Психология мотивации. - Исследование мотивации в школе К. Левина. Ситуативная мотивация и ее исследования.


Исследование мотивации в школе К. Левина. Ситуативная мотивация и ее исследования.

К. Левин исследовал проблему ситуативного развития мотивации. Поведение субъекта, по К. Левину, определяется жизненным пространством, состоящим из личности и окружения. Личность – система многочисленных непересекающихся друг с другом областей. Каждая область соответствует потребности или квазипотребности и обладает напряжением. Квазипотребность определяет поведение до тех пор, пока цель не достигается.

Окружение – это психологическое пространство, в котором находятся объекты, обладающие валентностью, т.е. способностью привлекать или отталкивать. Объекты, которые могут служить для разрядки, удовлетворяя потребности, приобретают побудительный характер (валентность), что выделяет их из окружения. На субъекта воздействуют силы определенной величины и направления, исходящие от предметов, обладающих валентностью, которые, взаимодействуя, образуют силовое поле. Если на субъекта одновременно воздействуют противоположно направленные силы примерно одинаковой величины, то такая ситуация называется психологическим конфликтом. Например, трехлетний ребёнок пытается достать из морских волн своего игрушечного лебедя. Его притягивает игрушка, но, когда он подходит слишком близко к волнам, его тянет обратно. К. Левин выделил три вида конфликта:

1) стремление – стремление – оба объекта обладают позитивным характером (ситуация буриданова осла);

2) избегание – избегание – например, школьнику надо или доделать ненавистную домашнюю работу или выполнить штрафное задание;

3) стремление – избегание – одно и то же одновременно и привлекает и отталкивает. В условиях такого конфликта приближение к целевому объекту ведет к возрастанию по сравнению с притягивающими отталкивающих сил. На определенном расстоянии от целевого объекта притягивающие силы заметно сильнее отталкивающих. Когда ребёнок переступает границу, образованную точкой пересечения обоих градиентов валентности, отталкивающие силы становятся сильнее и ребенка тянет назад.

Таким образом, величина поведенческой тенденции зависит от величины валентности целевого предмета и расстояния до цели (реального или психологического).

К. Левин ввел понятие квазипотребности, которое также связано с проблемой ситуативного развития мотивации. Квазипотребность – это состояние, которое связано с намерением достичь цели и обладает свойством потребности. Она связана и с исходной потребностью. Например, намерение испытуемого заучить ряд бессмысленных слогов – квазипотребность по отношению к потребности продвинуться вперед в обучении.

Квазипотребность всегда требует разрядки. Существуют два пути разрядки. Первый путь – достижение цели. Квазипотребность определяет поведение до тех пор, пока цель не будет достигнута. Пока квазипотребность не удовлетворена, незавершенное действие психологически сохраняется. Второй путь - замещение невыполненного действия другим действием.

Сила конкретного побуждения зависит от пяти причин:

1) от напряжения и интенсивности потребности;

2) от пространственной удаленности предмета потребности;

3) от психологической удаленности (символическое пространство);

4) от временной удаленности;

5) от прогнозируемой вероятности успеха.

Как теория поля К. Левина, так и теория когнитивного диссонанса Фестингера вызвали большой отклик в психологии. Они являются наиболее обширными иизвестными теориями мотивации. Остановимся более подробно на теории когнитивного диссонанса Фестингера. Диссонанс – это негативное побудительное состояние, возникающее в ситуации, когда субъект одновременно располагает двумя психологически противоречивыми “знаниями” об одном объекте. Когда в 1957 г. Фестингер формулировал свою теорию когнитивного диссонанса, то исходил из теории поля К. Левина и теории когнитивного баланса Хайдера (подробно см. Х. Хекхаузен, т.1, 1986). Однако решающим для него стало любопытное наблюдение: после землетрясения во многих деревнях Индии начали ходить слухи о грядущих новых катастрофах. Эти слухи были тем более удивительными, что деревни, в которых они распространялись, не входили в число пострадавших. Но если предстоит еще худшее, почему бы не подготовиться к нему вместо того, чтобы трястись от страха? Ответ Фестингера на этот парадокс гласит: “Может быть, слухи, предвещавшие наступление еще более ужасной катастрофы, в сущности, служили не поводом для страха, а его обоснованием. Другими словами, люди были уже испуганы землетрясением, а слухи выполняли функцию конкретизации того, чего они могли бы бояться”.

