Люди, которые играют в игры - Как проверить сценарий?

Как проверить сценарий?

Если сценарий диагностирован, то должны обнаружиться некоторые его элементы, поддающиеся количественной трактовки. Например, сколько процентов женщин носят красные шапочки? У многих ли мальчиков-с-пальчиков в самом деле длинные белокурые волосы? Это все относится к области теории вероятностей, цель этих вопросов – выявить сущностные черты сценариев, что поможет точнее поставить диагноз. В случае Красной Шапочки (КШ), например, диагностические критерии таковы:

1) у матери КШ должна была быть на посылках: постоянно бегать к бабушке;

2) во время ее визитов дедушку привлекала ее наивность;

3) в дальнейшей жизни именно ее выбирают, когда нужно послать кого-то с поручением;

4) она должна с подозрением относиться к мужчинам ее возраста и с любопытством – к мужчинам гораздо более старшим;

5) она должна обладать своего рода наивной отвагой, будучи уверенной: если попадет в беду, спаситель всегда найдется.

Когда реальный случай удовлетворяет этим пяти критериям, то мы считаем диагноз КШ оправданным. Тогда можно уверенно предсказать: на пути пациентки будут постоянно попадаться пожилые мужчины, она будет жаловаться, что они делают ей гнусные предложения, будет искать, кто бы спас ее от грязного старикашки, а потом хохотать, оставив старикашку с «носом». Но все равно остается множество вопросов. Все ли женщины, удовлетворяющие этим критериям, имеют привычку собирать цветы в лесу? Что еще можно добавить к списку критериев? Есть ли в нем лишнее, то есть то, что можно опустить, не влияя на точность предсказаний, и какой минимальный набор признаков, позволяющий предсказать и все остальные, и сам итог сценария? Какова корреляция признаков? Все ли женщины, удовлетворяющие этим пяти критериям, остаются старыми девами, или они живут разведенными? Такой факторный анализ очень помог бы уяснить степень надежности и полезности сценарного анализа.

Критерии КШ в основном «субъективны». Но в сценариях имеются и объективные переменные. Один из них – семейные ситуации. Лучше всего их изучать по «сценарным семьям». В этом смысле показательны имена детей, данные в честь родителей или других членов семьи. Родители ожидают, что ребенок будет похож, например, на прадедушку и дают малышу его имя. Это все равно, что сказать: «Я программирую тебя, чтобы ты был похож на отца (мать, деда, бабку и т.д.)». Когда человек с именем, повторяющимся у его предков, приходит к психиатру, то почти сразу можно заключить, что он изнывает под бременем сценария (это характерно для психиатрических пациентов). Важно также посмотреть, не говорит ли имя пациента о природе сценария. Если да, то такие пациенты – просто находка для психотерапевта с точки зрения выяснения соответствующих закономерностей.

Другая сценарная закономерность – повторяющиеся браки и разводы, которые не только объективно фиксируются, но и могут быть сосчитаны. Одиндва развода можно считать независимыми от материнского сценария, но если их больше, психотерапевт неизбежно столкнется с тем, что чем чаще разводилась мать, тем больше вероятность, что дочь пойдет по ее стопам. Похожая закономерность прослеживается и тогда, когда мать часто попадает в тюрьму или в больницу для алкоголиков. Социологи утверждают, что все это определяется социально-экономическими факторами, но если брать тюрьму отдельно и больницу отдельно, то дело выглядит сложнее: может вместе это и определяется каким-то независимым образом «социально-экономическими факторами», но там, где есть выбор, некоторые семьи предпочитают одно, некоторые – другое.

Нам сейчас неважно, нарушал пациент закон или пил – конкретная природа этих действий играет второстепенную роль в сценарии. Мы хотим знать, по сценарию ли он воровал, пил, разыгрывал игры («Полицейские и Воры» и «Алкоголик»). Вопрос состоит в том, воровал он и пил достаточно много не для того ли, чтобы попасть в тюрьму или в больницу. Профессиональный вор или любитель выпить может с удовольствием играть в эти игры в молодости, а умереть богатым и счастливым человеком. Это один сценарий. Вор и пьяница могут быть неудачниками и кончить жизнь в казенном доме. Это совсем другой сценарий. С точки зрения сценарного анализа важен не сам акт, а реакция на него и общий итог, ибо именно это важно для самого индивида и тех, кто его окружает.

Еще одна сценарная область – смерть. Здесь важно, когда человек ожидает (или чувствует, чего от него ожидают), что он умрет в том же возрасте, в каком умер его родитель того же пола. Кажется, что смерть отца в определенном возрасте воспринимается сыном как собственный приговор умереть в том же возрасте или раньше. Это справедливо и по отношению к матерям и дочерям. Это конечно, субъективный показатель, но здесь имеются цифры, легко поддающиеся проверке. Более объективным показателем является возраст, в котором предпринимались попытки самоубийства, соотнесенный с возрастом, в ко тором умирали родители и близкие родственники.

