Рефрейминг - ориентация личности с помощью речевых стратегий - ГЛАВА 4 Расширенное изложение схемы шестишагового рефрейминга

ГЛАВА 4 Расширенное изложение схемы шестишагового рефрейминга

А сейчас, когда у вас уже есть некоторая практика использования других моделей рефрейминга, давайте вернемся к базовой схеме шестишагового рефрейминга (переформирования) для того, чтобы вы могли использовать эту модель более утонченно.

Кргда вы делаете переформирование со своими клиентами, происходит очень много вещей, и мы хотим, чтобы у вас было много бихевиоральных выборов для ответа на широкий круг реакций клиента. Сейчас я хочу, чтобы вы сделали следующее: я буду ваш клиент, а вы будете делать со мной переформирование. Яуду играть роль водителя грузовика, которого зовут Кэн. Женщина: Чего вы хотите?

Кэн: Я не уверен в том, что я чего-то хочу, но я могу сказать вам, чего я не хочу: я не хочу Y. Y -- это сущее несчастье, могу я вам сказать.

Мужчина: Что вам нужно для того, чтобы у вас не стало Y?

Кэн: Хотелбы я то знать!

Мужчина: У кого то есть?

Кэн: Y? У меня. И я не хочу, чтобы то у меня было.

Женщина: У когоесть то, в чем вы нуждаетесь?

Кэн Но я действительно не знаю. Мужчина:Бывает ли иногда Y полезно вам? (Кэн отрицательно качает головой) Никогда в жизни?

Кэн: Никогда. Но я совершенно уверен в том. что это ужасно беспокоит меня. Женщина: Что бы хотели иметь вместо Y?

Кэн: Ну я пытался делать массу вещей, других вещей, но каждый раз, когда я пытаюсь сделать что-то другое- опять происходит Y.Похоже на то, что тогда я даже не в состоянии контолироватьсвое поведение. Я знаю, что это глупо звучит.

Женщина: Если бы у вас был выбор, что бы вы хотели сделать вместо?

Кэн: Ну, вы знаете, что у меня появляется чувство, что я выразился так, чтобы все ясно вам объяснить. Я здесь потому, что у меня есть нечто, что я бы хотел перестать делать.

Женщина: Хорошо. Выберите что-нибудь одно, что бы вы хотели делать вместо Y. Придумайте это.

Кэн: Хорошо. Я бы хотел скорее делать Z.

Женщина: Вы думаете, Z было бы полезно для вас в этих ситуациях?

Кэн: О, да. Это было бы дьявольски хорошо, гораздо лучше, нежели Y.

Мужчина: Доводилось ли вам когда-либо делать Z?

Кэн: Нет.

Мужчина: Знаете ли вы кого-нибудь, кто бы умел делать то?

Кэн: Мне кажется Дон Хуан. Я не знаю в действительности делает ли он это, но я читал некоторые книги Карло-са Кастаньеды.

Мужчина: Что в поведении Дона Хуана заставляет вас думать, что он способен на Z.

Кэн: Я никогда его не видел, я просто говорю это. Я читал о нем в книге, и мне показалось, что он может совершить то действие, которое он выбрал. Я уверен в том, что если б у меня была такая сила (в книге она называется личностная сила), я был бы способен делать все. Но я не говорю о моей жизни вообще. Я думаю, с этим у меня все хорошо. Не поймите меня неправильно. Я говорю просто только об одной области.

Дик: Итак, Дон Хуан делает это? А как бы вы. могли узнать о том, что вы уже делаете это? (В процессе ответа на этот вопрос Кэн получает доступ к переживанию, которое дало бы ему знать, что у него есть "личностная сила"; у него меняется поза, дыхание и т.д.)

Разрешите мне на некоторое время выйти из роли. Я надеюсь, что вы оценили, что Дик получил доступ к желаемому моему состоянию. В этот момент вы могли бы закрепить с помощью якоря мою реакцию для того, чтобы смочь ее использовать позже. То, что он сейчас делает -- получает доступ к желаемому состоянию, -- является действительно полезным. Вы можете попытаться закрепить с помощью якоря состояние, которое вы у меня вызвали, заставить меня использовать Дона Хуана как модель и теперь можете провести меня через процедуру построения новой части, Однаковы еще не получили достаточно информации для того, чтобы узнать, будет ли адекватной эта процедура.

