Наедине с Миром - СУБЪЕКТИВНОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ ИСТИНЫ

СУБЪЕКТИВНОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ ИСТИНЫ

Начнем размышление с такого случая. П.В.Симонов однажды рассказал, как в институт высшей нервной деятельности приехал по приглашению профессор из индийского государственного центра психических исследований. Он делал доклад, говорил, говорил. И вдруг остановился и задал аудитории вопрос:

"Уважаемые! Кто сейчас мысленно находится в прошлом?"

Ползала подняли руки.

"А кто мысленно находится в будущем?"

Вторая половина подняла руки.

"А кому я читаю лекцию?" – спросил профессор и на этом лекцию свою закончил.

Одной из основных проблем в освоении Диалога с Миром является искусство находиться в настоящем времени. Или, как говорят индийские философы, быть "здесь и теперь". Суть их тезиса в том, что если по-настоящему не проживать каждый момент времени, накапливается огромное количество материала, не прожитого в настоящем, и постепенно мы психологически разворачиваемся в сторону прошлого.

Классический пример: человек долго собирался купить автомобиль. Это довольно сложная задача. Он потратил много сил, времени, приобрел его, наконец. Можно почти с уверенностью сказать, что еще в течение долгого времени он будет продолжать его покупать: говорить об этом, вспоминать, как он копил деньги, доставал саму машину и т.д. и т.п. Короче говоря, большую часть своего времени он будет находится в прошлом.

Можно заметить, что субъективное переживание времени у разных людей протекает по-разному. У одного неделя – это ничего, время пролетело от воскресенья до воскресенья – и не заметил. Для другого это очень длинный и содержательный отрезок времени.

Обычно мы говорим: в экстремальных ситуациях время как-будто удлиняется, потому что количество проживания в настоящем резко увеличивается. Поэтому-то и один небольшой отрезок времени может растянуться и стать равным по своей субъективной психологической значимости чуть ли не всей прожитой жизни.

Книги, в которых говорится о пребывании "здесь и теперь", подводят нас к такому умению проживать настоящий момент, чтобы ничего не прожитого не оставалось, то есть каждый момент настоящего проживать до конца, в полном объеме. Тогда наше время, время проживания, как говорил Вернадский, человеческое время – это время не протяженности, не перемещения в пространстве, а время самой жизни, значимое время личного проживания.

Мы знаем, что такой интенсивностью проживания обладают дети. Есть даже психологические исследования на эту тему, где приводятся данные, что год жизни пятилетнего ребенка субъективно проживается в десять раз дольше, чем год жизни пятидесятилетнего человека. Но когда это возможно для ребенка, то, очевидно, возможно и для любого из нас, если мы действительно устремлены к установлению наиболее тесных отношений с Миром.

С какими сложностями встречаемся мы на этом пути?

В первую очередь, с тем, что очень много занимаемся так называемой "борьбой за прошлое", тратим массу психических сил на борьбу за то, что уже минуло, что уже изменить нельзя. Даже понимая это, продолжаем возвращаться, постоянно говорим о том, что было с нами, с другими – вчера, позавчера, в прошлом году и т.д. Если бы можно было зафиксировать этот внутренний монолог, каждый из нас убедился бы, какое огромное количество времени он проводит в прошлом.

Возможно, не меньше времени проводим мы в будущем, проигрывая в уме все возможные и невозможные варианты будущих ситуаций – про запас, на всякий случай. А вдруг?

Существует любопытная на эту тему притча. Женщина привезла с юга персики. Распаковала, перебрала, подгнившие съела, остальные аккуратно сложила в ящик. Время от времени она их перебирала, подгнившие съедала, остальные укладывала. Так и не попробовала ни одного целого персика.

Сколько подобных историй происходит постоянно с каждым из нас! И смысл их один: продлевая прошлое в будущее, мы лишаем себя настоящего.