Основным постулатом теории является стремление к гармонии, согласованности и эквивалентности когнитивных представлений внешнего мира и себя. В теории речь идет об отношениях между содержанием когнитивных элементов и мотивационными эффектами, порождаемыми тенденцией к согласованности, если между двумя элементами возникает противоречие. В первую очередь следует выяснить, что понимается в теории под отношениями и элементами. Как правило, рассматриваются отношения только между парой каких-либо элементов. Эти отношения могут быть либо иррелевантными (оба элемента не связаны друг с другом), либо консонантными (один элемент следует из другого), либо диссонантными (из одного элемента следует нечто противоположное другому элементу). Под элементами понимаются отдельные сведения, в том числе убеждения и ценности. Фестингер поясняет: “Эти элементы означают то, что называется познанием, т.е. то, что субъект знает о себе, о своем поведении и о своем окружении. В таком случае они являются “знаниями”, во множественном смысле этого слова. Некоторые из этих элементов – это знание о себе: что некто делает, чувствует, хочет или желает, чем он является и т.п. Другие элементы – это знание о мире, в котором некто живет: что и где происходит, что к чему ведет, что доставляет удовлетворение, а что причиняет боль, на что можно не обращать внимание, а что важно и т.д.”

Так как диссонанс переживается как нечто неприятное, возникает стремление редуцировать его и восстановить согласованность. Вместе с попытками редуцировать диссонанс субъект избегает ситуаций и информации, которые могли бы его увеличить. В сущности, диссонанс можно редуцировать трояким образом: (1) изменив один или несколько элементов в диссонансных отношениях; (2) добавив новые элементы, согласующиеся с уже имеющимися, и (3) уменьшив значимость диссонансных элементов.

Все эти варианты можно продемонстрировать на примере курильщика, узнавшего, что курение способствует возникновению рака легких. (1) Редуцировать диссонанс, изменив один из элементов, он может примерно следующим образом: бросить курить; уменьшить число выкуриваемых в день сигарет и считать себя малокурящим, на которого не распростаняется связь между курением и раком легких; ограничить информацию о раке легких, посчитав, что это заболевание связано только с курением сигарет, а не используемой им трубки. (2)Смягчить диссонанс, добавив новые элементы, он может, вспомнив о многочисленных знакомых курильщиках или о заядлом курильщике, обладающем отменным здоровьем, или о том, что в возникновении рака легких повинны и другие, не поддающиеся учету факторы. (3) Наконец, он может повысить ценность курения, сказав себе, что оно улучшает самочувствие и работоспособность; онтакже может обесценить опасность рака, решив, что не сегодня, так завтра найдут способ его лечения или же вообще усомниться в наличии связи между курением и раком легких (как показывают официальные опросы, некурящие меньше сомневаются в этой связи, чем курящие, у которых сомнение возрастает параллельно с ростом количества выкуриваемых в день сигарет.)

Р. Зайонк (1968) сформулировал девять постулатов, отражающих состояние разработки этой теории в 60-е годы:

1. Когнитивный диссонанс является негативным состоянием.

2. В случае когнитивного диссонанса индивид пытается редуцировать или элиминировать его и старается действовать так, чтобы избежать событий, усиливающих это состояние.

3. При наличии согласованности субъект стремится избегать событий, порождающих диссонанс.

4. Глубина, или интенсивность, когнитивного диссонанса зависит (а) от значимости соответствующих знаний и (б) относительного количества знаний, находящихся друг с другом в отношениях диссонанса.

5. Сила тенденций, перечисленных в пунктах 2 и 3, является прямой функцией от глубины диссонанса.

6. Когнитивный диссонанс можно редуцировать или уничтожить, только (а) добавив новые знания или (б) изменив существующие.

