Теория власти и политической системы

Теория власти и политической системы.

ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН.

Теория власти и властных отношений. Понятие и сущность власти. Субъект и объект власти. Ресурсы, основания, виды власти. Политическое господство. Легитимность власти. Разделение властей. Политическая элита. Политическое лидерство.

Теория политической системы. Понятие, основные концепции, структура политической системы. Типология политических систем. Политический режим: тоталитаризм, авторитаризм, демократия. Понятие, история развития и современные формы демократии. Обоснования демократии. Политические институты. Государство, его признаки и функции. Государственный суверенитет, конституция, государственная власть. Формы и виды государства. Гражданское общество. Политические партии и партийные системы. Группы интересов. Группы давления.


Понятие и сущность власти.

Основой политики является власть. Она способствует удовлетворению целого комплекса интересов, в том числе общих, групповых и частных. В то же время она является объектом борьбы и сотрудничества различных групп, партий, движений, а также индивида и государства. В принципе само понятие “власть” очень широко употребляется в обыденной жизни и в научной литературе, причем в самых различных смыслах. Например, социологи говорят о власти социальной, политологи о власти политической, психологи о власти человека над собой и т.д.

В научной литературе существуют разнообразные определения власти. Каждая из дефиниций акцентирует внимание на той или иной стороне или проявлении власти и связана с определенным подходом к ее анализу. Можно выделить следующие важнейшие аспекты трактовки власти.

1. Телеологические (с точки зрения цели) определения характеризуют власть как способность достижения поставленных целей, получения намеченных результатов. “Власть может быть определена как реализация намеченных целей”, - пишет Б.Рассел (1872-1970). Эти определения распространяют власть не только на отношения между людьми, но и на взаимодействие человека с окружающим миром. В этом смысле говорят, например, о власти человека над природой.

2. Системная трактовка власти исходит из производности власти не от индивидуальных отношений, а от социальной системы, рассматривает власть как “способность системы обеспечивать исполнение ее элементами принятых обязательств”, направленных на реализацию ее коллективных целей. Автором этой концепции является Т.Парсонс (1902-1979), который рассматривает власть как отношения неравноправных субъектов, чье поведение обусловлено их “ролями” (например, управляющих и управляемых). Согласно системной трактовке, власть является способностью субъекта действовать, производная от его статуса и функций в общественной системе. Подобная трактовка вытекает из общей теории действия, которая рассматривает общество как структурно расчлененную целостную систему, в которой каждый элемент выполняет определенные функции для поддержания ее жизнеспособности. Социальная роль каждого индивида определяет стиль ожидаемого от него поведения. Власть, по теории Парсонса, осуществляет ряд жизнеобеспечивающих функций: предписывает индивидам выполнять обязанности, определенные общественными целями, мобилизует их ресурсы для достижения общественных целей. Некоторые представители системного подхода трактуют власть как средство социального общения, позволяющее регулировать групповые конфликты и обеспечивать интеграцию общества.

3. Структурно-функционалистские интерпретации власти рассматривают ее как способ самоорганизации человеческой общности, основанный на целесообразности разделения функций управления и исполнения. Власть выступает в качестве универсального механизма интеграции, согласования и упорядочения взаимодействия людей, реализующих собственные интересы. Власть возникает только в обществе, поэтому является социальным явлением. Общество без власти, без ее упорядочивающего воздействия просто не способно функционировать и превращается в хаос. Наличие власти вызвано объективной необходимостью, так как возможности и интересы индивидов, составляющих общество, заметно разнятся: люди занимают разное общественное и материальное положение, имеют различный уровень жизни и образования, поэтому и их общественные оценки и приоритеты также разнятся. Если бы не власть, то общество не смогло бы развиваться из-за внутренних конфликтов и противоречий. Власть - это свойство социальных статусов, ролей, позволяющее контролировать ресурсы, средства влияния. Иными словами, по этой трактовке, власть связана с занятием руководящих должностей, позволяющих воздействовать на людей с помощью позитивных и негативных санкций, поощрения и наказания. Таким образом, власть - это способность оказывать решающее воздействие на судьбы, поведение и деятельность людей с помощью различного рода средств права, авторитета и воли.

4. Бихевиористская трактовка власти рассматривает власть как особый тип поведения, при котором одни люди командуют, а другие подчиняются. Власть в этом понимании - это реализация воли к власти. Сторонники бихевиористского подхода требуют идти в понимании власти снизу вверх, от индивидов к обществу, руководствуясь реально наблюдаемыми в эмпирическом опыте ее проявлениями. Они считают власть особенной сущностью, носителем которой выступает отдельный индивид, заставляющий других людей повиноваться своей воле. Власть отождествляется с силой, обладание которой дает право на повелевание и управление людьми. С точки зрения этой теории природа власти объясняется биологическими и психическими особенностями отдельного человека-носителя власти.

Бихевиористская трактовка власти была введена в политическую науку в 1930-х гг. и связана с именами американских ученых Ч.Мерриама (1874-1953), Г.Лассуэла (1902-1978) и англичанина Дж.Кетлина (1896-1975). Властные отношения, по их мнению, лежали в природе человека, принадлежали к его естественным свойствам, таким образом человек, будучи “властолюбивым животным” стремится и, часто даже неосознанно, к власти. В основе властных отношений лежат отношения господства и подчинения. Политический процесс бихевиористы рассматривали как столкновение индивидуальных стремлений к власти, в котором побеждает сильнейший. Баланс в обществе, когда различные политические силы одновременно стремятся к власти, достигается с помощью системы политических институтов, а нарушение этого баланса приводит к различным кризисам и общественным конфликтам.

Подводя итог различным трактовкам власти, мы можем сформулировать следующее определение. “Власть есть: 1) способность, право и возможность распоряжаться кем-либо или чем-либо; 2) оказывать решающее воздействие на судьбы, поведение и деятельность людей с помощью различного рода средств права, авторитета и воли; 3) политическое господство над людьми” (cм. рис.1).


Субъект и объект власти.

Субъект и объект - непосредственные носители, агенты власти. Субъект воплощает активное, направляющее начало власти. Субъектом власти может быть как индивидуум, так и коллективно действующее лицо: партия, комитет, совет, а также общность людей, например, народ или даже мировое сообщество, объединенное в ООН. Обладание властью означает право действовать по своему усмотрению с использованием установившегося порядка и организации. Это право представляет собой способность лица действовать или давать указания, после чего происходят изменения в существующем порядке вещей. Таким образом, субъектом власти может быть любой непосредственный носитель, агент власти, воплощающий активное, направляющее начало власти.

С другой стороны, властные отношения, так же как и любые другие, подразумевают две действующие стороны: субъект и объект. Под объектом власти мы понимаем индивида, социальную группу, массу, класс, общество и т.д., то есть агента власти, на который направлено властное воздействие.

Границы отношения объекта к субъекту властвования простираются от ожесточенного сопротивления до добровольного повиновения. В принципе подчинение так же присуще человеческому обществу, как и руководство. Готовность к подчинению зависит от ряда факторов: от собственных качеств объекта властвования, от характера предъявляемых к нему требований, от ситуации и средств воздействия, которыми располагает субъект, а также от восприятия руководителя исполнителями, наличия или отсутствия у него авторитета. Качества объекта властвования определяются прежде всего политической культурой населения. Преобладание в обществе людей, привыкших лишь беспрекословно повиноваться, является благоприятной питательной средой для деспотических режимов.


Ресурсы власти.

Власть, т.е. способность и возможность субъекта власти реализовывать свою волю, в том числе и преодолевая сопротивление других сил, базируется на использовании разнообразных средств и методов, в том числе – влиянии, авторитете, законе, прямом насилии и т.д. Совокупность этих средств и методов, которые позволяют субъекту власти влиять на ее объект, есть ресурсы власти. Другими словами, это реальные и потенциальные средства, которые могут быть использованы для обеспечения влияния субъекта на объект власти. По определению Р.Даля (р.1915), к ресурсам власти относится “все то, что индивид или группа могут использовать для влияния на других”.

По мере развития общества и самой структуры власти изменялись и средства ее осуществления. В древности власть опиралась главным образом на авторитет правителя, с ростом расслоения в обществе главными ресурсами власти стали богатство и сила, причем на этом этапе власть практически отождествлялась с господством. В индустриальном обществе главным ресурсом власти становится организация, а на современном этапе развития, в условиях постиндустриального общества, при сохранении роли других ресурсов, на первое место выходит информация, которая становится важнейшим средством властвования.

Существует несколько критериев для классификации ресурсов власти. По одной из наиболее распространенных систем типологий - антропологической, типы властвования различаются устойчивыми мотивами, лежащими в основе поведения субъекта и объекта власти. Конфуций считал ресурсами власти правителя - его личный пример и следование моральным принципам, справедливости, гуманности, мудрости и т.д. Н.Макиавелли выделил два главных мотива поведения человека - любовь и страх. Человек, которого боятся, способен управлять так же эффективно, как и тот, которого любят. Помимо страха и любви Макиавелли считал ресурсами власти также человеческие страсти и пороки.

Более поздние классификации, также основанные на антропологическом принципе, добавили к страху как ресурсу властвования убеждение и интерес. Убеждение может использоваться в качестве источника власти как в демократическом (в виде свободного выбора индивидом предпочтений и ценностей в политике), так и в тоталитарном обществе (с помощью всеобъемлющего контроля над информацией). Ресурс интереса является основой властных отношений преимущественно в условиях развитого демократического, гражданского общества, где политика выступает предметом своеобразной купли-продажи – обещания в обмен на избирательные голоса. Ресурсы власти отличаются циклом действия и эффективностью. Использование определенных ресурсов связано с существующим политическим режимом и некоторыми другими факторами, в том числе и традициями.

Одна из современных типологий, которая использует смешанные критерии, была разработана американским социологом О.Тоффлером (р.1928). По его мнению, в современном обществе наблюдается определенное “смещение” власти, так как в нем произошли серьезные изменения в самой системе ресурсов власти. На протяжении веков власть опиралась на три основных властных ресурса – силу, богатство и знания, причем все эти факторы действовали взаимосвязанно. В зависимости от того, какой ресурс выходил на первый план, устанавливались различные виды властвования. По Тоффлеру, власть, основанная на силе, представляет собой низший тип властвования и практически изжила себя, несмотря на ее использование в прошлом и настоящем. Власть среднего качества связана с богатством, а власть высшего порядка основывается на знаниях, которые становятся в настоящее время решающим ресурсом власти. Определяющей тенденцией мирового развития является постепенный переход от власти “низшего” качества к власти “высшего” порядка. Таким образом, по мнению Тоффлера, современное общество развивается в направлении “антибюрократических форм власти”.


Основания власти.

Проблема оснований власти тесно связана с природой подчинения или, другими словами, мотивацией подчинения. Она может основываться на страхе перед санкциями; на долголетней привычке к повиновению; на заинтересованности в выполнении распоряжений; на убежденности в необходимости подчинения; на авторитете, вызываемом руководителем у подчиненных; на идентификации объекта с субъектом власти. Все эти мотивы существенно влияют на силу власти, то есть способность ее субъекта влиять на объект.

Сила власти, основанная на страхе, вызываемом угрозой санкций, прямо пропорциональна тяжести наказания. Такая власть имеет тенденцию к ослаблению вследствие естественного стремления людей избавиться от этого неприятного эмоционального состояния. Сравнительно безболезненно воспринимается людьми власть, базирующаяся на привычке, обычае повиноваться. Она - надежный фактор стабильности власти до тех пор, пока не приходит в противоречие с требованиями реальной жизни. Наиболее стабильной является власть, построенная на интересе. Личная заинтересованность побуждает подчиненных к добровольному выполнению распоряжений, делает излишним применение негативных санкций. Подчинение по убеждению связано с мотивационным воздействием достаточно глубоких слоев сознания: менталитета, ценностных ориентаций и установок. Одной из наиболее благоприятных для власти мотиваций подчинения является авторитет. Авторитет представляет собой высоко ценимые качества, которыми подчиненные наделяют руководителя и которые детерминируют их повиновение без убеждения или угрозы санкций. Власть, основанная на интересах, убежденности и авторитете, часто перерастает в идентификацию подчиненного с руководителем. В этом случает достигается максимальная сила власти и субъект воспринимается объектом как свой представитель и защитник.


Виды власти.

Особенности различных элементов власти (субъекта, объекта, ресурсов и оснований) могут использоваться в качестве оснований ее типологии. Наиболее плодотворна классификация власти в обществе в соответствии с ресурсами, на которых она основывается, на экономическую, социальную, культурно-информационную, принудительную.

Экономическая власть - это контроль над экономическими ресурсами, собственность на различного рода материальные ценности. В обычные, относительно спокойные периоды общественного развития экономическая власть доминирует над другими видами власти, поскольку “экономический контроль - это контроль над средствами достижения всех наших целей”.

С экономической властью тесно связана социальная, которая выражается в распределении позиций на социальной лестнице - статусов, должностей, льгот и привилегий. Современные государства обладают большой социальной властью, с помощью социальной политики они могут влиять на социальное положение больших групп населения, завоевывая или теряя их поддержку.

Культурно-информационная власть - это прежде всего власть над людьми с помощью научных знаний, информации и средств их распространения. Кроме того, это моральная, религиозная и некоторые другие виды власти, связанные с подчинением на основе авторитета.

Принудительная власть опирается на силовые ресурсы и означает контроль за людьми с помощью применения или угрозы применения физической силы. Принудительную власть не следует путать с политической, хотя легальное использование силы - важнейшая особенность политической власти. Насилие и физическое принуждение могут широко применяться во внеполитической сфере и ради достижения неполитических целей (криминальных, экономических и др.).

Политическая власть как одно из важнейших проявлений власти характеризуется реальной способностью, правом и возможностью субъекта политики (класса, группы или индивида) проводить свою волю, выраженную в политике и правовых актах.

Политическая власть является сложным общественным образованием, охватывающим все сферы общественной жизни. Она выступает как система трех определенных видов отношений:

- социально-политических, которые регулируют отношения социальных слоев и организаций с политической властью;

- политико-управленческих, которые регулируют экономические, социальные и духовные взаимоотношения политических кругов с социальными образованиями и общественными организациями;

- политико-идеологические, оказывающие постоянное и всестороннее влияние на массовое сознание.

С развитием общества происходит постепенная институциализация власти, т.е. она начинает опираться в своей деятельности на специальные институты, осуществляющие такие функции, как выражение общих интересов, управление, обеспечение социального порядка и мира. Таким образом, власть приобрела политический характер.


Политическое господство.

При этом необходимо разделять такие понятия, как политическая власть и политическое господство. Политическое господство означает структурирование в обществе отношений командования и подчинения, организационное и законодательное оформление факта разделения в обществе управленческого труда и обычно связанных с ним привилегий и исполнительской деятельности. Оно возникает тогда, когда власть институциализируется, превращается в устойчивые отношения, когда в организации устанавливаются позиции, занятие которых позволяет принимать решения, приказывать, разрешать или запрещать.

Господство неразрывно связано с властью, является формой ее организации в обществе. Научное понимание господства, в отличие от обыденных представлений, этически нейтрально и не связано с такими негативными атрибутами, как эксплуатация, угнетение, подавление. Господство - это политический порядок, при котором одни командуют, а другие подчиняются. Таким образом, политическое господство - это относительно устойчивое состояние государственной власти (правящей партии, группировки), оказывающих решающее политическое воздействие на все сферы жизни общества.


Легитимность власти.

Сила власти зависит от целого комплекса факторов, основным из которых является степень ее социальной организованности. Наиболее высокой степенью организованности среди субъектов политики обладает государство, так как его влияние базируется на существующем мощном аппарате, разветвленной системе органов и широком спектре ресурсов. Нормальное функционирование политической власти осуществляется на базе двух основных принципов – суверенитета и легитимности. Эти понятия характеризуют политическую власть по двум основным аспектам: во-первых, с точки зрения выделения внутри нее главной составляющей - государства, и во-вторых, в плане определения правомерности использования тех или иных средств и ресурсов власти для достижения политических целей.

Принцип суверенитета означает верховенство и независимость государственной власти. Исключительным правом государства является установление в обществе единого правопорядка, определение статуса государственных органов, наделение граждан правами и обязанностями, использование насилия. Государство занимает также высшее положение по сравнению с политическими партиями, организациями и движениями, так как именно государство сосредоточивает в своих руках политическую власть. Независимость государственной власти выражена в ее самостоятельности и в равноправных отношениях с другими государствами.

Принцип легитимности связан с обоснованием правомерности тех решений, которые принимает власть, и добровольности их выполнения со стороны граждан страны. В демократическом обществе власть соглашается учитывать интересы граждан и действовать в рамках закона, а население - добровольно подчиняться ее решениям. Таким образом, легитимность власти - это признание обществом законности и правомерности официальной власти и ее права управлять им.

Термин “легитимность” возник в начале XIX в. во Франции и вначале означал законно установленную власть в отличие от насильственно захваченной. При этом термин “легитимность” не является строго юридическим и не фиксируется в основных законах государств, в отличие от легальности, которая является юридическим обоснованием власти. Легитимность отражает убежденность людей в том, что власть имеет право управлять обществом и ее решения обязательны для выполнения. Легитимность власти вовсе не подразумевает того, что все граждане однозначно поддерживают ее. В любом государстве существуют определенные круги, не разделяющие политический курс властей, тем не менее, опираясь на предпочтения большинства, власть признается наилучшей и общество ей подчиняется.

Исходя из того, что в разных обществах власти используют разные ресурсы власти для управления, М.Вебер (1864-1920) выделил три основных типа легитимности власти: традиционный, харизматический и рационально-легальный.

С исторической точки зрения, первым типом была традиционная легитимность, основанная на вере в необходимость издревле существующих порядков, на традициях и обычаях, устанавливающих, кто имеет право на власть, а кто ей должен повиноваться. На этой привычке повиноваться и вере в ее высший характер и священность прав престолонаследия основан авторитет наследственных монархов и племенных вождей. До сих пор в обществах, где власть принадлежит именно таким правителям, власть которых не ограничена другими институтами, сохраняется этот тип легитимности.

С развитием общества и его институтов, и прежде всего избирательной системы и участия граждан в выборе тех, кто будет ими управлять, право на единоличное правление постепенно заменялось все более разветвленной бюрократической системой. По мнению Вебера, сдержать рост бюрократизации мог только харизматический лидер. В основе этого типа легитимности лежит “авторитет внеобыденного личного дара (харизмы), полная личная преданность и доверие, вызываемые наличием у какого-либо человека качеств вождя”. Харизматическая легитимность (от греч. harisme - божественный дар) основана на вере в личные, исключительные качества политического лидера, в его способность должным образом осуществлять власть. Этот тип легитимности можно также назвать абсолютным, так как он базируется на вере населения в исключительные качества политического деятеля. М.Вебер считал, что данный тип легитимности относится преимущественно к власти религиозных вождей и пророков (Моисея, Магомета и т.д.), в настоящее время он приписывается в той же мере и светским деятелям. Преобладает же он в обществах, находящихся на переломе, в периоды революционных потрясений, ибо не может опереться на авторитет традиций или демократически выраженную волю большинства.

Третий тип, наиболее распространенный и современный, получил у Вебера название рационально-легальной легитимности. Он основывается на вере участников политического процесса в справедливость существующих правил формирования власти. Рационально-правовая (конституционная) легитимность основана на рационально понятом интересе, который и побуждает людей подчиняться решениям власти, сформированной по общепризнанным правилам, т.е. на основе демократических процедур. В основе данного типа легитимности лежит, по Веберу, вера в “обязательность легального установления”.

В дополнение следует заметить, что на практике вышеприведенные типы легитимности не всегда присутствуют в чистом виде, они взаимно дополняют друг друга, создавая новые смешанные типы.


Разделение властей.

Главной особенностью стран с развитой демократической системой является разделение властей, т.е. разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную. Основной смысл такого рассредоточения власти состоит в том, что создается необходимый механизм сдержек и противовесов, призванный помешать узурпации государственной власти, ее сосредоточению в одних руках, одном политическом институте.

Принцип разделения власти подразумевает разграничение законодательной, исполнительной и судебной властей, которые осуществляют свои функции и полномочия самостоятельно, уравновешивая друг друга.

Суть такого разделения и в том, что законодательная и исполнительная власть имеют собственный, независимый источник легитимизации. В некоторых странах, например в США, этим источником является весь электорат страны. Здесь конгресс (законодательную власть) и президента (исполнительную) избирает все взрослое население страны, таким образом, законодательная власть вместе с судебной противостоит исполнительной, создавая механизм сдерживания и контроля. В Великобритании существует несколько иная система: здесь парламент (законодательная власть) выдвигает главу правительства и формирует кабинет министров из числа представителей победившей партии, таким образом парламент выступает основой легитимности правительства.

Законодательная власть, представленная обычно парламентом страны, это власть, обладающая полномочиями издавать законы, обязательные для исполнения на определенной территории и на конкретном участке деятельности. В парламентских республиках, где правительства формируются законодательными собраниями, именно им принадлежит и верховная власть в государстве.

Исполнительная власть, которая может избираться как прямыми выборами (США), так и формироваться парламентом, представляет из себя систему органов государственного управления, обладающую полномочиями обеспечивать действие законов и решений на всей территории страны и осуществлять функции управления всеми сферами жизнедеятельности общества.

Судебная власть обеспечивает разрешение споров и конфликтов нормами правового государства и руководствуясь законами.

Связь трех властей может быть нарушена не только их разобщением, но и смешиванием их функций, когда, например, судебная власть подчиняется не закону, а различным органам исполнительной власти.


Политическая элита.

Одна из основных парадигм политической власти заключается в том, кто управляет обществом. Каждое общество, как уже отмечалось выше, состоит из управляющих и управляемых. Это разделение обусловлено самим фактом функционирования политической власти. Широкие слои населения, как показывает политическая практика, не могут в полной мере участвовать в политическом процессе. Их участие в лучшем случае ограничивается участием в выборах, реально же власть осуществляют политические элиты. Термин “элита” в переводе с французского означает “лучшее”, “избранное”. Именно элиты определяют цели и перспективы развития общества. Русский философ Н.А.Бердяев (1874-1948) вывел так называемый “коэффициент элиты”, который выражается соотношением высокоинтеллектуальной части общества к общему числу грамотных людей, если это соотношение больше 5%, то только тогда социум располагает высоким потенциалом развития.

Существование в обществе политических элит связано с целым рядом объективных причин и тенденций. Общество, как и любая другая сложная система, нуждается в профессиональном управлении, что обусловливает его разделение на управляющих и управляемых. Поэтому само общество нуждается в людях, обладающих специальными знаниями и навыками для выполнения управленческих функций. Политическое неравенство в обществе является результатом неравенства психических, социальных и иных условий, которые создают различные возможности для занятия политикой для различных групп и индивидов. Политические элиты представляют в политике групповые интересы, создают оптимальные условия для их согласования и реализации.

Следовательно, политическая элита - это группа (или совокупность групп), выделяющаяся из остального общества влиянием, привилегированным положением и престижем, непосредственно и систематически участвующая в принятии решений, связанных с использованием государственной власти или воздействием на нее. Характерные черты и условия эффективного функционирования элиты представлены на рис.2.

Существование политической элиты кроме вышеперечисленных объективных факторов обусловлено также пассивностью широких слоев населения, которые предпочитают дистанцироваться от политики. Обоснованием правомерности существования в обществе правящего меньшинства и подчиняющегося ему большинства занимались еще древние философы. Рассуждения на эту тему мы находим у Конфуция и Платона, однако современные классические теории элит были созданы теоретиками итальянской школы политической социологии Г.Моска, В.Парето и Р.Михельсом.

Г.Моска (1858-1941) сформулировал свою теорию элит в работах “Основы политической науки” (1896, 1923) и “История политических доктрин”. По его мнению, власть не могут осуществлять ни индивид, ни все население сразу , “политическое руководство в широком смысле слова, включающее административное, военное, религиозное, экономическое и моральное, осуществляется особым, т.е. организованным меньшинством”, которое отличается от масс особыми, только ему присущими качествами. Это меньшинство, управляющее обществом, Моска назвал политическим классом. Он считал, что групповая сплоченность и единомыслие, свойственные этому классу, обеспечиваются наличием у него организации и структуры. Именно благодаря этому политический класс сохраняет власть. Политический класс в свою очередь делится на очень малочисленный слой “высшего начальства” (своеобразная сверхэлита) и более многочисленных “начальников среднего звена”. Доступ в этот класс дает наличие у индивида особых качеств и способностей, главными из которых Моска считал военную доблесть, богатство и церковный сан (с ними связаны три формы аристократии - военная, финансовая и церковная). В силу недостаточного развития цивилизации он придавал меньшее значение научным знаниям и практическим умениям. При этом доминирующим критерием отбора в правящий класс становится способность управлять, означающая знание национального характера, ментальности народа и собственно управленческий опыт.

Поскольку правящий класс постоянно нуждается в собственном обновлении, Моска выделил три способа обновления - наследование, выбор и кооптацию. Главное внимание он уделял первым двум типам, считая, что при преобладании первого способа (аристократического) правящий класс становится закрытым и общество попадает в стагнацию, при втором – демократическом способе, политический класс открыт, но при этом растет опасность нестабильности и политических кризисов. Поэтому более сбалансированным является то общество, в котором эти тенденции находятся в равновесии.