Субъективным критерием того, что вы приближаетесь к полноте проживания, может быть изменение субъективной длительности времени. Не такое, когда время тянется, тянется, оттого что нечего делать, а когда вы не замечаете времени, оно течет очень быстро, вы находитесь в интенсивном проживании, а потом с трудом вспоминаете, что было вчера, потому что оно кажется неизмеримо далеким. Именно к такому проживанию и следует стремиться. Задача, скажем прямо, трудновыполнимая, потому что вся наша культура, весь автоматизм нашего мышления посторены на том, что мы постоянно пребываем в прошлом или будущем.

Какое отношение все это имеет к теме данного размышления?

А вот какое. Дело в том, что наши отношения с Миром опосредованы.

Мы пользуемся информацией, которую получили в словесно-логической форме от других, то есть информацией о прошлом, полученной в прошлом, полученной не нами. И этой информацией оперируем даже тогда, когда остаемся наедине с собой, разворачиваясь, так сказать, "головой в прошлое".

…Вам что-то рассказывают. Вы внимательно слушаете. И что? Кто-то что-то вспоминает. У кого-то возникают какие-то ассоциации. Кто-то ушел вперед, кто-то назад. В редкий момент вы действительно остаетесь здесь.

Если человеку в такой ситуации говорят: "Ведь ты меня не слышишь, ты разговариваешь с собой, у тебя глаза внутрь повернуты", – он нередко обижается. Ему кажется, что его оскорбили, обвинили в невоспитанности, бестактности, хотя, по сути, ему сказали правду. Психологически его здесь нет, он не присутствует, в диалоге не участвует, потому что ему кажется, что эти слова он уже слышал.

Но дело ведь не только в том, о чем идет речь, и даже не в самом процессе разговора. В Диалог, понимаемый как психологическое событие, входит масса тонких, слабых взаимодействий, о которых мы в обычной жизни даже понятия не имеем. У нас на это нет времени. То есть нет времени не только на Диалог с Миром, но и с самим собой.

Мы порой удивляемся, а то и возмущаемся, когда человек, получив какую-либо информацию, даже сдав отлично по ней экзамен, в практической жизни ею абсолютно не пользуется, более того, его поступки словно отрицают принятую ранее информацию. Почему так происходит? Да потому, что эта информация для него не истина. Он согласен с тем, что объективно – это истина. Объективно тут означает: "Нечто ко мне не относящееся, нечто полностью находящееся вне меня".

Истинное, то есть проникающее в практику жизни содержание нашего сознания, зависит от моментов, когда в нас возникает субъективное переживание истины. Каждый такой момент – момент резонанса – всегда сопровождается прибавкой энергии, причем даже в тех случаях, когда мы тяжко потрудились и испытали большое напряжение. Сколько б мы ни уговаривали себя, что думаем иначе, верим в иное, все равно истина каждого из нас состоит только из этих моментов. Если спокойно, не предвзято окунемся в содержание своей субъективной реальности, в пространство своего сознания, то обнаружим там эти маяки – моменты переживания истины. Вся остальная информация, как бы она ни была для нас убедительна, не есть существо наше, а просто словесно-логический запас информации, которым можно воспользоваться или не воспользоваться. И даже если воспользуемся, она нас не изменит. Как не меняется человек от познания, к примеру, теории относительности. Он просто знает, что она существует, состоит в том-то и том-то. Но сам не стал другим, соответствующим этой информации.

Итак: информация, не пережитая как событие, не вносит нового качества в нашу целостность. В этом – суть всякого самообучения, самовоспитания и т.д., проблема реальной трансформации, реального воздействия на человека.

Сколько бы мы ни "запихивали" в человека словесно-логической информации, он будет действовать в соответствии с тем субъективным переживанием истины, о котором мы можем и не знать. Именно эти моменты определяют все его существо, его практическую философию, его мироотношение, вне зависимости от того, веру в какую систему он демонстрирует на словесном уровне.

Если проанализировать человеческие дела и поступки, нетрудно убедиться: далеко не всегда словесно-логическое верование совпадает с практической философией. И все потому, что истины, усвоенные логическим путем, не стали субъективным переживанием.

