Психология ощущений. - Эволюция психологических представлений об ощущении.


Эволюция психологических представлений об ощущении.

Рассмотрим вопрос определения сущности и особенностей ощущения в ретроспективе исторического развития психологического познания. Методология решения данной проблемы в основном сводилась к ответу на несколько вопросов:

1. С помощью каких механизмов физические движения внешнего мира трансформируются во внутренние физические движения в органах чувств, нервах и мозге?

2. Как физическое движение в органах чувств, нервах и мозге производят ощущение в том, что Галилей назвал “живым и чувствующим телом”?

3. Какую информацию получает человек с помощью зрения, слуха и других органов чувств, какие сенсорные сигналы необходимы ему, чтобы получать эти ощущения?

Так, античная мысль выработала два принципа, лежащие в основе и современных представлений о природе чувственного образа, - принцип причинного воздействия внешнего стимула на воспринимающий орган и принцип зависимости сенсорного эффекта от устройства этого органа.

Демокрит, например, исходил из гипотезы об “истечениях”, о возникновении ощущений в результате проникновения в органы чувств материальных частиц, испускаемых внешними телами. Атомам – неделимым мельчайшим частицам, проносящимся по вечным и неизменным законам, совершенно чужды такие качества, как цвет и тепло, вкус и запах. Чувственные качества считались присущими не сфере реальных предметов, а сфере взаимодействия этих предметов с органами ощущений.

Среди самих чувственных продуктов Демокрит выделял две категории:

1) цвета, звуки, запахи, которые, возникая под воздействием определенных свойств мира атомов, ничего в нем не копируют;

2) целостные образы вещей (“эйдола”), в отличие от цветов воспроизводящие структуру объектов, от которых они отделяются. Учение Демокрита об ощущениях как эффектах атомных воздействий было первой причинной концепцией возникновения отдельных сенсорных качеств.

Если концепция Демокрита исходила из принципа “подобное познается подобным”, то основоположники теорий считали, что сладкое, горькое и другие чувственные свойства вещей нельзя познать с помощью их самих. Всякое ощущение сопряжено со страданием, - учил Анаксагор. Одного контакта внешнего объекта с органом недостаточно для того, чтобы возникло чувственное впечатление. Необходимо противодействие органа, наличие в нем контрастных элементов.

Аристотель разрешил антиномию подобного – противоположного с новых общебиологических позиций. По его мнению, уже у истоков жизни, где течение неорганических процессов начинает подчиняться законам живого, сначала противоположное действует на противоположное (например, пока пища не переварена), но затем (когда пища переварена) “подобное питается подобным”. Ощущаемая способность трактуется им как уподобление органа чувств внешнему объекту. Ощущающая способность воспринимает форму предмета “без его материи, подобно тому, как воск принимает оттиск печати без железа и без золота”. Первичен предмет, вторично его ощущение, сравниваемое с оттиском, отпечатком. Но этот отпечаток возникает только благодаря деятельности “сенсорной” (“животной”) души. Деятельность, агентом которой является организм, превращает физическое воздействие в чувственный образ.

Таким образом, Аристотель помимо проникновения в орган истечений от предмета, признавал также необходимым для возникновения сенсорного эффекта и процесс, исходящий от самого организма.

На более высокую ступень учение об ощущениях было поднято в арабоязычной науке Ибн аль-Хайсамом. Так, по его мнению, за основу зрительного восприятия следует принимать построение в глазу по законам оптики образа внешнего объекта. То, что в дальнейшем стали называть проекцией этого образа, т.е. его отнесенностью к внешнему объекту, Ибн аль-Хайсам считал результатом дополнительной умственной деятельности более высокого порядка.

В каждом зрительном акте он различал, с одной стороны, непосредственный эффект запечатления внешнего воздействия, с другой – присоединяющуюся к этому эффекту работу ума, благодаря которой устанавливается сходство и различие видимых объектов. Причем такая работа происходит бессознательно. Он явился, тем самым, предшественником учения об участии “бессознательных умозаключений” (Гельмгольц) в процессе непосредственного зрительного восприятия. Таким образом разделялись: непосредственный эффект воздействия световых лучей на глаз и дополнительные психические процессы, благодаря которым возникает зрительное восприятие формы предмета, его объема и т.д.