Несколько иную концепцию предложил немецкий политолог и личный друг Б.Муссолини Р.Михельс (1876-1936) в своей главной работе “Политические партии. Очерк об олигархических тенденциях демократии” (1911). Он доказывал невозможность осуществления демократических принципов в западных странах в силу внутренне присущих их политическим организациям свойств и “олигархических тенденций”. Причины расслоения в обществе и вытекающей из этого невозможности функционирования демократии Михельс видел в сущности человека, сущности политической борьбы и в сущности организаций. Поэтому демократия ведет к олигархии, превращаясь в нее. Феномен олигархии, по Михельсу, объясняется прежде всего психологией масс и организаций. Среди групп, претендующих на власть, наиболее эффективно действуют те, кому удается обеспечить себе поддержку “организованных масс”. Однако само существование таковых приводит к возникновению иерархии власти – созданию управленческого аппарата, который имеет тенденцию противопоставлять себя рядовым членам организации. В результате создается закрытая группа, стремящаяся закрепить власть в своих руках – так действует “железный закон олигархии”. Олигархическая структура власти основана не только на стремлении вождей к укреплению личного авторитета, но и на инертности масс, а также на структурных свойствах политической организации. Сама политическая элита является, по мнению Михельса, продуктом национальной психики: “элитарный характер нации” стремится к воплощению в господствующих группах. Таким образом, сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее.

Классическая теория элит сформировалась в начале ХХ в., но развиваться она продолжает и по сей день. В современной политологии существует специальная отрасль знания – элитология, предметом изучения которой являются элиты, процессы их формирования, их роль в общественной жизни и способы влияния на социальные процессы. Несмотря на значительные изменения, произошедшие за последние 100 лет в обществе, и в первую очередь в системе образования, которое стало доступно для значительно более широких общественных слоев, повышение уровня жизни в большинстве стран и развитие избирательной системы, которая теоретически открывает доступ во власть практически любому, элиты существуют и будут существовать и впредь. Эти изменения наложили свой отпечаток на способы формирования элиты и на источники ее власти. Изменился также и научный подход к ее изучению, в соответствии с которым элиту трактуют не только как однородную группу, но и как определенную иерархическую систему различных групп.

Существует несколько определений элиты, данных учеными разных стран. Так, американский политолог Р.Миллс (1916-1962) считает элиту группой статусов и стратегических ролей и включает в нее тех, “кто занимает командные посты”, так как власти в современном обществе институциализированы. Наибольшим влиянием в современном обществе, по его мнению, пользуются политический, экономический и военный институты, то есть именно руководство государства, корпораций и армии составляют современную элиту власти, которая включает в себя три вышеперечисленные группы, связанные между собой отношениями солидарности, взаимной поддержки и обмена. В основе этих взаимоотношений лежит тот факт, что стратегические интересы этих групп совпадают и направлены на обеспечение стабильного, прогрессирующего общества.

В отличие от вышеупомянутой теории, французский политолог Р.-Ж.Шварценбергер определил элиту как замкнутую касту, которая в современном французском обществе состоит из так называемого “треугольника власти”: политиков, деловых кругов и высшей администрации. Именно они полностью контролируют власть, формируют правительство, управляют государством и руководят крупными корпорациями и банками, что, по мнению Шварценбергера, связано с олигархическим характером власти во Франции. Именно поэтому элита в этой стране представляет собой не иерархию руководящих групп, а единый класс, который монополизировал все ветви власти.

Таким образом, в современной политологии преобладает элитский подход к определению природы элиты как группы, занимающей властные позиции в руководстве, который берет свое начало в концепции “политического класса” Г.Моска.

В отдельных обществах, под влиянием целого комплекса факторов в облике и функциях политической элиты, наблюдаются весьма существенные различия. Правящей (властвующей) элитой называется элита, непосредственно обладающая государственной властью. Та же часть элиты, которая лишена возможности осуществлять свои властные функции называется контрэлитой (оппозиционной элитой). В нее входят люди, обладающие характерными для элиты качествами, но не имеющие доступа к руководству и не обладающие непосредственно государственной властью.

В современном понимании правящая элита неоднородна, ей присуща достаточно сложная структура. Признается, что основным, ведущим слоем в правящей элите, во многом определяющим принятие политических решений, является экономическая элита. Данную элиту составляют крупные собственники, владеющие крупными корпорациями, банками и т.д. Именно обладание собственностью и экономической властью определяет ее роль и место в обществе, а также воздействие на решения политической элиты. Решения, принимаемые экономической элитой, такие как проблемы занятости, заработной платы и уровня жизни, оказывают подчас большее влияние на жизнь людей, чем решения, принимаемые политической элитой. Необходимо отметить, что стратегические цели экономической и политической элит в обеспечении стабильно прогрессирующего развития общества в большинстве случаев совпадают. Второй по значению социальной группой внутри элиты многие политологи считают именно политическую элиту. К этой группе относят людей, занимающих высшие посты в гражданской и военной бюрократии, что позволяет политической элите осуществлять свои властные функции.

Элита в современном обществе организована достаточно рационально, т.е. опирается в своей деятельности на установленные правила, в том числе на закон, и делится еще на несколько подгрупп. Высшую элиту составляют руководители властных структур, непосредственно влияющие на принятие решений, значимых для всего государства. Эта структура властной элиты не исключает влияния на процесс принятия решений людей, не занимающих официально руководящих должностей, например, личных друзей, родственников или ближайших сотрудников главы государства. Обычно высшая элита в западных демократических государствах включает в себя по 50 представителей от каждого миллиона человек, но реально важнейшие решения принимает узкий круг, состоящий примерно из 50 человек.

В среднюю элиту входят люди, имеющие определенный уровень дохода, профессиональный статус и образование. К ней относятся лица, составляющие примерно 5% населения, выделяющиеся одновременно по трем признакам - доходу, профессиональному статусу и образованию (высшие служащие, ученые, инженеры и интеллектуалы), которые участвуют в подготовке, принятии и реализации политических решений. Три вышеперечисленных признака средней элиты позволяют входящим в нее людям судить о наиболее приемлемом для общества политическом курсе. Те люди, у которых отсутствует один из перечисленных признаков, входят в маргинальную элиту. В случае приобретения недостающего признака они также могут войти в среднюю элиту.

Еще один слой элиты – бюрократическая (административная) элита. Некоторые политологи включают данную элиту в политическую, хотя она может рассматриваться и как самостоятельный социально-психологический слой правящей элиты, так как обладает собственными интересами и особенностями. Представители бюрократической элиты оказывают помощь высшему элитарному слою в решении важнейших вопросов политической жизни, осуществляют контроль за работой различных административных органов, комиссий, советов, в которых готовятся и реализуются различные решения. Таким образом, административная элита оказывает прямое влияние на политический процесс. В этот тип элиты входит высший слой государственных служащих, и при том, что она осуществляет исполнительные функции, она обладает значительным влиянием на власть, в первую очередь благодаря имеющемуся у нее управленческому опыту. Таким образом, административная элита предназначена для исполнительной деятельности, но на деле обладает большим влиянием на политику.

Зависимость поступательного развития общества от принимаемых его элитой политических решений делает вопрос о формировании самой элиты очень важным. Правящая элита, как уже отмечалось выше, очень невелика по численности, она составляет всего 2-4 тыс. человек в зависимости от размеров страны и ее населения. Необходимо отметить, что в процессе воспроизводства правящей элиты четко прослеживаются две тенденции. С одной стороны, можно обнаружить стремление отгородиться от окружающих ее социальных групп, чтобы сохранить себя как замкнутую элитарную общественную группу. Другая тенденция – прямо противоположная. Правящая элита вынуждена рекрутировать в свой круг представителей из других социальных слоев. Система, определяющая, кто, как и из кого осуществляет отбор представителей элиты, каковы его порядок и критерии, круг селектората (лиц, осуществляющих отбор) и побудительные мотивы его действий, называется системой рекрутирования элиты.

В современном постиндустриальном обществе важными факторами для рекрутирования в элиту становятся личные способности и достижения. Естественно, что от кандидата в правящую элиту требуется принятие определенных правил данного круга, социально-психологических ценностей и идеологических установок. Таким образом можно выделить два основных принципа циркуляции элит. Для открытой циркуляции характерны открытость, широкий круг участвующих в отборе элиты и отбираемых в элиту, а также высокая конкурентность отбираемых. Необходимо подчеркнуть, что при данной системе в элиту открыт доступ представителям практически всех социальных слоев, что делает ее ближе к народным массам. Наиболее распространенным путем попадания в элиту при этой системе является избирательная система.

Закрытый тип обновления элиты характеризуется тем, что она пополняется выходцами только из определенных классов и сословий, например, аристократии, и не допускает в свои ряды представителей других классов. Таким образом, закрытая циркуляция элит характеризуется закрытостью отбора претендентов в элиту, небольшим кругом участвующих в отборе и отбираемых в элиту, высокой степенью институциализации отбора в элиту и тенденцией к воспроизводству существующего типа элиты.

Среди самых распространенных систем рекрутирования в элиту следует назвать две основные: антрепренерскую и систему гильдии, но следует оговориться, что их выделение достаточно условно, так как на практике чаще всего используется их сочетание.

Антрепренерская система ориентирована на личностные качества кандидата, его способность производить на людей благоприятное впечатление. Эта система относится к открытому типу, поэтому отбор кандидатов осуществляется из различных общественных групп. Система предполагает также острую конкурентную борьбу между кандидатами, в которой каждый кандидат может надеяться только на себя - на свою изобретательность и активность. В этом случае практически никакого значения не имеют профессиональная компетентность кандидата и качество его образования. Выбор в данном случае осуществляет все взрослое население через избирательную систему, поэтому антрепренерский тип характерен для стран со стабильной демократической системой. Эта система при несомненных достоинствах обладает и целым рядом существенных недостатков, главными из которых являются: возможность прихода в политику случайных лиц и авантюристов, не способных на плодотворную работу и плохо предсказуемых. Неоднородность элиты увеличивает также вероятность возникновения внутренних конфликтов, опасных для общественной стабильности.

Система гильдии, характерная для закрытого типа циркуляции элит, предполагает медленное и постепенное продвижение кандидата на вершину власти. Решающую роль в этом случае играет его профессиональная компетентность, уровень образования, опыт работы с людьми и другие формальные признаки. Отбор кандидатов производится из определенных социальных групп или партий. При этом отбор кандидатов осуществляет узкий круг руководящих работников партии, движения или корпорации.

Эта система очень консервативна, и при отсутствии конкуренции она склонна воспроизводить один и тот же тип руководителей. В этом случае элита, превращаясь в закрытую касту, обрекается на медленное вымирание. К положительным сторонам данной системы отбора можно отнести высокую предсказуемость созданной элиты, что снижает вероятность возникновения внутренних конфликтов и повышает стабильность общества. Элементы именно этой системы рекрутирования элит характерны и для развитых демократических государств, где существует партийная система с сильной структурой – дисциплиной и фиксированным членством.

Особую разновидность системы гильдии представляет номенклатурная система рекрутирования. Она была распространена в странах социализма, в том числе и в СССР. Ее особенностью было то, что политическая элита формировалась только партийными организациями определенного уровня. Парадокс формирования политической власти заключался в том, что официально существование элиты в советском обществе в принципе отрицалось, в то же время на практике существовала система власти, основывающаяся на политическом неравенстве.

Советская номенклатурная система имела жесткую иерархию, смысл которой состоял в том, что кандидаты последовательно поднимались с более низшего уровня системы на более высший. При такой однородной системе практически полностью исключались внутренние конфликты, что делало ее очень устойчивой, обеспечивалась преемственность политического курса и воспроизводство одного типа лидера. Главным в продвижении по ступенькам власти становилось не образование, профессиональная компетентность или личная активность, а неукоснительное выполнение распоряжений вышестоящего начальства и личная преданность ему, поэтому система со временем допускала к власти все меньшее количество самостоятельных и инициативных людей, сделав номенклатуру очень замкнутой кастой, что и привело к ее постепенному вырождению и последующему краху.

Понятие номенклатура имеет как бы две стороны. Во-первых, им обозначается круг должностных лиц, назначение и утверждение которых относится к компетенции вышестоящих органов. А во-вторых, обозначение специфической советской элиты и системы ее рекрутирования, суть которой состоит в назначении лиц на сколько-нибудь социально значимые руководящие должности лишь с согласия и по рекомендации соответствующих партийных органов, в подборе элиты сверху.

За 70 лет своего существования советская элита претерпела значительные изменения. Если при Ленине она представляла собой партийную интеллигенцию, об уровне научной и практической компетенции которой высоко отзывались и западные политики, то при Сталине главным стала личная преданность партии и ее вождю. В 1960-1980-е гг. пришло время партийных функционеров, типичных аппаратных работников, которые были практически полностью оторваны от народа. При Горбачеве четвертое поколение советской элиты составила партийно-бюрократическая элита. Как показал опыт, жесткая система советской номенклатуры практически изжила себя, а попытки Горбачева ее реформировать привели к полному развалу всей системы власти.


Политическое лидерство.

У проблемы управления в обществе есть еще один аспект, непосредственно связанный с политическим лидерством в системе власти. Люди, или субъекты политики, по-разному вовлечены в общественные процессы. По теории американского политолога Г.Алмонда (р. 1911), они делятся на три большие группы. К первой относятся те, кто участвует в политической жизни совершенно неосознанно. Другие понимают свою роль в этом процессе как изначально заданную и полностью подчиняются ей, т.е. участвуют в политике полусознательно. И только третьи, которые проводят в жизнь свои интересы и ценности, являются вполне сознательными участниками.

Все субъекты преследуют своей деятельностью конкретные интересы, но при этом кто-то должен согласовывать индивидуальные и групповые интересы участников политической жизни, чтобы все они служили одной стратегической цели. Именно эту функцию и берет на себя политический лидер (от англ. leader - руководитель, ведущий) - личность, оказывающая постоянное приоритетное влияние на все общество или то или иное политическое объединение. Внутри любой политической элиты всегда выделяются наиболее активные и авторитетные люди, которые более других влияют на общество, обладая реальной политической властью. Именно такая личность, наделенная властной должностью и управленческим статусом, и является политическим лидером (см. рис.3).

Политический лидер, наряду с функциями руководства и управления, должен быть в состоянии выражать общие интересы, устремления, а также идеалы своих реальных и, что особенно важно, потенциальных сторонников. Французский политолог Ж.-Л.Кермонн выделяет несколько типов лидеров, так как роль лидера какой-либо оппозиционной группы или партии значительно отличается от роли и возможностей национального лидера. Государственный деятель, по Кермонну, это человек, причастный к управлению страной, но не связанный с какой-либо конкретной партией, способный оказать в трудной ситуации решающее воздействие на власть. Нотабль – человек, одержавший победу на каких-то региональных выборах, что позволяет ему подняться на верхушку политического класса. Собственно же политический лидер, согласно данной классификации, – это личность, обладающая способностью решающим образом влиять на партаппарат и параллельно успешно справляться с правительственными обязанностями. Таким образом, политический деятель – это человек, занимающий властные позиции и способный постоянно и решающим образом влиять на общество, социальную группу или объединение.

С термином “политический лидер” тесно связано понятие “политическое лидерство”. Степень сложности этого понятия возрастает по мере развития общества и отношений внутри него. Еще древние философы и историки, такие как Геродот и Плутарх считали, что в центре исторических событий и истории в целом всегда стоит одна выдающаяся личность – полководец или правитель. Тот же тезис лежит и в основе теории Н.Макиавелли, который во главу угла исторического процесса ставил государя, любыми средствами достигающего политических целей. Среди его важнейших функций в обществе он выделил следующие: обеспечение общественного порядка и стабильности; интеграцию разнородных элементов и групп; мобилизацию населения на решение общезначимых задач. Теория политического лидерства Макиавелли содержит несколько основных положений: власть лидера основывается на поддержке его сторонников; подчиненные должны знать, что они могут ожидать от своего лидера и понимать, что он ожидает от них; лидер должен обладать волей к выживанию; являться для своих подданных образцом мудрости и справедливости.

Ф.Ницше считал, что стремление к лидерству является проявлением “творческого инстинкта” человека, лидер в принципе вправе “третировать” всех, “мораль - оружие слабых”.

В современной политологии при изучении феномена политического лидерства выделяются два основных подхода: социологический и социально-психологический. Социология рассматривает политическое лидерство с точки зрения социальной системы, а социальная психология - как процесс взаимодействия социальных и психологических факторов, исследует его механизм, разрабатывает методы отбора, обучения и выдвижения руководителей в зависимости от характера группы или организации.

Самые первые объяснения природы лидерства исходили из индивидуальных качеств лидера, именно поэтому в начале ХХ в. появилась теория черт. Основным смыслом этой теории стало признание за лидером определенных черт, появившихся у него наследственным путем, которые можно выделить и изучать особо. В рамках этой концепции лидер рассматривается как совокупность определенных психологических качеств, наличие которых помогает выдвижению индивида на лидирующие позиции и позволяет принимать властные решения по отношению к другим. Данная теория лежит в рамках упоминавшегося выше социально-психологического подхода.

Среди черт, позволяющих человеку стать лидером, американский социолог Э.Богардус выделяет чувство юмора, такт, способность привлекать к себе внимание, энергию, ум и характер. Однако слабой стороной этого подхода можно считать то, что набор качеств, характеризующих лидера, практически не отличается от тех, которые присущи человеку вообще.

С психологической точки зрения трактовал природу политического лидерства и австрийский психолог З.Фрейд (1856-1939). Он считал, что в основе лидерства - проявление подавленного либидо – бессознательного сексуального влечения. Психологический подход к объяснению природы лидерства не дает ответа на главный вопрос, почему очень часто лидерами становятся далеко не лучшие представители общества.

Ответить на этот вопрос пытались сторонники ситуационной теории лидерства, утверждавшие, что появление лидера связано с удачным стечением целого ряда факторов – места, времени и обстоятельств. Такой подход рассматривает лидерство как функцию определенных обстоятельств, т.е. лидерские качества носят относительный характер, а разные общественные ситуации требуют появления совершенно разных лидеров.

Как это часто бывает, по мнению многих политологов, истина лежит где-то посередине. Стремление учесть влияние всех факторов привело к выработке интегративной теории лидерства. Говоря о природе политического лидерства, авторы этой концепции предложили рассматривать сразу несколько факторов: характер самого лидера; свойства его конституентов (т.е. приверженцев, избирателей и в принципе всех субъектов, взаимодействующих с этим лидером); взаимосвязь лидера и его конституентов; а также контекст или конкретную ситуацию, в которой данное лидерство осуществляется.

На основании всего вышесказанного, мы можем сформулировать несколько определений лидерства, которые характеризуют это понятие с разных сторон. Во-первых, лидерство - это разновидность власти, спецификой которой является направленность сверху вниз, и носителем которой выступает не большинство, а человек или группа лиц. Во-вторых, лидерство - это управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием решения, или, проще говоря, просто руководящая должность. Причем эту должность человек может занимать как в какой-то организации или партии, так и в национальном масштабе, при этом меняются лишь возможности лидера, масштаб влияния, но не его функции в целом. Из этого вытекает третье определение, согласно которому лидерством называется влияние на людей. Все эти определения в принципе перекликаются друг с другом и выражают разные ипостаси одного и того же явления.

Лидерство чрезвычайно сложное явление, требующее определенной внутренней классификации. До сих пор сохраняет свою актуальность и значимость типология лидерства, разработанная М.Вебером. В целом под лидерством он понимал тип властного руководства, основной смысл которого заключается в способности отдавать приказы и вызывать их выполнение и повиновение в целом. В основу типологии Вебером было положено понятие “авторитета”, т.е. “вероятность того, что приказания встретят повиновение у определенной группы людей”. Но способность отдавать такие приказы и рассчитывать на их выполнение может быть основана на различных ресурсах, согласно которым Вебером были выделены три типа лидерства.

Традиционное лидерство основано на обычае, традиции (лидерство племенных вождей, монархов и т.д.). Этот вид опирается на механизм ритуалов и силу привычки. В этом случае привычка подчиняться основана на вере в передачу власти по наследству и святость традиции. Право на господство такого лидера основано на его происхождении.

Развитие человеческого общества и усложнение его структуры вызвало появление другого вида лидерства – харизматического, которое основано на наделении лидеров в глазах масс особой благодатью, выдающимися качествами, необычайной способностью к руководству. Появление лидеров такого типа часто связано с переходными периодами в жизни общества, ломкой сложившихся традиций и стереотипов, при том, что новая система еще или не создана, или не отлажена. Именно с этим связана главная особенность харизматической власти – она лишена объективных оснований (закона или традиции), а существует лишь благодаря личным качествам харизматического лидера и вере в него его сторонников.

Рационально-легальное лидерство опирается на представление о разумности и законности порядка избрания лидера, передачи ему определенных властных полномочий. Власть лидера такого типа основывается на своде правовых норм, признанных всем обществом. Компетенция каждого носителя власти четко определена конституцией и нормативно-правовыми актами. Такой тип лидерства характерен для стабильных правовых государств, с устоявшейся и четкой правовой системой.


Понятие политической системы.

Различные политические явления неразрывно взаимосвязаны и составляют определенную целостность, социальный организм, имеющий относительную самостоятельность. Это их свойство и отражает понятие политической системы.

Появление категории “политическая система” неразрывно связано с развитием системного анализа общества Т.Парсонсом. Впервые теория политических систем была детально разработана американским политологом Д.Истоном (р.1911) в 50-60-е годы XX в. Затем она получила развитие в трудах Г.Алмонда, К.Дойча и др.

В современной науке понятие политической системы имеет два взаимосвязанных значения. В соответствии с первым, политическая система - это искусственно созданная, теоретическая конструкция, позволяющая выявить и описать системные свойства различных политических явлений. Эта категория отражает не саму политическую реальность, а является средством системного анализа политики. Она применима к любому политическому образованию: в качестве политической системы может выступать партия, государство, профсоюз, политическая культура и т.д. Во втором, более конкретном значении, термин “политическая система” означает реальный сложный механизм формирования и функционирования власти в обществе. В этом смысле политическая система - это социально-политический механизм, посредством которого принимаются и проводятся в жизнь обязательные для всех властные решения, обеспечивающие функционирование и развитие общества как единого организма, управляемого политической властью. Этот механизм включает государство, а также партии, средства массовой информации, политические ассоциации и объединения, различных политических субъектов (группы и индивиды) и их взаимоотношения, политическое сознание и культуру, политические нормы.

Понятие политической системы по содержанию значительно шире категории государства и обладает достаточно высокой точностью анализа политических явлений, Это позволяет широко использовать его для сравнения политического строя различных стран, выявлять его общие черты и отличия.


Основные концепции политической системы.

– Введение в научный обиход понятия “политическая система” означало в рассмотрении политики переход от анализа формальной структуры институтов к их взаимодействию и пониманию целостности политики как самостоятельной сферы. Внимание к процессам в противовес вниманию к структурам позволяло выявить факторы, обеспечивающие стабильность и изменчивость системы.

– Теория систем была реакцией на крайний эмпиризм, господствовавший в обществознании, на практику “расщепленного” рассмотрения тех или иных элементов политической жизни. Теория систем зародилась в биологии в 20-х гг. ХХ в. Прошли десятилетия, прежде чем системный подход стал использоваться в общественных науках. В социологии применение системного подхода связано с именем Т.Парсонса.

Теорию систем в политологию ввел американский политолог Д.Истон. В ряде своих работ, особенно в монографии “Системный анализ политической жизни” (1965 г.) он исследовал условия, необходимые для самовыживания политической системы, и проанализировал четыре категории: политическую систему, окружающую ее среду, реакцию и обратную связь. Используя некоторые положения структурно-функционального подхода Парсонса, Истон вывел, что системный анализ политической жизни основан на понятии “системы, погруженной в среду и подверженной воздействиям с ее стороны”. Такой анализ предполагал, что система, чтобы выжить, должна иметь способность реагировать.

Обмен и взаимодействие политической системы со средой осуществляется по принципу “входа-выхода”: она взаимодействует с окружающей средой - всем остальным обществом - через “вход” - каналы влияния среды на политическую систему и “выход” - обратное воздействие системы на среду. Д.Истон различает два типа “входа”: требование и поддержка. Требование - это обращенное к властным органам мнение по поводу желательного или нежелательного распределения ценностей в обществе. К ним относятся, например, требования повышения заработной платы, увеличения ассигнований на социальную сферу и т.д. Истон считает, что требования ослабляют политическую систему. Поддержка, напротив, означает усиление политической системы. Формами проявления поддержки могут считаться уплата налогов, выполнение воинского долга, уважение государственных институтов, проведение демонстраций в поддержку режима, выражение патриотизма и т.д.

Политическая система выполняет по отношению к среде ряд функций: определения целей, задач, программы деятельности общества, мобилизации ресурсов на достижение поставленных целей, интеграция всех элементов общества с помощью пропаганды общих целей и ценностей и т.д. Следовательно, система может рассматриваться с точки зрения не только сохранения, изменения, адаптации, но и взаимодействия структур, выполняющих определенные функции.