7. Добавление новых знаний редуцирует диссонанс, если (а) новые знания усиливают одну из сторон и тем самым уменьшают долю диссонансных когнитивных элементов или (б) новые знания изменяют значимость когнитивных элементов, находящихся друг с другом в состоянии диссонанса.

8. Изменение существующих знаний редуцирует диссонанс, если (а) новое содержание делает их менее противоречащими остальным знаниям или (б) их значимость понижается.

9. Если новые знания не могут быть использованы или существующие изменены при помощи пассивных процессов, возникнет поведение, когнитивные представления которого будут способствовать восстановлению согласованности. Примером такого поведения является поиск новой информации.

Эти постулаты нашли подтверждение в различных сферах поведения: отчасти в полевых исследованиях, приближенных к реальной жизни; но чаще в искусственных лабораторных экспериментах. По мнению Фестингера, существует пять основных областей феноменов, в которых редукция когнитивного диссонанса играет важную роль. Это повлекло за собой многочисленные исследования этих областей: (1) конфликтов после принятия решения; (2) вынужденного совершения поступков, на которые сам субъект не пошел бы; (3) селекции информации; (4) несогласия с убеждениями социальной группы и (5) неожиданных результатов действий и их последствий. Рассмотрим кратко каждую из этих областей.

1. Конфликты после принятия решения. Выход из конфликта волевым решением легко может вызвать впоследствии когнитивный диссонанс. Когда человек вынужден выбирать одну из двух альтернатив, положительные стороны избранной альтернативы создают диссонанс с принятым решением, напротив, отрицательные стороны отвергнутой и положительные стороны избранной альтернативы повышают согласованность решения. Перед принятием решения в стадии конфликта человек, как правило, осознает возможные последующие конфликты и поэтому пытается заранее уменьшить возникающий после принятия решения диссонанс, например, тщательно собирая информацию о последствиях выбора той и другой альтернативы. Когда решение принято окончательно, психологическая ситуация решительно меняется. Вместо гибкой ориентировки в реальности в случае возникшего диссонанса происходит предвзятое изменение оценок в пользу уже выбранной альтернативы. Очевидна лежащая в основе такого решения тенденция к редукции диссонанса.

Пример находим у Дж. Брема (J. Brehm, 1956). Испытуемые должны были оценивать привлекательность предметов домашнего обихода. В качестве вознаграждения за участие в опыте они могли выбрать и взять с собой по одному предмету из каждой пары. Для одной группы выбор делался между двумя равно привлекательными предметами (высокий диссонанс), для другой – между привлекательным и непривлекательным предметами (низкий диссонанс). При оценке привлекательности после принятия решения во всех случаях оказалось, что избранная альтернатива стала заметно более привлекательной по сравнению с отвергнутой. Изменение было более сильным в условиях высокого диссонанса альтернативы (примерно равной привлекательности альтернативы).

После работы Дж. Брема 1956 г. редукция диссонанса в конфликтах после принятия решения получила многочисленные подтверждения. Стали говорить о так называемом эффекте расхождения. Чем больше имеется альтернатив, между которыми приходится выбирать, и чем качественнее они различаются, тем сильнее бывает зафиксированный эффект расхождения.

В отдельных случаях обнаруживается эффект, противоположный расхождению, - эффект схождения, или эффект сожаления. Он состоит в том, что ценность избранной альтернативы понижается, а отвергнутой – повышается. Согласно Л. Фестингеру, субъективное завышение диссонанса сразу после принятия решения должно выступать как своеобразная защитная реакция у людей, плохо переносящих диссонанс, а именно – как попытка отменить только что принятое решение.

2. Вынужденное согласие. Ситуация вынужденного согласия – это такая ситуация, ведущая к действиям, которые сам субъект не может для себя удовлетворительно обосновать. Диссонанс возникает не просто потому, что субъекта заставляют обещанием вознаграждения или угрозой наказания сделать нечто, чего он по своей воле не сделал бы и что с самого начала выступает для него как чистое принуждение. Выраженность диссонанса особенно велика, когда субъект постепенно и строго добровольно позволяет вовлечь себя в активность, которая по ее завершению оказывается недостаточно компенсированной вознаграждением и представляет как нечто, потребовавшее слишком больших усилий. Чтобы уменьшить возникающий в этой ситуации диссонанс, необходимо задним числом повысить ценность совершенного действия или обесценить его негативные аспекты. Тем самым согласие делается понятным и получает свое обоснование.