Академик Вернадский, один из трех величайших умов нашего времени (Вернадский, Чижевский и Циолковский – люди, заложившие основы космического мышления в европейской науке), рассматривал жизнь как живое целостное явление. Как целостное явление, биосфера нашей планеты имеет тенденцию увеличиваться в уровне организации, в уровне сложности при общей тенденции увеличения влияния живого на неживое. Вернадский утверждает, что это происходит за счет увеличения количества информации, извлекаемой биосферой из Вселенной.

Из этой концепции следует, что все живое на нашей планете взаимосвязано, взаимодействует, взаимовоздействует. Все мы так или иначе обмениваемся друг с другом информацией, и большая часть этого обмена происходит на уровне, не находящемся под контролем нашего сознания.

Научная мысль приходит к тому же, что утверждали древние эмпирические учения: человек, будучи "царем природы", от нее неотделим.

Тезис этот убедительно аргументировал один из классиков отечественной психологии, Рубинштейн, в своей работе "Человек и Мир".

Всякие условные разделения, писал он, привели к тому, что человек стал рассматриваться словно существующий вне Мира, сам по себе – Мир отдельно, а Человек отдельно, он будто из ничего воспринимает этот Мир, сам в нем не присутствует.

Действительно, рассматривать Мир и Человека в отрыве друг от друга – нелепо, ибо Человек есть часть Мира. Ведь невозможно разорвать наблюдателя и то, что он наблюдает, потому что они принадлежат одному целому. И когда мы условно делаем такое разделение и говорим, что между мной и наблюдаемым объектом нет ничего общего, еще не значит, что это действительно так. Сужение масштаба наблюдения приводит иногда к потере тонких качеств. Если нас интересовали раньше, так сказать, грубые, фундаментальные вещи, то дальнейший прогресс познания связан с пониманием сложных взаимодействий, происходящих во все больших и больших объемах, во взаимовлиянии различных частей одного целого друг на друга.

Это требует перестройки всей основы мироотношения, перестройки бытового сознания, потому что, как это ни странно, тезис "Мир отдельно, Человек отдельно" – прочно вошел в сознание массы людей, даже непосредственно не связаных с миром науки.

Возникает проблема, одна из сложнейших: как нам привести свое сознание в соответствие хотя бы с той же теорией ноосферы или с общей теорией относительности?

Если человек материалист в силу происшедшего в нем когда-то такого субъективного переживания истины, как материальность окружающего Мира, так он во всем будет материалистом, а если по убеждению – идеалист, то им и останется в практике своей жизни, сколько бы сам ни проповедовал материализм.

Каждый волен жить, как ему хочется, если он один, если он думает, что может быть один. Но это иллюзия. Мы причастны к целому, взаимосвязаны со всеми людьми, со всем живым, что есть на нашей планете, со всем, что есть в Космосе. Поскольку Мир един, то все в нем взаимосвязано, а коль связано, то эти связи можно обнаружить, какими бы слабыми они ни были. Мы обладаем самосознанием, то есть высшей точкой, достигнутой природой. Развивая самосознание, мы сознательно участвуем в эволюции жизни на нашей планете. И пусть это знание станет для нас моментом истины.

Знание, переживание, работа

Есть много оттенков слова "вера": доверие – то, что до веры; уверенность – то, что у веры и сама вера как осознанная ( или неосознанная) преданность.

Уверенность в общем виде строится на статистической экстраполяции:

"так было у всех", "всегда" и т.п. Однако есть и тонкости: например, мы знаем, что все умирают, но этот факт не принимается безоговорочно, то есть уверенность имеет свои границы и может срабатывать по-разному – как конструктивно, так и деструктивно.

Доверие – это то, что до веры, как бы вера авансом, временная вера.

Не случайно существует афоризм: "Доверяй, но проверяй". Доверие тоже имеет свои границы, связанные с чувством безопасности.

Вера связана с субъективным переживанием истины. Оно рождает веру.

