личности в других людях, ее «вклад» в них. Каждый из этих компонентов органически вплетен в общую структуру личности, образуя ее единство и целостность.

На примере такой важной характеристики, как авторитетность, покажем единство рассмотрения личности во всех ее подструктурах.

Авторитет формируется в системе межиндивидных отношений и в зависимости от уровня развития группы проявляется в одних случаях как жесткий авторитаризм, реализация права сильного, как «авторитет власти», а в других, высокоразвитых, группах - как демократическая «власть авторитета», личностное выступает как групповое, групповое как личностное (интраиндивидная подсистема личности). В рамках метаиндивидной подсистемы личности авторитетность - это признание за индивидом права принимать значимые решения в значимых обстоятельствах, результат того вклада, который он внес своей деятельностью в их личностные смыслы. В низкоразвитых группах - это следствие конформности ее членов, в группах уровня коллектива - результат самоопределения. Таким образом, авторитетность - это идеальная представленность субъекта прежде всего в других (он может и не знать о степени своей авторитетности) и только исходя из этого в самом субъекте. Наконец, во внутрииндивидном «пространстве» личности - это комплекс психологических качеств субъекта: в одном случае - своеволие, жестокость, завышенная самооценка, нетерпимость к критике, в другом - принципиальность, высокий интеллект, доброжелательность, разумная требовательность и т.д. (интраиндивидная подсистема личности).

Итак, чтобы понять личность, необходимо рассматривать ее в системе действительных отношений с окружающими людьми, а не как образованную жестким сочетанием атомов индивидуальных качеств изолированную молекулу. Необходимо изучить и группы, в которые входит данный человек, в которых он действует и общается, производит и принимает «вклады», осуществляя преобразование интеллектуальной и эмоциональной сферы других людей и в свою очередь претерпевая изменения, приняв «вклады» от них. В центре внимания психолога должны находиться активность личности и характер ее социально-значимой направленности.



НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ.

Человек нуждается в окружающем его мире, связан с ним и зависит от него. Для поддержания жизнедеятельности ему необходимы вещи и продукты; для продолжения себя и своего рода он нуждается в другом человеке. Указывая на нужду человека в предметах и объектах внешнего мира, мы говорим о его потребностях.

Зависимость человека от своих нужд и интересов порождает его направленность на определённые предметы. При отсутствии предмета потребности или заинтересованности у человека возникает некоторое напряжение, беспокойство, от которого он стремится освободиться. Вследствие этого зарождается сначала, по большей части, неопределённая динамическая тенденция, которая по мере вырисовывания точки этой направленности превращается в стремление.

Таким образом, «проблема направленности - это прежде всего вопрос о динамических тенденциях, которые в качестве мотивов определяют человеческую деятельность, сами в свою очередь определяясь её целями и задачами» [13].

Направленность объединяет два тесно взаимосвязанных момента: а) предметное содержание, так как направленность всегда связанна с определённым предметом, и б) напряжение, возникающее при этом.

Как отдельная структура из тенденции выделяется установка. Психологическая установка - это неосознаваемая готовность действовать определённым образом, что ведет к построению или изменению типа и характера поведения, восприятия и общения.

Установка может найти отражение в любой области психики. Так, в моторной сфере она представляет собой рабочую позу, которая приспосабливает индивида, к определенным движениям, их характеру или способу. Одним из видов моторных приспособлений является сенсорная установка, подготавливающая организм или орган к наилучшему восприятию.

Установка личности в более широком значении указывает на избирательное отношение к чему-то значимому для личности и приспособление к определённой деятельности уже не отдельного органа, а личности в целом.

Как позиция личности, установка складывается в ходе её развития и в процессе деятельности она постоянно перестраивается, включая в себя целый ряд компонентов, начиная от элементарных потребностей и влечений и заканчивая уровнем мировоззрения личности. Выражая направленность личности, установку порождают взаимодействия и взаимопроникновения различных внутренних тенденций, которые в свою очередь обуславливаются установкой. Установка играет существенную роль во всей деятельности личности. Наличие той или иной установки изменяет предметное содержание восприятия субъекта, что сказывается на перераспределении значимости различных моментов, расстановке акцентов и интонаций, выделении существенных компонентов и т. д.

Двумя канадскими психологами был поставлен эксперимент, продемонстрировавший действие установки в условиях обучения в колледже. Первоначально психологи провели обследование всех учащихся. Предполагалось, что они определяют степень умственной одаренности каждого. Однако реально подобную задачу исследователи перед собой не ставили, и конечные результаты обследования в дальнейшей работе не учитывались. Между тем преподавателям колледжа были сообщены фиктивные результаты определения одаренности только что поступивших в колледж и дотоле неизвестных им молодых людей. Исследователи совершен­но произвольно разделили всех учащихся на три подгруппы. В отношении первой подгруппы преподавателям колледжа была дана информация, что она состоит сплошь из высокоинтеллектуальных молодых людей. Вторая подгруппа была охарактеризована как показавшая самые низкие результаты. Третья была подана как средняя по умственной одаренности. Затем все учащиеся были распределены по разным учебным группам, но соответствующими «ярлыками» они уже были снабжены, и те, кому их предстояло обучать, хорошо знали и помнили их.

К концу года выяснились успехи студентов в учебе. Первая подгруппа радовала преподавателей результатами; студенты же, входящие во вторую подгруппу, учились плохо. Третья подгруппа ничем особенным не выделялась - в ней успевающие и неуспевающие были распределены достаточно равномерно, как во всем колледже.

Какой вывод мог быть сделан?

Были все основания полагать, что у преподавателей под влиянием психологического «обследования» (напомним, что истинные его результаты оставались для них неизвестными) сложилась установка: позитивная - в отношении представителей первой подгруппы; негативная — к студентам второй подгруппы, и они, очевидно, предприняли какие-то шаги для того, чтобы эту свою установку оправдать. Их предвзятость благоприятно сказалась на одних и пагубно на других студентах. Эксперимент жестокий (нарушен важнейший этический принцип, равно значимый как для психологов-экспериментаторов, так и для врачей: «Не навреди!»), но тем не менее весьма показательный.

Знать о той роли, которую играет психологическая установка в возникновении возможного субъективизма оценок, необходимо всем. При этом следует понимать, что хотя установка действует на уровне бессознательного, но формируется она во многом вполне сознательно. Это результат некритического отношения к любой, часто случайной, непроверенной информации, которую мы получаем из источников, зачастую весьма сомнительных. Это следствие слепой веры, а не разумного анализа.

Таким образом, предвзятость, представляющая сущность установок, либо является результатом поспешных, недостаточно обоснованных выводов из личного опыта, либо это результат некритического усвоения стереотипов мышления — стандартизированных суждений, принятых в общности, которой принадлежит индивид.

Психологическими исследованиями в структуре установки выделены три составляющие (подструктуры). Когнитивная (познавательная) подструктура есть образ того, что готов познать и воспринять человек; эмоционально-оценочная подструктура есть комплекс симпатий и антипатий к объекту установки; поведенческая подструктура готовность определенным образом действовать в отношении объекта установки, осуществлять волевые усилия.

Интересы. Как направленность мыслей, интерес кардинальным образом отличается от желаний, в которых первоначально отражается потребность. Интерес выражается в направленности внимания; потребность – во влечениях, желаниях, в воле. «Потребность вызывает желание в каком-то смысле обладать предметом, интерес - ознакомиться с ним» [13]. Исходя из этого, интересы можно охарактеризовать как мотивы культурной и в том числе познавательной деятельности человека.

Интерес - тенденция или направленность личности, заключающаяся в сосредоточенности её мыслей на определённом предмете, способствующая ориентировке в какой-либо области, ознакомлению с новыми фактами, более полному и глубокому отражению действительности.

Роль интересов в процессах деятельности исключительно велика. Интересы заставляют личность активно искать пути и способы удовлетворения возникшей у нее жажды знания и понимания. Удовлетворение интереса, выражающего направленность личности, как правило, не приводит к его угасанию, а внутренне перестраивая, обогащая и углубляя его, вызывает возникновение новых интересов, отвечающих более высокому уровню познавательной деятельности.

Таким образом, интересы выступают в качестве постоянного побудительного механизма познания.

Интересы могут быть классифицированы по содержанию, цели, широте и устойчивости.

Различие интересов по содержанию выявляет объекты познавательных потребностей и их реальное значение для целей данной деятельности и шире – для того общества, к которому принадлежит личность. Психологически существенно то, к чему по преимуществу проявляет интерес человек и какова общественная ценность объекта его познавательных потребностей. Одна из важнейших задач школы - воспитание серьезных и содержательных интересов, которые стимулировали бы активную познавательную и трудовую деятельность подростка или юноши и сохранялись бы за пределами школы.

Различие интересов по признаку цели выявляет непосредственные и опосредствованные интересы. Непосредственные интересы вызываются эмоциональной привлекательностью значимого объекта («Мне интересно это знать, видеть, понимать», - говорит человек). Опосредствованные интересы возникают тогда, когда реальное общественное значение чего-либо (например, учения) и субъективная значимость его для личности совпадают («Это мне интересно, потому что это в моих интересах!» - говорит в этом случае человек). В трудовой и учебной деятельности далеко не все обладает непосредственной эмоциональной привлекательностью. Поэтому так важно формировать опосредствованные интересы, которые играют ведущую роль в сознательной организации процесса труда.

Интересы различаются по широте. У иных людей они могут быть сконцентрированы в одной области, у других - распределены между многими объектами, обладающими устойчивой значимостью. Разбросанность интересов нередко выступает как отрицательная черта личности, однако было бы неверным трактовать широту интересов как недостаток. Благоприятное развитие личности, как показывают наблюдения, предполагает широту, а не узость интересов.

Интересы могут подразделяться и по степени их устойчивости. Устойчивость интереса выражается в длительности сохранения относительно интенсивного интереса. Устойчивыми будут интересы, наиболее полно выявляющие основные потребности личности и поэтому становящиеся существенными чертами ее психологического склада. Устойчивый интерес - одно из свидетельств пробуждающихся способностей человека и в этом отношении имеет определенную диагностическую ценность.

Некоторая неустойчивость интересов является возрастной особенностью старших школьников. У них интересы нередко принимают характер страстных, но кратковременных увлечений, например, одновременно математикой, историей, философией, психологией и логикой. Берясь за все горячо, такие ребята, не вникнув глубоко в дело, загораются новым интересом. Интересы к различным занятиям, вспыхивающие и угасающие в подростковом и юношеском возрасте, обеспечивают молодежи интенсивный поиск призвания и помогают проявлению и обнаружению способностей. Задача педагогов заключается не в том, конечно, чтобы заставить юношу заниматься только тем делом, которое его первоначально заинтересовало, а в том, чтобы углублять и расши­рять его интересы, делать их действенными, превращать в стрем­ление, в склонность заниматься деятельностью, ставшей центром его интересов.

Интересы - это важная сторона мотивации деятельности личности, но не единственная. Существенным мотивом поведения являются убеждения.

Убеждения - это система мотивов личности, побуждающих ее поступать в соответствии со своими взглядами, принципами, мировоззрением. Содержание потребностей, выступающих в форме убеждений, - это знания об окружающем мире природы и общества, их определенное понимание. Когда эти знания образуют упорядоченную и внутренне организованную систему воззрений (философских, эстетических, этических, естественнонаучных и др.), то они могут рассматриваться как мировоззрение.

Эволюция убеждений относится прежде всего к их содержательной стороне. В них все больше проступают черты мировоззрения личности. Мысли и идеи, принципы, которые высказывает человек, определяются всем содержанием его жизни, запасом его знаний, они входят в систему его взглядов как их необходимая составная часть, они приобретают для человека особый личностный смысл, и поэтому он испытывает настоятельную потребность утвердить эти мысли и принципы, защитить их, добиться того, чтобы их разделяли и другие люди.

Наличие убеждений, охватывающих широкий круг вопросов в области литературы, искусства, общественной жизни, производственной деятельности, свидетельствует о высоком уровне активности личности.

