Военная политология - Предмет и структура военной политологии


Предмет и структура военной политологии

Строго говоря, теоретическое осмысление рассматриваемой области жизнедеятельности человечества столь же старо, как и война. Первоначально оно неявно присутствовало непосредственно в военной практике. По мере расширения масштабов и усложнения задач военной деятельности оно становится специальным предметом рационального познания. Необходимость накопления, изучения и передачи военного опыта потребовала специальной формализации содержащихся в военной деятельности политических принципов, правил и требований. Соответствующие оценки и выводы обнаруживаются уже в первых военно-исторических, а вслед за тем и военно-теоретических трудах.

На основе изучения многочисленных войн и сражений историки, философы, полководцы Древнего Китая, Древней Греции, Древнего Рима создали ряд произведений, в которых формулировались принципы и практические рекомендации по проблемам подготовки и ведения войн, строительства армии, обучения и воспитания ее личного состава и др. Среди них заметное место занимают труды Суньцзы, Геродота, Фукидида, Ксенофонта, Полибия, Вегеция, Псевдо-Маврикия и др.

В дальнейшем политические проблемы военной деятельности, отражавшие изменения геополитических, социально-экономических и др. условий, а также появление новых видов оружия, разрабатывали многие полководцы и военные мыслители, в том числе Н. Макиавелли, А.В. Суворов, Наполеон I, К. Клаузевиц, Ф. Энгельс и др. Весомый вклад в развитие методологических основ военного строительства применительно к условиям и особенностям России внесли отечественные военные и политические деятели: Д.И. Милютин, Н.П. Михневич, В.И. Ленин, А.А. Свечин и другие.

Видный военный теоретик и историк Г.А. Леер писал в 1871 году о необходимости “исследования того явления, которое обнаруживают политические условия на ведение военных действий, короче той связи, которая существует между войной и политикой”. Через четверть века Н.А. Корф говорил о необходимости науки, которая “будет иметь вполне самостоятельный предмет - изучение значения для войны и ее ведения государственного устройства, государственной деятельности и их эволюции, которые хотя и исследуются как в социологии, так и в политике, но с совершенно иных точек зрения”. В 1914 году Н.Л. Кладо в “Этюдах по стратегии” говорил о философии военного дела. В 30-х годах нашего века Н.Н. Головин настаивал на необходимости специальной дисциплины “социология войны”, примерно в то же время
А.А. Керсновский разрабатывал «Философию войны».

В прошлом совокупность знаний о военно-политических реалиях общественной жизни формировалась в период, когда военное насилие являлось возможным, допустимым и неизбежным фактором мировой истории. В рамках этой парадигмы развивалось и так называемое марксистско-ленинское учение о войне и армии. Ныне же мир стал слишком хрупким для войн и силовой политики. Соответственно, и теории, строившиеся в условиях господства конфронтационной политической культуры, должны были уступить место поиску и обоснованию путей предотвращения войн и военных конфликтов.

Вторая Мировая война стимулировала поиск ответов на вопрос о причинах возникновения войн и способах их устранения. В системе обществоведческих наук выделился ряд относительно самостоятельных направлений, в рамках которого исследуются войны, вооруженные конфликты, военное насилие.

Паксология, или иренология - учение о мире, исследует факторы, способствующие устранению (ограничению) материальных, политических, идеологических и других предпосылок возникновения войн и вооруженных конфликтов, пути утверждения мира, исключающего саму возможность проведения политики угрозы или применения силы.

Полемология - учение о войне - выступает как комплексное междисциплинарное изучение войн и других форм коллективной агрессивности, по мысли ее сторонников, имманентно присущей человеческому обществу, биологических, психологических, экономических, демографических, технологических, социологических и других факторов, обусловливающих возникновение и характер вооруженных конфликтов.

Вайоленсология - теория насилия. Ее разрабатывает, в частности, Международный институт по изучению политических и военных конфликтов (США).

Военная политология (система знания о природе, сущности и формах военного насилия, условиях, возможностях и пределах его использования в политических целях) в этом ряду занимает свою самостоятельную нишу. Она исследует все многообразие ситуаций, общественных движений, социальных сил, их программ, ориентаций и действий, так или иначе выходящих на военную проблематику.