То есть вера – результат переживания, и это переживание может быть организовано.

Знания, будучи только объективной данностью, играют малую роль в мотивации, пока не превратятся в доверие или в веру, ибо знания в чистом виде – нединамический элемент нашей психики. Они впущены внутрь нас как нечто чужеродное. И только те знания, которые превратились в субъективный фактор (доверие, веру и т.д.), становятся "плотью" нашей психики. Можно знать очень мало и владеть своим внутренним миром, и наоборот. Таким образом, знание "не живое" до тех пор, пока оно не войдет в наш субъективный мир. Знание внутри нас живет в виде веры, доверия, уверенности, иначе оно мертвый груз.

Человек, для которого все субъективно, находится в состоянии перевозбуждения. Если все объективно, то ничего вокруг его не волнует.

Предельная объектность и предельная субъектность – две крайности, и только состояние Диалога дает ощущение их соразмерности.

На рынке массового спроса переживания ценятся; их производство очень сильно продвинуло вперед современную практическую психологию. Но такая ситуация небезопасна. Ведь если от информационного изобилия мы порой впадаем в цинизм, то не произойдет ли это и в области переживаний?

У человека могут появиться сомнения в их искренности, опасения того, что они искусственны, организованны.

Только научившись управлять структурой переживаний, мы поймем, что в таком случае происходит не отторжение их от себя, а наоборот, приближение к некой сердцевине, которая есть в каждом из нас. Если найти ее, не страшны никакие торговцы переживаниями. Ведь мы сможем сами производить эти переживания и тем самым удовлетворять свою потребность в эмоциональном общении. То, что в нас ищет и есть то, что мы ищем. Все остальное можно и нужно научиться делать, причем, чтобы добраться до сердцевины, делать самостоятельно, иначе будем продолжать покупать эмоции.

Возможно, потому и придумали удобного Бога, чтобы оставаться потребителями: он нам дает, а мы потребляем. Скажите себе: "Я – Бог", – и вы вынуждены начать давать. Но это трудно, дающих бьют, на них можно свалить ответственность, дескать, "не то дают".

Так мы подошли к проблеме Диалога с житейской точки зрения, дающей возможность увидеть, что есть ситуация, есть делающий в нас, есть покупающий в нас и есть проблема равнозначности. Мы осознаем сложность ситуации Диалога, и только став на позицию делающего – взрослого, можем избавиться от потребления как ведущего способа жить.

Говоря о внутреннем мире, обозначим его две части: область купленного (она очень легко ломается, изымается) и область произведенного, не разрушаемого даже под гипнозом.

К сожалению, мы настолько испортились, что предпочитаем смотреть на человека, как на слабого: все мы дети, нуждающиеся в родителе (отсюда культ личности, религиозные секты и т.п.), что, конечно, далеко не так.

Но не следует при этом избегать и тех, кто не в состоянии производить.

Люди задержались в детстве не сами по себе, и нужно давать им возможность убедиться, что в каждом есть тот, кто умеет делать, и в каждом есть храм божий – его Я.

Как до него добраться? Существует лишь один "рецепт" – pабота.

Человек должен научиться делать, производить, а пока он этого не умеет, он пребывает в состоянии иллюзии.

***

Продолжая разговор о знании и переживании, мы предлагаем читателю следующий "взгляд изнутри", который мы назвали "взглядом испуганной личности".

Взгляд изнутри 8

Что такое философия и кому она нужна?

С этой точки зрения термин "философия" значит то, что значит.

"Философия" = "philйц"+"sophia" = "любовь"+"мудрость" = "любовь к мудрости".

Любовь – это страсть.

Философия – это страсть, наваждение, слепое чувство. Философия с некоторой точки зрения – безумие.

"Одни люди без ума от женщин, другие без ума от денег, а я без ума от Бога", – говорил Рамакришна.

Философ – это тот, кто без ума от Истины.

