Аспект текстовой формы.

Целесообразно выделить для рассмотрения с психологической точки зрения еще один аспект речевых текстов, который можно обозначить как аспект текстовой формы. В круг рассмотрения более или менее органично войдут тогда разнообразные приемы, при­меняемые говорящим для того, чтобы быть понятым и произвести замеченное или интуитивно предполагаемое воздействие (разу­меется, в доступных пределах). Среди приемов текстовой формы можно назвать:

- композиционные особенности текста, выстроенность речи (письменной или устной), т.е. способы организации текстового материала, служащие удобству его восприятия и пони­мания слушающими;

- соблюдение естественности речи, стилисти­ческой адекватности;

- выполнение требований необходимой доста­точности (неизбыточности) речи, употребление соответствующей лексики, грамматических форм и др.

Спрашивается, почему объединяются, казалось бы, очень раз­ные речевые приемы? Они объединяются на основании глубинного родства, состоящего в их тесной связи с природой порождающего и воспринимающего речевого механизма (испытывающего, без сомнения, корректирующие влияния социального окружения). Де­ло в том, что если бы человек мог передавать другим свои мысли и чувства непосредственно (как это иногда бывает в фантастичес­ких романах), то они могли бы представлять единый и целостный образ, одновременно охватывающий и передающий мыслимое со­держание. Однако такие явления не известны науке. Речевая же передача состоит, как это отмечал еще А.А.Потебня, в возбужде­нии у слушателей образа, подобного тому, какой есть у говорящего, посредством последовательных и косвенных словесных воздей­ствий. Этот длящийся во времени процесс предполагает естествен­ность его течения, соответствие природе мозгаи законам высшей нервной деятельности. Лишь следуя этим законам, человек может быть понят и окажет желательное воздействие на слушающих. Выработанные народами в ходе употребления языка речевые фор­мы в неявном виде построены с учетом возможностей нервной си­стемы человека обрабатывать речевой материал. К сожа­лению, и к настоящему времени наука не много знает относительно глубинных природных оснований речи.

Если рассматривать вопрос о текстовых формах во всем его объеме, без ограничений, то он окажется непомерно широким. Он потребует обращения к исследованиям композиции и структуры литературных произведений, анализа различных художественных приемов, разнообразных правил ведения и выражения мысли в тек­стах. Это область, исследуемая прежде всего литературоведчески­ми науками. В наше время она мало соприкасается с психологией, хотя по идее рассматриваемые литературоведением объекты растут из того же психологического корня, что и другие речевые формы. Мы обратимся лишь к таким мате­риалам, характеризующим текстовые формы, которые имеют пси­хологическую трактовку. Эти материалы заметно различны при рассмотрении письменных и устных текстов.

Что касается письменной речи, то ее организация изучалась многими исследователями. Н.И.Жинкин развил представление о внутренней организации письменного текста, изучая материалы сочинений учеников средней школы. По его данным, в тексте обнаруживается главный предмет описания, воспринятый из дей­ствительности. В восприятии различные признаки предмета даны слитно, а при описании они должны быть разъединены, затем объединены по грамматическим правилам связи слов в предложениях. Все это должно быть произведено таким образом, чтобы вос­принимающий текст человек мог восстановить то содержание, которое было у автора. Главный предмет описания дается с помощью системы предикатов, они последовательно раскрывают состав признаков описываемого предмета. Поскольку признаки предмета не рядоположны, а образуют по их существенности иерархию, то и предикаты выстраиваются в определенном порядке, характе­ризуя главные, дополнительные и дополнительные к дополнительным признаки.

Таким образом, текст строится на основе характери­стики предмета по его признакам, на основе представления о том, как человек видит и понимает описываемый объект. Большое внимание обращено на признак связности текста. В полноценном повествовании каждое предложение содержит ука­зание на наличие объединяющей или разъединяющей связи с со­седствующими предложениями.

Также в тексте можно выделить различные уровни в “смысловых зонах”. Объектный уровень, соответствующий объектам действительности, содержит фактографическую инфор­мацию; метауровни включают теоретическую информацию, анализирующие, оценочные, эмоциональные и другие суждения. Содержание различных уровней текста по-разному отражается в сознании людей и удерживается в памяти. Графическое, в виде диаграмм, представление структуры уровней позволяет формализовать иерархическое строение смыслов произведения, воспринимать “ход мыслей” в тексте.