В нашей стране становление и конституирование военной политологии как самостоятельной научной и учебной дисциплины относится к началу 90-х годов. Формирование и распространение идей, отвечающих новым реалиям, стимулировалось тем, что в силу известных причин былые идеологические установки оказались отвергнутыми, одновременно появилось много новых моментов в инструментарии, способах и методах оценки событий.

Между тем, предметное и организационное самоопределение военной политологии, еще не завершено. Более того, ее теоретические проблемы выхолащиваются из общественного сознания. Это объясняется отчасти вполне понятной закрытостью темы от общества, отчасти напористостью средств массовой информации, которые в погоне за сенсацией искали и живописали “жаренькие факты”, формируя на них общественное мнение, негативно настроенное по отношению ко всему, что связано с войной и армией, отчасти другими причинами. Их действием объясняется сложившееся в стране своеобразное разделение “сфер влияния” и анализа между гражданскими и военными специалистами.

С одной стороны, гражданские авторы все, что связано с войной и армией считают прерогативой военных исследователей. В лучшем случае они просто не видят и не касаются военной проблематики, военных аспектов изучаемых вопросов. «До Мировой войны
1914-1915 гг., - констатировал Головин в 1935 году, - среди представителей гражданских наук существовало определенное пренебрежение к изучению войны. Последняя почиталась пережитком варварства и всецело представлялась изучению господ офицеров». Мало что изменилось в этом отношении и в начале XXI века. Об этом говорит непредвзятый контент-анализ содержания научных и учебных публикаций по политологическим проблемам.

Однако ущербность такого положения была раскрыта уже давно. Замкнутость военной науки в кругу военных профессионалов, делал вывод Н.Н. Головин, оказывает сковывающее влияние на развитие познания человечеством войны. Для конституирования науки о войне, требовалось, чтобы изучением последней заинтересовались более широкие научные круги, а не только военные профессионалы.

С другой стороны, в армии, которая объявлена деполитизированной, в надежде изжить в ней всякий “политический дух” изгоняется даже политическая терминология. Стоит ли удивляться, что вскоре из поля зрения военных профессионалов, никогда не проявлявших глубокого интереса к этой стороне своей деятельности, совершенно выпадает все, что так или иначе связано с политическим началом. Парадокс заключается в том, что вместе с этим выветриваются или деформируются представления и о военных началах. Ведь давно замечено: “Война кажется тем “военнее”, чем она глубже политическая; тем “политичнее”, чем она менее глубоко “военная”.

В таком контексте ясно, сколь важно не допустить подмены научного анализа реальных военно-политических ситуаций вербальным конструированием желательного представления о них. Политическая острота рассматриваемой проблемы не может, не должна служить оправданием или объяснением отказа от научного инструментария в оценке содержания и форм военного насилия в прошлых и возможных политических конфликтах.

Такой инструментарий дает военная политология. Что составляет ее предмет? (Предмет науки - это та часть объективной действительности, наиболее существенные стороны и признаки которой она призвана исследовать.) В литературе высказывались разные точки зрения по этому вопросу.

Одни считают, что военная политология - “наука о роли военной силы во внешних и внутренних политических отношениях и ее использовании субъектами политики”; “о месте и роли военной силы в политике, о закономерностях ее организации и использования субъектами политики для отстаивания своих жизненно важных интересов”. Однако формирование и применение военной силы подчиняется широкому кругу закономерностей, в том числе экономического, демографического, социально-психологического и т.д. характера, которые лежат вне сферы военной политологии и исследованием которых она не занимается.

По этой же причине трудно согласиться и с другим мнением, сторонники которого предметом военной политологии объявляют общие научные основы (общее учение) о войне и оборонной безопасности. Отвергая этот подход, М.А. Гареев с полным основанием пишет: «Однако в познании таких явлений, как сущность и источники происхождения войн, природа невоенного и военного насилия, экономические и социально-политические основы оборонной безопасности, приходится сталкиваться не только с политическими, но и философскими, экономическими, социальными проблемами, которые изучают соответствующие науки».

Третьи полагают, что военная политология исследует “закономерности взаимодействия политики и военного дела, причем в самой широкой трактовке этих областей общественной жизни и применительно ко всем этапам их исторического развития”. Но, соглашаясь с тем, что война есть продолжение политики, следует признать, что «взаимодействие политики и военного дела» не имеет содержательной определенности. Кроме того, такой подход изымает из военной политологии закономерности взаимодействия различных сторон политики по поводу военного дела и политические аспекты взаимодействия различных сторон военного дела.