Вы понимаете, что страсть – это не знание, не информация, а человеческое отношение к чему-то. Если поразмыслить, то кажется, что информация, знание, мудрость – это тоже какие-то отношения человека к чему-то, но мы уже давно принимаем информацию за то, что стоит за всякой информацией. Через информацию мы уже давно не видим Мира, о котором думаем. Страсть к Миру, к Бытию, к истине заменяется страстью к страсти.

Человек становится самовлюбленным Нарциссом, его Диалог с Миром превращается в монолог никому.

Если вы любите, то никогда не скажете, что обладаете объектом любви. Любить и обладать – две противоположные вещи. А ведь мы сплошь и рядом говорим "у меня есть знание, я владею информацией". Это отношение к Истине купца, а не ВЛЮБЛЕННОГО. Но София – Мудрость не может быть товаром. Она суждена только вечно влюбленному – тому, кого мы называем философом. Те же, кто по своей глупости объявляют себя владыками Софии, – софисты. Удел софиста – быть насильником. В большинстве случаев софист – духовный банкрот. (Не унывайте! Мы говорим, что каждый имеет шанс стать философом, в том числе и софист).

Мыслителей и мудрецов человечества можно разделить на две части – тех, кто говорит, и тех, кто молчит. Может быть, среди молчащих есть и философы. В таком случае, они самые верные влюбленные, потому что об их страсти знает только София-Истина, только с ней они вступают в Диалог. А вот болтуны делятся на философов и софистов. Философы – это чистые проводники, они ничего не придумывают и ничего не изобретают. "Они раскрывают гармонии", – сказал один говорящий философ. Выходит, что говорящий философ на самом деле молчит. Он становится совершенно пустым и прозрачным для того, чтобы другие через него могли увидеть свет его возлюбленной Софии. Увидеть и полюбить. Философ не ревнив. Он любит, а не стремится обладать. Истина сквозь него светит всем.

А софист – это тот, кто непрозрачен к Истине. Он никогда не пытается вступить с ней в Диалог. Истина для него – объект, а объект невозможно любить, им можно только обладать. С объектом невозможно говорить. За объектом не стоит никакого смысла и значения. Объект – это бессмысленный иероглиф.

Философом может стать каждый. "Любви все возрасты покорны". Любви покорны ВСЕ.

Философ может получать деньги за то, что он прозрачен свету Истины.

Но это не заработок, а подаяние. Он денег не просит и за них не благодарит. Истине нет цены, как нет цены любви. Если вы платите за свет, это ваше дело.

Философ может получать деньги за книжки, которые пишет. Писать – это уже работа, а за работу полагается плата. Но в книгах нет Истины.

Это видно даже по названиям книг, которые написали философы. Вы, конечно, знаете Упанишады. Название этой книги просто говорит – "Не читай меня, если ты мудр". "Упанишад" на санскрите значит "сядь рядом".

Это может сказать только учитель ученику, только философ тому, кто хочет видеть свет. Это может сказать только человек человеку, но не книга человеку. С кем вы сядите рядом, беря в руки Упанишады? Если у вас есть тот, рядом с кем можно сесть и лицезреть в нем Истину, вам не нужны Упанишады. Философы пишут книги для того, чтобы вы разочаровались в книгах и, бросив их, отправились на поиски Истины. На поиски того, чем нельзя обладать.

Софисты тоже пишут книги и даже чаще, чем философы. Софисты пишут для того, чтобы их читали, комментировали и цитировали. Из книг софистов рождаются новые книги и новые софисты. Софисты создают дурную бесконечность вопросов и ответов, они строят чудовище, имя которому – Библиотека.

Философ – возлюбленный Истины, а софист – служитель Библиотеки.

Каждый человек от Истины, и в этом все равны, хотя интеллектуальные способности, как известно, не распределяются поровну. Но что значит наш малюсенький и ограниченный интеллект по сравнению с бесконечностью Истины? Сопоставлять их-словно пытаться ложкой вычерпать Космос…

Что же случается с софистом, ищущим Истину в Библиотеке?

