Гуманистическое направление в теории личности.

Гуманистическая психология - направление в психологии, признающее своим главным предметом личность как уникальную целостную систему, которая представляет собой не нечто заранее заданное, а “открытую возможность” самоактуализации, присущую только человеку.

Термин гуманистическая психология был придуман группой персоноло­гов, кото­рые в начале 1960-х гг. под руководством Маслоу объединились с целью созда­ния жизнеспособной теоретической альтернативы двум наиболее важным интел­лектуальным течениям в психологии - психоанализу и бихевиоризму. Гуманисти­ческая психология не является строго организованной теоретической системой - лучше рассматривать ее как движение (т. е. особую группу теоретических под­ходов к личности и клинической психологии). Маслоу назвал свой подход психологической третьей силой. Хотя взгляды сторонников этого движения составляют до­вольно широкий спектр, они все-таки разделяют определенные фундаменталь­ные концепции на природу человека. Практически все эти концепции имеют глубокие корни в истории западного философского мышления. Гуманисти­ческая психология глубоко уходит корнями в экзистенциаль­ную философию, разработанную такими европейскими мыслителями и писателями, как Серен Кьеркегор (1813-1855), Карл Ясперс (1883-1969), Мартин Хайдеггер (1889-1976) и Жан-Поль Сартр (1905-1980). Некоторые выдающиеся психологи также оказали влияние на развитие гуманистического подхода к личности. Наиболее известными среди них являются Эрих Фромм, Гордон Олпорт, Карл Роджерс, Виктор Франкл и Ролло Мей.

Экзистенциалистский взгляд на человека берет начало из конкретного и спе­цифического осознания уникальности бытия отдельного человека, существующего в конкретный момент времени и пространства. Экзистенциалис­ты полагают, что каждый из нас живет как «сущий-в-мире», осознанно и болезненно постигая наше существование и конечное несуществование (смерть). Мы не существуем вне мира, и мир не имеет значения без нас, живущих в нем. Отвергая понятие, что человек является продуктом либо наследственных (генетических) факторов, либо влия­ния окружающей среды (особенно раннего влияния), экзистенциалисты подчеркивают идею о том, что в конце концов каждый из нас ответствен за то, кто мы и чем становимся. Как сказал Сартр, «человек не что иное, как то, чем он делает себя сам. Таков первый принцип экзистенциализма». Следователь­но, экзистенциалисты полагают, что каждому из нас брошен вызов - мы все стоим перед задачей наполнить нашу жизнь смыслом в этом абсурдном мире. Тогда «жизнь есть то, что мы из нее делаем». Разумеется, уникальный человеческий опыт свободы и ответственности за придание своей жизни смысла не дается даром. Иногда свобода и ответственность могут быть тяжелой и даже пугающей ношей. С точки зрения экзистенциалистов, люди осознают, что они в ответе за свою судь­бу и поэтому испытывают боль отчаяния, одиночество и тревогу.

Только сами люди, брошенные в водоворот жизни в данный момент времени и в данном месте, ответственны за выбор, который они делают. Это не означает, что, если людям дана свобода выбора, они непременно будут действовать в своих соб­ственных интересах. Свобода выбора не гарантирует, что выбор будет безупреч­ным и мудрым. Если бы это было так, люди не страдали бы от отчаяния, отчужде­ния, тревоги, скуки, вины и множества других навязываемых себе неприятных чувств. Для экзистенциалистов вопрос заключается в том, может или нет человек жить подлинной (честной и искренней) жизнью в осознанной последовательнос­ти ее случайностей и неопределенностей. Так как экзистенци­альная философия полагает, что каждый человек ответствен за свои действия, она апеллирует к гума­нистической психологии. Теоретики-гуманисты также подчеркивают, что каждый человек является главным архитектором своего поведения и жизненного опыта. Люди - мыслящие существа, переживающие, решающие и свободно выбирающие свои действия. Следовательно, гуманисти­ческая психология в качестве основной модели принимает ответственного человека, свободно делающего выбор среди предоставленных возможностей. Как заметил Сартр: «Я есть мой выбор».

Наиболее важная концепция, которую гуманистические психологи извлекли из экзистенциализма, - это концепция становления. Человек никогда не бывает статичен, он всегда находится в процессе становления. Студент старших курсов колледжа решительно отличается от меняющего одежду хихикающего подростка, каким он был четыре года назад. А еще через четыре года он может стать совер­ шенно другим из-за того, что освоит новые пути в жизни, например, станет роди­телем или сделает профессиональную карьеру. Таким образом, как свободное существо человек ответствен за реализацию как можно большего числа возмож­ностей, он живет по-настоящему подлинной жизнью, только если выполняет это условие. Следовательно, с экзистенциально-гуманистической точки зрения, поиск подлинного существования требует чего-то большего, чем удовлетворение биоло­гических потребностей и сексуальных или агрессивных побуждений. Люди, отказывающиеся от становления, перестают расти: они отрицают, что в них самих заложены все возможности полноценного человеческого существования. Для гуманистического психолога такой взгляд является трагедией и извращением того, чем может быть человек, так как он ограничивает свои жизненные возможно­сти. Проще говоря, будет ошибкой, если люди откажутся от возможности сделать каждый момент своего бытия максимально насыщенным и наилучшим образом выявить свои способности. Кто отказывается принять вызов и создать до­стойную жизнь, полную смысла, совершает то, что экзистенциалисты называют преда­тельством. Тот, кто предал свою человеческую сущность, не в состоянии решить основные вопросы своего существования. Кто я? Моя жизнь имеет смысл или она абсурдна? Как я могу реализовать мою человеческую природу, даже если я навеки один в этом мире? Вместо этого он видит смысл жизни в слепом подчи­нении ожиданиям общества, о нем говорят, что он живет неподлинной жизнью.