Четвертые объявляют предметов военной политологии военную политику, ее истоки и цели, законы развития, механизмы выработки и реализации. Признавая во многом правомерность такого подхода, следует видеть, что он требует включения в военную политологию военных аспектов таких отраслей знания, как философия политики, политическая экономия, политическая история, политическая социология и др. Тем самым военная политология утрачивает предметную специфику, превращается из самостоятельной научной дисциплины в комплекс наук.

В свете сказанного, думается, точнее определить предмет военной политологии так: военная политология есть система знаний о природе, сущности и формах военного насилия, возможностях и пределах его использования в политических целях, о способах организации военной силы, ее месте и роли в системе властных отношений.

По своему строению военная политология - внутренне дифференцированная, но целостная система знаний.

Целостность выражается в том, что военная политология:

? всем своим содержанием обращена к четко очерченному предмету – военному насилию как явлению политики. Она исследует различные военно-политические реалии, разработка и определение которых составляет ее научно-категориальный аппарат (агрессия, война, армия, военно-политическая обстановка, милитаризация, разоружение, военный режим и т.п.);

? выясняет необходимые, существенные, устойчивые, повторяющиеся связи и отношения в обществе по поводу и в процессе военной деятельности, раскрывает логическую зависимость одних элементов от других;

? осуществляет анализ всех военно-политических явлений и процессов по единым логико-методологическим принципам и правилам.

Иными словами, военная политология представляет собой не просто сумму связанных между собой знаний, но и содержит определенный механизм построения знания, внутреннего развертывания теоретического содержания, воплощает некоторую программу исследования. Благодаря этому военная политология обретает относительную самостоятельность и занимает специфическое место в системе наук. Этим определяется, в частности, ее отличие и от общеполитических дисциплин (государствоведения, теории международных отношений, этнологии и др.) и от военных наук (стратегии, военной истории, теории военного строительства
и др.)

Дифференциация военно-политологического знания связана с тем, что оно дает классификацию и обобщение огромного массива опытных данных. В каждый конкретный момент предметом пристального общественного внимания становятся разные военно-политические явления: в одном случае военная мощь государства и пути ее наращивания или проблемы конверсии; в другом - политическая роль армии в жизни общества или возможности ее деполитизации; в третьем - природа и сущность военной диктатуры или вопросы гражданского контроля за военной сферой и т.д. Соответственно этому меняется исследуемая проблематика и способы внутренней организации науки. Так формируются различные направления в военной политологии.

Форма и глубина теоретического осмысления поставленных жизнью вопросов могут сильно варьировать и в зависимости от того, какие исходные принципы положены в основу анализа военно-политических явлений. Любое теоретическое построение, будь то научная концепция, политическая программа или военная доктрина, в своем основании имеют ряд допущений. Принимаемые как недоказываемые, а нередко и недоказуемые истины, они выступают исходными посылками, на которых по определенным логико-методологическим принципам и правилам формируется внутренне стройная система взглядов. Отказ от принятых допущений или изменение даже части их может привести к другим - вплоть до противоположных - заключениям.

Так, если полагать, что с Парижской хартией, провозгласившей отсутствие в Европе противников, на Земле воцарился вечный мир, пора решительно и полностью перековывать мечи на орала. Если же ненасилие воспринимать как желанную цель, то надлежит ковать и мечи и орала или, по крайней мере, «держать бронепоезд на запасном пути». Этим объясняется существование в военной политологии различных школ, которые в одном случае дополняют друг друга, в другом – противоборствуют между собой.

Призванная дать теоретическое обеспечение потребностей военной практики, военная политология имеет три уровня исследования и обобщения военных реалий:

? общая военная политология исследует фундаментальные проблемы теории: сущность военных явлений, закономерности и принципы их функционирования, факторы и особенности развития и т.д.;

? сравнительная военная политология имеет целью не исследование, точнее - не осмысление, а описание военно-политических реальностей в различных странах, режимах, эпохах. Она позволяет выявить аналоги и учитывать опыт других стран в военном строительстве, решении военно-политических задач.