Чтобы воспроизвести условия вынужденного, недостаточно обоснованного согласия, были разработаны различные экспериментальные приемы. В первом исследовании Фестингера и Карлсмита (L. Festinger, J.Carlsmith, 1959) испытуемым приходилось выполнять чрезвычайно скучную работу. После этого их просили сказать другим участникам, которым предстояло делать то же самое, что речь идет об очень интересном эксперименте. Одной группе испытуемых платили за это по 20 долларов, другой группе только по 1 доллару. При окончательном подведении итогов выяснилось, что испытуемые, получившие маленькое вознаграждение, считали эксперимент более интересным, чем испытуемые, вознаграждение которых было большим. Возникший в первом случае диссонанс между согласием за небольшое вознаграждение сказать то, что не соответствует действительности, редуцировался ретроспективным искажением фактов.

Брем и Коэн (J. Brehm, A. Cohen, 1962), проанализировавшие впоследствии данные по вынужденному согласию, выявили необходимое условие, которое должно присутствовать наряду с несоответствием значимости определенных знаний, чтобы могла произойти редукция диссонанса. Речь идет о так называемом обязательстве (commitment) субъекта по отношению к избранной альтернативе, осуществление которой вызывает когнитивный диссонанс. Тем самым ограничивается сфера действия теории когнитивного диссонанса. Недостаточно, чтобы между двумя содержательными элементами складывалось отношение диссонанса. Диссонанс возникает в результате действия, переживаемого субъектом именно как собственное, за которое он взялся и несет всю ответственность.

Обязательство как важное условие событий отчетливо выступает в осуществленной Карлсмитом, Коллинзом и Хелмрейчем попытке дальнейшей дифференциации первоначального эксперимента Фестингера и Карлсмита. Речь снова шла о том, чтобы выдать чрезвычайно скучный эксперимент за весьма интересный и поучительный. При первом условии испытуемых просили непосредственно убедить в этом другого человека; при втором им нужно было высказать это убеждение анонимно в форме письменного сообщения. В обоих условиях вознаграждением служит либо 5 долларов, либо полдоллара. Как и ожидалось, редукция диссонанса проявилась лишь при наличии обязательства, т.е. тогда, когда испытуемые должны были внушить другому человеку отношение к эксперименту, отличное от испытанного ими на самом деле. Измеренное впоследствии изменение собственного отношения было тем сильнее, чем меньшее давалось вознаграждение. Если же активность ограничивалась написанием анонимного сообщения, т.е. осуществлялась не в форме социального действия, обнаруживался противоположный эффект – вместо редукции диссонанса возникал своеобразный феномен подкупа: чем большим было вознаграждение, тем сильнее менялось собственное отношение.

3. Селекция информации. Специфическую возможность редуцировать возникающий после принятия решения диссонанс предоставляет отбор информации – на эту возможность Л.Фестингер сразу же обратил внимание. Люди ищут и выбирают ту информацию, которая повышает ценность выбранной альтернативы поведения и обесценивает отвергнутую; противоположная информация при этом игнорируется. Первое исследование этого фактора принадлежит Д. Эрлиху, И. Гутману (1957). Как выяснилось, после приобретения первого автомобиля их владельцы стали обращать больше внимания на рекламу той фирмы, машину которой купили, чем на рекламу фирм, машины которых принимались во внимание при выборе покупки.