Он чувствует, что Истина бесконечна. Познакомившись с Библиотекой, он понимает, что Библиотека тоже бесконечна. Но бесконечность Истины абсолютна, а бесконечность Библиотеки относительна. В Библиотеке конечное число вещей. Она кажется бесконечной только потому, что нам не хватит и миллиона жизней, чтобы все это освоить. Но у нас есть достаточно фантазии, чтобы представить сверхмощный интеллект, который все-таки овладеет конечной Библиотекой, несмотря на то, то что она все время пополняется.

Все наши попытки создать искусственный интелект – это результат страха перед мнимой бесконечностью Библиотеки. Страх, что нам никогда не удасться этим завладеть. Но какой страх должен испытывать человек, охваченный волей к власти, перед реальной бесконечностью Истины, которой нельзя обладать! Воля к власти тут не работает, а воли к любви современный человек боится еще больше Истины. Страх перед Диалогом, перед Любовью привязывает человека к Библиотеке. Следуя своей воле к власти, человек начинает принимать дурную бесконечность Библиотеки за бесконечность Истины. Так он становится софистом.

Для чего стоит ознакомиться с Библиотекой? Только для того, чтобы научиться грамоте любви и вступить в Диалог самому. А Диалог с миром, с Истиной, с Бытием – это и есть любовь к Истине, то есть философия. Но современные софисты посвятили себя Библиотеке, то есть изучению азбуки.

Всю жизнь они готовы изучать этот якобы бесконечный алфавит. Но какой смысл изучать алфавит, если в Мире ты не видишь адресата? Кому ты будешь писать письма? Самому себе? Не лучше ли тогда просто помолчать.

***

"Молодой сердитый человек", написавший данное рассуждение о философии, Библиотеке и софистах, испытывает явный страх перед человеческой культурой. Он в некотором смысле прав, потому что поставить культуру в качестве третьего голоса в Диалоге с Миром очень и очень трудно, особенно если человек, пытающийся вступить в Диалог, вместо поисков объективной реальности занимается поисками … книг. Но наше Это не стоит ни на позиции "переваривания", то есть освоения культуры, ни на позиции ее отрицания. Индивидуальные "культурные" образования в Этом называются личностью. Мы не призываем ни к "подкармливанию" личности, ни к ее уничтожению. Мы просто-напросто советуем с личностью растождествиться.

Человек, растождествленный с личностью, никогда не будет испытывать чувство собственного ничтожества, осознав необозримость культуры. Он также оставит в покое тех, которые тут названы софистами, и, распрощавшись со своим болезненным красноречием, займется Реальностью.

Тут важно заметить, что с точки зрения Этого растождествление с инструментами и постановка их в третий голос в Диалоге с Миром – это еще не безинструментальный контакт с Миром, когда ваше самосознание вступает в Диалог непосредственно. Может быть, об этом безинструментальном состоянии говорится в нижеследующем отрывке из одной популярной китайской книжки:

"Не выходя из двора, мудрец познает Мир. Не выглядывая из окна, он видит естественный поток бытия. Чем дальше он идет, тем меньше познает.

Не видя вещей, он называет их. Он, не действуя, творит".

***

Третья благородная истина гласит, что причина несчастий человека в его воплощенности, в его привязанности к "Я такой".

Некий Гаутама когда-то предложил восьмеричный путь решения проблем.

Мы предлагаем стовосьмеричный способ избавления от "Я такой".

Этот путь не является ни более сложным, ни более простым.

С точки зрения того, что можно назвать "бытийной арифметикой".

108 = 8 = 1 Итак: Большая Типология, или 108-ричный путь

1

2 2

3 3 3

Методология

Человек есть целое. Целое можно рассмотреть только как набор частей. Сумма частей не равна целому.

Изучение частей не приводит к познанию целого.

Изучение целого не приводит к познанию частей.

Мы можем познать целое, только разбив его на части, хотя это не приведет ни к познанию частей, ни к познанию целого.