По сравнению с письменными текстами устная речь подчиняет­ся в существенной мере иным правилам. Различия между устной и письменной речью настолько ощутимы, что неироническое ис­пользование приемов письменной речи в обыденных условиях про­изводит обычно отталкивающее впечатление. Некоторыми основными характеристиками устной речи являются:

- неоформленность синтаксических и семанти­ческих связей в пределах отдельных предложений и развернутых текстов. Появляющиеся элементы не получают точного структур­ного места в отношении других элементов. Фиксируются лишь не­которые, преимущественно ближайшие связи слов и предложений, в результате чего дискретность текстовых элементов ослабева­ет, отдаленные элементы сопоставляются между собой, образуя смысловые конгломераты;

- систематическое нарушение даже очевидных и легко улавливаемых связей. Это реализует­ся с помощью ряда приемов. Один из наиболее распространен­ных - инверсия слов в предложении, разрыв синтаксической кон­струкции. Так, например, письменная форма предложения “Один знакомый мальчик пришел к нам в гости” в устной речи естественно модифицируется: “К нам знакомый пришел мальчик один в гости”;

- характерное появление сплавленных предикатов: “А что это за фильм - я прочитал - будет?”;

- перебивы себя говорящим с помощью посто­ронних слов (“вот”, “значит”, “ну”), повторы отдельных слов и частей текста. Эти приемы помогают подготовиться к следующему отрезку речи, а также ослабляют структурные связи текста;

- усиление разрыва связей, достигаемое путем вынесения имени обсуждаемого предмета из середины фразы в начало в фор­ме именительного падежа, независимо от того, какая форма требо­валась внутри фразы: “Книга эта - где купили?” Аналогично вы­носится вперед глагол в инфинитиве: “Письмо написать - это я зав­тра”.

Еще в большей мере деструктурированным, чем отдельные выс­казывания, может оказаться развернутый устный текст, для которого характерны:

- чересполосица межфразовых связей;

- нанизыва­ние синтаксических сегментов;

- возвращения к сказанному;

- пов­торения.


Общий смысл устного текста возникает в результате пе­рестановок смысловых частей, важно лишь, чтобы говорящий дал необходимый материал для осуществления требуемых сопостав­лений.

Большим своеобразием отличается лексика разговорной речи. Для нее характерно употребление:

- слов с размытой и широкой семантичес­кой сферой (“штука”, “вещь”, “дело”);

- “слов-губок”, заменяющих многие определенные обозначения (“стекляшка”, “держалка”, “хваталка”);

- обобщенных и синкретических номинаций (“У тебя есть чем писать?”, “В зеленом за вами”, “Прошлогодняя картошка меня из строя выбила”);

- разнообразных экспрессивных словообразований.

Активное индивидуальное словотворчество - характерная черта разговорной речи. Слово выступает как конструкция, состоящая из элементов с четко осознанным самостоятельным значением. Функционируют модели словообразования:

- 1) по типу соединения морфемных элементов: попутка (попутная машина), газировка, товарняк, двушка, легко­вушка;

- 2) по типу усечения: бад (бадминтон), маг (магнитофон), преф (преферанс);

- 3) по типу вербализации орфоэпических сок­ращений: КЭМЭ (километр), РЭ (рубль), коп (копейка), КЭГЭ (килограмм).

Отмечаются специализированные формы построения устных текстов. Заметна тенденция начинать с того, что кажется говоря­щему наиболее важным, является исходным пунктом мысли, быстрее всего дает информацию о цели сообщения и направляет на нее внимание. Соответственно, в конечную позицию ставятся менее ценные для коммуникации компоненты, часто они проявляются в виде дополнительных ассоциаций. Эта тенденция не абсо­лютна, сила ее проявления зависит от конкретных коммуникатив­ных условий.

Описанное приводит в связь лишь самые общие особенности внутреннеречевых процессов и неподготовленной речи (т.е. одного из вариантов текстовой формы). Важно, однако, что все эти факты позволяют через описание речевых проявлений перейти к характери­стике психологических (или психофизиологических) особенностей говорящего человека.




Оглавление
Психология речи.
Проблема языка и сознания.
Речь и общение.
Развитие коммуникации в филогенезе.
Виды и функции речи.
Основные психологические теории, рассматривающие процесс формирования речи.
Теории научения.
Преформистская теория развития речи.
Конструктивистская теория усвоения языка.
Релятивистские теории языка.
Этапы построения развернутой речи.
Роль речи в протекании психических процессов.
Речь как инструмент мышления.
Соотношение мышления и речи.
Анатомо-физиологические механизмы речи.
Строение речевого аппарата.
Психофизиологические механизмы речи.
Вторая сигнальная система.
Взаимодействие первой и второй сигнальных систем.
Межполушарная асимметрия и речь.
Особенности развития речи в онтогенезе.
ПРОБЛЕМА ЕДИНИЦ ЯЗЫК.
Слово как единица речи.
Значение слова.
Фраза как единица высказывания.
Текст как объект анализа психолингвистического и психологического подходов.
Аспект текстовой формы.
Исследовательские подходы к изучению речи.
Исследования речи как акустического явления.
Психолингвистическое исследование речи.
Лингвистическое исследование речи.
Объективные методы изучения многомерных связей речи.
Норма и патология в речи.
Классификация форм речевой патологии.
Алалия (дефект речи).
Афазия (расстройство речи).
Расстройства активной речи (устной или письменной).
Нарушения восприятия речи.
Все страницы