4. Несогласие с убеждениями социальной группы. Л. Фестингер, Х. Рикен, С. Шехтер опубликовали в увлекательно написанной книге “Когда пророчество не сбывается” (1956) результаты полевого исследования небольшой религиозной секты, члены которой собрались в одном городке, чтобы вместе дождаться того декабрьского дня, когда землю поглотит всемирный потоп, а сами они спасутся, перебравшись с помощью летающих тарелок на другие планеты. Когда предсказанное событие не состоялось, между ожиданиями и реальностью возник диссонанс, с которым нельзя было мириться и который необходимо было редуцировать. Казалось, что могло бы быть более естественным, чем утрата нелепой веры во всемирный потоп и чудесное спасение? Однако это произошло лишь с теми немногими членами секты, которые находились не в этом городке и которым было поручено ожидать потоп и спасение для себя. Группа же, испытавшая коллективное разочарование, редуцировала диссонанс прямо противоположным образом. Поставленная под удар вера еще более усилилась благодаря взаимному влиянию членов группы, которые активизировали свое миссионерское рвение в отношении несбывшегося пророчества неминуемого всемирного потопа. Редукция диссонанса в данном случае была тесно связана с социальным взаимодействием членов группы.

5. Неожиданные результаты действий и их последствия. В данный раздел входят три комплекса условий редукции диссонанса, которые в отличие от уже рассмотренных не учитывались Фестингером в исходной формулировке теории диссонанса, а были выведены лишь позднее. Первый комплекс условий связан с диспропорцией между значительной затратой усилий и неудачным результатом деятельности. Остальные два комплекса связаны с результатамидеятельности, а именно с самооценкой и побочными последствиями. Рассмотрим поочередно каждый из комплексов.

Тщетные усилия вызывают диссонанс. Чтобы редуцировать его, необходимо попытаться задним числом обосновать затраченную впустую энергию, повысив ценность преследуемой цели деятельности (если не дискредитировать ситуацию).

И. Аронсон отмечал, что диссонанс возникает преимущественно в ситуации, когда деятельность или ее результат противоречит представлению о себе, особенно когда последнее касается способностей или нравственности субъекта. Когнитивный диссонанс должен быть тем больше, чем устойчивее предъявляемые к деятельности ожидания и ожидания, предъявляемые нами к собственной деятельности, устойчивее ожиданий, направленных на чужую деятельность. Один вид результата деятельности, порождающего диссонанс, связан с неожиданными побочными последствиями. Пример можно найти в ранней работе Дж.Брема, заставлявшего школьников за вознаграждение есть овощи, которые они не любили. После этого часть испытуемых столкнулась с неожиданным побочным последствием своего поступка: экспериментатор письменно сообщил родителям, что их ребёнок охотно ест соответствующие овощи. Те испытуемые, с которыми это произошло, начали оценивать привлекательность овощей выше, чем, те, чьи родители не получали никакого письма. Брем называет это эффектом свершившегося факта и выводит его из непредсказуемости негативных побочных последствий.

Таким образом, когнитивное направление разрабатывалось в основном социальными психологами. На первое место при объяснении поведения в этом случае ставились разнообразные ситуационные факторы, а в качестве личностных характеристик брались установки. Но данное направление внесло существенный вклад в решение основных проблем побуждения мотивов, возобновления мотивации, мотивационных конфликтов, действия мотивации и прежде всего когнитивных процессов, участвующих в саморегуляции деятельности.



Оглавление
Психология мотивации.
Понятие потребности, мотива, мотивации. Строение потребностно-мотивационной сферы.
Эволюционное развитие потребностей и их актуализация. Мотивационные установки.
Возможные основания классификации мотивов.
Мотивы и сознание. Смыслообразующая функция мотивов.
БИОЛОГИЧЕСКАЯ МОТИВАЦИЯ: ИНСТИНКТЫ.
Отличительные характеристики мотивации человека.
Проблема базовых потребностей человека.
Мотивационное обусловливание.
Мотивационное опосредствование.
Эмоциональное переключение.
Мотивационная фиксация.
Мотивационная суммация.
Мотивация в бихевиоризме.
Классический психоанализ.
Неофрейдизм.
Исследование мотивации в школе К. Левина. Ситуативная мотивация и ее исследования.
Мотивация в отечественной психологии.
Мотивация отдельных видов деятельности.
Влияние мотивации на деятельность. Закон Йеркса—Додсона.
Все страницы