Изучение политической системы с точки зрения выполняемых ею функций легло в основу функционализма как метода анализа. Основной вклад в развитие функционализма принадлежит американскому политологу Г.Алмонду. Он исследовал негативные последствия практики переноса западных систем в развивающиеся страны в 50-60-х гг. Попав в иную, чем на Западе, социально-экономическую и культурно-религиозную среду, политические институты не смогли выполнить многие функции, и прежде всего добиться стабильного развития общества. На основе анализа подобной практики стали развиваться сравнительные исследования, которые возглавил Г.Алмонд. Оценивая различные политические системы, важно было определить перечень основных функций, которые способствовали эффективному социальному развитию.

Сравнительный анализ политических систем предполагал переход от изучения формальных институтов к рассмотрению конкретных проявлений политического поведения. Исходя из этого, Алмонд определил политическую систему как совокупность ролей и их взаимодействий, осуществляемых не только правительственными институтами, но и всеми структурами в их политическом аспекте. Таким образом, под структурой он понимал совокупность взаимосвязанных ролей.

Следуя положению Д.Истона о “системе, погруженной в среду”, которая поддерживает с ней многочисленные связи и обмены на основе ролей, Г.Алмонд утверждал, что политическая система должна эффективно осуществлять три группы функций: а) функции взаимодействия с внешней средой, б) функции взаимосвязи внутри политической системы, в) функции сохранения и адаптации системы.

Переход развитых стран к информационным технологиям, массовое внедрение компьютерной техники во все сферы жизнедеятельности общества способствовали использованию в анализе социальных систем механистических моделей. Первым, кто уподобил политическую систему кибернетической машине стал американский политолог К.Дойч. Он рассматривал политическую систему в контексте “коммуникационного подхода”. Политику К.Дойч понимал как процесс управления и координации усилий людей по достижению поставленных целей. Формулирование целей, их коррекция осуществляются политической системой на основе информации о положении общества по отношению к данным целям; о расстоянии, которое осталось до цели; о результатах предыдущих действий.

Следовательно, функционирование политической системы зависит от качества и объема информации, поступающей из внешней среды, и информации о собственном движении системы. На основе этих двух потоков информации принимаются политические решения. Не углубляясь в детали предложенной К.Дойчем модели функционирования политической системы, отметим, что она построена на решающей роли информации в жизни социальной системы. В условиях существования разветвленных коммуникационных систем информация является “нервами управления”, деятельность которых во многом определяет эффективность власти. Однако она опускает значение других переменных, в том числе тех, которые влияют на процесс передачи информации “сверху вниз”, и наоборот. Например, политическая воля, идеологические предпочтения также могут оказывать влияние на отбор информации, способы ее доведения до центров принятия решений.


Структура политической системы.

Структура политической системы - это совокупность ее элементов и взаимоотношений между ними. Политическая система как целостность функционирует благодаря взаимодействию составляющих ее элементов. Но она не может быть сведена к их сумме. Для того, чтобы понять значение каждого элемента целостности, система теоретически расщепляется, структурируется по различным основаниям.

Политическая система может структурироваться на основе ее ролевого понимания, и тогда она рассматривается с точки зрения типов взаимодействия субъектов, выполняющих различные политические роли (функции) и ориентирующихся на конкретные образцы политического поведения (Г.Алмонд).

Элементы политической системы могут вычленяться на основе институционального подхода (Д.Истон). В соответствии с ним, каждый институт политической системы обслуживает определенные группы потребностей и выполняет те или иные политические функции. Так, государство выражает общие интересы, партии стремятся к представительству устойчивых групповых потребностей, группы давления лоббируют конъюнктурные интересы, вызванные конкретной ситуацией, и т.д.

Структура политической системы может дифференцироваться, следуя принципу политической стратификации, то есть порядку, согласно которому те или иные группы принимают участие в осуществлении власти. Так, политические элиты принимают политические решения, бюрократия призвана выполнять решения элиты, граждане формируют институты представительной власти.

Наиболее распространен системный способ структурирования, в соответствии с которым политическая система состоит из подсистем, а их взаимодействие образует политическую целостность.

Основным элементом политической системы является институциональная подсистема, то есть совокупность институтов (государственных, партийных, общественно-политических), выражающих и представляющих различные по значимости интересы - от общезначимых до групповых и частных. Самым важным инструментом реализации общественных интересов является государство. Максимально концентрируя в своих руках власть и ресурсы, государство распределяет ценности и побуждает население к обязательному выполнению своих решений. Кроме государства в институциональную подсистему входят как политические (партии, группы давления), так и неполитические, но имеющие возможности влияния на власть и общество, организации - СМИ. церковь и др. Зрелость институциональной подсистемы определяется степенью дифференциации и специализации ролей и функций ее структур.

Институты власти и влияния выполняют свои роли на основе различных норм (политических, правовых, нравственных и т.д.). Вся совокупность норм, регулирующих политические отношения, составляет нормативную подсистему. Нормы выполняют роль правил, на основе которых происходят политические взаимодействия. Нормы могут фиксироваться в форме законов, а могут передаваться из поколения в поколение в виде традиций, обычаев, символов.

Следуя этим формальным и неформальным нормам, политические субъекты вступают во взаимодействия. Формы подобных взаимодействий, основанных на согласии или конфликтах, их интенсивность и направленность составляют коммуникативную подсистему. Система коммуникаций характеризует открытость власти, ее способность вступать в диалог, стремиться к согласию, реагировать на актуальные требования различных групп, обмениваться информацией с обществом.

Политические взаимодействия обусловливаются характером культурно-религиозной среды, ее однородностью. Совокупность субкультур, конфессиональная система, определяющая приоритетные ценности, убеждения, стандарты политического поведения, политическая ментальность составляют культурную подсистему. Чем выше степень культурной однородности, тем выше эффективность деятельности политических институтов.

Желаемые модели общества, отраженные в системе культурных ценностей и идеалов, определяют совокупность способов и методов реализации власти. Данная совокупность политических технологий составляет функциональную подсистему. Преобладание методов принуждения или согласия в реализации властных отношений определяет характер взаимоотношений власти и гражданского общества, способы его интеграции и достижения целостности.

Все подсистемы политической системы взаимозависимы. Взаимодействуя друг с другом, они обеспечивают жизнедеятельность политической системы, способствуют эффективной реализации ее функций в обществе.


Типология политических систем.

Будучи чрезвычайно сложными, богатыми по содержанию явлениями, политические системы могут классифицироваться по различным основаниям. Так, в зависимости от типа общества они делятся на традиционные, модернизированные демократии и тоталитарные, считал Р.Арон (1905-1983), по характеру взаимодействия со средой - на открытые и закрытые, по политическим культурам и их выражениям в формах организации власти - на англо-американскую, континентально-европейскую, доиндустриальную и частично индустриальную, тоталитарную (Г.Алмонд). Марксизм делит политические системы по типу общественно-экономической формации на рабовладельческие, феодальные, буржуазные и пролетарские (социалистические).

Некоторые из приведенных классификаций требуют определенного объяснения.

Деление политических систем на открытые и закрытые основывается на характере их взаимоотношений с внешней средой. Закрытые политические системы имеют ограниченные связи с внешней средой, невосприимчивы к ценностям иных систем и самодостаточны, то есть находят ресурсы развития внутри самой системы. Примером могут служить социалистические страны. Открытые системы активно обмениваются с внешним миром, успешно усваивают ценности других систем, они подвижны и динамичны.

Типологизация Г.Алмонда основывается на типе политической культуры и ролевой структуры (то есть структуры ролей, выполняемых официальной властью, партиями, группами давления, СМИ). 1. Политические системы англо-американского типа отличаются однородной светской политической культурой, ориентированной на либеральные ценности, и сильно разветвленной ролевой структурой, представленной автономными партиями, общественными организациями и т.п. 2. Континентальные европейские системы отличаются “раздробленностью политической культуры”, наличием изолированных друг от друга субкультур, то есть систем ценностей, идеалов, убеждений, присущих какой-то социальной группе (классу, этносу, конфессиональной или территориальной общности). Фрагментарность и расколотость политической культуры порождают нестабильность, поэтому в европейских странах часты правительственные и парламентские кризисы. 3. Доиндустриальные и частично индустриальные политические системы характеризуются существованием закрытой, замкнутой, местной политической культуры. Люди маловосприимчивы к глобальной политической культуре и ориентируются на местную политическую подсистему (племя, клан, деревню). Множественность таких подсистем затрудняет достижение согласия и компромисса, порождает насилие как средство примирения. 4. В тоталитарных политических системах доминирует одна, навязанная властью, политическая культура, ценности и образцы политического поведения. Политическая культура имеет классовый или националистический характер. Существование других субкультур невозможно. Власть контролирует все сферы жизнедеятельности личности.

Существует множество и других, в том числе более сложных типологий политических систем. Одна из относительно простых, широко распространенных, а главное, достаточно глубоких их классификаций - деление политических систем на тоталитарные, авторитарные и демократические.

Критерием их разграничения служит политический режим - характер и способы взаимоотношения власти, общества (народа) и личности (граждан). В самом общем виде для тоталитарной политической системы характерно полное подчинение общества и личности власти, всеобъемлющий контроль за гражданами со стороны государства. Авторитаризм отличается неограниченной властью одного лица или группы лиц над гражданами при сохранении автономии личности и общества во внеполитических сферах. И, наконец, демократия характеризуется контролем общества (большинства) над властью.

При этом если личность обладает автономией, правами и свободами, если она признается важнейшим источником власти, то мы имеем дело с либеральной демократией. Если же власть большинства ничем не ограничена и стремится контролировать общественную и личную жизнь граждан, то демократия становится тоталитарной.

Неоднородны также авторитарные и тоталитарные политические системы. Так, в зависимости от того, кто - один человек или группа лиц - являются источником власти, авторитарные и тоталитарные политические системы могут быть автократическими (у власти одно лицо) или группократическими (аристократическими, олигархическими, этнократическими и т.д.).

Данная классификация отражает идеальные типы политических систем, значительно отличающиеся от существующих в реальной жизни. И все же тоталитаризм, авторитаризм и демократия в той или иной форме и в различной степени приближения к идеалу широко представлены в истории человечества и в современном мире.


Понятие политического режима.

Наряду с понятием “политическая система” в научной и публицистической литературе, в средствах массовой информации и повседневной речи часто используется понятие “политический режим”. Как же соотносятся эти два понятия?

Понятие “политический режим” является важнейшим в европейской политологии, в отличие от американской, отдающей предпочтение термину “политическая система”. Произвольное использование категории “политический режим” не сохранило за ним достаточно четкого содержания. Вследствие этого она до сих пор относится к сущностно оспариваемым понятиям и различными учеными трактуется по-разному. Так, сторонники системного подхода расширительно интерпретируют понятие политического режима и практически отождествляют его с понятием политической системы.

Термины “политическая система” и “политический режим” характеризуют политическую жизнь с разных сторон: “политическая система” выявляет характер связей с внешней средой, механизм принятия и реализации властных решений, а “политический режим” определяет средства и методы реализации общезначимых интересов, выражает характер взаимосвязи государственной власти и индивида.

Итак, политический режим - это функционирующая в рамках политической системы совокупность структур власти, которая характеризуется конкретно-историческими формами, образом правления, а также методами и средствами осуществления правящими кругами своей политической власти.

В самом общем виде, используя критерий средств и методов, применяемых государством при осуществлении власти, все политические режимы можно подразделить на три основных типа: демократический, тоталитарный и авторитарный.

При типологизации режимов в рамках демократии ключевое значение имеет соотношение или конфигурация властных институтов. А последняя, в свою очередь, определяется разделением властей. В системе диктатуры, то есть в диктаторской политической системе такой критерий не подходит, поскольку здесь вообще отсутствует реальное разделение властей. По этому критерию в современной диктаторской политической системе различаются авторитарные и тоталитарные режимы. Внутри последних существует целая гамма особенностей, модификаций. Например, в рамках тоталитаризма различаются большевистский, нацистский и фашистский режимы. В авторитаризме тоже можно различить режимы с большей или меньшей жесткостью или “либеральностью” в организации властной вертикали.


Тоталитаризм.

Термин “тоталитаризм” происходит от латинского слова “totalis”, означающего “весь”, “целый”, “всеобщий”. Тоталитаризм - это политический режим, стремящийся установить полный (тотальный) контроль над обществом и гражданами.

Идеи тоталитаризма уходят своими корнями в глубокую древность. И на Востоке (древний китайский философ Шан Ян), и на Западе (Платон) развивали идеи, обосновывающие необходимость жесткого контроля государства над всеми членами общества. Всякий раз, когда в развитии человеческого общества происходили заметные сдвиги в системе разделения труда и появлялись новые потребности, это приводило к некоторой потере управляемости социальными процессами. Усложненное и дифференцированное общество не сразу находило адекватные способы регуляции общественных процессов, что, в свою очередь, вызывало к жизни идеи ужесточения контроля государства над всеми сферами жизнедеятельности общества и отдельного индивида.

В первой половине XX в. тоталитарная мысль воплотилась в политическую практику в ряде стран, что позволило систематизировать и выделить признаки тоталитаризма, сформулировать его видовую специфику. Следует отметить, что практика развития тоталитарных систем привела многих ученых к выводу, что тоталитаризм представляет собой не только политический режим, но и определенный тип общественной системы. Однако доминирующей в политической науке является трактовка тоталитаризма как политического режима.

На основе функционирования тоталитарных режимов в гитлеровской Германии и сталинском СССР в 40-50-е гг. на Западе была создана теория тоталитаризма. Первые классические теоретические исследования по проблемам тоталитаризма - это работы Ф.Хайека (1899-1992) “Дорога к рабству” (1944), и Х.Аренд (1906-1975) “Истоки тоталитаризма” (1951), а также совместный труд К.Фридриха и З.Бжезинского “Тоталитарная диктатура и автократия” (1956). Более поздние попытки создать теорию тоталитаризма на базе реального исторического материала особого успеха не имели, так как они, отображая самые одиозные политические системы XX в. - гитлеровского фашизма и сталинского социализма - по мере смягчения, либерализации политических режимов в СССР и других социалистических странах все больше расходились с реальностью и к тому же не отражали принципиальных различий между отдельными тоталитарными системами. Эти теории оказались адекватны лишь эпохе сталинского террора. Поэтому считается общепризнанной трактовка тоталитаризма как преимущественно нормативного понятия, находящего большее или меньшее практическое воплощение в идеологии, политическом движении и реальной политической системе.

Общими отличительными признаками тоталитаризма являются стремление к всеобъемлющей организованности общества и полному контролю государства за личностью, к радикальному преобразованию всей общественной системы в соответствии с революционной по своему характеру социальной утопией, не оставляющей места для индивидуальной свободы и социальных противоречий.

Как было отмечено выше, идеи тоталитаризма уходят своими корнями в глубокую древность. Достаточно детальное обоснование тоталитарные модели государства получили у Платона, Т.Мора, Т.Кампанеллы, Г.Бабефа, К.А.Сен-Симона, Ж.-Ж.Руссо. Позже они развивались в трудах Гегеля, Маркса, Ницше, Ленина и других мыслителей. Несмотря на глубокие содержательные различия, тоталитарные концепции имеют общую логику. Как отмечал Н.А.Бердяев, первоистоки тоталитаризма следует искать в политизации утопии. Идеальные образы совершенного строя - утопии - играли огромную роль в истории. В тоталитарной модели привлекательная утопия отождествляется с абсолютной истиной. Это позволяет рассматривать все остальные теории и взгляды как заблуждения или сознательную ложь, а их носителей - либо как врагов, либо как темных или заблудших людей, требующих перевоспитания. Поэтому утопия всегда тоталитарна, всегда враждебна свободе, предполагающей плюрализм мнений. Именно с вопроса об отношении к собственному учению как истине в последней инстанции, и к другим социальным идеям начинается разрыв тоталитаризма с рационализмом, на почве чего вырастает тоталитарное стремление к построению совершенного общества.

Тоталитарная утопия представляется в форме идеологии, обосновывающей цели коллективных действий. Дальнейшая логика формирования тоталитарного строя такова. Общие цели конкретизируются и реализуются с помощью жесткого экономического и социального планирования. Всеобъемлющее планирование нуждается в надежной гарантии реализации планов - всесильной власти и массовой поддержке, что обеспечивается с помощью как разрастания институтов власти и социального контроля, так и систематической идеологической обработки населения и его мобилизации на исполнение планов. При этом подавляется всякое инакомыслие, так как без единой идеологической веры невозможно массовое послушание. Управляемая из центра сложнейшая государственная машина не допускает индивидуальной свободы граждан. Ради достижения общей цели допускаются методы насилия и террора, так как власть действует по принципу “цель оправдывает средства”.

Предпосылки тоталитаризма. Реальное воплощение тоталитарных моделей стало возможным лишь на определенном этапе развития общества. Главной предпосылкой тоталитаризма является индустриальная стадия развития общества. Она связана с развитием массовых коммуникаций, что сделало технически возможным систематическую идеологическую обработку населения и всеобъемлющий контроль над личностью.

На этой ступени социально-экономического развития в индустриально развитых странах появились мощные монополии, охватившие целые отрасли промышленности и наладившие тесное взаимодействие с государством. Усилилось и само государство, расширились его социальные функции. Нарастание элементов организованности и управляемости общества, успехи в развитии науки, техники и образования порождали иллюзию возможности перехода к рационально организованной и тотально управляемой форме жизни в масштабах всего общества. Стержнем этой новой тотальной организации могла быть только всесильная и всепроникающая государственная власть.

Порождением индустриализма и этатизма (возрастания влияния государства на экономику и другие сферы жизни общества) является коллективистско-механистическое мировоззрение, лежащее в основе тоталитарной идеологии. В соответствии с этим мировоззрением, человек - лишь винтик в хорошо организованной государственной машине. Противоречие между усложнением социальной организации и индивидуальной свободой решается в пользу государственной машины. Тоталитаризм базируется на сознании, исходящем из безусловного подчинения индивида коллективу.

Важной субъективной предпосылкой тоталитаризма является психологическая неудовлетворенность человека атомизацией общества в индустриальную эпоху, разрушением традиционных связей и ценностей, нарастанием социального отчуждения. Человек перестал чувствовать себя неотъемлемой частью семьи, рода, общины, испытал стремление убежать от бездушного капиталистического мира, преодолеть бессилие и страх перед жестокой рыночной стихией, найти смысл жизни в служении великой цели, в новых идеологических ценностях и коллективистских формах организации.

Тоталитаризм для многих одиноких, социально отчужденных людей имеет психологическую привлекательность. Он дает надежду утвердить себя в чем-то значительном: в классе, нации, государстве, партии и пр. Кроме того, тоталитарная идеология многим дает возможность найти выход своим агрессивным, разрушительным инстинктам, преодолеть комплекс собственной неполноценности и утвердиться за счет принадлежности к избранной социальной (национальной, расовой) группе или партии.

Психологическая неудовлетворенность существующим строем и привлекательность тоталитаризма резко возрастает в периоды социально-экономических кризисов. Кризис резко усиливает бедствия и неудовлетворенность населения, ускоряет появление необходимых для утверждения тоталитаризма социальных предпосылок - значительных по численности и влиянию социальных слоев, непосредственно участвующих в тоталитарной революции и поддерживающих ее. Наиболее решительными сторонниками тоталитаризма выступают маргинальные группы - промежуточные слои, не имеющие устойчивого положения в социальной структуре, стабильной среды обитания, утратившие культурную и социально-этническую идентичность.

Эти и другие благоприятные для тоталитаризма факторы могут быть реализованы лишь при наличии необходимых политических условий. К ним прежде всего относится упомянутая уже этатизация общества, а также появление тоталитарных движений и партий нового типа - предельно идеологизированных и достаточно массовых организаций с жесткой, полувоенной структурой, претендующих на полное подчинение своих членов новым идеям и их выразителям-вождям. Именно эти организации и движения, использующие благоприятные социальные условия, и явились главными творцами тоталитарных режимов.

Тоталитарные режимы имеют ряд характерных черт. Эти специфические идеологические, политические и социально-экономические характеристики являются общими для всех известных тоталитарных режимов.

При выявлении общих черт тоталитарных режимов отправным пунктом является анализ лежащей в их основе идеологии и общественного сознания. Идеология призвана сплачивать людей в политическую общность, служить ценностным ориентиром, мотивировать поведение граждан и государственную политику.

Различным формам тоталитарной идеологии присущи некоторые общие свойства. Прежде всего тоталитарная идеология заимствует у некоторых религий идеи о счастливом завершении истории, достижении конечной цели, смысла существования человека, которым может выступать коммунизм, тысячелетний рейх и т.д. Привлекательная утопия, рисующая образ будущего строя, используется для оправдания огромных повседневных жертв народа. Телеологизм (от греч. teleos - цель) тоталитарной идеологии проявляется в рассмотрении истории как закономерного движения к определенной цели, а также в ценностном приоритете цели над средствами ее достижения.

По своему содержанию тоталитарная идеология революционна. Она обосновывает необходимость формирования нового общества и человека. Все ее здание базируется на социальных мифах, например, о капитализме и коммунизме, о руководящей роли рабочего класса, о превосходстве арийской расы и т.д. Эти мифы не подлежат критике и имеют характер религиозных символов.

Тоталитарная идеология проникнута идеей о непогрешимых, всезнающих вождях, на которых возложена миссия просвещать и вести за собой массы. Важным качеством тоталитарной идеологии является ее обязательность для всех граждан страны. Тоталитарное общество создает мощный аппарат идеологических работников, манипулирующих общественным сознанием через партийные организации и средства массовой информации. Для тоталитаризма характерна монополия на СМИ, идейные оппоненты рассматриваются как политические противники, враги нации, к ним допустимо применение любых средств насилия.

К политическим чертам тоталитаризма относится прежде всего тотальная политизация общества, гипертрофированное развитие аппарата власти, ее проникновение во все сферы социального организма. Мощная государственная власть является главным гарантом идеологического контроля над населением. Тоталитаризм полностью отрицает гражданское общество, все формы самоорганизации людей, независимую от власти частную жизнь.

Тоталитарная власть признает одну форму политической организации граждан - партию нового типа. Эта партия срастается с государством и концентрирует в себе реальную власть в обществе. Запрещаются всякая политическая оппозиция и создание любых, даже далеких от политики организаций.

Являясь единственной политической силой в стране, такая партия претендует на выражение воли народа. Демократия, предполагающая представительство на основе выборов, превращается в фикцию, при которой участие населения в безальтернативных выборах достигает 99,9%, а истинный процесс принятия решений узким кругом партийных руководителей прикрывается видимостью всенародной поддержки, выражением которой служат проводимые по всей стране собрания, митинги, демонстрации.

Социальные и экономические черты тоталитаризма. Тоталитаризм пытается создать адекватную себе социальную структуру общества. Стремясь найти массовую опору, он провозглашает превосходство определенного класса, нации или расы, делит людей на своих и чужих. При этом свои должны объединяться в борьбе с чужими: буржуазией, мировым империализмом, представителями тех или иных наций. В процессе ликвидации или ограничения частной собственности происходит массовая люмпенизация населения, индивид попадает в тотальную зависимость от государства, без которого большинство людей не могут получить средства существования: работу, жилье и т.д.

Личность полностью лишается всякой самостоятельности, человеку внушают, что не он сам отвечает за свою судьбу, а за него отвечает государство. Утрачивая вместе с правами и ответственность за собственное благополучие, человек подпадает под тотальную опеку и тотальный контроль государства. Делается попытка сформировать “нового человека”, определяющими чертами которого являются беззаветная преданность идеологии и вождям, исполнительность, скромность в потребностях, готовность идти на любые жертвы ради общей цели.

Одновременно с ломкой старой социальной структуры формируется новая. Обладание властью или влияние на нее становится основой социальной стратификации, распределения экономических и социальных привилегий. Формируется новый господствующий класс - партийная номенклатура.

Господство идеологии и политики проявляется не только в социальной сфере, но и в экономике. Отличительной чертой тоталитаризма здесь является этатизация хозяйственной жизни, а в советском коммунистическом режиме и социальное ограничение, а в идеале - полное устранение частной собственности, рыночных отношений, конкуренции, централизованное планирование и командно-административные методы управления.

Мировая практика позволяет выделить две разновидности тоталитарного режима: левую и правую.

Правая разновидность тоталитаризма представлена двумя формами - итальянским фашизмом и немецким национал-социализмом. Правыми они считаются потому, что обычно сохраняли рыночную экономику, институт частной собственности, опирались на механизмы экономического саморегулирования.

С 1922 г. интеграция итальянского общества происходила на основе идеи возрождения былого могущества Римской империи. Установление фашизма в Италии явилось реакцией мелкой и средней буржуазии на отставание в процессе складывания национальной и экономической целостности. В фашизме воплотился антагонизм мелкобуржуазных слоев по отношению к старой аристократии. Итальянский фашизм во многом обозначил признаки тоталитаризма, хотя и не развил их в полной мере.