Вместо того, чтобы продвигаться по этим направлениям, я хочу попросить вас придерживаться шестишаговой модели переформирования. Это означает, что вы даже не должны знать, каким является жела. емое состояние. Вы знаете, что я не хочу иметь Y, и эта все, что вам нужно знать, чтобы начать работать. Это первый шаг шестишагового рефрейминга. Вы идентифицировали поведенческий стереотип, который подлежит изменению.

Я собираюсь предоставить вам возможность получить опыт преодоления тех трудностей, которые могут возникнуть в процессе применения шестишагового рефрейминга. Я сделаю это с позиций клиента, чтобы вы могли попробовать различные способы преодоления этих трудностей. Сейчас я снова вхожу в роль.

Женщина: Не могли бы вы обратиться внутрь себя и спросить, не хочет ли та часть, ответственная за поведение Y, поговорить с вами?

Кэн: "Часть, ответственная за Y?" Видите ли, я просто шофер грузовика. И вы знаете...

Джордж: На что это похоже, когда вы делаете Y? (Кэн получает доступ к части Y бихевиоральным путем, чтобы ответить на тот вопрос).

Кэн: Ну, я не могу... Вы знаете, я чувствую, что я теряю над собой контроль...

Джордж: Где именно вы это ощущаете в своем теле? Кэн: Ух... Здесь(Кэн касается своего живота). Джордж: Вы чувствуете что-то в своем желудке?

Кэн; Да.

Джордж: А сейчас я могу закрепить это с помощью якоря и использовать как специфический путь доступа к. части, ответственной за Y.

Правильно. Джордж посто применил один из тех приемов, которые вы можете использовать, чтобы получить доступ к части, ответственной за нежелательный стереотип поведения. Это второй шаг шестишаговой модели рефрейминга -установление коммуникации с частью, ответственной за Y. Когда он получил доступ к этой части, он может закрепить этот канал доступа с помощью якоря. Ес-ли я психотерапевт, я могу одновременно закрепить это с помощью якоря кинестетичсски, визуально и аудиально, с тем чтобы получить доступ к этой части тогда, когда мне это будет нужно с некоторой пространственной дистанции. Это дает мне возможность получить доступ к той части, вне зависимости от того, способен ли сам клиент или нет достигнуть соответствующего состояния намеренно.

Вы можете также заставить меня самому себе поставить якорь, сказав: "И когда вы это почувствуете, прикоснитесь к той части вашего тела, где это ощущение находится". Я спонтанно прикоснулся к моему желудку минутку назад. Не объясняя мне ничего, вы можете заметить, как я прикоснулся к себе, а затем снова заставить меня сделать движение, использовать его в качестве якоря. Кроме того, моя поза, тип дыхания и выражение на лице сами по себе являются якорями.

Все эти невербальные аналоги, которые вы только что видели, представляют собой визуальные знаки, по кото -- рым вы можете точно узнать, что я имею доступ к части, ответственной за Y. Джордж спросил меня, на что то было бы похоже, если б я сделал Y. Начиная с этой точки, вы должны знать, имею ли я доступ к той части или нет.

Это был лишь один из хороших приемов. А сейчас давайте вернемся назад и сделаем это снова. Давайте вернемся к тому моменту, когда я сказал: "Ну, я просто водитель грузовика. Что вы имеете в виду когда говорите: обратитесь внутрь себя и спросите ту часть своей личности и т.д.?" Каким иным способом вы могли бы получить доступ к части Y? У вас должно быть несколько выборов на каждом шаге модели,

Джо: Смотрели ли вы футбол в воскресенье? Кэн: О, да, была прекрасная игра!

Джо: Я тоже смотрел, и мне было совершенно ясно: проигравшая команда хотела победить. У них была удивительная решимость, но им не хватало свободы маневрирования,

Кэн: О, да. Мне показалось, что победившая команда обладала гораздо большим разнообразием приемов. Джо: Конечно. Кэн: Ну, да. Это была чудесная игра. Часто ли вы смотрите футбол? В школе я часто играл в команде...

Хорошо. Тот прием не привел к тому, что я получил доступ к части игрек. Попробуйте что-нибудь еще.

Билл: Знаете, я давно интересуюсь вождением грузовика, и одна из интересующих меня вещей -- это переключение скоростей.

Кэн: О! Понимание этого отличает профессионала от любителя.

Билл: Не могли бы вы сейчас рассказать мне об этом? Вроде бы здесь надо делать "двойное переключение" или что-то такое?