Несмотря на то, что становлению отводится большая роль, гуманистические психологи признают, что поиск подлинной и полной смысла жизни не легок. Это особенно справедливо в век глубоких культурных перемен и конфликтов, когда традиционные убеждения и ценности больше не являются адекватными путевод­ными вехами для жизни или для нахождения смысла существования человека. В бюрократическом обществе индивидуум стремится к деперсонализации и исчезно­вению в группе. Так, многие люди становятся отчужденными и отстраненными -чуждыми себе и окружающим. Другим не хватает «мужества быть» - уйти от старых шаблонов, настоять на своем и искать новые и эффективные пути для лучшей самоактуализации. Они предпочитают полагаться на то, что одобряется и ценится друзьями, семьей, учителями, религией, социальными установками или обществом в целом. Но свобода строить свое существование может быть как прокля­тьем, так и благословением: гуманистические психологи утверждают, что преодо­ление этой проблемы может побудить человека сделать что-то стоящее в жизни. Люди должны принять на себя ответственность за выбор и направление своей судьбы, так как хотели того или нет, но они пришли в этот мир и ответственны за одну человеческую жизнь - свою собственную. Избегать свободы и ответствен­ности - значит быть неподлинным (неаутентичным), вести себя предательски и, в конце концов, жить в отчаянии безнадежности.

Наконец, экзистенциалисты утверждают, что единственная реальность, из­вестная кому-либо, это реальность субъективная, или личная, но не объективная. Такой взгляд можно охарактеризовать в сжатом виде как феноменологическое, или «здесь-и-сейчас» направление. И экзистенциалисты, и гуманистические пси­хологи подчеркивают значение субъективного опыта как основного феномена в изучении и понимании человечества. Теоретические построения и внешнее пове­дение являются вторичными по отношению к непосредственному опыту и его уникальному значению для того, кто его переживает. Так, Маслоу напоминал нам: «Ничто не заменит опыт, совершенно ничто».

В различных теоретических трудах Маслоу выдвигал свою интерпретацию того, что составляет гуманистическую теорию личности. Как вскоре станет совер­шенно очевидно, его персонологическое направление резко отличается от теорий, доминирующих в последние 50 лет, особенно от психоанализа и бихевиоризма. Но прежде чем подробно разбирать, что представляет собой данный подход к личности, давайте рассмотрим ключевые элементы гуманистической психо­логии Маслоу.



Оглавление
Теории личности.
Топографическая модель.
Структура личности.
Инстинкты – движущая сила поведения.
Инстинкты в действительности.
Индивидуум как единое и самосогласующееся целое, а человеческая жизнь как активное стремление к совершенству.
Индивидуум как творческое и самоопределяющееся целое; социальная принадлежность индивидуума.
Чувство неполноценности и компенсация.
Комплекс неполноценности и его истоки.
Структура личности.
Архетипы.
Эго-направленность.
Психологические функции.
Эрик Эриксон: эго - теория личности.
Гуманистическая теория Эриха Фромма.
Механизмы бегства.
Позитивная свобода.
Экзистенциальные потребности человека.
Социокультурная теория личности Карен Хорни.
Развитие личности.
Базальная тревога: этиология неврозов.
Невротические потребности: стратегии компенсации базальной тревоги.
Ориентация на людей, от людей и против людей.
Психология личности в теории Гордона Олпорта.
Концепция черт личности.
Теория черт личности Рэймонда Кеттела.
Теория типов личности Ганса Айзенка.
Взгляд Скиннера на психологию личности.
Личность с точки зрения бихевиористского направления.
Респондентное и оперантное поведение.
Личностные конструкты: модели для действительности.
Формальные свойства конструктов.
Типы конструктов.
Гуманистическое направление в теории личности.
Индивидуум как единое целое.
Неуместность экспериментов на животных.
Внутренняя природа человечества и творческий потенциал.
Акцент на психическом здоровье.
Мотивация: иерархия потребностей.
Точка зрения Роджерса на природу человека.
Руководящий мотив в жизни: тенденция к актуализации.
Феноменологическая позиция Роджерса.
Все страницы