Эти и упоминавшиеся выше отношения между родителями и детьми подталкивают нас к необходимости однозначного вывода. Ребенок, названный по имени другого члена семьи, либо следует, либо не следует сценарию своего тезки; пациент либо следует, либо не следует родительскому сценарию в том, что касается брака, развода, тюрьмы или больницы, он либо ожидает, либо не ожидает смерти в том же возрасте, что и его умерший родитель. Проблема сценария имеет решающее значение для человеческой жизни – весь смысл жизни зависит от того, как она будет решена. Если мы строим свои поступки свободно, это одно дело. Если же мы проводим большую часть жизни и решающие ее мгновения, выполняя инструкции, полученные в младенчестве и раннем детстве, хотя и питаем при этом иллюзию свободы собственной воли, то это совсем другое дело. Необходимо изучение по крайней мере десятка тысяч случаев, чтобы получить однозначное решение этой фундаментальной дилеммы. Выводы, сделанные на основание менее масштабного изучения, будут скорее любезной уступкой какой-то из точек зрения, чем твердым научным убеждением.

В качестве пособия практикам, где бы они ни работали, мы даем перечень сценарных вопросов, предназначенных для того, чтобы получить максимум информации по каждой из многочисленных тем, раскрыть которые необходимо, чтобы составить ясное представление о сценарии.



Оглавление
Оглавление
Люди, которые играют в игры
Иллюстрации
Рукопожатие
Теория
ПРИНЦИПЫ ТРАНСАКЦИОННОГО АНАЛИЗА Структурный анализ
Еще немного о трансакционном анализе
Структурирование времени
Сценарии
Часть вторая. Родительское программирование СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА Жизненные планы
На сцене и в жизни
Мифы и волшебные сказки
Похищение Европы
Красная Шапочка (КШ)
Реакция «марсианина»
Сценарий Красной Шапочки
В ожидании Rigor mortis
Сценарий: в ожидании Rigor mortis
История Спящей Красавицы
Семейная драма
Судьба человека
ВЛИЯНИЕ ПРЕДКОВ Задолго до рождения
Возникновение новой жизни
Очередность рождений
Родовой сценарий
Имена и фамилии
РАЗВИТИЕ В ДЕТСКИЕ ГОДЫ Влияния в раннем возрасте
Убеждения и решения
Позиции – местоимения
Победители и неудачники
Трехсторонние позиции
Позиции-предикаты
Отбор сценария
ПЛАСТИЧНЫЕ ГОДЫ
Думая «по-марсиански»
Маленький стряпчий
Сценарные элементы
СЦЕНАРНЫЙ АППАРАТ
Сценарный итог
Предписание
«Толчок»
«Электрод»
Заповедь
Родительские образцы
«Демон»
Разрешение
Внутреннее освобождение
Сценарное оборудование
Побуждения и разговоры
Победители
У всех ли есть сценарий?
Антисценарий
Резюме
ТРУДНОСТИ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ЕЩЕ В ДЕТСТВЕ Сюжеты и герои
Излюбленная эмоция
Психологические «купоны»
Иллюзии
Игры
Личность-«персона»
Семейная культура
ЮНОСТЬ
Разговоры
Новые герои
Тотем
Новые чувства
Физические реакции
Сценарий и антисценарий
Образ мира
«Футболка с надписью»
«Никому нельзя верить»
ЗРЕЛОСТЬ И СТАРОСТЬ Зрелый возраст
Закладная
Игроки и наркоманы
Драматический треугольник
Ожидаемая продолжительность
Старость
Сцена смерти
Юмор висельника
Посмертная сцена
Надгробный камень
Завещание
Часть третья. Сценарий в действии ТИПЫ СЦЕНАРИЕВ Победители, непобедители и неудачники
Сценарное время
Секс и сценарии
«Часовое» и «целевое» время
Некоторые типичные сценарии
Розовая Шапочка, или Бесприданница
Клинический анализ
Классификация
Сизиф, или «Начни сначала»
Анализ
Классификация
Маленькая мисс Бетки, или «Меня не испугаешь»
Анализ
Классификация
Старые бойцы не умирают, или «Кому я нужен?»
Анализ
Классификация
Победитель дракона, или «Папочка знает лучше»
Зигмунд, или «Если не выходит так, попробуем иначе»
Анализ
Классификация
Флоренс, или «Ясновидение»
Анализ
Классификация
Трагические сценарии
Золушка Происхождение Золушки
История Золушки
Взаимосвязанные сценарии
«Золушка» в реальной жизни
После бала
Волшебные сказки и реальные люди
Как возникает сценарий
Подвижное лицо
Подлинное Я
Обратная связь и «дожигание»
Маленький «мучитель»
«Бравый шизофреник»
Кукла «чревовещателя»
Еще немного о «демоне»
Подлинная личность
ПЕРЕДАЧА СЦЕНАРИЯ Сценарная матрица
Культурное наследование
Влияние прародителей
Эписценарий
Перемешивание элементов сценария
Резюме
Ответственность родителей
Часть четвертая. Научный подход к сценарной теории ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ ТЕОРИИ СЦЕНАРИЕВ
Спиритуалистские возражения
Философские возражения
Рациональные возражения
Доктринальные возражения
Эмпирические возражения
Возражения с позиций психологии развития
Клиницистские возражения
ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ Карта и местность
Сетка категорий
Сетка категорий
«Мягкие» и «твердые» данные
СЦЕНАРНЫЙ ВОПРОСНИК Определение сценария
Как проверить сценарий?
Сценарный вопросник
Терапевтический вопросник
Приложение. Так что же вы говорите после того, как сказали «здравствуйте»?
Все страницы