Кэн: Да, видите ли, у нас есть свой язык. Я не знаю, поймете ли вы, но "двойное зажимание" и все это...

Билл: Попытайтесь, пожалуйста, рассказать мне об том сейчас.

Кэн: Ну, нет, но я могу показать вам. Билл: Хорошо, хорошо, покажите. Хорошо. Сейчас я покажу ему. Но когда окончу это делать, Билл, что вы будете делать затем?.. Я думаю, что Билл хочет получить доступ к части Y тем же. самым способом, что и Джо, но и он не использовал то, что он получил. Метафора, заключающая определенный актуализированный опыт, должна быть использована для того, чтобы ответить на вопрос водителя: "Что вы имеете ввиду, когда говорите о части моей личности?" Билл, как вы могли продолжить, используя то, что вы получили?

Билл: Ну, я спрашиваю потому, что иногда, когда я веду свою машину, у меня что-то скрипит в коробке передач, и хотел бы знать...

Кэн: Ну, вы имеете дело максимум с четырьмя или пятью скоростями. Если б вы были водителем грузовика, вы должны были бы знать, как и-меть дело с тринадцатью передачами. Вам совершенно не надо этого знать. Я бы хотел сказать вам такую вещь, что когда вы имеете д? ло с коробкой передач, вы должны всегда помнить о согласованности ваших движений. Если вы будете их согласовывать, все будет хорошо. Фактически это сбережет вам горючее. Когда вы готовы снизить скорость, вы должны убедиться, что вы скоординировали свои движения так, что вы нажимаете на сцепление, затем на газ, затем отпускаете сцепление, делаете "двойной нажим", вот и вы готовы ехать.

Роза: Однажды я долго ехала в кабине с водителем грузовика и вдруг осознала, что в одно и то же время он прислушивается к шуму колес, к звукам, которые издает груз в кузове, к музыке, которая звучит в кабине, и вместо с тем он еще беседует со мной.

Кэт: О, да, когда вы водите грузовик, то через некоторое время начинаете делать это совершенно автоматически. Когда проходит некоторое время, вам уже совсем не надо думать об этом.

А сейчас я снова отменяю кавычки. Роза подошла к той части метафоры, которая вам всем была нужна. Давайте не пройдем мимо этой возможности. Роза теперь может сказать мне: "А сейчас я хочу, чтобы вы заметили, что у вас есть все эти части, которые все это делают автоматических. Когда я говорю "части", это просто такой способ выражения. Конечно, это ничего не означает. У вас есть такие части, которые знают, как обращаться с коробкой передач, как прислушиваться к звукам, которые подаст груз, и к звукам мотора, и все это для того, чтобы вы сами не уделяли внимания всем этим вещам. Дело обстоит так, как будто некоторые части вашей личности ведут грузовик автоматически, представляя всем остальным частям вашей личности свободу, например, наслаждаться разговором с вашим пассажиром или партнером. Дело обстоит так, как будто у вас есть части, каждая из которых отвечает за что-то определенное, но сейчас мы рмеем дело с такой частью вашей личности, которая заставляет вас делать Y против вашего желания. Мы хотим, чтобы вы снова восстановили контакт с той частью, поскольку она делает что-то, что вам не нравится.

Если вы сделаете это, то это будет означать, что вы приспособили вашу модель таким образом, что она вписалась в модель мира этого водителя грузовика. И вам не понадобилось для этого двадцать четыре дня обучать его нейролингвистичсскому программированию. Вы просто получили доступ к таким его переживаниям, которые соответствуют понятиям "частей личности". Я не говорю, что этот прием представляет собой нечто, что вы "должны" сделать на следующем шаге. Это всего лишь один способ использования того, что сделала Роза для преодоления той трудности, которую я вам организовал.

Оживление переживания успешного и автоматического действия весьма полезно еще и в другом аспекте. Выполучаете доступ к состоянию, в котором я использую свои ресурсы, и вы можете впоследствии использовать то состояние. Кроме того, данный конкретный аудиальный ресурс переводит все из кинестатической репрезентативной системы, в которой описал проблемное состояние Y, в ауди-альную.

Женщина:. А как мы будем это закреплять с помощью якоря?

Тогда, когда я сказал: "Да, через некоторое время это становится автоматическим", вы говорите: "Хорошо", или громко хлопаете в ладоши, или же используете какой-то другой якорь.

Женщина. Что мы сейчас закрепляем с помощью якоря?