Степень развития и характер направленности активности личности у разных людей отличаются. Нередко человек знает, как следует поступать в тех или иных конфликтных ситуациях, знает, какую точку зрения следует поддерживать в споре, однако не переживает это знание как потребность утвердить его в жизни. Рассогласование знаний личности и ее потребностей, мотивов становится дефектом сферы убеждений, что свидетельствует о наличии у него своего рода «двойной морали». Другими словами, его действительные убеждения существенно отличаются от тех, которые он провозглашает и демонстрирует окружающим. Сознавая это, он может тратить много усилий на то, чтобы производить впечатление цельного, принципиального человека.

Мотивы, о которых шла до сих пор речь, характеризуются прежде всего тем, что они являются осознанными. Другими словами, человек, у которого они возникают, отдает себе отчет в том, что побуждает его к деятельности, что является содержанием его потребностей. Однако далеко не все мотивы входят в данную категорию. Немаловажную область мотивации человеческих действий и поступков образуют неосознаваемые побуждения.



САМОСОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ.

Живя в человеческом обществе и взаимодействуя с людьми и окружающей предметной средой, человек выделяет сам себя из окружающего мира, ощущает себя субъектом своих физических и психических состояний, действий и процессов, начинает воспринимать себя как «Я», противостоящее другим и вместе с тем неразрывно с ними связанное. Переживание наличия собственного «Я» субъективно выражается прежде всего в том, что человек понимает свою тождественность самому себе в настоящем , прошлом и будущем. «Я» сегодня, при всех возможных изменениях моего положения в любых новых и неожиданных ситуациях, при любых перестройках моей жизни, моего сознания взглядов и установок, - это «Я» того же самого человека, какой существовал вчера и каким он будет, вступив в завтрашний день.

Переживание наличия собственного «Я» появляется в результате длительного процесса развития личности, который начинается в младенческом возрасте и обозначается как «открытие ,,Я”». В возрасте одного года ребёнок начинает осознавать отличия ощущений собственного тела от тех ощущений, которые вызываются находящимися вовне предметами. Впоследствии, к 2-3 годам, ребёнок начинает отделять процесс и результат собственных действий с предметами от предметных действий взрослых, заявляя последним о своих требованиях: «Я сам!» Он впервые осознает себя в качестве субъекта собственных действий и поступков (в речи ребёнка появляется личное местоимение), не только выделяя себя из окружающей среды, но и противопоставляя себя остальным («Это моё, это не твоё!»).

На рубеже детского сада и школы, в младших классах возникает возможность при содействии взрослых подойти к оценке своих психических качеств (память, мышление и др.), пока еще на уровне осознания причин своих успехов и неудач («У меня все “пятерки”, а по арифметике - “три”, потому что я неправильно списываю с доски. Анна Петровна мне за невнимательность столько раз “двойки” ставила»). Наконец, в подростковом и юношеском возрасте в результате активного включения в общественную жизнь и трудовую деятельность начинает формироваться развернутая система социально-нравственных самооценок, завершается развитие самосознания и в основном складывается образ «Я».

Образ «Я». Известно, что в подростковом и юношеском возрасте усиливается стремление к самовосприятию, к осознанию своего места в жизни и самого себя как субъекта отношений с окружающими. С этим сопряжено становление самосознания. У старших школьников формируется образ собственного «Я» («Я-образ», «Я-концепция»). Образ «Я» - это относительно устойчивая, не всегда осознаваемая, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими. В образ «Я» встраивается и отношение к самому себе: человек может относиться к себе фактически так же, как он относится к другому, уважая или презирая себя, любя и ненавидя и даже понимая и не понимая себя, - в самом себе индивид своими действиями и поступками представлен как в другом. Образ «Я» тем самым вписывается в структуру личности. Он выступает как установка по отношению к себе самому. Как всякая установка, образ «Я» включает в себя три компонента.

Во-первых, когнитивный компонент: представление о своих способностях, внешности, социальной значимости и т.д. Один подросток на первый план в своем «Я-образе» выдвигает импозантный вид, который, как он предполагает, придают ему джинсы с ярким фирменным ярлыком. Другой его сверстник — незабываемый факт победы на районных соревнованиях по настольному теннису. Третий — драматическое для него поражение на тех же соревнованиях и затруднения при усвоении физики и математики, которые ему действительно нелегко даются. Во-вторых, эмоционально-оценочный компонент: самоуважение, самокритичность, себялюбие, самоуничижение и т.д. В-третьих - поведенческий (волевой): стремление быть понятым, завоевать симпатии, уважение товарищей и учителей, повысить свой статус или же желание остаться незамеченным, уклониться от оценки и критики, скрыть свои недостатки и т.д.

Образ «Я» - и предпосылка, и следствие социального взаимодействия. Фактически психологи фиксируют у человека не один образ его «Я», а множество сменяющих друг друга «Я-образов», попеременно то выступающих на передний план самосознания, то утрачивающих свое значение в данной ситуации социального взаимодействия. «Я-образ» — не статическое, а динамическое образование личности индивида.

«Я-образ» может переживаться как представление о себе в момент самого переживания, обычно обозначаемое в психологии как «реальное Я», но, вероятно, правильнее было бы его назвать сиюминутным или «текущим Я» субъекта. Когда подросток в какой-то момент говорит или думает: «Я презираю себя», то это проявление отроческого максимализма оценок не должно восприниматься как стабильная характеристика «Я-образа» школьника. Более чем вероятно, что через некоторое время его представление о себе сменится на противоположное.

«Я-образ» - это вместе с тем и «идеальное Я» субъекта - то, каким он должен был бы, по его мнению, стать, чтобы соответствовать внутренним критериям успешности. «Идеальное Я» выступает как необходимый ориентир в самовоспитании личности. Выявляя характер и действенность этого ориентира, педагог получает возможность существенно влиять на воспитание. При этом важно знать, на какой идеал как образец для построения своей жизни ориентируется молодой человек, так как социальная ценность этих образцов весьма различается, а их мотивирующее значение весьма велико.

Укажем еще один вариант возникновения «Я-образа» -«фантастическое Я» - то, каким субъект желал бы стать, если бы это оказалось для него возможным, каким он хотел бы себя видеть. Значение этого образа «Я» очень велико, особенно в старшем подростковом и юношеском возрасте, в связи со склонностью учащихся старших классов строить планы на будущее, создание которых невозможно без фантазии.

Конструирование своего фантастического «Я» свойственно не только юношам, но и взрослым людям. При оценке мотивирующего значения этого «Я-образа» важно знать, не оказалось ли объективное понимание индивидом своего положения и места в жизни подменено его «фантастическим Я». Преобладание в структуре личности фантастических представлений о себе, не сопровождающихся поступками, которые способствовали бы осуществлению желаемого, дезорганизует деятельность и самосознание человека и в конце концов может жестоко его травмировать ввиду очевидного несовпадения желаемого и действительного.

Степень адекватности «Я-образа» выясняется при изучении одного из важнейших его аспектов - самооценки личности.

Самооценкаоценка личностью самой себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей. Это наиболее существенная и наиболее изученная в психологии сторона самосознания личности. С помощью самооценки происходит регуляция поведения личности.

Как же личность осуществляет самооценку? Человек, как было показано выше, становится личностью в результате совместной деятельности и общения. Все, что сложилось и отстоялось в личности, возникло благодаря совместной с другими людьми деятельности и в общении с ними и для этого предназначено. Человек включает в деятельность и общение существенно важные ориентиры для своего поведения, все время сверяет то, что он делает, с тем, что ожидают от него окружающие, справляется с их мнениями, чувствами и требованиями. В конечном счете, если оставить в стороне удовлетворение естественных потребностей, все, что человек делает для себя (учится ли он, способствует чему-либо или препятствует), он делает вместе с тем и для других, и может быть в большей степени для других, чем для себя, даже если ему кажется, что все обстоит как раз наоборот.

К. Марксу принадлежит справедливая мысль: человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе, как к человеку. Иначе говоря, познавая качества другого человека, личность получает необходимые сведения, которые позволяют выработать собственную оценку. Уже сложившиеся оценки собственного «Я» есть результат постоянного сопоставления того, что личность наблюдает в себе, с тем, что видит в других людях. Человек, уже зная кое-что о себе, присматривается к другому человеку, сравнивает себя с ним, предполагает, что и тот небезразличен к его личностным качествам, поступкам, проявлениям; все это входит в самооценку личности и определяет ее психологическое самочувствие. Другими словами, личность ориентируется на некую референтную группу (реальную или идеальную), идеалы которой являются ее идеалами, интересы - ее интересами и т.д. В процессе общения она постоянно сверяет себя с эталоном и в зависимости от результатов проверки оказывается довольной собой или недовольной. Каков же психологический механизм этой проверки?

Психология располагает рядом экспериментальных методов выявления самооценки человека, ее количественной и качественной характеристики.

Так, с помощью коэффициента ранговой корреляции может быть сопоставлено представление индивида о последовательном ряде эталонных качеств (т.е. определено его «Я идеальное») с его «Я текущим», т.е. рядом качеств, расположенных в той последовательности, в какой они данному человеку представляются выраженными у него самого.

Важно, что в эксперименте испытуемый не сообщает экспериментатору сведений о своем реальном и идеальном «Я», а производит необходимые подсчеты самостоятельно по предложенной ему формуле, что избавляет его от опасений сказать о себе больше, чем ему этого хотелось бы, излишне раскрыть себя. Полученные коэффициенты самооценки личности дают возможность судить о том, каков «Я-образ» в количественном выражении.

Возникает представление о том, что каждый человек имеет своего рода «внутренний манометр», показания которого свидетельствуют о том, как он себя оценивает, каково его самочувствие, доволен ли он собой или нет. Значение этой суммарной оценки удовлетворения своими качествами очень велико. Слишком высокая и слишком низкая самооценки могут стать внутренним источником конфликтов личности. Разумеется, эта конфликтность может проявляться по-разному.

Завышенная самооценка приводит к тому, что человек склонен переоценивать себя в ситуациях, которые не дают для этого повода. В результате он нередко сталкивается с противодействиями окружающих, отвергающих его претензии, озлобляется, проявляет подозрительность, мнительность или нарочитое высокомерие, агрессию и в конце концов может утратить необходимые межличностные контакты, замкнуться.

Чрезмерно низкая самооценка может свидетельствовать о развитии комплекса неполноценности, устойчивой неуверенности в себе, отказа от инициативы, безразличия, самообвинения и тревожности.

Тот факт, что самооценка есть результат, далеко не всегда отчетливо осознаваемый личностью, позволяет понять сложный, составной характер самооценки, выяснить, что оценка самого себя осуществляется не непосредственно, а с помощью эталона, который составлен из ценностных ориентаций, идеалов личности.

Однако для характеристики позиции личности, видимо, недостаточно знать одну лишь самооценку. Важно иметь представление о том, какова, по мнению данной личности, оценка, которую личность заслужила в данной группе, которую, как она предполагает, ей могут дать товарищи (ожидаемая оценка). Она выявляется с помощью аналогичной экспериментальной процедуры и также может быть высокой, средней, низкой, может больше приближаться к уровню самооценки или меньше, наконец, может быть разной по отношению к различным референтным группам. Замечено, что, являясь устойчивой по отношению к своему коллективу, ожидаемая оценка существенно изменяется, становится неустойчивой, колеблющейся, когда личность входит в новый коллектив, образует новые коммуникации.