Классической формой правого тоталитаризма служит национал-социализм в Германии, установившийся в 1933 г. Его возникновение было ответом на кризис либерализма и утрату социально-экономической и национальной идентичности немцев после поражения Германии в первой мировой войне. Возрождение былого могущества Германии пытались осуществить путем объединения общества на основе идей превосходства арийской расы и покорения других народов. Массовой социальной базой фашистского движения явилась мелкая и средняя буржуазия, которая по своему происхождению, сознанию, целям и уровню жизни была антагонистична как рабочему классу, так и аристократии и крупной буржуазии. Участие в фашистском движении для средней и мелкой буржуазии являлось возможностью создать новый социальный порядок и приобрести в нем новый социальный статус и преимущества - в зависимости от личных заслуг перед фашистским режимом.

Левой разновидностью тоталитаризма был советский коммунистический режим и подобные ему режимы в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, Юго-Восточной Азии, на Кубе. Он опирался ( а в ряде стран и до сих пор опирается) на распределительную плановую экономику. В СССР предполагалось достигнуть социальной однородности и нивелировки социального многообразия интересов. Формирование коллективной цели общества в виде идеала построения коммунистического будущего, который воплощал вековую мечту о справедливом и совершенном обществе, совпадало с ожиданиями широких слоев населения. Предполагалось, что осуществить этот идеал можно только с помощью сильной государственной власти.

Фашизм и большевизм, фашистская идеология и марксизм-ленинизм имели много близких друг другу и общих элементов. Разумеется, между ними существовало и немало различий. Так, если в марксизме-ленинизме в качестве главного теоретического и аналитического инструмента трактовки мировой истории брался класс, то в фашизме - нация; первые отдавали моральный и теоретический приоритет концепции класса, а вторые – концепции нации. Если марксизм придерживался материалистической интерпретации истории, то для фашизма с этой точки зрения характерны антиматериализм, иррационализм, мистицизм и убеждение в том, что духовные начала, честь, слава и престиж составляют могущественные цели и мотивы человеческого поведения. Но при всем том, фашизм и коммунизм были двумя самостоятельными проявлениями единого по своим сущностным характеристикам явления - тоталитаризма.


Авторитаризм.

Авторитаризм и тоталитаризм - это две модели политического режима диктаторского типа, между которыми есть существенные различия по целому ряду основополагающих характеристик. Если тоталитаризм предполагает полное подчинение всех сфер жизни государственному началу, то авторитарный режим в целом оставляет на усмотрение самих частных лиц вопросы отправления религиозной веры, экономической деятельности, семейной жизни и т.д., если это не противоречит интересам сохранения существующей системы.

Иными словами, авторитаризм занимает как бы промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией. С тоталитаризмом его роднит автократический, не ограниченный законами характер власти, с демократией - наличие автономных, не регулируемых государством общественных сфер, сохранение элементов гражданского общества.

Характерными чертами автократического режима являются:

1) автократизм или небольшое число носителей власти. Ими могут быть один человек (монарх, президент, военный диктатор) или группа лиц (военная хунта, олигархическая группа);

2) неограниченность власти, ее неподконтрольность гражданам. При этом власть может править с помощью законов, но она принимает их единолично по своему усмотрению;

3) опора на силу. Власть может и не прибегать к методам прямого насилия и подавления. Она может пользоваться популярностью и массовой поддержкой. Но она обладает достаточной силой, чтобы в случае необходимости подавить оппозицию;

4) монополизация власти и политики, недопущение реальной политической оппозиции и конкуренции. Однако авторитаризм, в отличие от тоталитаризма, допускает существование ограниченного числа партий, профсоюзов и других организаций, но лишь при условии их подконтрольности властям. Часто отсутствие оппозиции при авторитаризме вызвано не противодействием властей, а неготовностью общества к созданию политических организаций, отсутствием у населения потребности к политической самоорганизации;

5) отказ от тотального контроля над обществом, невмешательство или ограниченное вмешательство во внеполитические сферы, прежде всего в экономику. В круг внимания государства входят вопросы обеспечения государственной безопасности, общественного порядка, обороны, внешней политики, хотя оно может влиять и на стратегию экономического развития, проводить активную социальную политику, не разрушая при этом механизмы рыночного саморегулирования;

6) рекрутирование политической элиты путем кооптации, назначения сверху, а не конкурентной борьбы на выборах.

Учитывая перечисленные характерные черты авторитаризма, можно сформулировать дефиницию этого политического режима. Авторитаризм - (от франц. autoritaire - властный, от лат. autoritas - власть) - политический режим, основу которого составляет диктатура одного лица или группы лиц, не допускающая политическую оппозицию, но сохраняющая автономию личности и общества вне политической сферы. Следовательно, авторитаризм вполне совместим с уважением всех других, кроме политических, прав личности.

Авторитарные политические системы чрезвычайно разнообразны. Это монархии, деспотические, диктаторские режимы, военные хунты, популистские системы правления и др. На протяжении тысячелетий эти режимы опирались главным образом на традиционную и харизматическую легитимность. В XX в. в целях легитимации широко используется националистическая идеология и формальные, контролируемые властью выборы.

В последнее десятилетие, после краха тоталитарных режимов в СССР и странах Центральной и Восточной Европы, интерес к тоталитаризму значительно вырос. Попытки ввести демократию, создать гражданское общество в России не увенчались успехом, но наоборот, привели к колоссальным разрушительным последствиям и многочисленным жертвам.

В то же время целый ряд стран с авторитарными режимами продемонстрировали свою экономическую и социальную эффективность, доказали способность сочетать экономическое процветание с политической стабильностью, сильную власть - со свободной экономикой, личной безопасностью и сравнительно развитым социальным плюрализмом. Среди таких стран следует упомянуть Китай, Чили, Южную Корею, Вьетнам и др. Авторитаризм часто определяют как способ правления с ограниченным плюрализмом. Его воздействие на общественное развитие имеет как слабые, так и сильные стороны. К числу слабых сторон относятся полная зависимость политики от главы государства или группы высших руководителей, ограниченность институтов артикуляции общественных интересов.

В то же время авторитарный режим имеет и свои плюсы, которые особенно ощутимы в экстремальных ситуациях. Авторитарная власть обладает высокой способностью обеспечивать политическую стабильность и общественный порядок, мобилизовывать общественные ресурсы на решение определенных задач, преодолевать сопротивление политических противников. Все это делает ее эффективным средством проведения радикальных общественных реформ. Поэтому в современных условиях постсоциалистических стран наиболее оптимальным стало бы сочетание авторитарных и демократических элементов, сильной власти и ее подконтрольности обществу. Авторитарный режим, который ставит перед собой задачу демократизации общества, не может быть долговечным. Его реальной перспективой является более устойчивый в современных условиях тип политического режима - демократия.


Понятие демократии.

Слово “демократия” происходит от греческих слов demos - народ и kratos - власть. В наше время оно имеет несколько значений.

1. Первое и основополагающее значение связано с его точным переводом, а именно народовластие, или, по словам американского президента Линкольна, “правление народа, посредством народа и для народа”.

2. Производным от этимологического понимания демократии является ее более широкая трактовка как формы устройства любой организации, основанной на принципах равноправия ее членов, выборности органов управления и принятия решений большинством. В этом смысле говорится о партийной, профсоюзной, производственной и даже семейной демократии. В этом широком значении демократия может существовать повсюду, где есть организация, власть и управление.

3. Кроме того, демократия рассматривается как идеал общественного устройства, основанный на свободе, правах человека, гарантиях прав меньшинства, народном суверенитете, политическом участии, гласности, плюрализме, политической терпимости.

4. Наконец, в четвертом значении слова демократия - это политический режим, при котором источником власти признается народ, и он имеет возможность осуществлять свой суверенитет.

Для демократии как политического режима характерен ряд признаков:

1) юридическое признание и институциональное выражение суверенитета, верховной власти народа. Именно народ, а не монарх, аристократия, бюрократия или духовенство выступает официальным источником власти. Суверенитет народа выражается в том, что именно ему принадлежит учредительная, конституционная власть в государстве, что он выбирает своих представителей и может периодически сменять их. В некоторых странах через институт референдума народ может прямым голосованием выражать свою волю по важнейшим вопросам жизни общества;

2) равноправие граждан. Этот принцип требует как минимум равных избирательных прав для всех граждан. В современной политической системе он требует также свободы создания политических партий и других объединений для выражения воли граждан, свободы мнений, права на информацию и на участие в конкурентной борьбе за занятие руководящих должностей в государстве;

3) принятие решений большинством голосов и подчинение меньшинства большинству при их осуществлении;

4) периодическая выборность основных органов государства. Демократией является лишь только то государство, в котором лица, осуществляющие верховную власть, избираются, причем избираются на определенный срок.


История развития демократии.

Первобытная демократия.

Демократические формы организации уходят корнями в глубокое, еще догосударственное прошлое - в родовой строй. Через родовые формы демократии прошли все народы. Все взрослые мужчины и женщины рода обладали равным правом голоса при выборе и смещении своих высших руководителей - старейшины и вождя (военного предводителя). Высшей властью в роде являлся совет - собрание всех его взрослых представителей. У американских индейцев-ирокезов род выступал демократической единицей более сложной организации - союза фратрий - братства нескольких особенно близких родов, которые при сохранении автономии имели общий совет как высший орган власти. Несколько фратрий составляли племя. Им руководил совет племени, составлявшийся из руководителей всех родов. Решения на таких советах обычно принимались по принципу единогласия. Подобные формы демократии существовали у древних греков, германцев и других народов. Всюду родовая демократия основывалась на кровно-родственных связях, общей собственности, относительной немногочисленности населения и примитивном производстве. Не существовало разделения на управленческий и исполнительский труд. Отношения между людьми регулировались обычаями и табу. Власть старейшин и вождей держалась на моральном авторитете и поддержке соплеменников.

Традиции первобытной демократии оказали большое влияние на появление демократических государств в Древней Греции и Риме.

Античная и средневековая демократии.

Первой классической формой демократического государства явилась Афинская республика. Она возникла в V в. до н.э. и свой расцвет переживала во времена правления Перикла, который руководил афинским правительством и считался народным вождем. Он был противником тирании и противопоставлял ей собственный идеал государственного устройства. “Называется этот строй демократическим,- писал Перикл,- потому что он зиждется не на меньшинстве граждан, а на большинстве их.” Осуществленные под его руководством реформы предусматривали равномерное распределение власти среди всех свободных граждан (в их число не входили рабы, женщины и некоренные афиняне).

Древнегреческая демократия представляла собой прежде всего систему прямого правления, при которой весь народ осуществлял законодательную власть и в которой не была известна система представительства. Такое положение было возможным в результате ограниченных размеров древнегреческого государства, которое охватывало, как правило, город и прилегающую к нему сельскую местность, население которых редко превышало 10 тыс. граждан.

Такая форма правления представляла собой прямую демократию - то есть такую форму народовластия, когда граждане сами непосредственно участвуют в подготовке, обсуждении и принятии решений. В древних демократических государствах каждый гражданин был наделен правом участвовать в законодательных собраниях и голосовать. Значительная часть граждан так или иначе занимала один из множества существовавших в городе-государстве выборных постов. Не было разделения на законодательную и исполнительную власть: обе ветви власти были сосредоточены в руках активных граждан. Политическая жизнь характеризовалась значительной активностью граждан, которые живо интересовались всеми аспектами процесса управления.

Античная демократия заботилась о создании благоприятных условий для участия граждан в управлении делами государства. За счет использования труда рабов граждане имели для этого достаточно свободного времени. Кроме того, бедные получали от государства поддержку, а также плату за присутствие на общественных мероприятиях. Общественное мнение также стимулировало политическую активность народа, оценивая участие в политике как единственное достойное занятие для афинского гражданина.

Власть народного собрания Афин ничем не ограничивалась и простиралась на любые проявления частной жизни. Абсолютность и всепроникновение власти таили в себе опасность вырождения демократии в тиранию. Пока народное собрание находилось под влиянием таких мудрых и авторитетных вождей, как Перикл, а противоречия между богатыми и бедными были сглажены, всевластие большинства сочеталось с терпимостью к различным мнениям и не перерастало в расправу над меньшинством. Однако со сменой авторитетов и ростом имущественного неравенства, усилением влияния черни и общим падением нравов Афинская республика приобрела черты охлократии и тирании большинства. Всевластие плебса стало абсолютным. Частым явлением стали расправы бедных над богатыми, гонения на еретиков и инакомыслящих. Демократия стала формой правления с сильными деспотическими тенденциями.

Видимо, крайности демократии второй половины V в. до н.э. повлияли на то, что выдающиеся мыслители античности были противниками демократии. Платон считал, что хуже демократии может быть только тирания. Демократия - это власть худших людей, опирающихся на рабов. Аристотель также отрицательно относился к демократии и противопоставлял ей политию - власть не толпы, а благоразумного большинства, которое в состоянии руководствоваться добродетелью, думать об обществе в целом.

Государства, функционирующие на принципах прямой демократии, существовали в Древнем Риме, Древнем Новгороде (где решения принимались на вече), во Флоренции и ряде других городов-республик. В целом же в период средневековья во всем мире утвердилось господство авторитарных, преимущественно монархических форм правления. Доминирующим представлением о государственном устройстве стало восприятие общества как единого, сложного, иерархически организованного организма, где каждая общественная группа должна выполнять определенную общественную функцию и подчиняться власти. Само слово “демократия” исчезло из европейского политического лексикона почти на две тысячи лет, и если иногда и использовалось, то только в негативном, аристотелевском значении неправильной, извращенной формы правления, разрушительной власти черни.

Однако идеи ограничения монархической власти пронизывали всю эпоху средневековья. Под влиянием христианства утвердились идеи о том, что монарх и власть в целом обязаны служить своему народу и не должны нарушать законы, вытекающие из божественных заповедей, морали, традиций и естественных прав человека. Концепция общественного договора трактовала государственную власть как следствие свободного договора между народом и правителем, договора, который обязаны соблюдать обе стороны.

Классические теории демократии.

Под влиянием идей эпохи Возрождения и Реформации, развивающегося капитализма, становления нового социального класса - буржуазии и связанного с ним индивидуалистического мировоззрения происходило постепенное вызревание идей демократии в ее нынешнем понимании. Классическая теория демократии формировалась в условиях разрушения сословного деления общества, выражала поиск форм народного волеизъявления, сводилась к обоснованию отношений граждан и государства.

В концепции Ж.-Ж.Руссо проблема демократии занимает центральное место. Согласно этой концепции суверенитет народа может быть реализован только самим народом. Лишь благодаря непосредственному участию в принятии решений гражданин не отделяется от государства и выступает его частью. Передача суверенитета народу означала отчуждение всех прав человека в пользу общины. Только сам народ на общих собраниях решает все вопросы. Руссо верил, что, отчуждая от себя все права, человек получает гораздо больше, так как развивается и духовно возвышается. Он также считал, что правительство может заставить человека быть подлинно свободным. Опыт тоталитарных режимов XX в. ясно показал, что попытки кого-то осчастливить насильно ведут к деспотизму, который прикрывается заботой о благе народа. Классическая теория была величественна своим видением опасности отчуждения государственной власти в случае разделения субъектов и объектов управления. В то же время она была утопией, так как непосредственная демократия ограничена в своем применении. Ближе к XX в. оказался Дж.Локк, который предупреждал, что абсолютная деспотическая власть угрожает безопасности и жизни человека.

Становление идеи демократии самым тесным образом было связано с формированием идеи прав человека. Права человека - это система экономических, социальных, политических и юридических прав и гарантий, направленных на обеспечение жизнедеятельности человека в тех или иных конкретно-исторических условиях. Проблема прав человека сопутствует всей истории человечества.

Исторически первой формой осмысления и утверждения индивидуального достоинства и автономии личности по отношению к власти стали идеи естественного права, возникшие еще во времена античности. В то же время автономия, достоинство и равенство во взаимоотношениях с властью и другими людьми распространялись философами Древней Греции и Древнего Рима лишь на свободных граждан. Во времена феодализма идея равенства от рождения естественных прав всех людей или хотя бы правового равенства всех свободных граждан была отвергнута. Сами же права трактовались как привилегии, дарованные подданным монархом или сюзереном.

Свое воскрешение, либеральное переосмысление и развитие эти идеи получили в XVII - XVIII вв. в трудах выдающихся мыслителей либерализма и Просвещения. Они обосновали понимание фундаментальных прав человека на жизнь, свободу и собственность, на сопротивление угнетению, а также некоторых других прав как естественных, неотъемлемых (неотчуждаемых) и священных императивов и норм взаимоотношений между людьми и властью.

Идеи народовластия и прав человека пережили века и стали бесспорной ценностью в наши дни. Все современные конституции декларируют полновластие народа и неприкосновенность прав человека. При этом следует подчеркнуть, что в эпоху просветительства меняется и содержание проблемы демократии. Все больше внимания уделяется не столько тому, кто правит, сколько порядку осуществления власти. В XIX в. этот вопрос становится главным. Было очевидным, что идея достижения общего блага самим народом абстрактна и утопична. Народ не является однородной массой, он состоит из групп, которые, консолидируясь, могут иметь своих представителей, политиков, идеологов, выражающих их интересы.

Классическая теория демократии дополняется обоснованием системы представительства народа. Признается, что власть может осуществляться не обществом в целом и не составляющими его гражданами, а теми, кому участие передоверено, делегировано. Таким образом сформировалась концепция представительной демократии - такой формы народовластия, при которой граждане участвуют в принятии решений опосредованно, выбирая в органы власти своих представителей, призванных выражать их интересы.

Результатом распространения и принятия идеологии представительной демократии, как единственно разумной, явилась выработка критериев свободных выборов. Наличие соревнующихся партий, свобода проведения избирательных кампаний и дебатирования проблем, всеобщее избирательное право, равенство избирателей и честный подсчет голосов, свободные выборы, парламентаризм, развитие партийных систем стали организационным костяком современной западной демократии.


Современные формы демократии.

Либеральная демократия.

Существующие в наши дни демократические системы ведут свое начало от форм правления, возникших в конце XVIII - XIX вв. под прямым и разнообразным влиянием либерализма. Идеология либерализма подробно анализировалась в разделе “Мировые политические идеологии”, поэтому напомним коротко, что это идейное и политическое течение выступило под знаменем свободы личности, ограждения ее от государственной тирании. Либерализм впервые отделил индивида от общества и государства, разграничил две автономные сферы - государство и гражданское общество, ограничил конституционно и институционально сферу действия и полномочия государства в его взаимодействии с гражданским обществом и личностью, защитил автономию и права меньшинства по отношению к большинству, провозгласил политическое равенство всех граждан, наделил личность фундаментальными, неотъемлемыми правами и утвердил ее в качестве главного элемента политической системы.

Идеи либерализма впервые начали воплощаться в жизнь в Англии, когда в 1215 г. была принята Великая Хартия Вольностей - прообраз современных конституций. Эта хартия была еще далека от демократии, в ней права монарха ограничивались в пользу аристократии. Однако в ней провозглашалось и право гражданина на личную свободу и безопасность. С XIV в. в Англии существовал парламент, который в 1689 г., с принятием “Билля о правах”, окончательно получил законодательные права. Правда, Англии потребовалось еще около двух веков для демократизации парламента, первоначально больше походившего на средневековое собрание высших сословий, чем на современный законодательный орган.

Идеи и практика либерализма еще долгое время не совпадали с демократией как теорией и движением. Идеологи раннего либерализма - Дж.Локк, Ш.-Л.Монтескье и др. - были озабочены не обеспечением всем гражданам равных политических прав, а стремлением оградить класс собственников, а часто и аристократию от произвола монарха. Настороженное отношение либерализма к массам повлияло на либеральную демократию, которая явилась как бы сплавом либеральной идеи ограничения произвола власти с помощью индивидуальных прав и демократического принципа народного суверенитета.

Под либеральной демократией понимается такая модель народовластия, в которой личность выделяется из общества и государства, а основное внимание обращено на создание институциональных и других гарантий для индивидуальной свободы, предотвращающих всякое подавление личности властью.

Характерными чертами данной модели демократии в ее классическом варианте (XIX - начало XX вв.) являются:

- отождествление народа как субъекта власти с собственниками-мужчинами, исключение низших слоев, прежде всего наемных рабочих, а также женщин из числа лиц, наделенных избирательным правом;

- индивидуализм, признание личности первичным и главным источником власти, приоритет прав индивида над законами государства. Права личности закрепляются в конституции, неукоснительное соблюдение которой контролирует независимый суд;

- формальный характер демократии, вытекающий из понимания свободы как отсутствия принуждения, ограничений. В отличие от античной демократии свобода здесь трактуется не как возможность активного равноправного участия в политике для всех граждан, а как пассивное индивидуальное право быть огражденным от вмешательства со стороны государства и других людей;

- парламентаризм, преобладание представительных форм политического влияния. Вырождение античной демократии в произвол большинства ясно продемонстрировало, что правление нуждается в институтах, которые бы защищали общество от самого себя и утверждали бы постоянную власть закона;

- ограничение компетенции и сферы деятельности государства преимущественно охраной общественного порядка, безопасности и прав граждан, его невмешательство в дела гражданского общества, экономические, социальные и духовно-нравственные процессы;

- разделение властей, создание системы сдержек и противовесов как условия эффективного контроля граждан над государством, предотвращения злоупотреблений властью;

- ограничение власти большинства над меньшинством, обеспечение индивидуальной и групповой автономии и свободы. Меньшинство обязано подчиняться большинству лишь в строго определенных вопросах, за пределами которых оно полностью свободно.

Характеристика либеральной демократии свидетельствует о том, что она стала крупным шагом вперед на пути освобождения человека, уважения его основополагающих прав. В то же время эта модель демократии имеет и существенные недостатки, среди которых, в первую очередь, необходимо отметить следующие:

1) социально-классовая ограниченность демократии. Она не распространяется на большинство населения: пролетариев и другие низшие слои, на женщин;

2) формальность, декларативность демократии для бедных, социально не обеспеченных слоев населения. Нераспространение демократии на экономические и социальные процессы ведет к углублению общественного неравенства и обострению социальных конфликтов;

3) ограниченность сферы демократии и политического участия личности. Политическое участие сводится лишь к эпизодической, электоральной активности, фактически выводит органы власти из-под контроля масс и превращает демократию в форму господства политической элиты;

4) принижение роли государства в управлении обществом и укреплении социальной справедливости. Потребности экономического и социального развития побуждают к расширению государственного регулирования. Демократическое государство не может ограничиваться ролью “ночного сторожа” и должно иметь право регулировать экономические и социальные процессы, сглаживать социальные конфликты.

Коллективистская демократия.

Преодолеть недостатки либерального государства и осуществить подлинное народовластие пытаются концепции и реальная модель коллективистской демократии. Эту модель нередко называют также идентитарной. Это название отражает тот факт, что она исходит из целостности народа (нации, класса), наличия у него единой воли еще до акта ее публичного выражения и идентичности этой воли и действий представителей власти.

Коллективистская демократия - это модель народовластия, отражающая автономность личности, являющейся составной частью целостного организма (народа, нации, класса). Коллективистская модель демократии признает первичность однородного по своему составу народа (по отношению к личности) в осуществлении власти и неограниченность, абсолютность власти большинства (отождествляемого с народом) над меньшинством, в том числе над отдельной личностью.

Важнейшие принципы данного типа демократии обосновал Жан-Жак Руссо. Как было сказано выше, теория демократии Руссо исходит из принадлежности всей власти народу, образованному путем добровольного слияния изолированных, атомизированных индивидов в единое целое и передачи индивидуальных прав и свобод общине - коллективному целому. С этого момента личность утрачивает свои права. Они становятся ей не нужны, так как государство заботится о своих членах, которые, в свою очередь, обязаны думать о благе государства. Руссо исходил из предпосылки, что народ неделим. Он обладает единой, общей волей и неотчуждаемым суверенитетом. Внутри него не существует ни большинства, ни меньшинства, а потому и нет необходимости в защите последнего.

Социалистическая демократия.

Тоталитарная направленность концепции демократии Руссо получила дальнейшее развитие в марксизме и особенно в ленинской и сталинской теории “социалистической демократии”. Именно в Советах реализовались такие принципы коллективистской демократии, как полновластие, распространенность на все области жизнедеятельности людей, прямая демократия (общие собрания, наказы избирателей, право отзыва депутатов), демократический централизм, предполагающий жесткое подчинение меньшинства большинству, монизм, недопустимость политического и идеологического инакомыслия и т.д.

Отличительными чертами социалистической демократии по сравнению с концепцией Руссо явились полное отрицание частной собственности, а следовательно и всякой автономии личности, подмена народа рабочим классом, трудящимися, а также идея ведущей роли авангарда народа - коммунистической партии, призванной руководить процессом перехода к полной демократии - общественному самоуправлению.