Вы закрепляете мое понимание того, что существуют в моем подсознании такие части, которые являются для меня весьма полезными, и что я немного об этом знаю.

Мужчина: Мне кажется, что было бы более элегантным поставить аудиальный якорь, поскольку мы говорим об аудиальных ресурсах.

Я ставлю якоря во всех системах. Когда мы ставим тактильные якоря, мы делаем это потому, что тактильные якоря весьма очевидны и им трудно сопротивляться. В действительности же мы учим вас использовать тактильные якоря потому, что, если вы используете прикосновение, вы скорее всего используете вместе с тем и все остальные репрезентативные системы. Когда я беру на якорь что-либо, я меняю свою позу, чтобы прикоснуться к клиенту. Если его глаза открыты, то мое действие представляет собой и визуальный якорь. Вместе с тем я при этом и говорю с определенной интонацией, и это становится аудиальным якорем. Я рекомендую вам ставить во всех системах одновременно, если вы хотите быть-уверенным в том, что ваше действие останется вне сознания клиента.

Другое преимущество тактильного якоря состоит в том, что ему невозможно сопротивляться. У человека существуют программы, направленные на выживание организма, которые блокируют любой сенсорный входа пользу тактильного. Если вы находитесь внутри себя и говорите себе что-либо, а я при этом использую изменение тона своего голоса, вы можете этого даже не зарегистрировать и не прореагировать на это.

Если ваши зрачки расширены, а и при этом использую визуальный якорь, вы можете на это не реагировать.

Но если я к вам прикоснусь, вы обязательно отреагируете.

Строго говоря, вам необходим якорь лишь в одной системе. Вообще говоря, постановка якоря в системе, К которой имеется доступ, будет более целесообразной. В нашем случае Это аудиальная система. Однако, если у вас нет каких-либо специальных соображений, почему бы не использовать все системы?

А сейчас давайте вернемся к нашему переформирова -- нию, достижению понимания того, что такое части подсознания. Если кто-то не считает, что у него есть "части, то вы можете в ответ на это повести себя по-разному.

Однажды я работал с женщиной, которая была убеждена в том, что у нее вообще нет подсознания. Она пришла ко мне с прической, уложенной волосок к волоску, и думала, что все ее действия находятся под контролем сознания. Идея "частей" для нее не имела никакого смысла. Сначала я добился с ней раппорта на подсознательном уровне, используя отражение, перекрестное отражение, скрытые команды, метафоры и другие приемы. Она была озадачена тем, что я делаю, но я продолжал, пока не начал от нее получать вполне хорошие подсознательные реакции. Затем я сказал: "А сейчас я собираюсь продемонстрировать вам, что вы дура". Это привлекло ее внимание "У вас есть части, которые могут быть весьма могущественными союзниками, и, пока аы не оцените их по достоинству, у вас будет много трудностей. Я хочу продемонстрировать вам их присутствие. Вы конгруэтно утверждаете, что вы не верите в то, что у вас есть подсознание. Вы думаете, что вы контролируете все свое поведение. Для меня очевидно, что вы не контролируете ваше проблемное поведение, но я предполагаю, что вы можете управлять собственным телом. То есть я предполагаю, что вы знаете, какова температура вашего тела, и в какой-то степени можете управлять этой температурой". Она ответила: "Конечно". Она не могла ответить по-другому, потому что считала, что у нее нет подсознания.

Итак, я сказал: "Через некоторое время я протяну руку и коснусь вашей руки, проводя по ней от плеча к локтю; и, когда я это буду делать, рука станет такой холодной, что просто ледяной, Я требую, чтобы вы сопротивлялись мне изо всех сил, которые у вас сеть". Я подождал, пока не получил подсознательный сигнал: "Хорошо, я готова." Затем я протянул руку и коснулся ее руки, и она задрожала. Тогда я сказал: "Но посмотрите, какая теплая ваша другая рука". Другая рука действительно стала теплее.

Я продемонстрировал ей, что я действительно могу изменить температуру ее тела, и она не может этому сопротивляться. В сущности, чем более она сопротивлялась, тем более драматическими были изменения. Я в этот момент ее убедил в том, что у нес есть еще хоть одна подсознательная часть.

Мужчина: А почему надо было обязательно делать что-то с тем, что ее подсознание считало правдой?

Это не было необходимостью. Единственная польза от того, что время от времени вы бросаете сознанию жирный кусок, состоит в том, что тем самым вы избегаете возражений со стороны клиента. Это не дает ему сказать: "Это не работает. Вы сами не понимаете, что делаете."