Установив факт возврата личности, находящейся в новых жизненных обстоятельствах, к первоначально ожидаемой оценке, мы тем самым выясним степень вхождения личности в новую группу, уровень ее взаимопонимания с группой, а вместе с тем и характер ее самочувствия в группе. Были получены экспе­риментальные данные, демонстрирующие действие системы оце­нок как регулятора групповых взаимоотношений. Так, значитель­ное повышение самооценки личности сопряжено с уменьшением показателя ожидаемой оценки. Индивид, убедившись на опыте в несоответствии самооценки и фактического отношения к нему окружающих, не ждет уже от них высокой оценки. Кроме того, выяснилось, что повышение оценки, которую дает личность окружающим, ведет к повышению реальной оценки со стороны других, т.е. оценки личности группой. Было высказано вполне обоснованное предположение, что высокая оценка личностью своей группы связана с тем, что индивид действительно контактен, живет ее интересами, уважает ее ценности. В свою очередь, коллектив как бы аккумулирует хорошее отношение к нему одного из его членов и возвращает ему эту высокую оценку преумноженной.

Рассмотрим другие соотношения в системе оценок личности. Вот перед нами человек с высокой самооценкой, низкой оценкой окружающих и низкой ожидаемой оценкой - личность заведомо конфликтная в отношениях с другими людьми, склонная приписывать окружающим душевную черствость или другие негативные черты. Другой человек отличается неоправданно высокой ожидаемой оценкой. У него может наблюдаться снисходительное отношение к окружающим, самоуверенность. Во всяком случае, даже если все эти качества не проявляются в поведении, они складываются потенциально, исподволь и при удобном случае могут обнаружиться в общем строе поведения личности, поскольку для них существует благоприятная почва.

Три показателя - самооценка, ожидаемая оценка окружающих, оценка личностью группы - входят в структуру личности, и хочет человек того или нет, он объективно вынужден считаться с этими субъективными индикаторами своего самочувствия в группе, успешности или не успешности своих достижений, позиции по отношению к себе и окружающим. Он должен считаться с ними даже тогда, когда не подозревает о наличии этих показателей, ничего не знает о действии психологического механизма оценок и самооценки. По сути своей это перенесенный внутрь человеческой личности (интериоризированный) механизм социальных контактов, ориентаций и ценностей. С его показаниями человек сверяется, вступая в общение, активно действуя. Эта проверка происходит преимущественно бессознательно, а личность подстраивается к режимам поведения, определяемым этими индикаторами.

Бессознательно - не значит бесконтрольно. Не следует забывать, что все существенно значимые оценки формируются в сознательной жизни личности. Раньше чем они интериоризировались, они были зримо представлены в межчеловеческих контактах. Семья, учителя, товарищи, книги, фильмы активно формировали, например, у ребенка его «Я идеальное» и в то же время «Я реальное», учили его сопоставлять их. Ребенок учился оценивать окружающих по тем же показателям, по каким он оценивал себя, предварительно научившись равняться на других. В результате человек привык, как в зеркало, всматриваться в социальную группу и затем переместил этот навык внутрь своей личности.

Для того чтобы понимать человека, необходимо отчетливо представлять себе действие этих бессознательно складывающихся форм управления личностью своим поведением, обращать внимание на всю систему оценок, которыми человек характеризует себя и других, видеть динамику изменений этих оценок.

Уровень притязаний личности. Самооценка тесно связана с уровнем притязаний личности. Уровень притязаний - это желаемый уровень самооценки личности (уровень образа «Я»), проявляющийся в степени трудности цели, которую индивид ставит перед собой.

Стремление к повышению самооценки в том случае, когда человек имеет возможность свободно выбирать степень трудности очередного действия, порождает конфликт двух тенденций: с одной стороны, стремление повысить притязания, чтобы пережить максимальный успех, а с другой - снизить притязания, чтобы избежать неудачи. В случае успеха уровень притязаний обычно повышается, человек проявляет готовность решать более трудные задачи, при неуспехе - соответственно снижается.

Уровень притязаний личности в конкретной деятельности может быть определен довольно точно. Приведем пример.

Начинающий спортсмен-легкоатлет, сбив при прыжке в высоту планку, установленную на отметке 1 м 70 см, не будет переживать чувство неуспеха и не станет расстраиваться - рекордных прыжков он от себя не ожидает. Точно так же он не станет радоваться, если возьмет высоту 1 м 10 см - цель здесь слишком легко достижима. Но, постепенно поднимая планку и спрашивая юношу, устраивает ли его высота, которая станет для прыжка зачетной, можно будет выяснить уровень его притязаний.

Эта простейшая модель показывает, что уровень своих притязаний личность устанавливает где-то между чересчур трудными и чересчур легкими задачами и целями таким образом, чтобы сохранить на должной высоте свою самооценку.

Формирование уровня притязаний определяется не только предвосхищением успеха или неудачи, но прежде всего трезвым, а иногда смутно осознаваемым учетом и оценкой прошлых успехов или неудач. Формирование уровня притязаний может быть прослежено в учебной работе школьника, при выборе темы доклада на кружке, в общественной работе и т.д.

В одном зарубежном исследовании было показано, что среди испытуемых существуют лица, которые в случаях возникновения риска более озабочены не тем, чтобы добиться успеха, а тем, чтобы избежать неудачи. И если им приходится осуществлять выбор между задачами различной степени трудности, то они выбирают либо самые легкие, либо самые трудные. Первые - потому, что убеждены в успехе (элемент риска минимален); вторые - потому, что неудача в этом случае будет оправдана исключительной трудностью задачи. При этом самолюбие не окажется уязвленным и деформации образа «Я» не будет.

Исследования уровня притязаний личности не только со стороны их действенности, но и по их содержанию, по связи с целями и задачами коллектива позволяют лучше понять мотивацию поведения человека и осуществлять направленное воздействие, формирующее лучшие качества личности. В одних случаях существенно важной для педагога становится задача повышения уровня притязаний личности; если школьник невысоко оценивает себя и свои возможности, это приводит к определенной ущербности, устойчивой потере уверенности в успехе. Повторяющиеся неудачи могут привести к общему снижению самооценки, сопровождающемуся тяжелыми эмоциональными срывами и конфликтами, к тому, что ученик махнет на себя рукой. Учитель, который систематически выставляет против фамилии этого ученика в журнале «двойку», казалось бы, верно оценивая его знания, допускает серьезную ошибку, если оставляет без внимания психологию школьника, примирившегося с подобным положением вещей.

Пути повышения уровня притязаний различны и зависят от индивидуальности учащегося, характера фрустрации (психологического состояния, возникающего вследствие помехи, препятствующей достижению значимой для человека цели), реальных возможностей педагога и т.д. Здесь возможны и прямая помощь со стороны учителя, и различные приемы создания перспективы для личности. Эти перспективы могут быть выявлены первоначально в другой области, не связанной с той, в которой обнаружились фрустрации. Затем созданная таким образом активность переключается в сферу, где надо повысить уровень притязаний личности и восстановить снизившуюся самооценку. Бережное отношение к человеческой личности, разумно оптимистический подход к ее перспективам дают педагогу возможность найти стратегию индивидуальной работы с ребенком или подростком, которая будет способствовать пробуждению в нем уважения к себе и уверенности в своих возможностях.

В других случаях для педагога важно несколько снизить уровень притязаний ребенка или подростка, в особенности там, где задачи, которые школьник ставит перед собой, не оправдываются реальной ситуацией, а самооценка возможностей ученика неоправданно завышена: у него появляется зазнайство, возникает своего рода комплекс превосходства и т.п. Необходимость решения подобной задачи подчеркивается не только тем обстоятельством, что школьник с неоправданно завышенным уровнем притязаний встречает решительный отпор в коллективе (рассматривается как хвастун), но и потому, что имеющаяся у него завышенная самооценка, многократно вступая в противоречие с реальными неудачами, порождает острые эмоциональные конфликты. Нередко при этом ученик, пытаясь игнорировать несовместимые с его явно завышенной самооценкой факты личных неудач, проявляет упрямство, обидчивость, ведет себя неадекватно, притворяясь вполне удовлетворенным, или стремится объяснить свои неудачи чьим-то противодействием, чьей-то злой волей, становясь подозрительным, озлобленным, агрессивным. При частом повторении эти психические состояния закрепляются в качестве устойчивых черт.

Психологическая защита личности. Самосознание личности, используя механизм самооценки, чутко регистрирует соотношение собственных притязаний и реальных достижений. Еще в начале XX в. американский психолог У.Джеймс высказал важную мысль о том, что определяющий компонент образа «Я» личности - самоуважение - характеризуется отношением действительных ее достижений к тому, на что человек претендует, рассчитывает. Им была предложена формула, где числитель выражал реальные достижения индивида, а знаменатель - его притязания: Самоуважение = успех/ притязания.

При увеличении числителя и уменьшении знаменателя дробь, как известно, возрастает. Поэтому человеку для сохранения самоуважения в одном случае необходимо приложить максимальные усилия и добиться успеха, что является трудной задачей; другой путь - снижение уровня притязаний, при котором самоуважение, даже при весьма скромных успехах, не будет потеряно. Разумеется, правильно поставленный процесс воспитания призван ориентировать личность на первый способ сохранения самоуважения. Человек в своей деятельности (учебной, трудовой и др.) должен не пасовать перед трудностями, а преодолевать их, обнаруживая свои волевые качества и сильный характер и тем самым сохраняя оптимальное соотношение успеха и разумных притязаний. Но приходится считаться с тем обстоятельством, что иные люди избирают второй путь сохранения самоуважения, снижая уровень притязаний, т.е. прибегают к пассивной психологической защите своего «Я-образа».

Психологическая защита не может быть сведена к одним лишь случаям снижения уровня притязаний, а представляет собой особую регулятивную систему, используемую личностью для устранения психологического дискомфорта, переживаний, угрожающих «Я-образу», и сохранения его на уровне, желательном и возможном для данных обстоятельств.

Понятие о «защитных механизмах» было разработано главой психоаналитической школы 3. Фрейдом. Он предположил, что бессознательная сфера человека (главным образом, сексуальная) сталкивается с «защитными механизмами» сознательного «Я», «внутренней цензурой» личности и в результате этого подвергается различным преобразованиям. Примечательно, что психологическая защита была описана великими писателями, глубочайшими знатоками человеческой психологии Ф.М. Достоевским, Л.Н. Толстым и другими.

К механизмам психологической защиты обычно относят отрицание, вытеснение, проекцию, идентификацию, рационализацию, замещение, отчуждение.

Отрицание - вид психологической защиты, при котором информация, тревожащая человека, не воспринимается.

Вытеснение - активное выключение из сознания неприятной информации или неприятного мотива.

Рационализация - псевдоразумное объяснение человеком своих желаний, поступков, в действительности вызванных причинами, признание которых грозило бы потерей самоуважения.

Идентификация - бессознательный перенос на себя чувств и качеств, присущих другому человеку и недоступных, но желательных для себя.

Проекция - бессознательный перенос на другое лицо, приписывание ему собственных чувств, желаний, переживаний, мыслей и т.д., в которых человек не может себе сознаться, понимая их социальную неприемлемость.

Отчуждение - вид психологической защиты, при котором происходит обособление внутри сознания травмирующих человека факторов.

Замещение - вид психологической защиты, в котором действия, направленные на недоступный объект, переносятся на действие с доступным объектом.



РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ.

Психика, которой обладает индивид, связана с его мозгом и является свойством, посредством которого он строит картину мира и на её основе регулирует свою деятельность. Одновременно индивид обнаруживает себя ещё и как личность, являясь субъектом межчеловеческих, общественных по своей природе отношений.

Развитие психики и развитие личности тесно взаимосвязаны - нельзя представить себе нормального человека, обладающего сознанием, который не выступал бы субъектом межиндивидных отношений, т.е. не был бы личностью. Однако из этого не следует, что личность субъекта и его психика - тождественные понятия.