Несмотря на существенные различия, разнообразные коллективистские теории демократии имеют ряд общих черт. К ним относятся:

1) коллективизм в трактовке народа, признание народа единым, однородным целым;

2) отсутствие противоречий внутри народа, рассмотрение политической оппозиции как патологии или врага, подлежащего насильственному устранению;

3) коллективистское понимание свободы как активного равноправного участия гражданина в делах всего государства и общества;

4) тоталитарность, всепроникающий характер власти, полная беззащитность меньшинства, в том числе отдельной личности;

5) устранение самой проблемы прав человека, так как целое - государство - и без того заинтересовано в соблюдении прав составляющих его частей;

6) всеобщая политическая мобилизация, преимущественно прямое участие граждан в управлении, рассмотрение представительных органов и должностных лиц не как самостоятельных в пределах закона руководителей, а как проводников воли народа, его слуг;

7) декларирование социальной демократии, то есть перенесение главного акцента с юридического провозглашения политических прав на обеспечение социальных условий для участия граждан в управлении.

В разделе “Тоталитаризм” анализировались уроки социалистического строительства в СССР и других социалистических странах. Здесь лишь добавим, что теории коллективистской демократии показали свою несостоятельность или, по меньшей мере, несовместимость с демократией в ее либеральном понимании. Попытки их осуществления неизбежно приводили к появлению нового господствующего класса - номенклатуры, к тоталитаризму, подавлению всякой свободы. Оказалось, что власть народа (класса, нации) не может быть реальной без гарантии индивидуальной свободы и других прав личности. Тем не менее попытки практической реализации концепции коллективистской демократии обогатили теорию и практику демократии, хотя, в основном, негативным опытом, оказали значительное влияние на современные политические системы Запада.

Плебисцитарная демократия.

Некоторые важнейшие идеи коллективистской, идентитарной демократии нашли свое прямое выражение в современных западных теориях. Наиболее видной из них является плебисцитарная теория демократии. Она развивает идею Руссо о том, что каждый гражданин должен иметь возможность по меньшей мере одобрять или отвергать влияющие на его жизнь законы, которые он обязан уважать. Согласно плебисцитарной теории демократии в современных государствах с большой численностью населения и огромными по сравнению с древнегреческими полисами территориями античная модель народовластия не может быть реализована. Тем не менее существуют формы, которые позволяют всем гражданам выразить свое отношение к важнейшим вопросам социально-экономического и политического развития государства. К таким формам относятся референдумы, всенародные опросы и т.д. Референдум и гражданская инициатива, сохранившиеся в конституциях многих стран (например, Швейцарии), можно рассматривать как элементы прямой демократии, унаследованные от прошлого представительной демократией. Таким образом, плебисцитарная демократия - форма народовластия, при которой возможности политического влияния граждан в отличие от прямой демократии сравнительно ограничены. Им предоставляется право посредством голосования одобрить или отвергнуть тот или иной проект закона или другого решения, который обычно готовится правительством, партией или инициативной группой.

Определенной разновидностью плебисцитарной теории демократии, является плебисцитарная мандатная теория партийной демократии. Эта теория вносит свой вклад в решение кардинального вопроса современной демократии - вопроса о масштабах политического участия, формах влияния граждан на государственную политику. Теория партийной демократии исходит из того, что различные партийные программы дают гражданам возможность с помощью выборов прямо влиять на содержание государственной политики. Эти программы представляют собой полученные от граждан своего рода мандаты, наказы, которые призваны исполнять и депутаты , и правительство. Связанность депутатов партийными программами и структурами делает их прямыми выразителями воли народа. Тем самым достигается идентичность народа и правительства.

По мнению ее критиков, эта теория демократии во многом расходится с реальностью. Современные массовые “народные партии” не имеют определенной социальной базы и стремятся привлечь голоса самых различных слоев населения. Поэтому формулировки их предвыборных платформ носят очень расплывчатый характер и мало отличаются друг от друга. К тому же, как показывают эмпирические исследования, большая часть избирателей вообще не знакома с партийными программами, а строит свой выбор на основе традиций, привлекательности лидеров и символики. Поэтому “партийная демократия” имеет мало общего с подлинным народовластием.

Плюралистическая демократия.

Современная западная демократия выросла из либеральной политической системы и наследует ее основополагающие принципы: конституционализм, разделение властей и др., а также такие ценности, как индивидуальная свобода, права человека и т.п. Оценки и названия современной западной демократии неоднозначны, но чаще всего ее называют плюралистической, поскольку она базируется на признании разнообразия общественных интересов (экономических, социальных, культурных, религиозных, групповых, территориальных и др.), а также форм их выражения (политических партий, ассоциаций и объединений, общественных движений и пр.).

Несмотря на принципиальную общность с классической либеральной демократией, современная плюралистическая демократия существенно отличается от нее. Ее главное отличие состоит в том, что она строится на синтезе различных идей, концепций и форм организации. Плюралистическая демократия занимает как бы промежуточное положение между индивидуалистической (либеральной) и коллективистской моделью народовластия.

Плюралистическая демократия – это такая демократия, которая исходит из того, что не личность, не народ, а группа является главной движущей силой политики в современном демократическом обществе. Поэтому она предполагает, что назначение демократии - стимулировать плюрализм, многообразие в обществе, предоставлять возможность всем гражданам объединяться, открыто выражать свои интересы, находить путем компромиссов их равновесие, выражаемое в политических решениях.

Виднейшими представителями плюралистической концепции демократии являются Г.Ласки, Д.Трумэн, Р.Даль. Плюралистическая концепция отводит ведущую роль группе, так как утверждает, что индивид без группы - безжизненная абстракция. Именно в группе, а также в межгрупповых отношениях формируется личность, определяются ее интересы, ценностные ориентации и мотивы политической деятельности. Каждый человек - представитель многих групп: семейной, профессиональной, этнической, религиозной, региональной, демографической и т.д. С помощью группы личность получает возможность выражения и защиты своих интересов.

Народ не может выступать главным субъектом политики, поскольку представляет собой сложное, внутренне противоречивое образование, состоящее из разнообразных, конкурирующих между собой групп.

Демократия в данном понимании - это не власть стабильного большинства, поскольку само оно изменчиво и складывается из компромиссов различных индивидов, групп, объединений. Ни одна из групп современного общества не может монополизировать власть и принимать решения, не опираясь на поддержку других общественных групп. Недовольные группы, объединившись, могут блокировать решения, не отвечающие их интересам, и служить тем социальным противовесом, который будет сдерживать тенденции к монополизации власти. Следовательно, демократия здесь представляет собой форму правления, позволяющую многообразным общественным группам свободно выражать свои интересы и находить в конкурентной борьбе отражающие их баланс компромиссные решения.

К основным, принципиальным чертам плюралистической демократии следует отнести следующие:

1) заинтересованная группа (группа специальных интересов) является центральным элементом демократической политической системы;

2) общая воля как результат конфликтного взаимодействия различных групп и их компромиссов;

3) соперничество и баланс групповых интересов являются социальной основой демократической власти, ее динамики;

4) сдержки и противовесы распространяются не только на институциональную сферу (как считается в либеральной концепции демократии), но и на социальную область, где ими являются группы - соперники;

5) “разумный эгоизм” индивидов и особенно групп является генератором политики;

6) государство не “ночной сторож” (как у либералов), а орган, отвечающий за нормальное функционирование всех секторов общественной системы и поддерживающий в обществе социальную справедливость;

7) диффузия, распыление власти между различными политическими институтами;

8) наличие в обществе консенсуса в сфере системы ценностей, предполагающего признание и уважение всеми участниками политического процесса основ существующего государственного строя;

9) демократическая организация самих базисных групп как условие адекватного представительства интересов составляющих их граждан.

Теория плюралистической демократии нашла признание и применение в большинстве развитых стран, тем не менее существуют критические направления, подчеркивающие присущие ей недостатки. К ним следует отнести следующие факторы:

- далеко не все члены общества представлены в различных группах интересов, поэтому через такие группы лишь незначительная часть общества (реально не более одной трети взрослого населения) может участвовать в принятии и осуществлении политических решений;

- влияние отдельных групп различно: одни из них обладают мощными ресурсами влияния (деньги, знания, авторитет, доступ к СМИ и пр.), другие таких рычагов практически лишены (инвалиды, пенсионеры, неквалифицированные наемные работники). Социальное неравенство приводит к тому, что не все группы одинаково способны артикулировать свои интересы.

Несмотря на приведенные возражения, практика политического развития современных стран Запада свидетельствует о том, что к концу XX в. эти страны значительно продвинулись вперед по пути уравнивания жизненных шансов, сглаживания социальных конфликтов и предоставления большинству граждан реальных возможностей для политического участия и защиты своих интересов.

Партиципаторная демократия.

Акцентируя главное внимание на сложном групповом составе народа как субъекта власти, теория плюралистической демократии не может отразить все аспекты современных демократий и дополняется рядом других концепций. Одной из них, концентрирующей внимание на самом процессе осуществления власти, является партиципаторная теория демократии.

Партиципаторная демократия (от participatе - принимать участие) - это такая модель народовластия, которая признает необходимость участия широких слоев населения не только в выборах своих представителей, и даже не только в принятии решений на референдумах, собраниях и т.п., но и непосредственно в политическом процессе - подготовке, принятии и осуществлении решений и контроле за их выполнением.

Эта теория исходит из трактовки демократии как универсального принципа организации всех областей общественной жизни. Демократия должна быть везде - в семье, школе, в университетах, на производстве, в партиях, государстве и т.д. В обществе не существует таких областей, которые находятся вне политики и не допускают демократического участия.

Главными целями партиципации (участия) являются всесторонняя демократизация общества, социальная эмансипация и общественная самореализация личности. Максимальным расширением участия граждан в принятии решений на всех ступенях власти и во всех сферах жизнедеятельности человека достигается максимальный учет в политике интересов народа, прочная легитимация власти, преодоление политического отчуждения граждан. Участие многих людей в управлении увеличивает интеллектуальный потенциал для принятия решений, повышает вероятность их оптимизации, а следовательно, обеспечивает рост стабильности политической системы и эффективности управления.

Критики теории партиципаторной демократии утверждают, что демократия не может быть универсальным принципом организации всей жизни общества, потому что она относится лишь к организации отношений между гражданином и государством, а, например, отношения между учениками и учителями, руководителями и подчиненными на производстве не могут определяться принципами свободы и равенства. Кроме того, критики данной концепции считают, что широкая политизация общества, чуть ли не поголовное участие ведут к тоталитаризму или популистскому авторитаризму, ограничивают индивидуальную свободу, создают угрозу частной собственности и предпринимательству, поскольку подчиняют личность решениям большинства, обычно склонного к уравнительности и идеологическим влияниям.

Как видно из приведенного выше анализа демократических теорий и форм, каждая из них имеет свои достоинства и недостатки. В целом же реально существующая демократия в современных промышленно развитых странах - это представительная плюралистическая демократия, базирующаяся на либеральных ценностях и учитывающая в большей или меньшей степени некоторые коллективистские идеи.


Обоснования демократии.

Актуальным, особенно для постсоциалистической России, остается вопрос, является ли демократия универсальной ценностью, подходит ли она как политическая система для любой страны, способна ли она обеспечить любому обществу стабильность и процветание, почему иногда (как показывает опыт России последних десяти лет) она несет с собой разрушение государственности, хаос, анархию и падение нравов.

В мировой политической мысли существуют ценностные, рационально-утилитарные и системные обоснования демократии. Остановимся коротко на каждом из них.

Ценностные обоснования демократии рассматривают демократию как самоценность (независимо от ее экономического и социального влияния), как реальное воплощение в государственном устройстве важнейших общечеловеческих ценностей: свободы, равенства, социальной справедливости.

Следует подчеркнуть, что на протяжении тысячелетий многие проявления свободы не считались благом (Аристотель называл свободу признаком плохих форм правления). Китайская цивилизация, например, до сих пор основывается на признании общественной и политической иерархии, считает, что государственное правление должно базироваться на соблюдении таких принципов, как человечность, стыд, послушание и наказание. И хотя в современном мире тяга к свободе значительно усилилась, многие люди (если не подавляющее большинство) не задумываясь поменяют свободу, особенно политическую, на материальное благополучие, безопасность и порядок. Массовость такого отношения к свободе ставит под сомнение ценностное обоснование демократии как реального воплощения свободы. К тому же, демократия воплощает в себе лишь очень узкий аспект свободы - свободу политическую, то есть равное право граждан на участие в формировании органов власти. И хотя политика оказывает достаточно большое влияние на жизнь современного человека, тем не менее непосредственные жизненно важные интересы граждан обычно лежат во внеполитических сферах. Более того, политическая свобода может даже препятствовать осуществлению этих интересов. В таких случаях граждане, как правило, предпочитают ограничить свою свободу ради других жизненно важных целей (экономической эффективности, порядка, общественной безопасности и пр.). К тому же прямая личная польза от реализации политических прав обычно невелика, так как способность отдельного человека повлиять на принятие политических решений очень незначительна, а затраты времени, энергии, материальных средств на эффективную политическую деятельность весьма значительны.

Не отличаются убедительностью и другие ценностные обоснования демократии, например, отождествление ее с равенством и социальной справедливостью. Как подчеркивалось выше, специфической чертой демократии является ее формальный характер, то есть равноправие граждан как юридических лиц. Демократия не обеспечивает людям равенства возможностей и воздаяния по заслугам, фактического равенства жизненных шансов и социальной справедливости.

Вторая группа аргументов в пользу демократии - это рационально-утилитарные обоснования демократии. В соответствии с ними, демократия трактуется как наиболее рациональная, полезная для граждан форма организации, позволяющая всем общественным группам выражать и гармонично защищать свои интересы, увеличивать восприимчивость общества к новым требованиям и условиям. Демократия представляет собой механизм выявления и отбора социальных альтернатив. Совместно с конкурентными рыночными структурами она делает общество открытым для любых идей и вариантов развития, предпочитаемых народом.

Системные обоснования демократии, разработанные в работах Н.Лумана (р. 1927) и К.Дойча, оправдывают ее существование наилучшими возможностями сохранения и развития социальной системы, ее адаптации к непрерывно изменяющейся среде. Системные обоснования демократии абстрагируются от нравственных императивов и общечеловеческих ценностей и концентрируют внимание лишь на формах, способствующих самосохранению системы. Среди них - плюрализм, политическое участие, наличие оппозиции, периодическая смена парламента и правительства.

Системная модель демократии и ее рационально-утилитарные обоснования вообще исходят из традиционных либеральных представлений о человеке как рационально мыслящем и действующем существе, стремящемся к свободе, уважающем демократические процедуры, закон, интересы и права других людей и способном к самоограничениям. Предполагается, что ключевая фигура такой демократической модели - избиратель - правильно осознает свои собственные интересы и оценивает кандидатов на основе того, кто из них будет наилучшим образом служить его интересам. Такая модель личности отражает западные реалии, но не является универсальной.

Таким образом, большинство политологов и политических антропологов приходят к выводу, что демократия - благо лишь тогда, когда она соответствует политической культуре и менталитету народа, имеет необходимые экономические и социальные предпосылки. В противном случае она вырождается в охлократию - власть толпы, направляемой демагогами, приводит к хаосу и анархии и в конечном счете к диктаторским режимам. То есть она не является универсальной, наилучшей для всех времен и народов формой правления. Многие монархии, военные хунты и другие авторитарные правительства делали для экономического процветания, укрепления безопасности граждан и гарантирования их индивидуальной свободы больше, чем слабые и коррумпированные демократические режимы.

Однако при наличии определенных социальных предпосылок демократия имеет ряд преимуществ над другими формами правления. Надежно обуздать власть, гарантировать защиту граждан от государственного произвола может только демократия. Поэтому тем народам, которые готовы к индивидуальной свободе и ответственности, ограничению собственного эгоизма, уважению закона и прав человека, демократия действительно создает наилучшие возможности для индивидуального и общественного развития, реализации гуманистических ценностей: свободы, равноправия, справедливости и социального творчества.


Государство.

Центральным институтом политической системы является государство. Сам термин “государство” обычно употребляется в двух значениях. В широком смысле государство понимается как общность людей, представляемая и организуемая органом высшей власти и проживающая на определенной территории. Оно тождественно стране и политически организованному народу. В этом значении говорят, например, о российском, американском, немецком государстве, имея в виду все представляемое им общество.

Примерно до XVII в. государство обычно трактовалось широко и не отделялось от общества. Для обозначения государства использовались многие конкретные термины: полития, княжество, республика, королевство, империя, деспотия, правление и др. Одним из первых от традиции широкого понимания государства отошел Н.Макиавелли. Он ввел для обозначения любой верховной власти над человеком, будь то монархия или республика, специальный термин “stati” и занялся исследованием реальной организации государства.

Четкое разграничение государства и общества было обосновано в “договорных” теориях государства Т.Гоббсом, Дж.Локком, Ж.-Ж.Руссо и другими представителями либерализма. В теориях общественного договора государство и общество разделяются не только содержательно, но и исторически, поскольку утверждается, что существовавшие первоначально в свободном и неорганизованном состоянии индивиды в результате хозяйственного и иного взаимодействия вначале образовали общество, а затем для защиты своей безопасности и естественных прав договорным путем создали специальный орган - государство. В современной науке государство в узком смысле слова понимается как исторически сложившаяся организация политической власти, контролирующая совместную деятельность и отношения между различными социальными группами и общностями. Государство является центральным, основным институтом политической власти. Оно существует наряду с другими политическими организациями: партиями, профсоюзами и т.д.


Признаки государства.

Государства разных исторических эпох и народов мало схожи между собой. И все же они имеют некоторые черты, в большей или меньшей степени присущие каждому из них, хотя у современных государств, подверженных интеграционным процессам, они порою достаточно размыты. Общими для государства являются следующие признаки.

1. Отделение публичной власти от общества, ее несовпадение с организацией всего населения, появление слоя профессионалов-управленцев. Этот признак отличает государство от родо-племенной организации, основанной на принципах самоуправления.

2. Суверенитет, то есть верховная власть на определенной территории. В любом современном обществе имеется множество властей: семейная, производственная, партийная и т.д. Но высшей властью, решения которой обязательны для всех граждан, организаций и учреждений, обладает государство.

3. Территория, очерчивающая границы государства. Законы и полномочия государства распространяются на людей, проживающих на определенной территории. Само оно строится не по кровнородственному или религиозному признаку, а на основе территориальной и, обычно, этнической общности людей.

4. Монополия на легальное применение силы, физического принуждения. Диапазон государственного принуждения простирается от ограничения свободы до физического уничтожения человека (смертная казнь). Для выполнения функций принуждения у государства имеются специальные средства (оружие, тюрьмы и т.д.), а также органы - армия, полиция, службы безопасности, суд, прокуратура.

5. Важнейшим признаком государства является его монопольное право на издание законов и норм, обязательных для всего населения. Законотворческая деятельность в демократическом государстве осуществляется органом законодательной власти (парламентом). Требования правовых норм государство проводит в жизнь с помощью своих специальных органов (судов, администрации).

6. Право на взимание налогов и сборов с населения. Налоги необходимы для содержания многочисленных служащих и для материального обеспечения государственной политики: оборонной, экономической, социальной и др.

К вышеперечисленным признакам можно добавить обязательность членства в государстве. В отличие, например, от политической партии, пребывание в которой добровольно, государственное гражданство человек получает с момента рождения.

На протяжении истории человечества отмеченные признаки государства не оставались неизменными. Они трансформировались в структуре институтов государственной власти, их специализации и дифференциации (см. рис.4).



Функции государства.

Соотношение институтов законодательной, исполнительной и судебной властей в значительной мере определяется теми функциями, которые выполняет государство в конкретном обществе.

В самом общем виде к функциям государства следует отнести укрепление единства общества, сохранение в нем определенного порядка. Для обеспечения этого порядка государство использует в своей деятельности как методы убеждения и воспитания, так и методы принуждения. Только оно, в отличие от других политических и неполитических организаций, имеет в своем распоряжении аппарат насилия. Государство издает законы, взимает налоги, которые обеспечивают ему нормальную деятельность и функционирование.

Современное государство наряду с властными функциями все больше внимания уделяет общесоциальным функциям. Среди них прежде всего следует назвать защиту государственного строя, предотвращение и устранение социально опасных конфликтов, осуществление общей для всей страны политики в экономической, финансовой, научной, культурной и других сферах.

Перечисленные направления внутренней политики государства дополняются его внешними функциями. Государство обязано обеспечивать внешнюю безопасность, заботиться о сохранении своей целостности и независимости, развивать благотворные для общества экономические, политические и культурные связи с другими государствами.

Объем этих функций обусловлен экономической, социальной и культурной зрелостью общества, ролью основных властных институтов и принципами их формирования. Зрелое гражданское общество сокращает количество функций, закрепленных за государством до минимума, оставляя лишь наиболее важные: обеспечение внешней безопасности, правопорядка и безопасности личности, охрану окружающей среды и т.д. Развивающиеся общества, напротив, характеризуются всепроникающей способностью государства контролировать жизнедеятельность человека. В таких странах отсутствуют разделение властей, системы сдержек и противовесов ветвей власти, специализация политических ролей и функций, верховенство права.


Государственный суверенитет.

Современное государство немыслимо без идеи суверенитета. Как вытекает из вышесказанного, суверенитет является важнейшим признаком государства. Что же такое суверенитет. Суть его состоит в том, что на данной территории нет власти выше государственной. Она суверенна над всеми другими властями на данной территории.

Универсальность суверенитета состоит в том, что власть государства стоит над всеми другими формами и проявлениями власти на этой территории. Поэтому естественно, что государственный суверенитет включает такие основополагающие принципы, как единство и неделимость территории, неприкосновенность территориальных границ и невмешательство во внутренние дела. Если какое бы то ни было иностранное государство или внешняя сила нарушает границы данного государства или заставляет его принять то или иное решение, не отвечающее национальным интересам его народа, то можно говорить о нарушении его суверенитета. А это явный признак слабости данного государства и его неспособности обеспечить собственный суверенитет и национально-государственные интересы.

Таким образом, государственный суверенитет - это политическая независимость и самостоятельность государства от других государств в его внутренних делах и внешних отношениях, не допускающая иностранного вмешательства.

Другим важным инструментом и атрибутом государства, обеспечивающим его универсальность, является закон. В определенном смысле закон есть выражение суверенитета. Закон обладает формой всеобщности в том смысле, что его правомерность и авторитет должны признать все, и все должны ему подчиняться.

Идея закона прошла длительный путь эволюции. Существуя на протяжении многих тысячелетий, государство изменялось вместе с развитием всего общества, частью которого оно является. С точки зрения взаимоотношений государства и личности, воплощения в государственном устройстве принципов свободы и прав человека в развитии государства можно выделить два глобальных этапа: традиционный и конституционный (а также промежуточные стадии).

Традиционные государства возникли и существовали преимущественно стихийно, на основе обычаев и норм, уходящих корнями в глубокую древность. Они имели институционально не ограниченную власть над подданными, отрицали равноправие всех людей, не признавали личность как источник государственной власти. Типичным воплощением такого государства являлись монархии.

Конституционное государство является объектом сознательного человеческого формирования, управления и регулирования. Оно не стремится охватить своим воздействием все проявления жизнедеятельности человека - его экономическую, политическую, культурную, религиозную активность и ограничивается лишь выполнением функций, делегированных гражданами и не нарушающих свободу личности.

Конституционный этап в развитии государства связан с его подчиненностью обществам и гражданам, с юридической очерченностью полномочий и сферы государственного вмешательства, с правовой регламентацией деятельности государства и созданием институциональных и иных гарантий прав человека. Одним словом, он связан с появлением конституции.


Конституция.

Сам термин “конституция” (от лат.constitutio - установление) в науке употребляется в двух значениях. Первое из них, часто обозначаемое термином “реальная конституция”, восходит к Аристотелю, который в своей “Политике” трактовал конституцию как “определенный порядок для жителей одного государства”. Иными словами, реальная конституция - это государственный строй, устойчивая модель государственной деятельности, определяемая тем или иным ценностно-нормативным кодексом. Этот кодекс не обязательно носит форму свода законов, он может иметь характер религиозно-политических заповедей или неписаных вековых традиций.

Во втором, наиболее распространенном значении конституция - это основной закон государства, обладающий высшей юридической силой, закрепляющий его политическую и экономическую систему, устанавливающий систему, принципы организации, деятельности и подотчетности органов законодательной, исполнительной и судебной власти, основные права, свободы и обязанности граждан.

Конституция выступает как бы текстом “общественного договора”, заключаемого между гражданами и государством и регламентирующим его деятельность. Она придает государству необходимую легитимность. Обычно принимаемая при согласии подавляющего (квалифицированного) большинства населения, она фиксирует тот минимум общественного согласия, без которого невозможна свободная совместная жизнь людей в едином государстве и который обязуются уважать все граждане.

Конституции, как правило, состоят из двух важнейших частей. В первой определяются нормы взаимоотношений граждан и государства, права личности, утверждается правовое равенство всех граждан; во второй части описываются характер государства (республика, монархия, федерация и т.п.), статус различных властей, правила взаимоотношения парламента, президента, правительства и суда, а также структура и порядок функционирования органов управления.

