Психология как наука. Природа и качественные особенности психики человека. - Категория деятельности в психологии. Принцип единства сознания и деятельности.



Категория деятельности в психологии. Принцип единства сознания и деятельности.

Рассмотрим итоги деятельностного подхода и причины его появления в психологии. Сначала - общее определение сути концепций, которые называют себя “деятельностными”. Ярче всего эту суть раскрывает крылатая фраза из “Фауста” Гете: “В Деянии начало Бытия”. Можно привести еще слова французского психолога Анри Валлона, ставшие названием его переведенной на русский язык книги - “От действия к мысли”. Но наиболее информативное и одновременно краткое определение сути деятельностного подхода дал один из его сторонников, автор оригинальной концепции Петр Яковлевич Гальперин.

П.Я. Гальперин: “Сейчас в советской психологии активно обсуждается “деятельностый подход” к изучению психики (А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн). По-моему, это означает: требование изучать психическую деятельность не саму по себе, а в составе внешней предметной (в логическом смысле) деятельности субъекта; изучать ее по роли в этой внешней деятельности, которая определяет самую необходимость психики, и ее конкретное содержание, и ее строение; рассматривать психическую деятельность не как безличный процесс (что было характерно для ассоцианистической, физиологической, бихевиористической, гештальтистской и психоаналитической психологии), а как деятельность субъекта в плане психического отражения проблемной ситуации” [8, с.5].

Здесь упомянуты два имени, без которых нельзя представить себе деятельностного подхода в психологии: Сергей Леонидович Рубинштейн и Алексей Николаевич Леонтьев. Каждый из них создал свой вариант теории деятельности. Здесь важно отметить, что существует разный отсчет времени возникновения деятельностного подхода.

Связано это, в частности, с разным представлением об “авторстве” принципа деятельности в психологии. Одни исследователи считают, что принцип деятельности был сформулирован Рубинштейном еще в 1922 году в его статье “Принцип творческой самодеятельности”, в то время как в советской психологии в 20-е и в начале 30-х гг. господствовал “недеятельностный подход”, представленный, в частности, школой Выготского. Другие авторы, наоборот, считают, что фундаментальное значение для развития понятия деятельности имели как раз работы Выготского на рубеже 20-30-х гг., а параллельно шел другой процесс введения категории деятельности в психологию в произведениях Рубинштейна, начиная с 1934 г.

Более правильно говорить о предпосылках деятельностного подхода в психологии, которые начинают складываться в 20-е годы, и появлении такого подхода в 30-е годы. Противостояние двух вариантов деятельностного подхода, о которых мы все время говорим, обнаружилось в явном виде уже позже - на рубеже 40-50 годов.

Условиями возникновения деятельностного подхода в 20-е годы стали, во-первых, кризис в психологии; во-вторых, сдвиг тематики формирующейся советской психологии с довольно абстрактных лабораторных исследований на изучение процессов трудовой деятельности и психических процессов в ней.

Третьим условием появления в нашей стране деятельностного подхода стало неизбежное в тех исторических обстоятельствах обращение психологов к философии марксизма, в которой, как известно, категория деятельности играет чрезвычайно большую роль. Советские психологи провозгласили необходимость создания новой, “марксистской” психологии, которая опиралась бы на философию марксизма (Э. Корнилов, Л.С.Выготский, П.П.Блонский и М.Я.Басов). По оценкам некоторых исследователей, первым ввел в психологию термин “деятельность” М.Я.Басов. Правда, А.Н. Леонтьев считает, что хотя Басов и использовал именно термин “деятельность”, но пытался вложить в него старое содержание [10, с.112,113].

Наконец, в-четвертых, определенная традиция, ставящая в центр психологических исследований “деятельностные” категории, в частности “действие”, была во французской психологии. Владимир Петрович Зинченко, специально анализировавший вопрос истоков деятельностного подхода в варианте Леонтьева, отмечал, что “А.Н.Леонтьев превосходно знал французскую психологию”. Сам Зинченко имел в виду оказавшую влияние на Леонтьева “деятельностую трактовку интеллекта”, идущую от Анри Бергсона к Пьеру Жане, Анри Валлону и Жану Пиаже [11, с.46].

В 1922 г. была опубликована статья С.Л.Рубинштейна “Принцип творческой самодеятельности”, которая послужила как бы этапом на пути “психологического” освоения идей Маркса и конкретной разработки принципа, который получил название “принцип единства сознания и деятельности". В этой статье дается первая формулировка данного принципа. Выходит на эту проблематику Рубинштейн в связи с анализом процесса познания как творческой деятельности. Рубинштейн пишет, что познание всегда есть творческая самодеятельность, и объективность познания предполагает не “рецепцию” (созерцание), а конструктивный характер знания. Деяния исходят из субъекта, он проявляется в своих деяниях - эту мысль можно найти еще у Канта. Но у Канта нет указания на обратное воздействие деяний на субъекта. Рубинштейн формулирует принцип единства субъекта (сознания) и деятельности.