Поясним сказанное примером. Привлекательность является характеристикой личности человека. Однако она не может рассматриваться как характеристика его психики хотя бы уже потому, что этот человек привлекателен для других, и именно в психике этих людей, осознанно или неосознанно, складывается эмоциональное отношение к нему как к привлекательному человеку, формируется соответствующая установка. Разумеется, привлекательность человека предполагает наличие у него комплекса определенных индивидуально-психологических качеств. Однако никакой даже самый изощренный психологический анализ, обращенный к этим индивидуально-психологическим особенностям, не может сам по себе объяснить, почему в одних сообществах этот субъект оказывается привлекательной, а в других - отталкивающей личностью. Для ответа на этот вопрос необходим социально-психологический анализ этих общностей, и это становится существенным условием понимания личности. Итак, не выявив уровень развития группы, нельзя объяснить причины привлекательности или непривлекательности личности. Можно в подробностях описать качества психики героя или злодея, но вне деяний, ими совершаемых, а следовательно, без анализа тех изменений, которые они этими деяниями (благодеяниями или злодеяниями) производят в жизнедеятельности других людей, охарактеризовать их психологически нельзя, и как личности они перед нами не предстанут.

Человек, оказавшийся на необитаемом острове, надолго, быть может, навсегда отгороженный от общества, не может быть ни благородной личностью, ни подлецом, ни честным, ни бесчестным, ни добрым, ни злым, хотя он еще долго сохраняет те индивидуально-психологические особенности, которые лежат в основе формирования этих характеристик личности.

Отсюда следуют существенные выводы. Психология традиционно рассматривает главным образом вопросы развития психики детей и подростков (формирование памяти, мышления, воображения, воли, чувств и т.д.), выявляет общие возрастные психологические закономерности, при этом обнаруживающиеся, и только отчасти затрагивает проблемы развития личности. Очевидное несовпадение понятий «психика» и «личность», как и понятий «психическое развитие» и «развитие личности», при всем их единстве подсказывает необходимость выделения особого процесса развития личности как социального, системного качества человека, субъекта системы человеческих отношений.

Процесс развития личности, таким образом, не может быть сведен к совокупности развивающихся познавательных, эмоциональных и волевых компонентов, характеризующих индивидуальность человека, хотя и неотделим от них.

Понятие личности хотя и постоянно употребляется, но недостаточно раскрывается и часто оказывается синонимом то сознания, то самосознания, то установки, то психики вообще.

В настоящее время складываются определенные теоретические представления, гипотезы и концепции, которые стремятся дать психологическое обоснование процессу развития личности, не отрывая его от процесса развития психики, но и не растворяя его в общем потоке психического развития ребенка. Так, предложена социально-психологическая концепция развития личности ребенка и подростка.

Чем же обусловлено развитие личности человека в онтогенезе? Детерминантой развития личности является деятельностно-опосредствованный тип взаимоотношений, которые складываются у человека с наиболее референтной (значимой для него) группой (группами) в этот период. Эти взаимоотношения опосредствуются содержанием и характером деятельностей, которые задает эта референтная группа, и общения, которое в ней складывается. Исходя из этого можно сделать вывод, что развитие группы выступает как фактор развития личности в группе.

В соответствии с концепцией персонализации индивид характеризуется потребностью быть личностью (т.е. оказаться и оставаться в максимальной степени представленным значимыми для него качествами в жизнедеятельности других людей, осуществлять своей деятельностью преобразования их смысловой сферы) и способностью быть личностью (т.е. совокупностью индивидуальных особенностей и средств, позволяющих совершать деяния, обеспечивающие удовлетворение потребности быть личностью).

Наилучшие возможности реализации указанной потребности создает такая группа, в которой персонализация каждого - условие персонализации всех.

Развитие личности в относительно стабильной группе. В самом общем виде развитие личности можно представить как процесс ее вхождения в новую социальную среду и интеграции в ней. Идет ли речь о переходе ребенка из детского сада в школу, подростка в новую компанию, абитуриента - в трудовой коллектив, призывника - в армейское подразделение или же говорится о личностном развитии в глобальных масштабах — в его долговременности и целостности - от младенчества до гражданской зрелости, этот процесс нельзя мыслить иначе как вхождение в общественно-историческое бытие, представленное в жизни человека его участием в деятельности различных групп, в которых он осваивается и которые он активно осваивает.

Мера стабильности этой среды различна. Только условно мы можем принять ее как постоянную, неизменяющуюся.

Существует возможность построения модели развития личности при вхождении ее в относительно стабильную социальную среду . В этом случае развитие личности в ней подчинено психологическим закономерностям, которые с необходимостью воспроизводятся почти независимо от специфических характеристик той общности, в которой оно совершается - и в первых классах школы, и в новой компании, и в производственной бригаде, и в воинском подразделении они будут более или менее идентичными. Этапы развития личности в относительно стабильной общности называются фазами развития личности. Могут быть выделены три фазы развития личности: адап­тация, индивидуализация и интеграция.

Первая фаза становления личности предполагает активное усвоение действующих в общности норм и овладение соответствующими формами и средствами деятельности. Принеся с собой в новую группу все, что составляет его индивидуальность, субъект не может проявить себя как личность раньше, чем освоит действующие в группе нормы (нравственные, учебные, производственные и др.) и овладеет теми приемами и средствами деятельности, которыми владеют другие члены группы. У него возникает объективная необходимость «быть таким, как все», максимально адаптироваться в общности. Это достигается (одними более, другими менее успешно) за счет субъективно переживаемых утрат некоторых своих индивидуальных отличий при возможной иллюзии растворения в «общей массе». Субъективно - потому что фактически индивид зачастую продолжает себя в других людях своими деяниями, изменениями мотивационно-смысловой сферы других людей, имеющими значение именно для них, а не только для него самого. Объективно он уже на этом этапе может при известных обстоятельствах выступить как личность для других, хотя в должной мере и не осознавая этот существенный для него факт. При этом в групповой деятельности могут складываться благоприятные условия для возникновения таких черт личности, которых до этого не было у данного индивида, но которые имеются или уже складываются у других членов группы и которые соответствуют уровню группового развития и поддерживают этот уровень. Итак, первая фаза - адаптация.

Вторая фаза порождается обостряющимся противоречием между достигнутым результатом адаптации - тем, что субъект стал таким, «как все» в группе, - и не удовлетворяемой на первом этапе потребностью индивида в максимальной персонализации. На этой фазе нарастает поиск средств и способов для обозначения своей индивидуальности, ее фиксации. Так, например, подросток, попавший в новую для него компанию старших ребят, первоначально стремящийся ничем не выделяться, старательно усваивающий принятые в ней нормы общения, лексику, стиль одежды, общепринятые интересы и вкусы, справившись, наконец, с трудностями адаптационного периода, начинает смутно, а иногда и остро осознавать, что, придерживаясь этой тактики, он как личность утрачивает себя. В максимальной степени реализуя в связи с этим потребность быть идеально представленным в своих приятелях, подросток мобилизует все свои внутренние ресурсы для деятельностной трансляции своей индивидуальности (к примеру, начитанность, спортивные успехи, «бывалость» в отношениях между полами, смелость, граничащую с бравадой, особую манеру в танцах и т.д.), интенсифицирует поиск в этой референтной для него группе лиц, которые могут обеспечить оптимальную его персонализацию. Это вторая фазаиндивидуализация.

Третья фаза детерминируется противоречиями между сложившимся на предыдущей фазе стремлением субъекта быть идеально представленным в других своими особенностями и значимыми для него отличиями - с одной стороны, и потребностью общности принять, одобрить и культивировать лишь те демонстрируемые им индивидуальные особенности, которые ей импонируют, соответствуют ее ценностям, стандартам, способствуют успеху совместной деятельности и т.д., с другой.

Став членами производственной бригады, вчерашние школьники, пройдя адаптацию, на второй фазе становления своей личности стремятся найти пути обозначения своей индивидуальности, своих особенностей, к которым окружающий внимательно присматривается. В результате эти выявившиеся положительные отличия (смекалка, трудолюбие, юмор, самоотверженность и т.п.) принимаются и поддерживаются - происходит интеграция личности в общности. Интеграция наблюдается и тогда, когда не столько индивид приводит в соответствие свою потребность в персонализации с потребностями общности, сколько общность трансформирует свои потребности в соответствии с потребностями индивида, который занимает в этом случае позицию лидера. Впрочем, взаимная трансформация личности и группы всегда так или иначе происходит.

Если противоречие между индивидом и группой оказывается неустраненным, возникает дезинтеграция, ее следствием оказывается либо вытеснение личности из данной общности, либо ее фактическая изоляция в ней, что ведет к закреплению характеристик эгоцентрической индивидуализации, либо ее возврат на еще более раннюю фазу развития. Нередко последнее сопровождается принятием соответствующих воспитательных мер, обеспечивающих эффективную адаптацию молодого человека, которая, очевидно, не была ранее успешно осуществлена и завершена.

Итак, третья фаза - интеграция личности в общности. В рамках этой фазы в групповой деятельности у индивида складываются новообразования личности — черты, которых не было не только у него, но и, быть может, нет и у других членов группы, но которые отвечают необходимости и потребностям группового развития и собственной потребности индивида осуществить значимый «вклад» в жизнь группы.

Каждая из перечисленных фаз выступает как момент становления личности в ее важнейших проявлениях и качествах - здесь протекают микроциклы ее развития. Если человеку не удается преодолеть трудности адаптационного периода в устойчиво значимой для него социальной среде и вступить во вторую фазу развития, у него скорее всего будут складываться качества конформности, зависимости, безынициативности, появится робость, неуверенность в себе и в своих возможностях. Он в продолжение всего пребывания в данной общности как бы «пробуксовывает» на первой фазе становления и утверждения себя как личности, и это приводит к серьезной личностной деформации. Если, находясь уже в фазе индивидуализации и пытаясь обеспечить свою представленность в членах значимой для него общности, он предъявляет им свои индивидуальные отличия, которые те не приемлют и отвергают, как не соответствующие потребностям общности, то это способствует развитию у него таких личностных новообразований, как негативизм, агрессивность, подозрительность, неадекватная завышенность самооценки. Если он успешно проходит фазу интеграции в высокоразвитой просоциальной общности, у него формируются положительные качества личности.

Значительные изменения, подчиненные той же последовательности фаз развития личности, происходят всякий раз, когда существенно преобразуется социальная ситуация, в которую включен индивид. Руководитель, в силу тех или иных обстоятельств лишившийся своей главенствующей роли, вынужден иной раз в той же общности пройти вновь фазу адаптации, найти в себе силы и средства для активной индивидуализации и быть интегрированным в общности за счет того позитивного вклада, который способствует ее развитию и его собственному развитию как личности.

Итак, источником развития и утверждения личности выступает противоречие между потребностью индивида в персонализации и объективной заинтересованностью референтной для него общности принимать лишь те проявления его индивидуальности, которые соответствуют задачам, нормам и условиям функционирования и развития в этой общности. Успешное преодоление этого противоречия обеспечивает интеграцию личности в группе, шире - в системе общественных отношений.

Развитие личности в изменяющейся среде. Социальная среда, в которой существует и изменяется личность, лишь относительно стабильна, и сама находится в состоянии постоянных изменений и развития. Она поворачивается новыми и новыми гранями и включает человека во все новые и новые ситуации, новые группы, вообще в новые обстоятельства жизни. Например, сравнительно плавно протекающее развитие личности в условиях старших классов школы претерпевает изменение при переходе в производственную бригаду или воинское подразделение.

Принятый в одной референтной группе, человек оказывается не интегрированным, отвергнутым в другой, в которую он включается после или одновременно с первой. Ему снова и снова приходится утверждаться в своей личностной позиции. Таким образом, завязываются узлы новых противоречий, усложняющих процесс становления личности, в крайних своих проявлениях приводящие к невротическим срывам. Помимо этого, сами референтные для него группы находятся в процессе развития, образуя динамическую систему, к изменениям которой индивид может приспособиться только при условии активного участия в воспроизводстве этих изменений. Поэтому наряду с внутренней динамикой развития личности в пределах относительно стабильной социальной общности надо учитывать объективную динамику развития тех групп, в которые включается личность, и их специфические особенности, нетождественность друг другу.

Личность развивается в группах, иерархически расположенных на ступенях онтогенеза. Характер и особенности развития личности задаются уровнем развития группы, в которую она включена и в которой она интегрирована.