Первые конституции были приняты в 1789 г. в США (1791 г. Билль о правах) и во Франции (в 1789 г. “Декларация прав человека и гражданина” и в 1791 г. собственно конституция), хотя ряд правовых документов, фактически носящих характер конституции, появился еще раньше - в 1215, 1628, 1679 и 1689 гг. в Англии. В современном мире лишь несколько государств (Великобритания, Израиль, Саудовская Аравия, Бутан и Оман) не имеют конституционных сводов законов.


Государственная власть.

Термин “государственная власть” употребляется в нескольких значениях. В соответствии с первым и главным значением, государственная власть - это право и возможность государства и его органов распоряжаться важнейшими вопросами жизнедеятельности общества, направлять ее течение, контролировать, подчинять своей воле. В обиходной речи, в СМИ под государственной властью часто подразумеваются действующие органы государства, а также лица, обладающие высшими полномочиями. Мы в данном разделе будем рассматривать феномен государственной власти в его строго научном значении.

Под властью подразумевается способность ее субъекта (отдельной личности, группы людей, организации, партии, государства) навязать свою волю другим людям, распоряжаться и управлять их действиями, будь то насильственными или ненасильственными средствами и методами. В разделе “Государственный суверенитет” мы подчеркивали, что государственный суверенитет состоит в том, что власть государства стоит над всеми другими формами и проявлениями власти на данной территории. Верховенство государственной власти над всеми другими формами власти на данной территории вытекает из задач государства как политического института.

Одна из главнейших задач государства - это разрешение противоречия между необходимостью порядка и разнообразием интересов в обществе, сопряженных с конфликтами. С этой точки зрения государство и власть в целом призваны привнести порядок и рациональную организацию в социально-политический процесс, обуздать стихию человеческих страстей. Поэтому естественно, что государство и власть самым тесным образом связаны с насилием. Еще Т.Гоббс, продолжая традицию Макиавелли, усматривал главный признак государства в “монополии на принуждение и насилие”. С тех пор этот тезис в разных редакциях стал общим местом в большинстве теорий государства.

Государство отличается от всех других форм организации людей тем, что оно располагает военной силой и судебно-репрессивным аппаратом. Не случайно при определении политического К.Шмитт (1888-1987) особое значение придавал “jus belli” - праву вести войну. Объясняя свою мысль, он говорил, что государство вправе требовать от всех тех, кто принадлежит к данному конкретному народу, быть готовым идти на смерть в войне с врагами. Государство вправе не только применять к своим подданным физическое насилие, но и требовать от них служения государству с оружием в руках для применения вооруженного насилия к врагам самого государства.

В соответствии с концепциями современных теорий верховная государственная власть имеет некие границы, которые она не вправе преступать. Это - неотчуждаемые права личности на жизнь и свободу мысли от внешнего вмешательства. Как подчеркивал П.И.Новгородцев (1866-1924), императивом для верховной власти остается “идея суверенитета народа и личности”. Очевидно, что в современную идею суверенитета органически встроены принципы, не допускающие ее использования в целях установления деспотизма, будь то исполнительная или законодательная ветви власти или отдельное лицо. Ведущая роль в реализации этих принципов отводится идее разделения властей, их взаимного сдерживания.


Формы государства.

Строение государства традиционно характеризуется через формы правления и формы территориального (государства) устройства. В них воплощается организация верховной власти, структура и порядок взаимоотношений высших государственных органов, должностных лиц и граждан. Формы правления делятся по способу организации власти, ее формальному источнику на монархии и республики.

В монархии формальным источником власти является одно лицо. Глава государства получает свой пост по наследству, независимо от избирателей или представительных органов власти. Монархия - (от греч. monarchia - единовластие, единодержавие, единоправие) - форма государственного правления, при которой верховная власть полностью или частично сосредоточена в руках одного лица - главы государства, как правило, наследственного правителя, монарха (фараона, царя, короля, императора, султана, шаха и т.д.).

Существует несколько разновидностей монархической формы правления: абсолютная монархия (Саудовская Аравия, Катар, Оман) - всевластие главы государства; конституционная монархия - государство, в котором полномочия монарха ограничены конституцией. Конституционная монархия делится на дуалистическую (Иордания, Кувейт, Марокко), в которой монарх наделен преимущественно исполнительной властью и лишь частично - законодательной, и парламентскую, где монарх, хотя и считается главой государства, но фактически обладает представительскими и лишь частично исполнительскими функциями, а иногда также имеет право вето на решения парламента, которым практически не пользуется. Подавляющее большинство современных демократических монархий относится к парламентским монархиям. Правительство формируется в них большинством и подотчетно не монарху, а парламенту.

Монархия была господствующей формой правления на протяжении тысячелетий. В специфической форме она сохраняется и сегодня почти в трети стран мира.

Республика.

Второй основной формой правления являются республики. Республика (от лат. res publica - общественное дело) - государство с органами власти, формируемыми по принципу их выборности народом; форма государственного правления, при которой высшая власть (законодательная, судебная, исполнительная) принадлежит выборным представительным органам, а глава государства избирается населением или представительным органом. В республиках источником власти является народное большинство; высшие органы государства избираются гражданами. В современном мире существуют три основные разновидности республики: 1) парламентская, 2) президентская и 3) смешанная, или полупрезидентская, хотя история знает и многие другие разновидности республик: рабовладельческую, аристократическую, советскую, теократическую и др.

1. Главной отличительной чертой парламентской республики является образование правительства на парламентской основе (обычно парламентским большинством) и его формальная ответственность перед парламентом. Таким образом, парламентская республика - это форма государственного устройства, при котором в условиях разделения властей ведущая роль в политической жизни общества принадлежит парламенту, который формирует правительство, несущее перед парламентом политическую ответственность. Президент в парламентской республике избирается либо парламентом, либо расширенной коллегией, в состав которой входят и члены парламента.

Парламент осуществляет по отношению к правительству ряд функций: формирует и поддерживает его; издает законы, принимаемые правительством к исполнению; вотирует (утверждает) государственный бюджет и тем самым устанавливает финансовые рамки деятельности правительства; осуществляет контроль над правительством и в случает необходимости может выразить ему вотум недоверия, что влечет за собой либо отставку правительства, либо роспуск парламента и проведение досрочных выборов; критикует правительственную политику, представляет альтернативные варианты правительственных решений и всего политического курса.

Правительство обладает исполнительной властью, а нередко и законодательной инициативой, а также правом ходатайствовать перед президентом о роспуске парламента. Такие ходатайства президент обычно удовлетворяет. В большинстве стран членство в правительстве совместимо с сохранением депутатского мандата. Это позволяет привлекать в правительство не только лидеров правящих партий, но и других наиболее влиятельных депутатов парламентского большинства и тем самым контролировать парламент.

В парламентской республике глава государства - это, по сути дела, руководитель страны, который символизирует суверенитет и величие государства. Он занимает первое место в иерархии церемониальных, почетных рангов и выполняет ряд особых задач в области внешней и внутренней политики. Ограниченность и слабость реальных прерогатив главы государства при парламентской форме правления проявляются в том, что он избирается парламентом и, по сути дела, от него зависит его легитимность.

Если глава государства всего лишь церемониальный руководитель, то глава правительства - главный активный политический руководитель страны. В разных странах он называется по-разному: премьер-министр, премьер, канцлер, председатель совета министров. Ему принадлежит главная роль в формировании политики и руководстве правительством. Что касается самого правительства, то его формирует та партия, которая обладает большинством в парламенте и несет перед ним ответственность. Главу правительства назначает парламент. Главная задача парламента - формирование правительства. Именно в ходе парламентских выборов выясняется, какая партия или коалиция партий будет формировать правительство.

Типичный образец парламентской республики - ФРГ. Здесь вся полнота законодательной власти принадлежит парламенту - бундестагу. Права президента как главы государства существенно урезаны и сведены фактически к представительским функциям. Бундестаг не только формирует правительство, но и избирает главу правительства - канцлера. Фракция партии большинства играет активную роль в работе правительства, в принятии им ответственных решений. Само правительство формируется из числа депутатов парламента, представляющих партийные фракции парламентского большинства. В состав кабинета, как правило, не приглашаются беспартийные специалисты.

Сильными позициями обладает исполнительная власть в парламентской форме правления в Великобритании. Здесь партия, победившая на парламентских выборах, становится правящей и формирует правительство, а вторая образует “официальную оппозицию ее величества”, ожидая своей очереди для победы на следующих выборах. Премьер-министр, избираемый партией большинства в парламенте, обладает широкими полномочиями. Причем правительство вправе осуществлять далеко идущие изменения в обществе, такие, например, как национализация ряда ведущих отраслей экономики (при лейбористах) или денационализация и реприватизация (при консервативном правительстве М.Тэтчер).

2. Президентская республика.

Второй достаточно распространенной формой республиканского правления является президентская республика. Президентская республика - это форма государственного устройства, в котором президент одновременно является и главой государства, и главой исполнительной власти. Он, как и парламент, избирается народом.

Президент в президентской республике руководит внутренней и внешней политикой государства и является верховным главнокомандующим вооруженных сил. Президент чаще всего в этом случае избирается прямым всеобщим голосованием. Он сам (в США с одобрения сената) назначает членов кабинета министров, которые ответственны перед ним, а не перед парламентом.

В президентской республике правительство отличается стабильностью. В ней существует жесткое разделение законодательной и исполнительной ветвей власти, их значительная самостоятельность. Парламент не может вынести правительству вотум недоверия, президент же не может распустить парламент. Лишь в случае серьезных антиконституционных действий или преступления со стороны президента ему может быть выражен импичмент - он досрочно отстраняется от власти. Однако процедура импичмента очень затруднена.

Отношения между парламентом и президентом основываются на системе сдержек, противовесов и взаимозависимости. Парламент может ограничить действия президента с помощью законов и через утверждение бюджета. Президент же обычно обладает правом отлагательного вето на решения парламента. Чтобы нормально выполнять свои обязанности, и парламент, и президент вынуждены сотрудничать, находить общий язык, даже если оба эти института контролируются различными партиями.

Для президентской республики, особенно американской, характерен так называемый феномен раздельного голосования и “раздельного правления”. Суть первого состоит в том, что значительная часть избирателей, голосуя за кандидата “своей” партии на пост президента, по списку кандидатов в законодательное собрание может поддержать представителей конкурирующей партии. Именно этим обстоятельством объясняется феномен “раздельного правления”. В США это такое положение, когда Белый дом в Вашингтоне возглавляет представитель одной партии, в то время как в конгрессе большинство принадлежит соперничающей партии. Это, естественно, создает определенные трудности президенту при решении тех или иных проблем внутренней и внешней политики.

Сравнив преимущества и недостатки парламентской и президентской формы правления, М.Дюверже (р. 1917) пришел к выводу, что первая в ее различных формах позволяет обеспечить эффективность и стабильность системы управления. Она обладает большими возможностями для предупреждения и ограничения кризисов. Что касается президентской формы, то она создает условия для формирования социологических предпосылок авторитаризма и иных форм диктатуры, как это произошло в Германии в 1933 г., во Франции в 1940 и 1958 гг.

Следует отметить, что президентская республика не получила распространения в Западной Европе. В странах же с длительными авторитарными традициями, прежде всего в Латинской Америке, Азии и Африке, а также на территории бывшего СССР, эта форма правления нередко вырождается в “суперпрезидентскую республику”. В ней почти вся реальная власть сосредоточивается у президента, который выходит из-под контроля парламента и судебных органов и фактически обладает полудиктаторскими полномочиями, а кое-где даже объявляется пожизненным главой государства.

3. Президентско-парламентская республика.

Третьей разновидностью республики является президентско-парламентская, или смешанная республика, при которой форма государственного устройства имеет “смешанный” характер, сочетая черты президентской и парламентской республики, а правительство несет двойную ответственность: перед президентом и парламентом. Она существует в Австрии, Ирландии, Португалии, Польше, Финляндии, Франции и некоторых других странах. При этой форме правления сильная президентская власть сочетается с эффективным контролем парламента за деятельностью правительства. Президентско-парламентская республика не имеет таких устойчивых типичных черт, как парламентская и президентская, и в различных странах тяготеет к одной из этих форм. В данной разновидности республики руководящие исполнительные функции являются прерогативой и президента, и кабинета министров, ответственного перед парламентом.

Классическим образцом полупрезидентской республики является Франция. Здесь ключевую позицию занимает президент, опирающийся на мощный разветвленный бюрократический аппарат. Президент, от которого полностью зависят члены кабинета, разрабатывает стратегию экономического и политического развития страны. Парламент не может сместить президента, который, в свою очередь, вправе распустить парламент и назначить дату внеочередных парламентских выборов. Президент является главой государства и верховным главнокомандующим, представляет страну на международной арене, обладает правом отлагательного вето на решения парламента, а также правом единоличного введения чрезвычайного положения.

Президент без согласования с парламентом, но учитывая расклад в нем политических сил, назначает главу правительства, вместе с которым формирует кабинет министров. Парламент имеет возможность контролировать правительство через утверждение бюджета, а также с помощью вынесения ему вотума недоверия.

Особенность этой формы государственного устройства состоит в том, что здесь возможен конфликт между главой государства и главой правительства. Так было, например, во Франции в середине 80-х и начале 90-х гг., когда Елисейский дворец – резиденцию президента занимал представитель социалистической партии, а пост премьер-министра - представитель правоцентристских сил.


Формы государственного устройства.

Территориальная организация государства характеризует соотношение целого и частей, центральных и региональных органов власти. Различают две основные формы территориального устройства государства: унитарную и федеративную.

Унитарное государство представляет собой единое, политически однородное государство, с единой конституцией, судебно-правовой системой, гражданством, состоящее из административно-территориальных единиц, не обладающих собственной государственностью.

Унитарные государства сформировались преимущественно в странах с мононациональным населением, хотя некоторые из них, например, Испания, имеют в своем составе инонациональные образования, пользующиеся автономией, компетенции которой определяются центральной властью.

Унитарные государства бывают централизованными (Великобритания, Швеция, Дания и др.) и децентрализованными (Франция, Италия, Испания). Централизованные государства могут предоставлять достаточно широкую самостоятельность (самоуправление) местным, низовым органам управления. Однако в них средние уровни управления не обладают значительной автономией и непосредственно ориентированы на выполнение решений центральных органов управления. В децентрализованных унитарных государствах крупные регионы пользуются широкой автономией и даже располагают собственными парламентами, правительствами, административно-управленческими структурами и самостоятельно решают переданные им в ведение вопросы. Чаще всего - это вопросы образования, коммунального хозяйства, охраны общественного порядка и т.п. Однако в отличие от субъектов федерации их прерогативы в области налогообложения существенно ограничены, что ставит их в сильную финансовую зависимость от центра.

Федеративное государство - или федерация (от лат. federatio - союз, объединение) - это форма государственного устройства, при которой несколько государственных образований, юридически обладающих определенной политической самостоятельностью, образуют одно союзное государство.

Главное отличие федерации от унитарного государства состоит в том, что источником власти, субъектами государственного суверенитета выступают в ней как крупные территориальные образования (штаты, земли, кантоны), так и весь народ, состоящий из равноправных граждан. В унитарном же государстве существует лишь один субъект суверенитета - народ. Федерация - это устойчивый союз государств, самостоятельных в пределах распределенных между ними и центром компетенций, имеющих собственные законодательные, исполнительные и судебные органы и, как правило, конституцию, а часто и двойное гражданство.

По своему замыслу федеральный принцип должен обеспечить свободное объединение и равноправное взаимодействие общностей, обладающих значительными этническими, историко-культурными и другими особенностями, создать оптимальные возможности для выражения региональных и других интересов меньшинств.

Распределение властных полномочий между субъектами федерации и федеральным центром строится на основе союзной конституции, которая может быть изменена только при согласии субъектов федерации. Соблюдение федеральным центром и всеми субъектами федерации прав и полномочий друг друга контролируют независимый суд, а также двухпалатный парламент, верхняя палата которого формируется из представителей субъектов федерации (в Российской Федерации - это Совет федерации).

Подробнее государственное устройство России представлено на рис.5.

Члены федерации фактически не обладают индивидуальным суверенитетом и правом одностороннего выхода из союзного государства. В большинстве союзных конституций содержится право федеральных органов вмешиваться во внутренние дела членов федерации в случае возникновения там чрезвычайных ситуаций (стихийных бедствий или массовых беспорядков).

Конфедерация - это объединение государств для координации какого-либо вида государственной деятельности, чаще всего военной или внешнеполитической. Входящие в конфедерацию государства полностью сохраняют свою независимость и имеют собственные органы государственной власти.

Конфедерация представляет собой внутренне противоречивую форму политической организации. Для нее прежде всего характерны правовые споры, невозможные при федеративном или унитарном устройстве государства. Здесь каждое входящее в конфедерацию государство почти в полном объеме сохраняет свои конституционные прерогативы и власть. Поэтому центральное правительство зависит от правительств отдельных государственных образований, его полномочия для решения тех или иных задач определяются этими правительствами. Поскольку слабое центральное правительство получает средства за счет более или менее добровольных взносов от нижестоящих правительств, гражданин испытывает на себе влияние центрального правительства лишь косвенно и отдаленно. В целом можно утверждать, что федерация предполагает наличие центра, который вправе принимать властные решения, затрагивающие всех субъектов федерации. Конфедерация же, будучи союзом независимых государств, таким центром не располагает.

В качестве примеров конфедерации можно привести США в 1776 - 1787 гг., Германский союз в 1815 - 1867 гг. Швейцарская конфедерация возникла в 1291 г. как союз трех кантонов (Швиц, Ури и Унтервальден) для защиты от Габсбургов. К конфедерации ее можно относить лишь до середины XIX в. С тех пор в ней все более отчетливо преобладала тенденция эволюции к федеративному устройству. Конфедерация как государственное образование непрочна, она эволюционирует в сторону федерации либо распадается.

В последние годы на территории бывшего СССР сделана попытка создать Содружество Независимых Государств (СНГ). Такая форма государственных образований не может быть устойчивой и эффективной, поскольку не обеспечивает единство деятельности содружества, не создает властных гарантий выполнения ими своих обязательств. Явно обозначившийся в настоящее время кризис СНГ - верное тому доказательство.


Виды государства.

Правовое государство.

Правовое государство - это такое государство, в котором его власть ограничена правом (в котором выражается воля суверенного народа) и соблюдается верховенство закона. Правовое государство является реальным воплощением идеи и принципов конституционализма. В его основе лежит стремление оградить личность от государственного произвола, насилия над совестью, тотальной опеки со стороны органов власти, гарантировать индивидуальную свободу и основополагающие права личности.

Взаимоотношения между личностью и властью определяются в нем конституцией, утверждающей приоритет прав человека, которые не могут быть нарушены законами государства и его действиями. Для того, чтобы государство не превратилось, по определению Гоббса, в Левиафана, чудовище, господствующее над обществом, существует разделение властей. Независимый суд призван защищать примат права, распространяемого на всех граждан, государственные и общественные институты.

Идеи правового государства восходят к глубокой древности. О соотношении естественных прав человека и законов государства писали Аристотель и Цицерон. В Древнем Риме возникли такие зачатки правовой государственности, как разделение властей. Однако в античности и средние века понятия общества и государства не разделялись.

Концепция же правового государства в своих основных чертах сложилась в Новое время, особенно в эпоху Просвещения, в работах Дж.Локка, Ш.-Л.Монтескье, И.Канта, Т.Джефферсона и других теоретиков либерализма. Сам термин “правовое государство” окончательно утвердился в трудах немецких юристов XIX в. Т.К.Велькера, Р.фон Моля и др.

Обобщая опыт возникновения и развития различных правовых государств, можно выделить их следующие характерные признаки:

1) наличие развитого гражданского общества;

2) ограничение сферы деятельности правового государства охраной прав и свобод личности, общественного порядка, созданием благоприятных правовых условий для хозяйственной деятельности;

3) мировоззренческий индивидуализм, ответственность каждого за собственное благополучие;

4) правовое равенство всех граждан; приоритет прав человека над законами государства;

5) всеобщность права, его распространение на всех граждан, все организации и учреждения, в том числе органы государственной власти;

6) суверенитет народа, конституционно-правовая регламентация государственного суверенитета. Это означает, что именно народ является конечным источником власти, государственный же суверенитет носит представительный характер;

7) разделение законодательной, исполнительной и судебной властей государства, что не исключает единства их действий на основе процедур, предусмотренных конституцией, а также определенного верховенства законодательной власти, не нарушающие конституцию, решения которой обязательны для всех;

8) приоритет в государственном регулировании гражданских отношений метода запрета над методом дозволения. Это означает, что в правовом государстве по отношению к гражданам действует принцип: “Разрешено все то, что не запрещено законом”. Метод же дозволения применяется здесь лишь по отношению к самому государству, которое обязано действовать в пределах дозволенного - формально зафиксированных полномочий;

9) свобода и права других людей как единственный ограничитель свободы индивида. Правовое государство не создает абсолютной свободы личности. Свобода каждого кончается там, где нарушаются свободы других людей.

Как видим, первым признаком правового государства является сформировавшееся гражданское общество. Подробнее суть понятия “гражданское общество” будет раскрыта в следующем разделе.

Социальное государство.

Утверждение правового государства явилось важным этапом в расширении свободы индивида и общества. Его создатели полагали, что обеспечение каждому негативной свободы (свободы от ограничений) и поощрение конкуренции пойдут на пользу всем, сделают частную собственность доступной для каждого, максимизируют индивидуальную ответственность и инициативу и приведут в конечном счете к всеобщему благополучию. Однако этого не произошло. Провозглашенные в правовом государстве индивидуальная свобода, равноправие и невмешательство государства в дела гражданского общества не препятствовали монополизации экономики и ее периодическим кризисам, жестокой эксплуатации, обострению социального неравенства и классовой борьбы. Глубокое фактическое неравенство обесценивало формальное равноправие граждан, превращало использование конституционных прав в привилегию имущих классов.

Конструктивным ответом на несовершенство правового государства в его классическом либеральном варианте, а также на неудавшуюся попытку административного социализма обеспечить каждому материальную свободу и установить в обществе социальную справедливость и равенство явились теория и практика социального государства или государства всеобщего благоденствия.

Социальное государство - это государство, стремящееся к обеспечению каждому гражданину достойных условий существования, социальной защищенности , соучастия в управлении производством, а в идеале - примерно одинаковых жизненных шансов, возможностей для самореализации личности в обществе. Деятельность такого государства направлена на всеобщее благо, утверждение в обществе социальной справедливости. Оно сглаживает имущественное и иное социальное неравенство, помогает слабым и обездоленным, заботится о предоставлении каждому работы или иного источника существования, о сохранении мира в обществе.

Истоки социального государства восходят к далекому прошлому. Еще в древности многие правители заботились о наиболее бедных гражданах. Однако основное бремя заботы о бедных лежало в то время на семьях и общинах. Индустриализация, урбанизация и индивидуализация общества разрушили традиционные формы социального обеспечения, обострили социальные противоречия и классовую борьбу. Решение этого вопроса потребовало резкого расширения объектов социальной политики и превращения ее в одно из ведущих направлений деятельности государства. В результате этого примерно в 60-е гг. XX в. и возникли социальные государства. Их необходимой материальной предпосылкой явился высокий уровень экономического развития ведущих стран Запада, позволяющий обеспечить прожиточный минимум каждому нуждающемуся.

Деятельность современного социального государства весьма разнообразна. Оно занимается перераспределением национального дохода в пользу наименее обеспеченных слоев населения, политикой занятости и охраной прав работника на предприятии, социальным страхованием, поддержкой семьи и материнства, заботой о безработных, престарелых, молодежи, развитием доступного для всех образования, здравоохранения, культуры и т.д.


Гражданское общество.

Становление теории гражданского общества.

Понятие “гражданское общество” восходит своими корнями к идее “полиса” Аристотеля, “societas civilis” (гражданского общества) Цицерона и так называемого естественного права. В этой традиции данное понятие имеет в виду не некое догосударственное состояние, а служит в качестве синонима “политического общества”, а значит и “государства”. Гражданское общество и политическое государство представляли собой, по сути дела, взаимозаменяемые термины. У древнегреческих мыслителей политическое охватывало все важнейшие сферы общественной жизни: семью, религию, образование, культуру и т.д. Быть членом общества означало быть гражданином - членом государства. Отдельный человек не мыслил себя вне экономической, социальной, культурной, религиозной и иных сфер. Эти сферы, в свою очередь, составляли неразрывное целое с государством, с политической системой. Важнейшие институты человеческой жизни, такие как собственность, семья, организация труда, феодальное владение землей, сословия и корпорации, приобрели статус элементов государственной жизни.

Такой подход в почти неизменном виде сохранился вплоть до XVIII в., когда сложилась так называемая теория общественного договора. Ж.-Ж.Руссо - выдающийся французский философ и политический мыслитель, внес большой вклад в разработку теории гражданского общества. Он понимал гражданское общество как общество, преобразованное в государство с помощью общественного договора. Следует подчеркнуть, что Руссо, Локк, Кант, много сделавшие для развития идеи личной свободы и гражданского общества, использовали понятия “гражданское общество” и “государство” как синонимы. Тем не менее переход от Средневековья к Новому времени ознаменовался вызреванием гражданского общества и, соответственно, выявлением различий между ним и сугубо государственными институтами.