1. Методика

Любое целое состоит (не состоит) или, вернее, его можно рассмотреть (не возможно рассмотреть) с точки зрения трех аспектов, или измерений:

– аспект организации (стабильность), – аспект функционирования (изменение), – аспект связи (поглощение вещества, энергии, информации).

Аспект организации – это структура целого, "кирпичики", из которых оно сделано, и взаимоувязка, взаимосвязи "кирпичиков" в рамках целого.

Аспект функционирования – это способ "жизни", это "как" и "каким образом" целое действует, какую "продукцию" выдает.

Аспект связи – это способ включения целого в другие целостности, это способ увязки целого как "кирпичика" со всем Миром как с целым.

При рассмотрении таким образом целое все-таки должно остаться целым, не распадаясь на аспекты. Это достигается посредством введения нулевой точки, или точки координатора, которая не принадлежит ни одному аспекту, но держит их вместе, делая целое целым.

Такой способ рассмотрения называется методом качественных структур.

2. Человек как целое

Постулируем:

У человека есть набор из трех инструментов:

1. Сознание (С)

2. Психоэнергетика (ПЭ)

3. Тело (Т)

Самосознание есть нулевая точка, делающая человека целым или тотальным человеком.

Инструменты человека могут быть содержанием любого из трех вышеназванных аспектов:

То есть существует 6 основных типов человека как целого набора инструментов.

На базе инструментов человека формируется совокупность его отношений с разными уровнями Мира:

– личность на базе сознания (Л), – сущность на базе психоэнергетики (СЩ), – индивидуальность на базе тела (И).

6 типов целого как набора инструментов идентичны 6 типам целого как набора совокупностей отношений. В каждом человеке определенного основного типа может доминировать одна из совокупностей отношений, возникшая на базе соответствующего инструмента.

Например:

Каждый из 6 типов существует в 3 вариантах.

В каждой совокупности отношений один из инструментов является базовым, а остальные ему подчинены.

Подчинение происходит по определенным правилам. Структура каждой из совокупностей отношений описывается следующим образом:

(Б) Базовый, или ведущий инструмент:

– деятель и орудие действия одновременно.

(Р) Инструмент – товар, или инструмент – раб:

– инструмент, которым манипулируют и который пускают в оборот, этот инструмент имеет цену. Это "валюта" базового инструмента.

(3) Инструмент – связующий материал:

– инструмент, придающий внутреннюю связанность целому и заполняющий пустоту, которую базовый инструмент не может заполнить инструментом – товаром; этот инструмент для базового не имеет никакой цены.

Структуры совокупностей отношения выглядят следующим образом.

Личность Сущность Индивидуальность

Б: сознание Б: ПЭ Б: тело

Р: тело Р: сознание Р: ПЭ

З: ПЭЗ: тело З: сознание

Каждая совокупность отношений существуют в 6 вариантах:

… и т.д.

3. Любовь человеческая

Каждый человек может любить на трех уровнях.

Любовь индивидуальности проявляется обладанием телами.

Любовь личности проявляется обменом идеями.

Любовь сущности проявляется сопереживанием.

Основной мотив индивидуальности – "хочу ребенка". Основное требование к телу – здоровье. Идеал партнерства – семья.

Основной мотив личности – "хочу удовольствия". Основное требование к телу-чувственность. Идеал партнерства – свобода выбора.

Основной мотив сущности – "хочу услышать Другого". Основное требование к телу – покой. Идеал партнерства – психоэнергетический резонанс.

4. Типология

Сколько на свете типов людей? 6 типов целого х 3 варианта доминирования х 6 вариантов доминирующей совокупности отношений = 108.

108 типов людей.

108 способов быть "таким".

108 возможных воплощений.

Большую типологию стоит изучить только для того, чтобы, овладев искусством перевоплощения, прожить все возможные воплощения и, закончив цикл, освободиться от "я такой".

Большая типология – это искусство быть никаким.

А вы боитесь быть никаким?

5. Никакой человек

Некий человек не имел что терять. Он этим гордился и считал себя свободным.