Личность ребенка, подростка, юноши развивается в результате последовательного включения в различающиеся по уровню развития общности, доминирующие на разных возрастных ступенях, и, таким образом, развитие личности определяется процессом развития группы, в которой она интегрирована.

Особенности интеграции личности в общностях разного уровня развития подчинены специфическим для данных групп закономерностям, и перенос их на группы иной степени развития не может не привести к серьезным теоретическим ошибкам и неверно принятым практическим решениям. Этапы развития личности в изменяющейся социальной среде называют периодами развития.

Возрастная периодизация развития личности. Приведенные выше теоретические основания позволяют понять процесс возрастного развития личности.

Педагогика и психология выделяют следующие возрастные этапы формирования личности: ранний детский возраст (0—3), детсадовский (4—6), младший школьный (6—10), средний школьный (или подростковый) (11—15), старший школьный (или раннюю юность) (16-17).

В раннем детском возрасте развитие личности осуществляется преимущественно в семье, которая, в зависимости от принятой в ней тактики воспитания, либо выступает как просоциальная ассоциация или коллектив (при преобладании тактики «семейного сотрудничества»), либо искажает развитие личности ребенка. Последнее происходит в группах низкого уровня развития, где в отношениях между родителями и детьми доминирует конфронтация. В зависимости от характера семейных отношений может, например, изначально складываться личность ребенка либо как нежного, заботливого, не боящегося признать свои ошибки и оплошности, открытого, не уклоняющегося от ответственности маленького человека, либо как трусливого, ленивого, жадного, капризного себялюбца. Важность периода раннего детства для формирования личности, которая была отмечена многими психологами и роль которого нередко мистифицировалась фрейдизмом, в действительности заключается в том, что ребенок с первого года своей сознательной жизни находится в достаточно развитой группе и в меру присущей ему активности усваивает тип отношений, который в ней сложился, претворяя их в черты своей становящейся личности.

Фазы развития в раннем детском возрасте фиксируют следующие результаты: первая - адаптацию на уровне освоения простейших навыков, овладение языком как средством приобщения к социальной жизни при первоначальном неумении выделить свое «Я» из окружающих явлений; вторая - индивидуализацию, противопоставление себя окружающим: «моя мама», «я мамина», «мои игрушки» и т.д., демонстрирование в поведении своих отличий от окружающих; третья - интеграцию, позволяющую управлять своим поведением, считаться с окружающими, подчиняться требованиям взрослых, предъявлять им реалистические запросы и т.д.

Воспитание и развитие ребенка, начинаясь и продолжаясь в семье, с 3—4 лет протекает одновременно в детском саду, в группе сверстников под руководством воспитателя, где и возникает новая ситуация развития личности. Переход на этот новый этап развития личности не определяется психологическими закономерностями (они только обеспечивают его готовность к этому переходу), а детерминирован извне социальными причинами, к которым относится развитость системы дошкольных учреждений, их престиж, занятость родителей на производстве и т.д. Если переход к новому периоду не подготовлен внутри предыдущего возрастного периода успешным протеканием фазы интеграции, то здесь (как и на рубеже между любыми другими возрастными периодами) складываются условия для кризиса развития личности - адаптация ребенка в детском саду оказывается затрудненной.

Дошкольный возраст характеризуется включением ребенка в группу ровесников в детском саду, управляемую воспитательницей, которая, как правило, становится для него, наравне с родителями, наиболее референтным лицом. Воспитатель, опираясь на помощь семьи, стремится, используя в качестве опосредствующего фактора различные виды и формы деятельности (игровую, учебную, трудовую, спортивную и т.д.), сплотить детей вокруг себя, формируя гуманность, трудолюбие и другие социально ценные качества.

Три фазы развития личности внутри этого периода предполагают: адаптацию - усвоение норм и способов одобряемого родителями и воспитателями поведения в условиях взаимодействия с другими; индивидуализацию - стремление ребенка найти в себе нечто, выделяющее его среди других детей, либо позитивно в различных видах самодеятельности, либо в шалостях и капризах - и в том, и в другом случае при ориентировке на оценку не столько других детей, сколько родителей и воспитательниц; интеграцию - гармонизацию неосознаваемого дошкольником стремления обозначить своими действиями собственную неповторимость и готовность взрослых принять только то в нем, что соответствует общественно обусловленной и важнейшей для них задаче обеспечения ребенку успешного перехода на новый этап - в школу и, следовательно, в третий период развития личности.

В младшем школьном возрасте ситуация развития личности во многом напоминает предшествующую. Три фазы, ее образующие, дают школьнику возможность войти в совершенно новую для него группу одноклассников, которая имеет первоначально диффузный характер. Руководящая этой группой учительница оказывается, по сравнению с воспитательницей детского сада, еще более референтной для детей, поскольку она, используя аппарат ежедневно выставляемых отметок, регулирует взаимоотношения ребенка как с его сверстниками, так и со взрослыми, прежде всего с родителями, формирует их отношение к нему и его отношение к себе «как другому».

Примечательно, что не столько сама по себе учебная деятельность выступает фактором развития личности младшего школьника, сколько отношение взрослых к его учебной деятельности, к его успеваемости, дисциплине и прилежанию. Максимальное значение сама учебная деятельность как личностнообразующий фактор, по-видимому, приобретает в старшем школьном возрасте, которому присуще сознательное отношение к учебе, формирование в условиях воспитывающего обучения мировоззрения (на уроках литературы, истории, физики, биологии и т.д.). Третья фаза периода младшего школьного возраста означает, по всей вероятности, не только интеграцию школьника в системе «ученики-ученики», но и прежде всего в системе «ученики-учительница», «ученики-родители».

Специфическая особенность подросткового периода, по сравнению с предыдущими, состоит в том, что вступление в него не означает вхождение в новую группу (если не возникла референтная группа вне школы, что очень часто случается), а представляет собой дальнейшее развитие личности в развивающейся группе, но в изменившихся условиях и обстоятельствах (появление учителей-предметников вместо одной учительницы в младших классах, зачатки совместной трудовой деятельности в сельском хозяйстве, возможность проводить время на дискотеке и т.д.) при наличии существенной перестройки организма в условиях бурно протекающего полового созревания.

Сами группы становятся другими, качественно изменяются. Множество новых задач в различных значимых видах деятельности порождает множество общностей, из которых в одних случаях формируются просоциальные по своему характеру ассоциации, а в других - возникают ассоциации, тормозящие, а иногда и искривляющие развитие личности.

Микроциклы развития личности подростка протекают для одного и того же школьника параллельно в различных референтных группах, конкурентных для него по своей значимости. Успешная интеграция в одной из них (например, в школьном драматическом кружке или в общении с одноклассницей в пору первой влюбленности) может сочетаться с дезинтеграцией в компании, в которой он до этого не без трудностей прошел фазу адаптации. Индивидуальные качества, ценимые в одной группе, отвергаются в другой группе, где доминируют иная деятельность и иные ценностные ориентации и стандарты, и это блокирует возможность успешного интегрирования в ней. Противоречия межгрупповой позиции подростка не менее важны, чем противоречия, возникающие внутри микроцикла его развития.

Потребность «быть личностью» в этом возрасте приобретает отчетливую форму самоутверждения, объясняемую относительно затяжным характером индивидуализации, поскольку личностно значимые качества подростка, позволяющие ему вписываться, например, в круг дружеской компании сверстников, зачастую отнюдь не соответствуют требованиям учителей, родителей и вообще взрослых, которые стремятся в этом случае отодвигать его на стадию первичной адаптации.

Множественность, легкая сменяемость и содержательные различия референтных групп, тормозя прохождение фазы интеграции, создают вместе с тем специфические черты психологии подростка, участвуют в формировании психологических новообразований. Устойчивую позитивную интеграцию личности обеспечивает вхождение ее в группу высшего уровня развития - либо в случае перехода его в новую общность, либо в результате объединения той же самой группы школьников вокруг захватывающей их деятельности.

Просоциальная референтная группа становится подлинным коллективом, асоциальная ассоциация может переродиться в корпоративную группу.

Процесс развития личности в различных группах - специфическая особенность юности, по своим временным параметрам выходящая за границы старшего школьного возраста, который может быть обозначен как период ранней юности. Адаптация, индивидуализация и интеграция личности обеспечивают становление зрелой личности и являются условием формирования групп, в которые они входят. Органическая интеграция личности в высокоразвитой группе, таким образом, означает, что характеристики коллектива выступают как характеристики личности (групповое как личностное, личностное как групповое).

Таким образом конструируется многоступенчатая схема периодизации, в которой выделяются эры, эпохи, периоды и фазы развития личности.

Выделение «эры восхождения к социальной зрелости» необходимо и целесообразно. Если представить социальную среду в ее глобальных характеристиках как относительно стабильную и помнить о том, что целью воспитания буквально с первых лет жизни ребенка и на протяжении всех последующих остается развитие его личности, то весь путь до осуществления этой цели можно интерпретировать как единый и целостный этап. В таком случае он, в соответствии с обоснованными выше положениями, предполагает три фазы развития личности, ее вхождения в социальное целое, т.е. уже упомянутые адаптацию, индивидуализацию и интеграцию.

Протяженные во времени, они выступают как макрофазы развития личности в пределах одной эры, обозначаемые как три эпохи: детство, отрочество, юность. Именно таким образом дитя в конце концов превращается в зрелую самостоятельную личность, дееспособную, готовую к воспроизводству и воспитанию нового человека, к продолжению себя в своих детях. Третья макрофаза (эпоха), начинаясь в школе, выходит за ее хронологические пределы. Отрочество выступает как эпоха перелома, обострения противоречий, что типично для стадии индивидуализации.

Эпохи подразделяются на периоды развития личности в конкретной среде, в характерных для каждого возрастного этапа типах групп, различающихся по уровню развития. Периоды, в свою очередь, как уже было указано, делятся на фазы (здесь уже микрофазы) развития личности.

Эпоха детства - наиболее длящаяся макрофаза развития личности - охватывает три возрастных периода (преддошкольный, дошкольный, младший школьный), эпоха отрочества и период подросткового возраста совпадают. Эпоха юности и период ранней юности, в свою очередь, частично совпадают (ранняя юность ограничивается рамками пребывания в школе).

Для первой макрофазы (эпохи детства) характерно относительное преобладание адаптации над индивидуализацией, для второй (эпоха отрочества) — индивидуализации над адаптацией (годы перелома, обострения противоречий), для третьей (эпоха юности) — доминирование интеграции над индивидуализацией.

Данная концепция развития личности позволяет объединить подходы социальной и возрастной психологии.

Итак, личность формируется и развивается в условиях конкретно-исторического существования человека, в деятельности (трудовой, учебной и др.). Ведущую роль в процессах формирования личности играют обучение и воспитание.



Темперамент.

Общее понятие о темпераменте. Нельзя найти двух людей, одинаковых по своим психическим свойствам. Каждый человек отличается от других многими особенностями, единство которых образует его индивидуальность. В психологических различиях между людьми существенное место занимают так называемые динамические особенности психики. Как известно, люди заметно отличаются друг от друга по силе отклика на окружающие воздействия, по проявляемой ими энергии, по темпу, быстроте психических процессов. Такого рода особенности существенным образом характеризуют психическую активность индивида, его моторику, эмоциональные проявления. Так, для одного человека более характерна пассивность, для другого - неустанная инициативность, одному присуща легкость пробуждения чувств, а другому - хладнокровие, одного отличают
резкие жесты, выразительная мимика, другого - сдержанность движений, очень малая подвижность лица.

Разумеется, динамические проявления человека могут зависеть от требований ситуации, от воспитанных установок и привычек и т.п. Но психические различия, о которых идет речь, выступают и при прочих равных условиях: в одних и тех же обстоятельствах, при относительном равенстве мотивов поведения. Эти индивидуальные особенности проявляются еще в годы детства, отличаются особым постоянством, обнаруживаются в самых разных сферах поведения и деятельности, т.е. они не являются только чем-то внешним. Многими экспериментальными исследованиями доказано, что в основе такого рода динамических проявлений лежат индивидуально-природные, врожденные свойства человека.