Концепция индивидуализма, разрабатывавшаяся Гоббсом, Локком, Руссо, Монтескье ставила на повестку дня вопрос о свободе личности как члена, гражданина общества, независимого от государства. Эта традиция исходила из признания факта существования общества еще в естественном, догосударственном состоянии. В основе процесса кристаллизации независимого индивида, по Локку, лежит частная собственность. Она является гарантией его свободы и политической самостоятельности.

Другую традицию представляет подход немецкого философа Г.Гегеля (1770-1831), внесшего большой вклад в разработку теории гражданского общества. Гегель рассматривал гражданское общество как совокупность индивидов, удовлетворяющих с помощью труда свои повседневные потребности. Основой гражданского общества выступает частная собственность. Однако не гражданское общество являлось, по Гегелю, движущей силой прогресса, а государство. Примат государства по отношению к гражданскому обществу был связан с тем, что именно государство было воплощением Мировой саморазвивающейся Идеи, самого могучего проявления человеческой личности. Государство защищало человека от случайностей, обеспечивало справедливость и реализовывало всеобщность интересов. Гегель рассматривал гражданское общество и государство как самостоятельные институты. Гражданское общество - необходимый, но подчиненный элемент государства, в котором представлена всеобщая воля граждан, в то время как гражданское общество - это сфера реализации частных интересов граждан.

Отвергая тезис Гегеля о первичности государства по отношению к гражданскому обществу, К.Маркс (1818-1881) разработал собственную концепцию гражданского общества. Следуя материалистическому пониманию истории, он считал, что эволюция общества является следствием эволюции материальных условий жизни. Следовательно гражданское общество - это среда материальной, экономической жизни людей, совокупность материальных отношений между людьми, образующих базис государства. На этом базисе формируются социальные отношения.

Гражданское общество является, таким образом, первичным по отношению к государству, а отношения между гражданским обществом и государством проявляются как отношения между индивидуальной свободой и публичной властью, при этом государство входит в структуру и жизнь общества как важнейший элемент его политической организации, а в гражданское общество оно не входит. Представительство гражданского общества в государственных органах является неприкрытым противоречием между гражданским обществом и государством, так как наделяя себя политическими функциями, гражданское общество по существу отрицает себя.

Следуя тезису о первичности базиса, К.Маркс считал государство инструментом политического господства класса, обладающего средствами производства. Следовательно, в буржуазном государстве, где реализуются и защищаются интересы экономически господствующего класса, гражданами оказываются лишь имущие классы и социальные группы.

Возможность преодоления разрыва между гражданским обществом и государством в условиях капитализма Маркс видел в создании нового типа общества - коммунистического общества без государства, где индивидуально-личностные начала полностью растворятся в коллективном. Однако он не учел того обстоятельства, что концентрация в руках пролетарского государства политической и экономической власти лишает гражданское общество автономии. Ведь гражданское общество может быть автономным и создавать среду для осуществления повседневных интересов граждан лишь в том случае, если политика отделена от экономических отношений. Надежды Маркса на то, что пролетарское государство создаст условия для возникновения ассоциаций свободных граждан, не оправдались. На практике социалистическое государство подчинило себе общественную собственность и лишило гражданское общества его экономической основы. На базе государственной собственности возник новый политический класс - партийная номенклатура, который не был заинтересован в формировании автономной и свободной личности, а следовательно, и зрелого гражданского общества.

Характеристика гражданского общества.

Сам термин “гражданское общество” употребляется как в широком, так и в узком значении. В широком смысле гражданское общество включает всю непосредственно не охватываемую государством часть общества, то есть все то, до чего “не доходят руки” у государства. Оно возникает и изменяется в ходе исторического развития как автономная, непосредственно не зависимая от государства сфера.

Гражданское общество в узком, собственном значении неразрывно связано с правовым государством, они не существуют друг без друга. Гражданское общество представляет собой многообразие не опосредованных государством взаимоотношений свободных и равноправных индивидов в условиях рынка и демократической правовой государственности. Это сфера свободной игры частных интересов и индивидуализма. Гражданское общество - продукт буржуазной эпохи и формируется преимущественно снизу, спонтанно как результат раскрепощения индивидов, их превращения из подданных государства в свободных граждан-собственников, обладающих чувством личного достоинства и готовых взять на себя хозяйственную и политическую ответственность.

Итак, гражданское общество - это социальный демократический организм, представляющий собой совокупность неполитических отношений (экономических, национальных, духовно-нравственных, культурных и т.д.), огражденных законодательством от регламентации их функционирования и развития со стороны государственной власти; сфера самопроявления интересов свободных индивидов и их ассоциаций, основанная на признанных, предметных, узаконенных демократических принципах, определяющих взаимоотношение государства и общества, экономики и политики, личных и общественных интересов, прав и обязанностей граждан.

Гражданское общество имеет сложную структуру, включает в себя хозяйственные, экономические, семейно-родственные, этнические, религиозные и правовые отношения, мораль, а также не опосредованные государством политические отношения между индивидами как первичными субъектами власти, партиями, группами интересов и т.д. (см. рис.6).

Взаимоотношения государства и гражданского общества зависят от зрелости последнего: если гражданское общество расплывчато и примитивно, то государство является его “внешней формой”. Государство может уничтожить гражданское общество и выступить единственным инструментом власти. И лишь при условии существования зрелого гражданского общества, как на Западе, его отношения с государством имеют сбалансированный характер. В западной политической науке при всех вариациях доминируют две интерпретации гражданского общества. Первая рассматривает его как социальную универсалию, обозначающую “пространство межличностных отношений, противостоящих государству” в любой его форме. Во второй интерпретации гражданское общество предстает как феномен западной культуры, как конкретно-историческая форма существования западной цивилизации. Ее уникальность состоит в балансе трех сил: раздельных институтов власти, гражданского общества и автономной личности.

В современных условиях, существенно отличающихся от эпохи свободной конкуренции и раннелиберального государства, не вмешивающегося в экономику и социальные отношения, провести четкую грань между гражданским обществом и государством достаточно сложно. Однако, невзирая на это, разделение социальной системы на гражданское общество и государство не утратило актуальности.

Гражданское общество обеспечивает воспроизводство социальной жизни. Коль скоро основополагающая его доминанта - отдельно взятая личность, то несущими его конструкциями являются все те институты, организации, группы и т.д., которые призваны содействовать всесторонней реализации личности, ее потенций, интересов, целей, устремлений и т.д. Эти институты и ассоциации служат для отдельного индивида в качестве источников власти, влияния и авторитета.

Основная роль в общественном организме остается за семьей. Важную роль играют родственные связи, соседские общины, профессиональные организации, творческие институты, трудовые коллективы, сословия, социальные слои. Другой основополагающей единицей социального действия в гражданском обществе является группа. Группа, действующая на основе разделяемых всеми ее членами интересов, целей, ценностей будет подробнее рассмотрена в разделе, посвященном группам интересов.


Политическая партия.

В реализации общественных интересов государство активно взаимодействует с другими политическими силами, которые выражают потребности гражданского общества. Среди них особое значение имеют партии. Они берут свое начало в гражданском обществе и отстаивают интересы различных групп.

Одним из первых предложил определение политической партии английский политик и философ XVIII в. Э.Берк. По его определению, “партия представляет собой организацию людей, объединенных с целью продвижения совместными усилиями национального интереса, руководствуясь некоторым специфическим принципом, относительно которого все они пришли к согласию”.

Современное понимание партий с соответствующими типологическими признаками начало формироваться в XIX - начале XX вв. В современной политологии партия рассматривается как группа людей, объединившихся для участия в политической жизни и преследующих цель завоевания политической власти. Поэтому мы примем следующее определение политической партии: политическая партия (от франц. parti, от лат. pars, partis - часть, группа) - организованная группа единомышленников (приверженцев идеологии или лидера), представляющая интересы части народа и ставящая своей целью их реализацию путем завоевания власти или участия в ее осуществлении.

Процесс формирования и функционирования партий относится к концу XVII - началу XVIII вв. В этот период зарождались политические системы раннебуржуазных государств Западной Европы и Америки. Появление партий отражало раннюю стадию борьбы между сторонниками различных направлений формирующейся новой государственности в ходе гражданской войны в Америке, буржуазных революций в Англии и во Франции. Партии возникли как результат ограничения абсолютной монархии, включения в политическую жизнь “третьего сословия”, всеобщего избирательного права (XIX в.), послуживших развитию представительной системы: не только выполнение управленческих функций стало требовать расширения состава политической элиты, но и само ее рекрутирование превратилось в дело избирательного корпуса. Теперь те, кто хотел сохранить (или приобрести) власть и влияние, должны были обеспечить себе массовую поддержку. Именно партии стали этими законными орудиями артикуляции интересов различных групп избирателей и отбора элиты.

Первоначально партии представляли собой не сплоченные объединения, нацеленные на борьбу за власть, а своего рода клубы, литературно-политические образования, являвшиеся формой объединения единомышленников (Клуб кордельеров времен Великой французской революции или “Реформ Клак” в Англии в 1830-е гг.). Первые партии, боровшиеся против феодальной власти, были созданы сторонниками либеральной идеи (виги в Великобритании, прогрессивная партия Германии, Бельгийская либеральная партия и др.).

Таким образом, исторически партии формировались как представительные структуры, выражавшие определенные групповые интересы, как институты, оппозиционные государству и существующим политическим объединениям, как союзы единомышленников. Эти черты партий способствовали тому, что они воспринимались как источник кризисов и раскола общества. Отрицательно относились к деятельности партий Дж.Вашингтон, А.Токвиль, Дж.Милль.

Только постепенно, по мере развития парламентских, конституционных основ буржуазной государственности партии укрепили свой политический и правовой статус. В настоящее время они представляют такой институт власти, без которого не может осуществляться выборное формирование государственности, легальное завоевание различными слоями населения ведущих политических позиций.

От всех других политических институтов, в том числе от групп интересов, партию отличают свойственные ей функции и способы их осуществления, определенная внутренняя организация и структура, наличие программы деятельности, определенная идеологическая основа (см. рис.7).

Структура политической партии.

В структурном отношении в партии можно выделить три уровня. Самый неопределенный и размытый уровень - это тот блок избирателей, которые идентифицируют себя с данной партией и голосуют за нее на выборах. Они составляют массовую базу, которая обеспечивает поддержку кандидатам данной партии в избирательной кампании. Принадлежность к этой группе формально трудно определить, так как большинство голосующих за данную партию никак не связаны с ней организационно.

Второй уровень - это официальная партийная организация. Поскольку вся деятельность партии концентрируется вокруг выборов, низовые партийные организации функционируют в избирательных округах. В США, например, демократическая партия имеет 2,5 тыс. а республиканская - 2 тыс. окружных организаций. Главная их задача состоит в мобилизации избирателей на местном уровне на поддержку кандидатов от своей партии. Их совокупность составляют организации на уровне района, области, земли, штата и т.д., которые, в свою очередь, в совокупности составляют общенациональную партию.

Третий уровень партии - это должностные лица в государственном аппарате, которые получили свои посты в силу принадлежности к соответствующей партии.

Функции политических партий.

Функции политических партий весьма разнообразны и зависят от типа политической системы, в которой они функционируют, и от типа самой партии.


Тем не менее можно выделить ряд функций, в большей или меньшей степени свойственных всем политическим партиям.

1. Цель партии состоит в реализации представительства в политической системе тех слоев населения, интересы которых она выражает. Путем представительства различных социальных групп, слоев, сословий, интересов и т.д. с помощью партий общество и государство как бы соединяются в единое целое. В современном сложном и высокоразвитом обществе люди со своими особыми интересами, устремлениями, ориентациями, установками могут участвовать в политической жизни в качестве членов различных союзов, объединений, партий. Следует подчеркнуть, что в такой большой организационной системе, как государство, призванное реализовывать всеобщее благо, контроль со стороны народа или общества практически невозможен без этих союзов, объединений и партий.

2. Главной целью деятельности политической партии является борьба за завоевание или сохранение политической власти в интересах поддерживающей ее группы населения. Иначе говоря, если группы интересов, как правило, пытаются решать те или иные проблемы в рамках сложившегося режима правления, то партии, выдвигая собственную программу решения государственных вопросов, могут выдвигать претензии и на изменение высшей политической власти. Однако при подобном характере политических требований партии чаще всего обеспечивают мирное перераспределение власти между различными общественными силами. В этом смысле они выступают таким механизмом агрегирования интересов граждан, который дает возможность избежать общественных потрясений при изменении баланса политических сил.

3. Одной из важнейших функций партий является отбор и рекрутирование политических лидеров и элит для всех уровней политической системы. Помимо выдвинутых ими профессиональных политиков, в управлении делами общества и государства самое активное участие принимают и партийные эксперты, аналитики, специалисты.

4. Важнейшей функцией политических партий является политическая социализация граждан, формирование у них свойств и навыков участия в отношениях власти. Ведя борьбу за избирателей, преодолевая дефицит информированности у населения, партии обращают внимание людей на важнейшие конфликты и пути их преодоления, делают ситуацию, сложившуюся в обществе понятной для рядовых граждан. Главным средством в решении этой задачи является формулирование разногласий с другими политическими силами по самым разнообразным вопросам политической жизни.

5. Тесно связанной с функцией политической социализации граждан оказывается функция формирования общественного мнения. Обеспечивая население информацией о программах и возможностях кандидатов, партии не только стимулируют свободный выбор каждым гражданином того или иного кандидата, но и сплачивают избирателей и кандидатов на определенной идеологической основе. Многие политологи называют эту функцию “электоральной” и считают ее наиболее важной. Так, Д.Эптер подчеркивал, что “основная функция политических партий - структурировать общественное мнение, измерять его состояние и сообщать ответственным членам правительства и руководству так, чтобы руководители и подчиненные, общественное мнение и власть разумным образом сблизились друг с другом. Принцип представительной власти целиком основан на этих связях”.

Существует в политической науке и иной подход к анализу функций партий. Так, Г.Алмонд и Д.Пауэлл, используя системный подход, считают, что партии выступают звеном, обеспечивающим жизнеспособность социальной системы благодаря эффективному реагированию на импульсы, поступающие из внешней среды. Следуя такой исходной посылке, они расширяют список функций, выполняемых партиями. Наиболее важной они считают функцию “агрегирования интересов”, то есть согласования и обобщения разнородных интересов. Именно политические партии обобщают и согласовывают претензии и требования социальных классов, слоев и групп, превращают их в некую политическую позицию, придавая ей вид политической платформы, политического заявления или программы. Данная функция явно преобладает у партий, действующих в условиях значительного многообразия интересов.

Обобщенные интересы формируются в программах, требованиях, лозунгах и представляются властным структурам. Это функция “артикуляции интересов”. Эта функция осуществляется путем предъявления требований к тем, кто вырабатывает политические решения как по официальным, так и по неофициальным каналам. Именно партии стали законными орудиями артикуляции интересов различных групп.

Функции политических партий могут варьироваться в зависимости от типа политического режима. Для тоталитарных партий одной из важнейших функций является функция политической мобилизации. Мобилизация означает обеспечение форсированной поддержки политических целей со стороны широких слоев населения. Высокий уровень участия масс в политике осуществляется с помощью идеологического нажима на население, манипулирования общественным сознанием, выдвижения популистских лозунгов, контроля за информацией и, наконец, применения насилия над инакомыслящими. В тоталитарных системах правящая партия непосредственно выполняет функцию реализации власти. Поскольку представительная система отсутствует или имеет декоративный характер, постольку именно партия концентрирует в своих руках весь объем властных функций, вмешиваясь во все сферы жизни общества и отдельного человека. Особенность правящей партии в тоталитарной системе состоит также в том, что она не отделена от государства, она сращивается с ним и является его несущей конструкцией. Негативные последствия всеохватной функции партий, их сращивания с государством показала политическая практика в СССР и Германии, где в 20-30-е гг. сложились тоталитарные системы.


Типология политических партий.

В политической науке существуют различные системы классификации партий. В качестве основания типологизации используются различные факторы: функции, идеологии, социальная база, методы деятельности и пр.

Общепризнанной и наиболее продуктивной является классификация М.Дюверже, основанная на различиях в структуре партий и организации их внутренней жизни. Структура партии является наиболее обобщающим компонентом, испытывающим влияние значительного числа факторов (идеологии, целей, социальной базы и т.д.). Одновременно именно структура партии способствует ее адаптации к изменяющимся условиям, выступает необходимым элементом выживания партии в политической борьбе. Среди структурных характеристик партии Дюверже выделил общее организационное строение, систему членства и органы руководства. На основе этих критериев он различал кадровые, массовые и строго централизованные партии.

Кадровая партия - это немногочисленная элитарная партия, состоящая из профессиональных политиков и парламентариев, ориентированная в основном на выборы. Происхождение кадровых партий относится в основном к периоду зарождения демократии, когда избирательное право было еще ограниченным, а не всеобщим. В существовавшем в то время ограниченном политическом пространстве кадровые партии служили средством выражения политических интересов буржуазии. Их деятельность, нацеленная на победу на выборах, требовала не увеличения своих рядов, а объединения элит, которые могли бы влиять на избирателей.

Кадровые партии формируются, как правило, сверху, на базе различных парламентских групп, групп давления, объединения партийной бюрократии. Они концентрируют усилия профессиональных политиков и предполагают свободное членство и известную аморфность партийной организации. Основным структурным элементом кадровой партии являются комитеты. Они создаются по территориальному принципу, и численность их, как правило, невелика. Комитет состоит из постоянных активистов, пополняется в случае необходимости путем кооптации и не стремится к расширению своих рядов. Комитеты представляют собой сплоченные, авторитетные группы, обладающие навыками работы среди населения. Проведение и организация предвыборных кампаний составляет их основное предназначение. Члены комитета подбирают кандидатов для выборов в органы власти, изучают общественное мнение, симпатии и интересы избирателей, помогают лидерам формулировать предвыборные программы. Деятельность комитетов резко активизируется в периоды избирательных кампаний и практически замирает в остальное время. В этих партиях отсутствует система членства с соответствующей регистрацией и регулярной уплатой членских взносов. Отсюда их название - кадровые партии. Большинство европейских либеральных и консервативных партий являются кадровыми партиями.

Массовые партии возникают с введением всеобщего избирательного права. Это партии нового типа, имеющие массовый характер, ориентированные на политическое воспитание масс и формирование элит из народа. Первичные организации партии строятся как по территориальному, так и по производственному принципу, но в отличие от комитетов являются открытыми для новых членов. Более того, первичные организации массовых партий заинтересованы в пополнении своих рядов. Это связано с тем, что массовые партии существуют за счет членских взносов.

Массовые партии представляют собой централизованные образования, хорошо организованные и дисциплинированные, с уставным членством. Хотя и здесь большую роль играют лидеры и аппарат партии, большое значение в них придается общности взглядов и идеологическому единству. Массовые партии чаще всего формируются снизу, нередко на основе профсоюзов, кооперативных и иных общественных движений. Однако иногда формирование массовых партий происходит и комбинированным путем, соединением усилий элитарных кругов и рядовых граждан. Учитывая разнообразие форм деятельности, направленности и иных аспектов функционирования массовых партий, некоторые теоретики выделяют среди них представительные партии западного типа, социалистические и популистские.

Итак, массовая партия ориентирована на вовлечение в свои ряды большого количества членов, она характеризуется жестко регламентированным членством с высокой степенью идеологизации, ориентирована на постоянную работу.

Первичными организациями социалистических партий являются секции по месту жительства численностью в несколько сотен человек. Они объединяются в федерацию. Партия превращается в своеобразный государственный аппарат с разделением властей, где законодательная власть принадлежит конгрессу (или национальному совету), исполнительная - исполкому (или национальному секретариату), а юридическая - контрольной комиссии.

Для строго централизованных партий Дюверже считал характерным превращение идеологического компонента в основополагающее, связующее эти организации начало. Для таких партий, а Дюверже относил к ним коммунистические и фашистские партии, характерны наличие множества иерархических звеньев, строгая, почти военная дисциплина, высокая организованность действий, уважение и почитание политических вождей.

Коммунистические партии создают свои первичные организации (ячейки) по месту работы. Они более однородны и ограничены по размеру. Это позволяет партиям контролировать свой социальный состав, регулировать численность и устанавливать жесткую партийную дисциплину. Организационным принципом коммунистических партий является “демократический централизм”, пытающийся совместить свободу (выборность руководителей всех уровней) и принуждение (подчинение меньшинства большинству). На практике эта иерархическая организация существенно ограничивает демократию, выборы руководителей превращаются в формальность, поскольку их отбор, как и принятие решений, осуществляется центральным руководством партии.

Фашистские партии имеют много сходных черт с коммунистическими в вопросах своей организации: вертикальные связи, централизация власти, жесткая структура. Однако фашистские партии отличаются от коммунистических по социальному составу, доктрине, философии. Возникая из полувоенных формирований, они культивировали жестокость и насилие. Первичной организацией фашистских партий является штурмовой отряд численностью от 4 до 12 человек. Входя в более многочисленную группу, штурмовые отряды создают партийную пирамиду по типу кадровой армии.

Разделение партий на кадровые и массовые, предложенное Дюверже, соответствует, таким образом, делению партий по идеологическому признаку на правые и левые, на умеренных буржуазных реформистов (либералов и консерваторов) и радикалов (коммунистов). Исключение составляют фашистские партии, являющиеся массовыми, строго централизованными, но имеющими правый уклон.

Кроме того, деление партий на массовые и кадровые совпадает с их делением на партии с сильной и слабой организацией. Кадровые партии имеют децентрализованный характер и слабую организацию. В них высока степень автономности местных комитетов (первичных организаций), а центральные органы партии не служат для них непререкаемым авторитетом. В массовых же партиях преобладают “вертикальные связи” между руководством и первичными организациями. Централизованный характер и наличие сильной организации, неукоснительное соблюдение партийной дисциплины обусловлены необходимостью эффективной работы в отстаивании интересов трудящихся, осуществлять политическое воспитание масс.

Таким образом, по организационной структуре партии делятся на организационно оформленные и организационно неоформленные, а по характеру членства - на открытые, со свободным членством и закрытые, элитарные. По способу связи партии с ее парламентской фракцией - на мягкие (слабые), допускающие свободное голосование своих депутатов, и жесткие (сильные), распространяющие строгую партийную дисциплину на свои парламентские фракции. По участию в осуществлении власти партии делятся на правящие и оппозиционные (легальные и нелегальные), по отношению к другим элементам политической системы - на демократические и антидемократические. Кроме того, существует множество классификаций, основанных на разнообразных критериях. Так, партии делятся по социальному (аграрные партии), этническому (например, баскская партия), демографическому (женские партии), религиозному (христианские партии) и другим основаниям.

Тем не менее, предложенная М.Дюверже типологизация является наиболее универсальной и прагматичной. Однако уже сам Дюверже отмечал, что она является “приблизительной, описывающей скорее тенденции, чем дающей четкое различие”. Ряд партий оставался за пределами данной классификации, некоторые имели промежуточный характер. Например, Лейбористская партия Великобритании, насчитывающая 6,5 млн. чел., не может быть однозначно отнесена ни к кадровым, ни к массовым партиям. Республиканская и Демократическая партии США также во многом сочетают в себе признаки массовой и кадровой партии, и с этой точки зрения их можно считать гибридными.


Партийные системы.

Под партийной системой понимается совокупность политических партий, имеющих реальные возможности участвовать в формировании органов государственной власти и образующих механизм борьбы или сотрудничества. То есть партийную систему составляют устойчивые связи и отношения партий различного типа друг с другом, а также с государством и иными институтами власти.

Партийные системы противостоят апартийным, то есть таким формам организации политической власти, где либо совсем не существует партийных объединений, либо их наличие носит сугубо декларативный характер (как было в СССР, Албании или происходит и сейчас на Кубе, в КНДР).

В политической науке существуют различные классификации партийных систем. Поскольку система партий любого общества определяется по количественному (по числу партий, входящих в систему) и по качественному (по масштабу влияния партий) критерию, постольку возможны две системы типологии партийных систем.

В соответствии с количественным критерием партийные системы делятся на однопартийные, двухпартийные (или бипартийные), многопартийные и системы “двух с половиной партий”.

Однопартийная (неконкурентная) система - характеризуется тем, что партия монополизирует всю политическую власть, отождествляет себя с данным политическим режимом, а последний - с государством, исключает наличие оппозиции. Однопартийная система характерна для авторитарных и тоталитарных обществ. Для двухпартийной и многопартийной систем характерно прежде всего существование политического соперничества. Именно его отсутствие при однопартийной системе дало З.Наймену основание утверждать, что одну-единственную партию, господствующую в обществе, нельзя считать партией в истинном смысле этого слова. И действительно, поскольку партия есть “часть” политического сообщества, то ее можно понять лишь в соотнесении с другими частями или партиями, которые вступают в конкурентную борьбу за свою долю власти и влияния в стране. Именно поэтому основное внимание в рассмотрении партийных систем мы сделаем на трех основных видах многопартийности.