А теперь снова вернемся к переформированию. Предположим, что вы получили доступ к части, которая управляет поведением Y. А сейчас продолжайте.

Билл: Знаете, вот когда вы проезжаете по развязке, перед вами масса показаний приборов, и эти показания говорят вам о множестве вещей. Например, один из измерительных приборов дает возможность мотору сказать вам: "Эй, мне нужна вода", когда уровень воды слишком низок и температура поднимается слишком высоко.

Кэн: Мне становится смешно, когда вы так говорите об этом!

Билл: Да, я понимаю, но просто представьте себе это. У вас есть прибор, который показывает давление масла и позволяет вам узнавать, когда мотор нуждается в масле.

Кэн: Да, да. Я знаю, что глупо так говорить об этом, но я хотел бы знать: вот если бы часть вашей личности, которая отвечает за Y, была бы частью мотора, в каком типе измерительного прибора вы бы нуждались для того, чтобы узнать, что эта часть вашей личности хочет? Это был бы визуальный измерительный прибор? Или это-было бы чувство?

Кэн: Ну. видеть я ничего не могу, я предполагаю, что это было бы чувство.

Билл: Я совершенно уверен в том, что вы можете сказать, когда шины вашего грузовика нуждаются в воздухе, щая это по движению грузовика. Вы ведь знаете, каким образом вы узнаете, когда шины вашего грузовика полны воздуха, а когда нет, просто по способу движения грузовика, не так ли? Кэн: Да, да, я знаю, о чем вы говорите. (Я надеюсь, вы все поняли, что делает Билл, Он использует мою перцеп-туальную реальность, чтобы поставить все точки над 1, которые он хочет поставить. Если у вас есть такой тип гибкости, который позволит вам варьировать ваши слова и примеры так, чтобы они имели смысл в моей реальности, то вы умеете общаться артистически.

Билл: Не думаете ли вы, что после многолетней практики вождения грузовика вы можете определить минимальные различия в давлении воздуха в шине? Кэн: Да, я думаю, я делаю это хорошо. Билл: Можете ли вы так же хорошо различать интенсивность того чувства, которое вы получаете от части, управляющей поведением Y. (Билл показывает на желудок Кэна).

Кэн: О, да! Я знаю, что здесь происходит... Без всякого сомнения я об этом знаю.

Бил: А сейчас я хочу, чтобы вы мне сказали, что вы ощущаете, когда это чувство Y меняется?

Кэн: Ну, когда я делаю Y... не хотите ли вы, чтобы я сказал вам прямо об этом, или же вы хотите, чтобы я продолжал использовать эти обозначения: Y и? Билл: Вы можете прямо сказать мне об этом. Кэн: Да, хорошо. Когда я возвращаюсь домой из поездки, я действительно чувствую себя усталым (его плечи поникают), я провожу в дороге от 14 до 16 часов. И первое, что происходит, когда я вхожу в дверь дома, моя жена подходит ко мне и начинает: "Привет, дорогой, расскажи же мне о своей поездке" (он напрягается). Но все, что я хочу сделать прямо в этот момент -- это упасть в кровать и отдохнуть. И чем больше я стараюсь это сделать, тем больше она хочет говорить... вы знаете... потому что ей интересно, если вы понимаете, что я имею в виду... И вы знаете, что происходит? Она возвращается в школу. Я считаю образование, конечно, очень важной вещью...

Билл: Задержитесь, пожалуйста, на секунду: я действительно очень хочу узнать, что она делает, но... Кэн: Да, я скажу вам. Я не... Билл: Но перед этим я хочу задать вам один вопрос. Кэн: Да? Что это за вопрос?

Билл: Когда она подходит к вам и говорит: "Привет, дорогой... что она старается сделать? Что она от вас хочет? Не считаете ли вы, что она хочет вашего внимания, хочет проявления вашей любви?

Кэн: Да, да, она хочет моего внимания, моей любви. Да, меня ведь не было 16 часов (он снова принимает позу гордости и самоудовлетворения).

Билл: Как вы считаете, есть ли у вас способность проявлять любовь до того момента, как она об этом попросит? Достаточно ли вы мужественны, чтобы принять такой вызов?