Динамические черты, присущие индивиду, внутренне связаны между собой, составляют своеобразную структуру. Индивидуально своеобразные, чрезвычайно устойчивые психические свойства, обусловленные одновременным действием нескольких психофизиологических механизмов, задающих поведению определённую направленность и определённый диапазон формально-динамическим свойствам моторной, эмоциональной и перцептивной подсистем, называется темпераментом.

История представлений о темпераменте. Термин «темперамент» восходит к воззрениям античной науки на природу индивидуально-психологических различий. Древнегреческая медицина в лице крупнейшего ее представителя Гиппократа (V в. до н.э.) считала, что состояние организма зависит главным образом от количественного соотношения имеющихся в нем «соков» или жидкостей. Такими необходимыми для жизни «соками» считались кровь, желчь, черная желчь и слизь (флегма), и предполагалось, что для здоровья необходимо их оптимальное соотношение. Римские врачи, работавшие несколькими столетиями позже, для обозначения «пропорции» в смешении жидкостей стали использовать слово temperamentum, что означает «надлежащее соотношение частей», от которого и произошел термин «темперамент». Постепенно в античной науке получила признание мысль о том, что не только телесные функции, но и психические особенности людей представляют собой выражение их темперамента, т.е. зависят от пропорции, в которой смешаны в организме основные «соки». Римский анатом и врач Клавдий Гален, живший во II в. до н.э., впервые дал развернутую классификацию разных типов темперамента. Впоследствии представителями античной медицины число типов темперамента было сведено к четырем. Каждый из них характеризовался преобладанием какой-либо одной жидкости.

Смешение жидкостей в организме, характеризующееся преобладанием крови, было названо сангвиническим темпераментом (от латинского слова «сангвис» - кровь); смешение, при котором преобладает лимфа, - флегматическим темпераментом (от греческого слова «флегма» - слизь); смешение с преобладанием желтой желчи - холерическим темпераментом (от греческого слова «холэ» - желчь) и, наконец, смешение с преобладанием черной желчи - меланхолическим темпераментом (от греческих слов «мелайна холэ» - черная желчь).

Эти названия темпераментов сохранились до сих пор, но прежние представления об органической основе психологических различий между людьми имеют теперь по преимуществу исторический интерес.

В течение многих столетий, прошедших со времен античной науки, выдвигались различные новые гипотезы, стремившиеся объяснить причину различий динамических проявлений психики. В истории изучения этой проблемы можно выделить три основных системы взглядов. Самая древняя из них, как мы уже знаем, связывает причину индивидуальных различий с ролью тех или иных жидких сред организма. К этим гуморальным теориям (от латинского humor — влага, сок) относятся получившие широкое распространение уже в новое время представления об особом значении крови.

Так, немецкий философ И.Кант (конец XVIII в.), внесший вклад в систематизацию психологических представлений о темпераментах, считал, что природной основой темперамента являются индивидуальные особенности крови. Близка к такой точке зрения идея русского педагога, анатома и врача П.Ф.Лесгафта, писавшего (в конце XIX - начале XX в.) о том, что в основе проявлений темперамента в конечном счете лежат свойства системы кровообращения, в частности, толщина и упругость стенок кровеносных сосудов, диаметр их просвета, строение и форма сердца и т.д., с чем связаны быстрота и сила кровотока и, как следствие, - мера возбудимости организма и продолжительность реакций в ответ на различные стимулы. Давние представления о значении жидких сред организма получили частичное подтверждение в современных эндокринологических исследованиях, показавших, что такие свойства психики, как та или иная динамика реактивности, чувствительность, эмоциональная уравновешенность, в значительной степени зависят от индивидуальных различий в функционировании гормональной системы.

На рубеже XIX - начала XX вв. сформировалась так называемая соматическая концепция, согласно которой существует связь между свойствами темперамента и телосложением. Широкую известность получили труды немецкого психиатра Э. Кречмера (20-е годы нашего века), в которых обосновываются представления о том, что различия в типах строения тела (некоторые особенности роста, полноты, пропорций частей тела) указывают и на определенные различия в темпераменте. Американский ученый У. Шелдон (40-е годы нашего века) также говорил о прямой зависимости между телесными особенностями и особенностями темперамента. Соматические теории не следует чрезмерно противопоставлять гуморальным: как тип строения тела, так и динамические свойства психики могут быть следствием одной и той же причины - результатом действия гормонов, выделяемых железами внутренней секреции.

Параллельно с представлениями о гуморальных, а затем и тематических источниках различий по темпераменту развивались (начиная с середины XVIII в.) идеи, получавшие все более полное доказательное обоснование, о значении для динамических особенностей психики возбудимости и чувствительности нервов. Самой важной вехой на этом пути явилось обращение И.П. Павлова к изучению свойств головного мозга, органа психики. Великим физиологом было разработано (в 20-30-е годы нашего века) учение о типах нервной системы, или, что то же самое, типах высшей нервной деятельности. И.П. Павлов выделил три основных свойства нервной системы: силу, уравновешенность и подвижность возбудительного и тормозного процессов.

Сила нервной системы - самый важный показатель типа: от этого свойства зависит работоспособность клеток коры, их выносливость. Важное значение имеет и другой показатель - подвижность нервных процессов: установлено, что существуют очень большие индивидуальные различия в скорости, с которой происходит замена одного нервного процесса другим. Весьма значимый показатель и уравновешенность нервной системы: известно, например, что нередко тормозной процесс отстает по силе от возбудительного, степень уравновешенности между ними бывает различной. То или иное сочетание указанных свойств и составляет тип нервной системы.

Некоторые из сочетаний свойств типа, которые встречаются чаще других или же выступают наиболее ярко, и могут, согласно И.П. Павлову, служить объяснением той классификации темпераментов, которая известна с глубокой древности. А именно: сангвиническому темпераменту соответствует сильный уравновешенный быстрый тип нервной системы, флегматическому темпераменту - сильный уравновешенный медленный тип, холерическому - сильный неуравновешенный тип, меланхолическому - слабый тип нервной системы.

Подход к различиям в динамической стороне психики со стороны свойств типа нервной системы положил начало новому этапу в изучении физиологических основ темперамента. В трудах психологов Б.М. Теплова, В.Д. Небылицына (50 - 60-е годы) уточнялись и обогащались представления о свойствах типа высшей нервной деятельности человека. Были открыты новые свойства нервной системы. Одно из них - лабильность (от этого свойства зависит скорость возникновения и прекращения нервного процесса, в отличие от подвижности, характеризующей быстроту смены одного процесса другим). Именно в функциональных особенностях мозга, его коры и подкорки, в свойствах типов нервной деятельности (регулирующих накопление и расход энергии) видит современная наука причины индивидуальных различий по темпераменту (исследования В.С. Мерлина, Я.Стреляу и др.). При этом в последние годы получает распространение точка зрения, согласно которой в основании темперамента лежит общая конституция организма (охватывающая биологические основы психики разного уровня), при этом особо значимое место принадлежит мозговым механизмам (В.М.Русалов).

Общая активность и эмоциональность как стороны темперамента. Центральное место в характеристике темперамента занимает общая психическая активность. Имеется в виду не содержание активности, не ее направленность, а именно ее динамические особенности, сам энергетический уровень поведения. Различия между людьми в этом отношении очень велики. Степень активности распределяется от вялости, инертности на одном полюсе до бурных проявлений энергии - на другом.

Различия по активности, относящиеся к темпераменту, выступают главным образом в следующих формах: выраженность самой потребности, тяга быть деятельным (стремление к продолжению начатой деятельности; сила напора, энергичность производимых действий; выносливость по отношению к напряжению, связанному с активностью); разнообразие производимых действий, склонность к их варьированию; скоростные характеристики реакций и движений (их темп, его нарастание и затухание, резкость и стремительность или же замедленность движений).

Установлено, что динамические проявления активности определенным образом обусловлены свойствами типа нервной системы. Так, интенсивность и устойчивость активности существенно зависят от силы нервной системы, а переменчивость активности и некоторые ее скоростные характеристики - от подвижности и лабильности. В других исследованиях было показано, что психическая активность как черта темперамента непосредственно зависит и от особого свойства нервной системы - активированности (данные Э.А. Голубевой).

Очень большой интерес представляют результаты исследований, показавшие, что слабость типа нервной системы означает не только недостаток силы, малую выносливость, но и повышенную чувствительность, реактивность, т.е. готовность реагировать на незначительные раздражители (более слабая нервная система потому и быстрее утомляется, истощается, что она относительно легче возбуждается). А реактивность - это тоже один из видов активности. В этом отношении у лиц со слабой нервной системой - свои особые предпосылки для проявлений активности. На основе реактивности (в пределах выносливости нервной системы) могут получить развитие быстро возникающие, изобретательные, тонко учитывающие обстоятельства формы активности.

Следует обратить внимание на то, что черты общей психической активности заметно выступают в речедвигательных особенностях, в почерке. Темп и ритм устной речи, движения при письме многое могут поведать об этой стороне темперамента. Впрочем, как и о другой его стороне - эмоциональности.

Динамические различия по эмоциональности проявляются в степени впечатлительности (нетрудно обнаружить, что у некоторых людей достаточно самого незначительного повода, чтобы вызвать эмоциональную реакцию, тогда как у других для этого требуется усиленное воздействие), в импульсивности (этим термином обозначают быстроту, с которой эмоция становится побудительной силой поступков, без предварительного обдумывания и принятия решения их выполнить), в эмоциональной лабильности (имеется в виду скорость, с которой прекращается эмоциональное состояние или происходит смена одного переживания другим).

Таким образом, в динамических чертах психики обнаруживаются как особенности устремлений, действий, так и переживаний. Сфера проявлений темперамента – общая психическая активность и эмоциональность.

Типы темпераментов. До настоящего времени основными типами темперамента считаются те же четыре, которые были выделены античной наукой: сангвинический, холерический, флегматический и меланхолический. Представление о том, какой у человека темперамент, обычно складывается на основании некоторых характерных для данного лица психологических особенностей. Человека с заметной психической активностью, быстро отзывающегося на окружающие события, стремящегося к частой смене
впечатлений, сравнительно легко переживающего неудачи и неприятности, живого, подвижного, с выразительной мимикой и движениями называют сангвиником. Человека невозмутимого, с устойчивыми стремлениями и настроением, с постоянством и глубиной чувств, с равномерностью действий и речи, со слабым внешним выражением душевных состояний называют флегмапиком. Человека очень энергичного, способного отдаваться делу с особой страстностью, быстрого и порывистого, склонного к бурным эмоциональным вспышкам и резким сменам настроения, со стремительными движениями называют холериком. Человека впечатлительного, с глубокими переживаниями, легкоранимого, но внешне слабо реагирующего на окружающее, со
сдержанными движениями и приглушенностью речи называют меланхоликом. Каждому типу темперамента присуще свое соотношение психических свойств, прежде всего разная степень активности и эмоциональности, а также тех или иных особенностей моторики. Определённая структура динамических проявлений и характеризует тип темперамента.

Понятно, что не всех людей можно распределить по четырем типам. Вопрос о разнообразии темпераментов ещё не является окончательно решенным в науке. Но названные типы принято считать наиболее характерными. В жизни достаточно часто встречаются люди, которых можно отнести к тому или другому из этих типов.

Экстраверты и интроверты. В психологии получила определенное признание классификация темпераментов, основанная на учёте таких психологических особенностей, которые обозначают терминами экстраверсия, интроверсия (эти понятия были введены в психологию швейцарским психиатром и психологом К.Юнгом в первой четверти нашего века). Для людей экстравертированного типа характерны направленность на внешний мир, тяга к новым впечатлениям, импульсивность, общительность, повышенная двигательная и речевая активность. Для интровертированного типа характерны фиксация интересов на своём внутреннем мире, склонность к самоанализу, затрудненность к социальной адаптации, замкнутость, некоторая заторможенность движений и речи. Заметим, что собственно к темпераменту может быть отнесён только динамический аспект тех психологических черт, которые отличают эти типы.