С.Л.Рубинштейн: “Субъект в своих деяниях, в актах творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них созидается и определяется. Поэтому тем, что он делает, можно определять то, что он есть; направлением его деятельности можно определять и формировать его самого. Большие исторические религии понимали и умели ценить эту определяющую силу действий. И культ был не чем иным, как попыткой посредством организации определенных действий породить соответствующее умонастроение... Индивидуальность большого художника не только проявляется, она и созидается в процессе творчества... Лишь в созидании ... этического, социального целого созидается нравственная личность. Лишь в организации мира мыслей формируется мыслитель” [12, с.106].

В этой небольшой статье содержалась фактически программа построения новой деятельностной психологии, пусть еще в зародыше. И это было еще до прихода Выготского в большую психологию, до его методологических формулировок.

В своих работах “ленинградского периода”, продолжавшегося до 1942 г., Рубинштейн утверждает и доказывает, что базу для построения новой конкретной и содержательной психологии может составить философия марксизма.

Рубинштейн анализирует работы Маркса, раскрывает их значение для психологии. Особую роль играет здесь Марксова концепция деятельности.

С.Л.Рубинштейн: “Не в том была ошибка поведенчества, что оно и в психологии хотело изучать человека в его деятельности, а прежде всего в том, как оно понимало эту деятельность... Маркс, пользуясь гегелевской терминологией, определяет человеческую деятельность как опредмечивание субъекта, которое вместе с тем есть распредмечивание объекта... . Вся деятельность человека для Маркса есть опредмечивание его самого, или, иначе, процесс объективного раскрытия его “сущностных сил”... Итак, деятельность человека - не реакция на внешний раздражитель, она также не делание как внешняя операция субъекта над объектом - она “переход субъекта и объект..”. Поскольку деятельность человека есть опредмечивание, объективирование его или переход субъекта в объект, раскрытие в объектах его деятельности его сущностных сил, в том числе его чувств, его сознания, постольку предметное бытие промышленности есть раскрытая книга человеческих сущностных сил, чувственно предлежащяя перед нами человеческая психология...

Но .... опредмечивание или объективирование не есть “переход к объекту” уже готового, независимо от деятельности данного субъекта, сознание которого лишь проецируется вовне. В объективировании, в процессе перехода в объект формируется сам субъект. “Лишь благодаря предметно развернутому богатству человеческого существа развивается, а частью и впервые порождается, богатство субъективной человеческой чувственности: музыкальное ухо, чувствующий красоту формы глаз...” [13, с.24,25].

Итак, деятельность, по Марксу, понимается не как совокупность реакций, а как целенаправленная активность субъекта, продуктивная, общественная по своему характеру, неизбежно включающая в себя “психологические компоненты” в виде целей, языковых и других значений, смыслов и тому подобное.

Таким образом, на основе анализа работ Маркса Рубинштейн намечает объективный подход к анализу сознания человека, о котором говорит и Выготский в несколько ином контексте: бытие сознания не исчерпывается его данностью самосознанию переживающего субъекта: это вторичная, генетически более поздняя форма, появляющаяся у человека. Первой, объективной, формой существования психического является “жизнь и деятельность” [13, с.21]. Отсюда принцип единства сознания и деятельности.

С.Л.Рубинштейн: “Формируясь в деятельности, психика, сознание в деятельности, в поведении и проявляется. Деятельность и сознание - не два в разные стороны обращенных аспекта. Они образуют органическое целое - не тождество, но единство...

Сам факт осознания своей деятельности изменяет условия ее протекания, а тем самым ее течение и характер; деятельность перестает быть простой совокупностью ответных реакций на внешние раздражители среды; она по-иному регулируется; закономерности которым она подчиняется, выходят за пределы одной лишь физиологии; объяснение деятельности требует раскрытия и учета психологических закономерностей. С другой стороны, анализ человеческой деятельности показывает, что самая осознанность или неосознанность того или иного действия зависит от отношений, которые складываются в ходе самой деятельности... Сознание не является внешней силой, которая извне управляет деятельностью человека. Будучи предпосылкой деятельности, сознание вместе с тем и ее результат. Сознание и деятельность человека образуют подлинное единство” [14, с.26,27].

В истории отечественной психологии Рубинштейн сначала сформулировал принцип единства сознания и деятельности именно в такой “абстрактной форме”, а впоследствии этот принцип стал разрабатываться эмпирически в самых различных исследованиях (как в школе Рубинштейна, так и параллельно - в школе Леонтьева).




Оглавление
Психология как наука. Природа и качественные особенности психики человека.
Значения термина “психология”.
Психология и философия.
Представления о душе в досократической философии.
Эпоха эллинизма.
Психология как естественнонаучная и гуманитарная дисциплина.
Различия между естественнонаучной и гуманитарной парадигмами исследования в психологии.
Проблема объективности исследования в рамках гуманитарной парадигмы.
Проблема возможного объединения двух парадигм.
Явления сознания как предмет исследования.
Предмет и задачи психологии поведения.
Проблема бессознательного в психоанализе.
Категория деятельности в психологии. Принцип единства сознания и деятельности.
Проблема единства сознания и деятельности в антропогенезе.
Принцип единства сознания и деятельности в онтогенетических исследованиях.
Проблема единства сознания и деятельности в функционально-генетических исследованиях.
ПРИРОДА И КАЧЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА.
Все страницы