Однажды он захотел увидеть свое лицо. Посмотрев на чистую поверхность озера, очень удивился, потому что вода отражала только небо и облака.

"Где же я?" – разозлился человек.

"А что если меня и вовсе нет? Да быть этого не может! Мое лицо, наверное, запрятано в глубине."

Так решив, он вошел в озеро и исчез в пучине.

Человек не вернулся, и никто его не оплакивал. Не осталось ни памяти, ни вещей. Но, правду говоря, ЕМУ БЫЛО ЧТО ТЕРЯТЬ.

6. Такой человек

Лучше оставайтесь таким, какой вы есть. Потому что, став никаким, вы не сможете даже испугаться, что вы никакой.

7. Сон человеческий

Один человек не мог найти себе место. Однажды он подумал: "Я слишком мало знаю Мир, чтобы найти себе место. Попробую увидеть во сне Вселенную и тогда решу, что мне выбрать."

Он смотрел сны целый год, но ему приснилась только небольшая часть Вселенной. Он спал еще долгие годы и видел сны, его сновидения расширялись, словно легкие, набирающие воздух, и ему казалось, что каждое мгновение приближает его к полноте познания. Наконец, его воображение слилось со Вселенной, но он не мог даже подумать о своем месте, потому что боялся упустить сон.

Человек долго не выдержал, его сон разбился на множество осколков, а Вселенная очутилась там, где была прежде, – по ту сторону его мыслей.

"А не найду ли я место там, где сейчас лежу?" – подумал человек и проснулся.



Оглавление
Оглавление
Наедине с Миром
АННОТАЦИЯ
АННОТАЦИЯ 2
ДИАЛОГ С НЕОФИТОМ
ЭКСКУРС В ПРОШЛОЕ (БУДДА)
СУБЪЕКТИВНОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ ИСТИНЫ
ЧАСТЬ ВТОРАЯ Технологическая
ЗАЧЕМ ЛЮДИ ПРИХОДЯТ В ГРУППЫ И ЧТО МОЖНО НАЙТИ В НАШЕЙ?
АКТИВНОСТЬ И РЕАКТИВНОСТЬ
НЕКОТОРЫЕ ЭТАПЫ ОБУЧЕНИЯ
ИНСТРУКЦИи К БАЗОВЫМ УПРАЖНЕНИЯМ
ЧЕЛОВЕК КАК ЦЕЛОЕ
ЧЕЛОВЕК ИЗМЕНЯЕТСЯ
МЕТОД ПРИЧИННО-ПОЗИТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ
ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СОСТОЯНИЯМ
КАРТА ДРЕВНИХ (Классификация состояний)
ОБРАЗ И СЛОВО
ИЗМЕНЕННЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ, ИЛИ ИНСТРУКЦИЯ ПО ТЕХНИКЕ БЕЗОПАСНОСТИ
МЕТОД КАЧЕСТВЕННЫХ СТРУКТУР КАК СПОСОБ ОРГАНИЗАЦИИ ВНУТРЕННЕГО ПРОСТРАНСТВА СОЗНАНИЯ
МЫСЛЕННЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ
СОЗНАНИЕ КАК ИНСТРУМЕНТ
ЦЕННОСТНАЯ СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ
ВВЕДЕНИЕ В СОЦИОНИКУ
ПРИНЦИПЫ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ТИПОЛОГИИ
ПРИНЦИПЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТИПА ИНФОРМАЦИОННОГО МЕТАБОЛИЗМА
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Философский остров в море технологий
МЕТОД КАЧЕСТВЕННЫХ СТРУКТУР
ЖИЗНЬ И БЫТИЕ (В порядке дискуссии)
ГРУППА
ГРУППА
ГРУППА
ГРУППА
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ БЕСЕДЫ О ШКОЛЕ (Для тех, кто искал и нашел)
(Раджниш) Беседа первая
Беседа вторая
Беседа третья
Беседа четвертая
Беседа пятая
Беседа шестая
Беседа седьмая
Беседа восьмая
Беседа девятая
Беседа десятая
Все страницы