В дальнейшем различия по экстраверсии-интроверсии, а также различия по эмоциональной устойчивости (где на одном полюсе - постоянство настроений, уверенность в себе, высокая сопротивляемость отрицательным воздействиям, а на другом полюсе - резкая смена настроений, обидчивость, раздражительность, обозначаемые словами «уровень тревожности») изучались в связи с различиями по свойствам нервной системы (исследования английского психолога Г. Айзенка). Обнаружилось, в частности, что признаки экстраверсии, как и признаки эмоциональной устойчивости, имеют в своей основе менее реактивную нервную систему, тогда как признаки интроверсии, как и эмоциональной тревожности, являются выражением более высокой реактивности. При этом оказалось, что экстраверсия и интроверсия, эмоциональная устойчивость и высокая тревожность могут выступать в разных сочетаниях. В результате с новой стороны наметился подход к основным типам темперамента: сочетание экстраверсии и эмоциональной устойчивости (флегматик), сочетание экстраверсии и эмоциональной неустойчивости (холерик), сочетание интроверсии и эмоциональной устойчивости (флегматик), сочетание интроверсии и эмоциональной неустойчивости (меланхолик).

Однако при таком сочетании двух типологий получается, что у холерика эмоциональная неустойчивость, а у флегматика интроверсия вступают в противоречие с характеристикой силы их нервной системы. По-видимому, проявления реактивности могут и не совпадать с различиями по силе-слабости нервной системы. Несоответствие некоторым исходным данным о физиологических основах темперамента указывает на то, что в сопоставляемых классификациях были взяты разные основания для деления на типы.

Будем учитывать, что классификация типов темперамента в значительной мере условная. На самом деле типов темперамента (как и типов нервной системы) существует гораздо больше, чем четыре. Многие люди, хотя и близки по отдельным своим проявлениям к какому-нибудь из основных типов, но все же не могут быть вполне определённо отнесены именно к данному типу. В случае, когда человек обнаруживает черты разных темпераментов, говорят о смешанном типе темперамента.

Сложность составления типологии темперамента обусловлена ещё и тем, что в ХХ столетии стало известно о существовании психических особенностей, которые также как и свойства темперамента связаны с наследственной предрасположенностью и отличаются высокой стабильностью и типичностью проявлений в самом широком круге ситуаций. Эти свойства были замечены и описаны в тех случаях, когда они проявлялись наиболее ярко и преимущественно с отрицательной стороны, что приносило значительные неудобства либо их обладателям, либо окружающим людям. Вначале они были названы психопатиями, а затем, ввиду их большой распространенности и существования менее ярко выраженных форм, - акцентуациями характера.

К.Шнейдером (1930), П.Б.Ганнушкиным (1933), К.Леонгардом (1981), А.Е.Личко (1983) были описаны около пятнадцати таких типов поведения. Приведем их краткую характеристику.

Циклотимный тип характеризуется склонностью к резкой смене настроения в зависимости от внешней ситуации.

Для астенического типа характерна тревожность, нерешительность, быстрая утомляемость, раздражительность, склонность к депрессии.

К шизоидам относят отгороженных, замкнутых людей, имеющих трудности в установлении контактов.

Демонстративным типом обладают люди с выраженной тенденцией к вытеснению неприятных для субъекта фактов и событий, привлечению внимания к себе, чрезмерной эмоциональностью.

Гипертимный тип характеризуется постоянно приподнятым настроением, жаждой деятельности с тенденцией разбрасываться, не доводить дело до конца.

Застревающий тип имеет следующую характеристику: повышенная раздражительность, стойкость отрицательных аффектов, подозрительность, повышенное честолюбие.

Людей возбудимого типа описывают как обладающих импульсивным поведением, нетерпимостью, конфликтностью, вязкостью мышления, чрезмерной обстоятельностью речи.

Наличие общих с темпераментом характеристик (высокая степень устойчивости, связь с наследственностью) побудило исследователей искать общие для них основания. В результате одни из них (например, В.Г. Норакидзе) стали считать описанные типы поведения патологией темперамента, другие (К.Леонгард, Г.Шмишек) поделили их между собой, отнеся одни к темпераменту, другие, соответственно, к акцентуациям характера. Однако разделение это произведено лишь на основе интенсивности эмоционального воздействия на окружающих, которое само по себе может определятся особенностями физиологических процессов, что исключает их отнесение к сфере характера.

С нашей точки зрения, все эти особенности должны быть отнесены к сфере темперамента. А их чрезмерная заметность для окружающих, по всей видимости, вызвана либо неумением, либо нежеланием ими управлять. В таком случае типологию темперамента необходимо строить с учётом всех имеющихся типов поведения, объединенных такими свойствами, как типичность, высокая стабильность, связь с физиологией организма и наследственностью.

Приведём попытку такой типологии.

Теоретические положения.

1. Типология состоит из трех подсистем: восприятия, изотонических ритмов мышечных сокращений и изометрических ритмов интенсивности мышечных сокращений.

Тип восприятия – свойство темперамента, которое формируется преимущественно на основе физиологических особенностей работы той части нервной системы, которая наиболее тесно связана с восприятием.

Изотонический ритм - свойство темперамента, связанное главным образом с рисунком (кривой) изменения скорости движения во время одного двигательного цикла (поворота головы, жеста, маха рукой, шага, смены позы, произнесения слога и т.д.).

Изометрический ритм – свойство темперамента, формирующееся на основе рисунка (кривой) изменения усилия мышечных сокращений во время одного двигательного цикла.

2. Каждая подсистема представлена определенным количеством элементов (симптомокомплексов).

3. Все подсистемы построены по принципу взаимоисключающих элементов. Т.е. наличие определенного элемента, например подсистемы изометрических ритмов, исключает действие других элементов этой подсистемы.

4. Действие подсистемы относительно независимо друг от друга, т.е. любой элемент, например, подсистемы изометрических ритмов, может сочетаться с любым элементом подсистем изотонических ритмов и типов восприятия.

Типы восприятия.

1. Каутивный (от лат. cautus - осторожный) тип восприятия, выражающийся в усилении неспецифического восприятия, которое переживается как постоянное чувство тревоги (специфическое восприятие ослабляется, в результате чего происходит сужение пространственного поля восприятия и ослабляется контакт с внешним миром). Данное свойство, по-видимому, лежит в основе описания таких типов, как интровертированный (эмоциональная холодность, отсутствие сострадания, направленность на мир своих переживаний), шизоидный(отгороженный, замкнутый, имеет трудности в установлении контактов), психастеничный (тревожные, неуверенные в себе, склонные к постоянным раздумьям и сомнениям), дистимный (чрезвычайно серьёзный, ответственный, сосредоточенный на мрачных и печальных сторонах жизни, имеет склонность к депрессии недостаточно активен).

2. Агентивный ( от лат. agens - активный) тип восприятия, характеризуется усилением работы зон анализаторов, неспецифическое восприятие ослабляется. В результате тревожность значительно ослабляется, а связь с внешним миром, с окружающей ситуацией становится очень интенсивной, что обеспечивает автоматическую, спонтанную реакцию на большинство внешних стимулов. Описанное свойство, вероятно, в той или иной степени представлено в качестве характеристики экстравертированного (направленность личности на мир внешних объектов) типа.

Изотонические ритмы.

1. Толерантный (от лат. tolerantia - терпение, терпеливость, выносливость) изотонический ритм. Для названной динамической особенности свойственна экономная трата энергии, повышенная эмоциональная стабильность, замедленность мышечных сокращений, широкая амплитуда движений. Эта характеристика, по-видимому, используется для описания флегматического типа темперамента и педантичной (трудности с принятием решения, чрезмерная навязчивая аккуратность) акцентуации характера.

2. Интерагентный или взаимодействующий (от лат. inter - между и ago - приводить в движение) изотонический ритм характеризуется тем, что внутренняя или внешняя речь постоянно сопровождает действия человека, который им обладает. Движения - быстрые, плавные, размеренные. Представленное свойство обычно используется для описания сангвинического темперамента.

3.Сенситивный (от лат. sensitivus - чувствительный) изотонический ритм определяет повышенную эмоциональную восприимчивость, легкость порождения эмоций. Движения в характере “всплесков”, как бы отдёргивания. Указанное качество используется в описании меланхолического темперамента, а также в сенситивной и тревожной (робость, стеснительность, тенденция испытывать чувство неполноценности) акцентуациях характера.

4. Мобилитивный (от лат. mobilito - приводить в движение) изотонический ритм обуславливает высокую частоту реакций, внезапность, прерывность, мелкость, дробность, подчеркнутость, интенсивность, как бы акцентированность в движениях, действиях и речи, высокую частоту пространственных перемещений. Данное качество в том или ином виде присутствует в описании холерического типа темперамента.

Изометрические ритмы.

1. Регентный (от лат. rego - управлять) изометрический ритм способствует усилению эмоциональных проявлений, в результате чего образуется постоянная готовность организма к большим физическим нагрузкам, в том числе - к противоборству, которое часто наблюдается и в поведении, и в общении. Данная динамика, особенно в случае её сочетания с мобилитивным моторным ритмом, представляет особую трудность в управлении своим поведением. Если внешние и внутренние условия не способствуют тому, чтобы человек научился владеть им, то в поведении и эмоциях возникает различной степени агрессивность или даже грубость. Однако человек может владеть этой динамической особенностью в совершенстве и тогда практически не одного свойства из характеристик возбудимого или эпилептоидного (недостаточная управляемость, импульсивность поведения, нетерпимость, конфликтность, вязкость мышления, чрезмерная обстоятельность речи) типа обнаружить невозможно.

2. Эдукантный (от лат. educo - воспитывать) изометрический ритм является равномерно умеренно доминантным, обладает достаточно интенсивной энергетической составляющей, а также наделён свойством удерживать индивида на объекте, на котором он сосредоточен, что в случае высокоадаптивных людей способствует тщательности выполняемой работы, её необходимой полноте и законченности. Если человек не может успешно управлять данным эмоциональным свойством, то, вероятно, образуются свойства, которые нам известны из описания застревающей или паранойяльной (повышенная раздражительность, стойкость отрицательных аффектов, болезненная обидчивость, подозрительность, повышенное честолюбие) акцентуации характера.

3. Лудотивный (от лат. ludo - играть) изометрический ритм способствует установке на игровой тип поведения, легкой вживаемости в роль, желанию интриговать, быть импозантным, обаятельным и т.д. В случае плохой управляемости на его основе возникает демонстративная или истероидная (выраженная тенденция к вытеснению неприятных для субъектов фактов и событий, к лживости, фантазированию и притворству, используемым для привлечения к себе внимания, характеризуемая отсутствием угрызения совести, авантюристичностью, тщеславием, «бегством в болезнь» при неудовлетворенной потребности в признании) акцентуация.

4. Скрутантный (от лат. scrutor - исследовать) изометрический ритм характеризуется короткой эмоциональной фиксацией, способствующей постоянному перемещению внимания. Данная динамическая черта обычно используется для описания гипертимной (постоянно приподнятое настроение, жажда деятельности с тенденцией разбрасываться, не доводить дело до конца, повышенная словоохотливость, скачка мыслей) и циклоидной (склонность к резкой смене настроения в зависимости от внешней ситуации) акцентуаций характера.

5. Курантивный (от лат. cura - забота) изометрический ритм у человека проявляется в виде склонности к сопереживанию, эмпатии, участливости, отличается мягкостью и плавностью эмоциональных процессов. В случае нарушений адаптивных возможностей у человека, который им обладает, говорят об эмотивной (чувствительность, глубокие реакции в области тонких эмоций, мягкосердечие, задушевность) акцентуации личности или характера.