До XIX века изучение сенсорных явлений, среди которых ведущее место занимала зрительная перцепция, велось преимущественно математиками и физиками, установившими, исходя из законов оптики, ряд физических показателей в деятельности глаза, и открывшими некоторые важные для будущей физиологии зрительных ощущений и восприятий феномены (аккомодацию, смешение цветов и др.). В течение долгого времени нервная деятельность мыслилась по образцу механического движения (Р.Декарт). Ее носителем считались мельчайшие тельца, обозначающиеся терминами “животные духи”, “нервные флюиды” и т.п. По механическому образцу представлялась и познавательная деятельность.

С развитием естествознания зарождались новые представления о свойствах нервной системы. Окончательно было сокрушено представление о том, что процесс чувственного познания состоит в передаче по нервам нетелесных копий объекта.

В первые десятилетия девятнадцатого века идет интенсивное изучение функций глаза как физиологической системы. Значительное место уделяется субъективным зрительным феноменам, многие из которых давно были известны под названием “обманы зрения”, “случайные цвета” и т.п. Так, Мюллер добивается физиологического объяснения иллюзий ценой отрицания различий между ощущениями, правильно отражающими внешний мир, и чисто субъективными сенсорными продуктами. И те, и другие он трактует как результат актуализации заложенной в органе чувств “специфической энергии”. Тем самым реальность превращалась в мираж, созданный нервно-психической организацией. По Мюллеру, чувственное качество имманентно присуще органу, а ощущения определяются исключительно свойствами нервной ткани. Принцип специфической энергии органов чувств – представление о том, что качество ощущения зависит от того, какой орган чувств возбужден.

Другой ученый - Ч. Белл, изучая закономерности построения образа на сетчатке глаза, выдвигает предположение, что деятельность сознания, вмешиваясь в оптические законы, производит переворачивание образа, возвращая его в положение, соответствующее реальным пространственным отношениям. Таким образом, он настаивал на вкладе мышечной работы в построение сенсорного образа. Согласно Ч.Беллу, мышечная чувствительность (а следовательно и двигательная активность) является непременным участником приобретения сенсорной информации.

Дальнейшие исследования органов чувств побуждали рассматривать сенсорные образцы (ощущение, восприятие) как производное не только рецепторов, но и эффекторов. Психический образ и психическое действие соединились в целостный продукт. Такой вывод получил прочное экспериментальное обоснование в опытах Гельмгольца и Сеченова.

Гельмгольц предложил гипотезу, согласно которой работа зрительной системы при построении пространственного образа происходит по аналогу логической схемы. Он назвал эту схему “бессознательным умозаключением”. Бегающий по предметам взгляд, сравнивающий их, анализирующий и т.д. производит операции, в принципе сходные с тем, что делает мысль, следуя формуле: “Если… то…”. Из этого следовало, что построение умственного образа происходит по типу действий, которым организм первоначально обучается в “школе” прямых контактов с окружающими предметами (по мнению А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского). Иначе говоря, осознавать внешний мир в форме образов субъект способен только потому, что не осознает своей интеллектуальной работы, скрытой за видимой картиной мира.

И. Сеченов доказал рефлекторный характер этой работы. Сеченов Иван Михайлович (1829-1905) – русский физиолог и психолог, автор естественнонаучной теории психической регуляции поведения, предвосхитивший в своих работах понятие об обратной связи как непременном регуляторе поведения. Чувственно-двигательную активность глаза он представил как модель “согласования движения с чувствованием” в поведении целостного организма. В двигательном аппарате вместо привычного сокращения мышц он увидел особое психическое действие, которое направляется чувствованием, то есть психическим образом среды, к которой оно (и организм в целом) приспосабливается.

В конце XIX века исследования ощущений были детерминированы желанием исследователей расщепить “материю” сознания на “атомы” в виде простейших психических образов, из которых она строится (В.Вундт). Ощущения в лаборатории Вундта, изучаемые с помощью метода интроспекции, представлялись как особые элементы сознания, доступные в своем истинном виде только наблюдающему их у себя субъекту.

Современные взгляды относительно физиологических основ ощущений интегрируют все то полезное, что было накоплено различными учеными в предыдущие века и десятилетия.