? прикладная военная политология ориентируется на разработку предложений по наиболее целесообразным задачам, путям, способам и т.д. военного строительства, военно-политической деятельности.

Дифференциация военно-политического знания выражается и в том, что военная политология содержит несколько относительно самостоятельных блоков знаний.

1. История развития военно-политологических знаний.

Военная политология, как и любая другая наука, обогащается не только (и не столько) силой абстрактного мышления, сколько изучением реальных военно-политологических явлений и процессов. Она исследует, в каких условиях и какие взгляды появлялись и отмирали, и тем самым вскрывает их объективную обусловленность. Обращение к истории науки дает ответы на многие вопросы сегодняшнего дня, освобождая общество от необходимости “изобретать велосипед”, и оберегая его от повторения иллюзий и заблуждений, порочность которых выявилась в прошлом.

2. Науковедческие и методологические проблемы военной политологии.

В рамках этого блока разрабатываются и раскрываются такие вопросы, как предмет и метод военной политологии, ее место в системе наук, соотношение в ней фундаментальных и прикладных начал и т.п. вопросы. Разумеется, все это – проблемы, интересные профессионалам. Они излишни для многих. Но без внимания к ним специалистов не состоится ни учебная дисциплина, ни учебный предмет.

3. Военная идеология как часть политического сознания.

Военная политология исследует содержательные характеристики различных взглядов и идей, выражающих отношение субъектов политики к войне и другим формам военного насилия (милитаризм, оборонное сознание, миротворчество, пацифизм, и т.д.). Их функциональный анализ направлен на выяснение того, какие социальные и политические силы являются творцами и носителями военных идеологий, какие факторы оказывают влияние на их формирование и распространение и как они сами воздействуют на потенциалы государства, его военную политику.

Военной политологии принадлежит большая роль в формировании военной идеологии общества, а также в разработке военной политики государства. Важную часть этого блока составляет структурно-функциональный анализ военно-политических установлений и норм, содержащихся в традициях, религии, морали, праве, партийных программах и уставах и т.п., исследование прежде всего военно-политических стратегий и военных доктрин.

4. Военно-политические отношения.

Исходным здесь выступает военная сила (военная мощь) государств и других субъектов политики как феномен общественной жизни, как социально-политическое явление и как научная категория. Предметом специального внимания являются военно-политические ситуации и проблемы их эволюции, вскрытие источников и “узлов напряжения”, нарождающихся войн и военных конфликтов, сущность и пути обеспечения военной безопасности государств.

Причем военная политология не исследует, тем более не оценивает саму военно-политическую обстановку. Она вырабатывает научный инструментарий для этого. Ее внимание сосредоточивается на выявлении слагаемых военно-политической обстановки, ее типах и видах, факторах, определяющих ее характер и динамику и т.д. Здесь рассматриваются также различные формы военного взаимодействия субъектов политики: сотрудничество, конфронтация, борьба.

5. Военно-политические институты и учреждения.

Военная политология изучает военную организацию государств и обществ и ее слагаемые, прежде всего вооруженные силы, военно-промышленный комплекс, условия и порядок их формирования и функционирования. Среди различных субъектов военно-политической деятельности особое внимание уделяется армии в ее взаимоотношениях с обществом, а также потенциалам, характеризующим военную мощь страны. Военно-политические институты государства включают большой спектр разнородных явлений и образований, в том числе: воинская и военно-транспортная обязанность, мобилизационная подготовка и воинский учет, военно-патриотическое воспитание, военная власть (диктатура), военное право и военная юстиция, казначейство и полевые банки, и т.д. Все это также изучается военной политологией.

6. Собственно военно-политическая деятельность.

Военная политология выступает не только как теория военной политики, но и как “технология” решения конкретных военно-политических проблем. Она раскрывает мотивы и цели, формы и способы военно-политической активности социальных групп, народов, государств и их коалиций.

Таким образом, военная политология раскрывает:

? место и роль военного насилия в истории, его движущие силы, субъекты и формы;

? механизмы, структуры и институты военной политики современных государств;

? состояние и тенденции развития военно-политических отношений в отдельных странах и мире в целом;

? социально-политические проблемы теории и практики военного строительства;

? прошлые и современные военные идеологии, их роль в политической жизни отдельных народов и мира в целом.