6. Тиментный (от лат. timeo - опасаться, страшиться) изометрический ритм ориентирует индивида на поиск возможной опасности, характеризуется также легкостью и, нередко, тонкостью эмоциональных проявлений, что создает эффект их преувеличенности. С этой динамической характеристикой можно сопоставить экзальтированную (одинаковая легкость появления состояний восторга от радостных событий и отчаяния от печальных, крайняя впечатлительность по поводу печальных фактов, жалость, сострадание) акцентуацию.

Общую схему типологии удобно представить в виде параллелепипеда, разделенного на 48 равных частей (типов темперамента) (рис. 1). Верхняя грань каждой части означает определенный тип восприятия. Передняя грань - изометрический ритм. Боковая, соответственно - изотонический ритм.




Характер.

Живя в обществе, человек приобретает определённые свойства, которые накладывают определённый отпечаток на все его проявления и выражают специфическое для него отношение к миру и прежде всего к другим людям. В переводе с греческого характер означает «чеканка», «печать».

Характером называют совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающуюся и проявляющуюся в деятельности и общении, обуславливая типичные для индивида способы поведения.

Личность человека характеризуется не только тем, что он делает, но и тем, как он делает. Действуя на основе общих интересов и разделяемых всеми убеждений, стремясь в жизни к общим целям, люди могут обнаруживать в своём поведении, в своих поступках и деяниях не одинаковые, порой противоположные особенности. Можно наряду с другими людьми испытывать те же трудности, выполнять с равным успехом свои обязанности, любить или не любить одно и то же, но быть при этом мягким, уступчивым или жестким, нетерпимым человеком, весёлым или грустным, уверенным или робким, уживчивым или неуживчивым. Одинаковые по смыслу критические замечания одним человеком делаются всегда в мягкой, вежливой, доброжелательной форме, а другим - грубо и бесцеремонно. При ярких различиях во взглядах на жизнь, несовпадении интересов и культурного уровня, неодинаковых моральных принципах эти закрепившиеся индивидуальные особенности, как правило, бывают ещё более резко выраженными.

Индивидуальные особенности, образующие характер человека, относятся в первую очередь к воле (например, решительность или неуверенность, боязливость) и к чувствам (например, жизнерадостность или угнетённость), но в известной мере и к уму (например, легкомыслие или вдумчивость). Впрочем, проявления характера являются комплексными образованиями и в ряде случаев практически не поддаются разъединению по разрядам волевых, эмоциональных или интеллектуальных процессов (к примеру, подозрительность, великодушие, щедрость, злопамятность и др.).

Структура характера. Характер человеческой личности всегда многогранен. В нем могут быть выделены отдельные черты или стороны, которые, однако, не существуют изолированно, отдельно друг от друга, а являются связанными воедино, образуя более или менее цельную структуру характера.

Структура характера обнаруживается в закономерной зависимости между отдельными его чертами. Если человек труслив, есть основания предполагать, что он не будет обладать инициативностью (опасаясь неблагоприятного оборота инициированного им предложения или поступка), решительностью и самостоятельностью (принятие решения предполагает личную ответственность), самоотверженностью и щедростью (помощь другому может в чём-то ущемить его собственные интересы, что для него опасно). Вместе с тем от человека, трусливого по характеру, можно ожидать приниженности и угодливости (по отношению к сильному), конформности (не оказаться «белой вороной»), жадности (застраховать себя в материальном отношении на будущее), готовности к предательству (во всяком случае, при крайних обстоятельствах, угрожающих его безопасности), недоверчивости и осторожности («беликовское» - по А.П.Чехову - «как бы чего не вышло») и т.д. Разумеется, не всякий человек, у которого в характере доминирует трусость, продемонстрирует структуру характера, подобную описанной выше, включая все перечисленные черты. В разных жизненных обстоятельствах она может быть существенно преобразована и даже может включать качества, казалось бы, противоположные доминирующим (к примеру, трус может быть наглым). Однако общая тенденция к проявлению именно такого комплекса качеств характера для трусливого человека будет преобладать.

Среди черт характера некоторые выступают как основные, ведущие, задающие общую направленность развитию всего комплекса его проявлений. Наряду с ними существуют второстепенные черты, которые в одних случаях определяются основными, а в других могут и не гармонировать с ними. В жизни встречаются более цельные характеры и более противоречивые. Существование цельных характеров обуславливает возможность среди громадного разнообразия характеров выделять определённые их типы, наделённые общими чертами.

Черты характера не могут быть отождествлены с убеждениями, взглядами на жизнь и другими особенностями направленности личности. Один добродушный и весёлый человек может быть высоконравственным и порядочным, а другой - тоже добродушный и весёлый - но при этом не брезгающий никакими, в том числе и нечистоплотными, поступками для достижения своих целей.

Черты характера и отношения личности. Проявляясь в действиях и поступках, в том, в какой мере активно субъект включается в совместную деятельность, характер оказывается зависимым как от содержания деятельности, так и от успешного или неуспешного преодоления трудностей, от далёких или ближайших перспектив в достижении основных жизненных целей.

При этом характер зависит от того, как относится человек (на основе уже ранее сложившихся его особенностей) к своим неудачам и удачам, к общественному мнению и ряду других обстоятельств. Так, люди, обучающиеся в том же классе школы или работающие на равном положении в той же бригаде, приобретают разные черты характера в зависимости от того, справляются ли они с делом. Одних успех окрыляет и побуждает работать или учиться ещё лучше, другие склонны «почивать на лаврах»; одних неудача угнетает, в других пробуждает «боевой дух».

Таким образом, важнейший момент в формировании характера – то, как человек относится к окружающей среде и к самому себе как к другому. Эти отношения являются вместе с тем основанием для классификации важнейших черт характера.

Характер человека проявляется, во-первых, в том, как он относится к другим людям: родным и близким, товарищам по работе и учёбе, знакомым и мало знакомым и т.п. Устойчивая и неустойчивая привязанность, принципиальность и беспринципность, общительность и замкнутость, правдивость и лживость, тактичность и грубость обнаруживают отношение человека к другим людям.

Во-вторых, показательно для характера отношение человека к себе: самолюбие и чувство собственного достоинства или приниженность и неуверенность в своих силах. У одних людей на первый план выступают себялюбие и эгоцентризм (помещение себя в центр всех событий), у других - самоотверженность в борьбе за общее дело.

В-третьих, характер обнаруживается в отношении человека к делу. Так, к числу наиболее ценных черт характера относятся добросовестность и исполнительность, серьёзность, энтузиазм, ответственность за порученное дело и озабоченность его результатами.

В-четвертых, характер проявляется в отношении человека к вещам: не только отношение вообще к собственности, но и аккуратное или небрежное обращение со своими вещами, с одеждой, обувью, книгами, учебными пособиями и т.д.



Способности.

Способности - это такие психологические особенности человека, от которых зависит успешность приобретения знаний, умений, навыков, но которые сами не сводятся к наличию этих знаний, навыков и умений.

Способности и знания, способности и умения, способности и навыки нетождественны друг другу. По отношению к навыкам, умениям и знаниям способности человека выступают как некоторая возможность. Подобно тому как брошенное в почву зерно является лишь возможностью по отношению к колосу, который может вырасти из этого зерна лишь при условии, что структура, состав и влажность почвы, погода и т.д. окажутся благоприятными, способности человека являются лишь возможностью для приобретения знаний и умений. А будут или не будут приобретены эти знания и умения, превратится ли возможность в действительность, зависит от множества условий. В число условий входят, например, следующие: будут ли окружающие люди (в семье, школе, трудовом коллективе) заинтересованы в том, чтобы человек овладевал этими знаниями и умениями: как его будут обучать, как будет организована трудовая деятельность, в которой эти умения и навыки понадобятся и закрепятся, и т.д.

Психология, отрицая тождество способностей и существенно важных компонентов деятельности - знаний, навыков и умений, подчеркивает их единство. Способности обнаруживаются только в деятельности, которая не может осуществляться без наличия этих способностей. Нельзя говорить о способностях человека к рисунку, если его не пытались обучать рисовать, если он не приобрел никаких навыков, необходимых для изобразительной деятельности. Только в процессе специального обучения рисунку и живописи может выясниться, есть ли у обучающегося способности. Это обнаружится в том, насколько быстро и легко он усваивает приёмы работы, цветовые отношения, научается видеть прекрасное в окружающем мире.

В чем же выражается единство способностей, с одной стороны, и умений, знаний и навыков - с другой? Способности обнаруживаются не в знаниях, умениях и навыках как таковых, а в динамике их приобретения, т.е. в том, насколько при прочих равных условиях быстро, глубоко, легко и прочно осуществляется процесс овладения знаниями и умениями, существенно важными для данной деятельности.

Качественная характеристика способностей. Рассматриваемые со стороны их качественных особенностей, способности выступают как сложный комплекс психологических свойств человека, обеспечивающих успех деятельности, как набор «переменных величин», позволяющих идти к цели разными путями.

В основе одинаковых или в чём-то сходных достижений при выполнении какой-либо деятельности могут лежать сочетания весьма различных способностей. Это открывает перед нами важную сторону способности личности: широкие возможности компенсации одних свойств другими, которые человек развивает у себя, трудясь упорно и настойчиво.

Свойство компенсации одних способностей при помощи развития других открывает неисчерпаемые возможности перед каждым человеком, раздвигая границы выбора профессии и совершенствования в ней.

В целом качественная характеристика способностей позволяет ответить на вопрос, в какой сфере трудовой деятельности (конструкторской, педагогической, экономической, спортивной и др.) человеку легче найти себя, обнаружить большие успехи и достижения. Тем самым качественная характеристика способностей неразрывно связана с характеристикой количественной. Выяснив, какие конкретно-психологические качества отвечают требованиям данной деятельности, можно ответить на вопрос, в большей или меньшей степени они развиты у человека по сравнению с его товарищами по работе и учёбе.

Количественная характеристика способностей. Проблема количественных измерений способностей имеет большую историю в психологии. Ещё в конце ХIХ - начале ХХ в. ряд психологов (Кеттел, Термен, Спирмен и др.) под влиянием требований, вызванных необходимостью осуществлять профессиональный отбор для массовых специальностей, выступили с предложением выявлять уровень способностей учащихся. Тем самым предполагалось, что будет установлено ранговое место личности и её пригодность к той или иной трудовой деятельности, к обучению в высших учебных заведениях, к получению командных постов в производстве, армии и общественной жизни.

В качестве способа измерения способностей тогда же стали использовать тесты умственной одарённости. С их помощью в ряде стран (США, Великобритания и др.) осуществляется определение способностей и производится сортировка учащихся в школах, замещение офицерских постов в армии, руководящих должностей в промышленности и т.д. В Великобритании, например, по результатам тестирования производят зачисление в так называемые грамматические школы, дающие право на поступление в университет.

По содержанию тесты умственной одаренности представляют собой ряд вопросов или задач, успешность решения которых (с учётом затраченного времени) исчисляется в сумме баллов или очков. По окончании тестирования подсчитывается сумма очков, которую набрал каждый испытуемый. Это даёт возможность определить так называемый коэффициент умственной одарённости (IQ). При определении исходят из того, к примеру, что средняя сумма очков для детей одиннадцати с половиной лет должна приближаться к 120. Отсюда делается вывод, что любой ребёнок, набравший 120 очков, имеет умственный возраст одиннадцати с половиной лет. На этом основании вычисляется коэффициент умственной одарённости:

IQ= умственный возраст х 100 / фактический возраст ребенка.

Если бы, например, в результате тестирования одну и ту же сумму очков (120) набрали два ребёнка (десяти с половиной и четырнадцати лет) и, таким образом, умственный возраст каждого был бы приравнен к одиннадцати с половиной годам, то коэффициент умственной одарённости детей был бы вычислен следующим образом:

IQ первого ребёнка = 11,5 х 100 / 10,5 = 109,5;

IQ второго ребёнка = 11,5 х 100 / 14 = 82,1.

Коэффициент умственной одарённости выявляет количественную характеристику способностей, якобы некую неизменную, всестороннюю умственную одарённость, или общий интеллект (general intelligence).

Однако научный психологический анализ обнаруживает, что этот