1. Двухпартийная система (бипартизм) - это система, в которой две крупные партии неизменно чередуются у власти, если и существуют другие политические партии, то они по разным причинам доступом к власти не обладают. Двухпартийность достаточно функциональна, поскольку обеспечивает эффективную работу политической системы в целом. Прежде всего она отражает существование естественного политического дуализма. “Это означает, что политический выбор,- подчеркивал М.Дюверже,- обычно выступает в дуалистической форме... Всякая политика предполагает выбор между двумя типами решений”.

Кроме того, двухпартийность способствует созданию эффективного и стабильного правительства, которое опирается на поддержку парламентского большинства из числа депутатов победившей партии. Избранное прямым всеобщим голосованием парламентское большинство позволяет функционировать правительству в течение всего срока полномочий. Более того, двухпартийность облегчает процесс агрегирования интересов и сокращения требований. Она делает ненужным посредничество: сам избиратель выбирает цели и руководителей, обязанных их достичь.

Однако таковы плюсы двухпартийной системы в идеале. На практике же она коррелирует с рядом переменных, что позволяет различать ее типы. Так, “жесткая” двухпартийность отличается от “мягкой” дисциплиной голосования. В условиях “жесткой” двухпартийности (например, в Великобритании) при принятии важных политических решений депутаты каждой партии стремятся голосовать одинаково. В противном случае те, кто нарушил дисциплину голосования, исключаются из партии. “Мягкая” двухпартийность (например, в США) не предписывает депутатам обязательную дисциплину голосования.

Различают также “совершенную” и “несовершенную” двухпартийность. “Совершенная” двухпартийность означает, что две партии набрали 90% голосов, причем одной из них обеспечено абсолютное большинство парламентских мест. Такая партия может руководить в одиночку, не вступая в союз с другими .

“Несовершенная” двухпартийность возникает в том случае, если число мандатов, полученных двумя крупными партиями на выборах, не позволяет им в одиночку завоевать абсолютное большинство. Им приходятся объединяться с третьей партией. Подобная партийная система получила название “системы двух с половиной партий”. Примером такой партийной системы может служить ФРГ, где третья партия - Свободная демократическая партия - обладает достаточной электоральной базой, чтобы внести порой весьма существенные коррективы в привычную игру двух основных партий - СДПГ и ХДС/ХСС.

Двухпартийная система отнюдь не означает отсутствия других партий. Например, в течение XX в. в Великобритании в качестве одной из двух главных партий лейбористы пришли на смену либералам. В то же время в послевоенные десятилетия либералы сохраняли свой статус парламентской партии, а социал-либеральный альянс, образовавшийся в начале 80-х годов, иногда завоевывал до 25% голосов избирателей.

Особенно показательно с этой точки зрения положение дел в США, где господствует классический пример двухпартийной системы в лице демократической и республиканской партий. За всю историю существования двухпартийной системы в США более 200 кандидатов третьих партий попытались добиться избрания на пост президента страны. Однако лишь 8 из них сумели завоевать более 1 млн. голосов избирателей. После гражданской войны третьи партии пять раз на президентских выборах завоевывали голоса, хотя и незначительного числа, выборщиков. В ряде случаев, особенно на уровне штатов, третьи партии становились влиятельной политической силой. Но при всем том важной особенностью двухпартийной системы США стало неприятие большинством избирателей на общенациональном уровне третьих партий. Америка является одной из немногих стран, где нет социалистической или другой рабочей партии с парламентским представительством.

Многопартийная система - это система, где действуют три партии и более, каждая из которых собирает на выборах значительное число голосов. В противоположность достаточно жесткой двухпартийной модели многопартийная система, где взаимодействие осуществляют более двух партий, отличается гибкостью и способна эффективно сдерживать социальные конфликты. Являясь институциональным выражением плюрализма социальных интересов и статусов, многопартийная система ориентирована на поиск согласия и компромиссов между политическими силами, не обладающими явным политическим доминированием.

В обществах с множеством экономических укладов, разнообразием культур и языков, многочисленными каналами и институтами артикуляции социальных, национальных, религиозных и других интересов, как правило, возникают предпосылки для создания многопартийных систем. Достижение согласия, как и обеспечение системной стабильности, во многом зависит от характера взаимоотношений между правительственными партиями и оппозицией. В обществах без демократических традиций, с неразвитой политической культурой многопартийная система является причиной частых правительственных кризисов. К тому же многопартийность не способствует обобщению интересов, поскольку каждая партия стремится выражать требования только “своего” электората.

При многопартийной системе каждая партия представляет более или менее четко очерченные идейно-политические или идеологические позиции. Спектр этих позиций простирается от крайне правых до крайне левых. Остальные партии занимают промежуточное положение между этими двумя крайними полюсами. Как правило, в многопартийных парламентах места располагаются в форме некоторого полукруга, где, следуя традиции французской революции, представители консервативных и правых партий рассаживаются по правой стороне от председательствующего, в центре - умеренные, слева - представители леворадикальных партий.

Такая группировка по линии правые - левые, основанная на позициях и установках по социально-экономическим и политическим проблемам, сопряжена со значительным упрощением реального положения вещей в обществе. В частности, в такую схему не всегда укладываются религиозные, этнонациональные, региональные, местнические, профессиональные и другие интересы. Это, в частности, выражается в том, что с середины 70-х годов в политической жизни европейских стран получили развитие националистические и регионалистские партии и движения, которые представлены всеми оттенками идеологического спектра. Зачастую их просто невозможно классифицировать по шкале правые - левые. Например, центристские партии Франции, разделяя общие позиции по ряду социально-экономических проблем, в то же время расходятся по вопросам религии, государства, революционных традиций, социально-классовых различий и т.д.

Как правило, в многопартийных системах ни одна из партий не способна завоевать поддержку большинства избирателей. Они типичны для парламентской формы правления и в большинстве случаев имеют своим результатом коалиционные правительства или кабинеты министров. Здесь ни одна партия не способна выступить в качестве представителя всей нации или ее большинства и поэтому не может формировать правительство без привлечения поддержки представителей других партий. Нередко такое положение обрекает парламентские коалиции на неустойчивость, а правительства - на постоянную нестабильность.

Среди многопартийных систем часто также выделяют “совершенную” многопартийность (как в большинстве индустриально развитых стран), так и многопартийность с одной доминирующей партией (как в Японии - Либерально-демократическая партия), которую не следует путать с однопартийной системой.

Итальянскую многопартийную систему часто называют несовершенной двухпартийной системой в силу того, что в ней в течение почти всего послевоенного периода господствующие позиции занимали две крупные партии - христианские демократы и коммунисты. Причем первые всегда находились у власти, а вторые - в оппозиции. ХДП, будучи наиболее влиятельной партией на политической сцене Италии, для создания правительственной коалиции периодически меняла своих союзников из числа более мелких партий.

При двухблоковой системе, при которой основная борьба за власть ведется соперничающими группировками, как это имеет место во Франции и Дании, передвижение какой-либо одной партии из одного блока в другой может привести к изменению соотношения сил на политической арене в целом. Здесь открываются возможности для маневрирования сил, которые условно можно определить как левый и правый центр.

Процесс стабилизации политической жизни в сегодняшней России предполагает осознание обществом насущной потребности в создании четкой системы цивилизованных отношений власти и рядовых граждан. Ключевым элементом такой системы является многопартийная структура, служащая самовыражению активной части общества.

Нынешняя многопартийность в России весьма своеобразна. В Государственной Думе преобладают представители четырех основных политических объединений – КПРФ, НДР, ЛДПР и “Яблока”. Кроме последнего, все они при определенной нюансировке, определяемой политической конъюнктурой, могут считаться “партиями власти”. Именно их голосами принимался в последние годы бюджет России, который имел мало общего с насущными интересами большинства россиян, противореча во многом и программным установкам трех вышеназванных столпов российского политического истеблишмента. Идеологическая самоидентификация парламентских партий не совпадала с известными зарубежными аналогами. КПРФ мало походила на дрейфующих к левосоциалистическим позициям бывших представителей международного коммунистического движения – от еврокоммунистов Италии до некогда правоверных марксистов-ленинцев из Восточной Германии. ЛДПР явно смахивала не столько на идущих под голубыми знаменами европейских либералов, сколько на коричневатых радикал-националистов Франции и Германии. Либеральные оттенки можно было заметить скорее у “Яблока”. Однако часть его парламентариев считали себя социал-демократами. Что касается НДР, то ее программно-политические позиции весьма далеки от европейских консерваторов, хотя лидеры этого движения сегодня все громче заявляют о своем консерватизме.

Традиционная для России гипертрофированная роль личности, подменяющая собой коллективный разум, является очевидным тормозом в восприятии широкими народными массами многопартийности как фактора, оказывающего решающее воздействие на ход политической истории. Не случайно, что название любой партии из представленных в парламенте России ассоциируется прежде всего с фамилией лидера, а не с определенными программными установками. Амбиции первых персон (“либо я – либо никто”) являются препятствием для политики блоков, без которой, как показывает практика, ни одна из политических сил не может добиться реализации хотя бы части своих требований. Более того, уход с политической арены по разным причинам того или иного лидера сразу делает аутсайдером руководимую им партию. Во всяком случае, ни НДР, ни ЛДПР, ни “Яблоко”, лишись они своих лидеров, не могут претендовать даже на сохранение нынешних позиций. Адекватной же замены им, что, как правило, имеет место в развитых политических системах, не видно.

Шанс для российской многопартийности заключается в том, чтобы преодолеть эгоистические интересы отдельных деятелей и групп, сделав ее частью будущей подлинно демократической системы. О степени демократичности нашего общества мир будет судить не только по формально соблюдаемым ритуалам политической жизни, но прежде всего по ее содержательной стороне, составной частью которой, безусловно, является плюрализм мнений и адекватных им организационных структур. Только такая многопартийность станет приводным ремнем устойчивой демократической системы, той системы, которая послужит делу стабилизации Российского государства. В конечном итоге именно политические партии общенационального масштаба смогут не только стабилизировать социально-экономическое и политическое положение России, но и укрепить ее федеративные устои, усилив объединительные, а не дезинтеграционные факторы российской государственности.


Группы интересов.

В любой политической системе, как правило, существуют определенные механизмы, посредством которых осуществляются связи между гражданами и государством. Существенная роль среди них принадлежит группам интересов и группам давления.

Идея рассмотрения политического процесса через призму заинтересованных групп принадлежит американскому политологу А.Бентли (1870-1957), который сформулировал свою концепцию в работе “Процесс правления. Изучение общественных давлений” (1908 г.). Главным тезисом Бентли стало утверждение о том, что деятельность людей всегда предопределена их интересами и направлена, по сути дела, на обеспечение этих интересов.

Эта деятельность осуществляется обычно посредством групп, в которые люди объединены на основе общности интересов. Индивидуальные убеждения, отдельные идеи и личностные характеристики индивидуального поведения имеют значение лишь в контексте деятельности группы и учитываются в той мере, в какой они помогают определению образцов (моделей) группового поведения. Интерес (деятельность) и группа являются для Бентли весьма близкими понятиями.

Деятельность заинтересованных групп Бентли воспринимает и изображает как динамический процесс, в ходе которого и осуществляется так называемое давление олицетворяемых данными группами интересов и сил на правительственную власть с целью заставить ее подчиниться их воле и влиянию. В этом воздействии доминирует обычно сильная группа или совокупность групп. Они же подчиняют своему влиянию более слабые группы, а сама государственная власть и управление включают в себя урегулирование конфликтов групп и групповых интересов и достижение известного равновесия между соперничающими группами.

Различия в политических режимах Бентли представлял как различия в типах групповой деятельности или в технике группового давления. Деспотизм и демократия – всего лишь различные способы представительства интересов. Новую конфигурацию получила у Бентли и характеристика реального функционирования системы “разделенных властей”. Бентли не отрицал марксова анализа роли борьбы классов в политике, но представлял классы как группы со “множественными интересами”, склонными к стабильному существованию и не имеющими в силу этого большого значения при анализе политической властной деятельности. Концепция “группового подхода” к политике стала важной методологической ориентацией в политической социологии и политической науке всего XX в.

Англичанин Р.Доуз относит к группам интересов ассоциации индивидов, сосредоточенные на влиянии на правительство способами, наиболее отвечающими интересам этого объединения. Американские исследователи Г.Алмонд и Дж.Пауэлл считают их группами людей, объединенных особыми связями, выражающими взаимную заинтересованность или выгоду для составляющих их граждан.

Если же учесть и другие типичные подходы к пониманию групп интересов, то можно сформулировать следующее определение: группы интересов представляют собой добровольные объединения граждан, не являющиеся политическими партиями, созданные для выражения и представления их интересов во взаимоотношениях с другими группами и политическими институтами и предназначенные не для завоевания власти, а лишь для влияния на институты власти.

Эти объединения, будучи посредниками в отношениях государства с народом, представляют интересы социальных, национальных, региональных и прочих человеческих общностей и являются формой коллективных действий их членов. К группам интересов относятся разнообразные общественные организации: профессиональные и творческие союзы, различные клубы, фонды и т.д., политические лобби, политические кланы, группы давления. Причем помимо отечественных групп интересов при исполнительных и представительных государственных органах могут действовать и объединения, выражающие интересы зарубежных стран, мировых экономических и финансовых центров и прочих групп, способствующие решению разнообразных международных проблем.

Участвуя в деятельности групп интересов, граждане делают шаг от социальной активности к политической активности. Чем шире представительство социальных потребностей группами интересов, тем разностороннее связь между обществом и государством. Чем оптимальнее осуществление их функций, тем гибче властные институты реагируют на социальные запросы населения. Разнонаправленная деятельность групп интересов в демократических обществах является важным фактором политической стабильности. Так, причинами устойчивости и стабильности демократической системы США Д.Трумэн считал два обстоятельства: во-первых, одновременное членство американцев в нескольких группах и, следовательно, наличие множества взаимоперекрещивающихся интересов; и, во-вторых, членство американцев в “потенциальных группах”, устанавливающих нормы и правила взаимоотношений в обществе.

Нарастание разнородности социальных интересов приводит к появлению многообразия заинтересованных групп, автономных по отношению друг к другу (например, групп от бизнеса, профсоюзов, фермеров, интеллектуалов, ВПК). Политические решения в этих условиях перестают быть прерогативой официальных институтов власти, а становятся результатом компромиссов противостоящих групп.

Группы интересов обладают широкими возможностями воздействия на власть. В качестве таких возможных способов могут выступать их экономические и финансовые ресурсы, информация и опыт политического участия их членов, организационные структуры и пр. В зависимости от значения для политической системы соответствующих властных ресурсов групп интересов последние обладают тем или иным весом при принятии управленческих решений. Группы интересов, которые имеют возможность поддерживать постоянные связи с правительством, чаще всего становятся органической частью механизма управления обществом. В противоположность этому попытки влияния на власть маргинальных, нетрадиционных групп интересов, игнорирующих принятые в обществе нормы и ценности, могут обладать разрушительным действием для системы политического управления обществом и отторгаются ею.

Группы интересов обладают разными по объему и весу ресурсами влияния на власть. Однако политическая инициатива и реальное политическое влияние осуществляется не самой группой, а ее лидером, опирающимся на поддержку узкого круга лиц. Для того, чтобы не происходила узурпация власти какой-либо группой, граждане и элиты должны признавать демократические ценности и следовать их нормам, закрепленным в конституции и других правовых актах. Следовательно, нарождающееся многообразие социальных интересов потребовало специфических механизмов представительства и защиты частных, групповых интересов и предпочтений. Это послужило причиной появления “групп давления”.


Группы давления.

Классификация групп давления как политической силы, отличной от других сил, требует выявления их характерных признаков. Не всякая группа интересов является группой давления и не всякая группа, воздействующая на власть, является группой давления. Группа давления должна обладать следующими признаками: 1) оформленностью организационной структуры; 2) защитой собственных интересов (то есть цели давления являются ее собственными целями); 3) существованием ее как автономного центра принятия решений, а не как инструмента в руках другой организации; 4) оказанием группой эффективного давления.

Рассмотрим подробнее перечисленные признаки.

1. Для оказания давления необходима организация. Например, демонстрации, митинги, шествия имеют, как правило, эфемерный характер, поскольку после шествий люди расходятся, а политический процесс идет своим чередом. Если же демонстрация организована группой, то она выступает как одна из форм деятельности этой группы давления. Невозможно отнести к группам давления и такую группу, которая периодически собирает людей, не имеющих общих интересов и постоянных контактов между собой.

Алмонд и Пауэлл выделили четыре типа групп давления по степени их специализации и организованности:

а) спонтанные группы интересов, отражающие стихийные, эфемерные, часто ориентированные на насилие интересы;

б) неассоциативные группы интересов, объединяющие интересы неформальных, непостоянных и ненасильственных группировок (складывающиеся, например, на основе родственных связей, веры), характеризующиеся отсутствием непрерывности существования и организованности;

в) институциональные группы интересов то есть интересов формальных организаций (партий, собрания, администрации, армии, церкви), наделенных помимо выражения интересов и другими функциями (например, сплоченная группа офицеров, руководящий орган партии);

г) ассоциативные группы интересов добровольных и специализирующихся на выражении интересов организаций: профсоюзов, предпринимательских союзов, этнических или религиозных ассоциаций граждан.

Следовательно, общность интересов в некоторых случаях вызывает их спорадические и преходящие проявления, в других же вызывает образование настоящей и крепкой организации, которая специально берет на себя отстаивание общих интересов.

2. Для того, чтобы назвать ту или иную организацию группой давления, она должна иметь пристрастный характер, то есть не должна быть нейтральной и безразличной по отношению к целям, ради которых она оказывает давление. Пристрастность выражается в наличии собственной политической цели, отражающей интересы группы.

3. На политической сцене могут действовать организованные группы, однако не самостоятельные с точки зрения возможности принятия решений, например, коллективы редакций газет, выражающие мнение партий, не являются независимыми группами, оказывающими давление по своему усмотрению. Большинство газет выступают рупорами групп, которые их содержат.

4. Группы давления, обладая общностью интересов, стремятся их защитить. Всякая группа, постоянно сталкиваясь с интересами других групп, вынуждена заботиться о сохранении своих. Для этого она использует все средства воздействия на внешний мир. Поэтому всякая группа, отстаивающая свои интересы, оказывается в действительности группой давления.

Следовательно, группы давления - это такие группы интересов, которые используют для влияния на власть в первую очередь не методы информирования и убеждения, а методы прямых организованных действий(соответствующие кампании в средствах массовой информации, митинги, демонстрации, марши, пикетирования, забастовки и другие публичные акции в поддержку своих требований).

Группы давления заметно различаются по направленности и формам влияния на власть. Их типология может иметь различные основания, например по целям деятельности (группы, защищающие материальные интересы и группы идей), по масштабу и значимости интересов, по типу носителя (общественные и частные группы).

Классифицируя группы давления по целям деятельности, можно выделить группы, отстаивающие прежде всего материальные интересы, стремящиеся к завоеванию новых выгод, и группы, поддерживающие те или иные идеологические и моральные принципы. К первым прежде всего относятся профессиональные организации, отстаивающие материальные интересы и корпоративный порядок. В наши дни любая профессия представлена своим органом защиты. Даже лица свободных профессий (врачи, адвокаты, представители творческой интеллигенции и т.д.) используют преимущества коллективных действий. Наиболее эффективна деятельность групп давления работников аграрного сектора и наемных работников: крестьянских аграрных организаций, предпринимательских организаций, профсоюзов.

Крестьянские организации характеризуются разбросанностью своих членов по территории страны, хотя численность их настолько значительна, что они составляют значительную часть электората в большинстве избирательных округов. Поэтому формирование парламентского большинства в значительной степени зависит от электоральных предпочтений крестьянства и фермеров. В то же время крестьянские организации представляют неоднородную в социальном плане массу: от богатых землевладельцев до мелких небогатых сельских производителей. Это объективно ограничивает возможности единства действий. При этом низкие цены на отечественное продовольствие и ввоз в страну дешевого импорта часто толкают фермеров и крестьян на массовые манифестации, переходящие подчас в бунты. Во избежание подобного развития событий правительства в большинстве западных стран выделяют на поддержку фермеров значительные бюджетные средства.

Предпринимательские организации в разных странах обладают разной степенью влияния, интеграции и представительства. В США, например, интересы предпринимателей отстаивают Торговая палата, объединяющая 27 тыс. местных палат, 200 тыс. компаний и 13 тыс. предпринимательских ассоциаций; Национальная ассоциация промышленников, в которую входят 75% всех промышленных компаний страны; Национальная ассоциация малого бизнеса, включающая 500 тыс. компаний; Национальная федерация независимого бизнеса, представляющая интересы 400 тыс. компаний.

В России, где число независимых предпринимателей невелико, а уровень их организации еще чрезвычайно низок, Союз промышленников и предпринимателей не может оказывать сильного воздействия на экономическую политику правительства, хотя и предпринимает определенные шаги для лоббирования необходимых законов в Государственной Думе.

Наиболее эффективно давление предпринимательских ассоциаций для решения вопросов на уровне секторов и отраслей экономики. Однако когда речь идет о глобальном решении, всеобщей политике, то вмешательство предпринимателей происходит реже и оказывается менее эффективным.

Наиболее важными среди групп давления являются организации глобального характера, объединяющие наемных работников. Состояние и возможности профсоюзов зависят от трех факторов: от представительства профсоюзов в стране; от степени единства профсоюзного движения; от профсоюзной дисциплины. Политический вес профсоюзов во многом определяется процентным соотношением числа членов профсоюзов к общему числу наемных работников, а это соотношение, в свою очередь, зависит от исторических, национальных, экономических, культурных факторов конкретной страны. Так, например, во Франции профсоюзами охвачено 9% наемных работников, в США - 17%, в Великобритании - 38%, в ФРГ - 39%, в Швеции - 90%. Степень сплоченности профсоюзного движения также различна. В ФРГ и Великобритании общенациональные профсоюзные объединения охватывают большинство отраслевых профсоюзных организаций. Во Франции же профсоюзы разъединены. От уровня профсоюзной дисциплины также зависит эффективность их действий. Следование всех участников профсоюзного объединения выработанным правилам, особенно в условиях забастовки, позволяет добиваться удовлетворения большинства требований работников , заключать выгодные для них соглашения.

Все большее влияние среди групп давления приобретают организации потребителей, зародившиеся в США, а затем распространившиеся во многих странах. Защита прав потребителей от товаров низкого качества, лживой рекламы происходит различными средствами. Важнейшее среди них - принятие законов, защищающих права потребителей.

Группы давления, отстаивающие моральные интересы, более разнородны и многообразны. Среди них следует назвать молодежные и женские организации, ассоциации ветеранов. Их специфика состоит в том, что они одновременно защищают как моральные (например, проблемы социального статуса), так и материальные интересы своих членов (пенсии, стипендии, равные условия найма и оплаты труда для мужчин и женщин и т.д.).

Конфессиональные объединения также могут играть роль группы давления. Церковь оказывает влияние через свои официальные органы, через объединения верующих, прессу. Обычно она отстаивает общечеловеческие ценности и нормы, но может защищать и свои специфические интересы, например, права религиозных меньшинств.

К организациям, отражающим специфические интересы можно отнести различные правозащитные организации, движения против расизма, за европейскую интеграцию, охрану окружающей среды, уважение общественной морали и т.д. Их влияние тем более существенно, что они могут объединять людей, придерживающихся различных политических взглядов. Гуманистическая направленность целей и деятельности таких организаций привлекает внимание к ним значительного числа избирателей. Поэтому политические партии стремятся привлечь их на свою сторону и использовать в политической борьбе. К таким специфическим группам давления относятся также разнообразные философские общества и политические клубы.

По значимости отстаиваемых интересов группы делятся на защищающие общественный (всеобщий) интерес и частные интересы.

Классификация групп давления по субъекту-носителю связана с тем, что в качестве групп давления могут выступать и институты государства, оказывающие влияние на законодателей, на общественное мнение или на правительство с целью проталкивания выгодного лоббистам политического курса. Такие группы давления Г.Алмонд назвал “группами организованных интересов” или “группами институциональных интересов”. Эти группы связаны с организациями (администрацией, депутатами законодательного органа, военными и т.д.). В нормальных условиях эти общественные органы выполняют управленческие функции, но в определенной ситуации они лоббируют интересы чиновников, генералитета, отдельных отраслей и предприятий.

Армия в разных странах может как обладать политической властью и устанавливать военные режимы, так и играть роль группы давления в тех странах, где она подчинена гражданской власти.

Оглавление
Теория власти и политической системы
Понятие и сущность власти
Субъект и объект власти
Ресурсы власти
Основания власти
Виды власти
Политическое господство
Легитимность власти
Разделение властей
Политическая элита
Политическое лидерство
Понятие политической системы
Основные концепции политической системы
Структура политической системы
Типология политических систем
Понятие политического режима
Тоталитаризм
Авторитаризм
Понятие демократии
История развития демократии
Современные формы демократии
Обоснования демократии
Государство
Признаки государства
Функции государства
Государственный суверенитет
Конституция
Государственная власть
Формы государства
Формы государственного устройства
Виды государства
Гражданское общество
Политическая партия
Типология политических партий
Партийные системы
Группы интересов
Группы давления
Все страницы