Кэн: О, конечно! (он выпрямляется и принимает еще более "уверенную" позу)

Хорошо. Это переформирование содержания. Билл не очень беспокоился о том, чтобы следовать стандартной мо- дели шестишагового переформирования. Он просто использовал мои убеждения и мое представление о себе как рычаг для вызывания изменений. Элегантность всей той последовательности событий, которая сейчас произошла, заключается в том, что у Билла имелась достаточная гибкость, чтобы найти в моей реальности такие вещи, которые он мог бы использовать в качестве рычага для того, чтобы я проявил какие-то новые поведенческие реакции. Я дал ему некоторые намеки, и вербальные, и невербальные: "Ну, ведь меня не было 16 часов" -- на то, что я горжусь тем, что я -- "настоящий мукчина". Итак, затем о-н говорит: "Достаточно ли вы мужественны, чтобы взять на себя контроль над ситуацией? И это будет работать. Билл поступил также весьма утонченно, -- оказавшись в состоянии удержать меня от того, чтобы я рассказывал о своей жене и о том, как она возвращается в школу, что совершенно не имело отношения к тому, что Билл собирался сделать.

Мужчина: Я понял так, что этот гипотетический водитель грузовика просил о том, чтобы изменили поведение его жены, не так ли?

Как у терапевта, перцептуальная рамка, которую вы можете использовать, может быть такова: "Конечно, вы хотите, чтобы она была другой. Но способ, с помощью которого вы можете это получить, -- это самому стать другим. Если изменитесь вы, то изменится и она". Конечно. вы можете не говорить клиенту прямо это, вы можете использовать, рычаг, как ")то тг. чько что сделал -Билл, чтобы помочь этому чслонеку проянить новые понеденческие реакции... Конечно, это бы имело влияние и на ее поведение.

Хорошо. Если есть у вас какие-либо комментарии относительно нашей ролевой игры... Заметьте, что это небыло стандартным шестишаговым переформированием. Тем не менее большинство из шагов было в наличии, они были просто экстернали: ирова и ы.

После того, как Билл сделал переформирование содержания, я стал частью, которая представляла собой новое поведение. Я больше не выглядел так, как я выглядел раньше, говоря об Y. Когда я стал этой частью, я в действительности сделал себе доступной ситуацию во всех системах. Я увидел мою жену, услышал звук ее голоса и кинестетически ощущал себя так же, как дома. Это имеет отношение к присоединению к будущему. И Билл совершено не нуждался в том, чтобы спрашивать: "Возьмет ли эта часть на себя ответственность за новое поведение, возникающее в том же самом контексте?" Экологической проверки еще не было, но я предполагаю, что Билл сделал бы это на следующем шаге. Альтернативный путь заключается в том, что он мог использовать вторую встречу со мной как экологическую проверку. Вы не должны делать все шаги на одном и том же сеансе, хотя гораздо лучше, если вы все-таки это сделаете. Женщина: А как насчет проверки? Это хороший вопрос. Как бы вы могли проверить? Женщина: Сейчас вы пойдете домой или поедете в очередную поездку?

Кэн: Нет, я сейчас пойду прямо домой (Кэн невербально демонстрирует новое поведение). Женщина: Что вы собираетесь делать дома?

Кэн: Никаких дел! В сущности мы ведь с вами уже закончили? Я уже готов идти.

Фред: Но перед этим давайте-сделаем одну очень небольшую вещь.

Кэн:Что именно?

Фред: Сейчас ваша жена дома, и v вас есть дети, не так ли?

Кэн: Да, но они сейчас в школе.

Фред: Сейчас сделаем проверку из экологических соображений.

Упражнения

А сейчас я хочу, чтобы каждый из вас записал 3 ситуации, с которыми вы часто сталкиваетесь, когда делаете шестишаговое переформирование. Это надо для того, чтобы в конце концов у вас появилось бы больше выборов в этих ключевых ситуациях. Может быть, что вы не в состоянии получить доступ к сигнальной системе. Может быть также, что вы не знаете, что делать, когда клиент запутался в середине процесса переформирования и говорит: "Я не знаю, что я делаю".

Может быть также, что человек считает, что не может получить доступ к своей творческой части. Или же возможно, что часть, ответственная за нежелательный стереотип поведения, не хочет брать на себя ответственность за реализацию новых выборов, потому что она н; е уверена в том, что новые стереотипы сработают. Сейчас я дам вам план шестишагового переформирования, чтобы помочь вам идентифицировать те точки, в которых вынуждаетесь в большем количестве выборов.

План шестишагового переформирования

1. Идентифицируйте стереотип X, который вы хотите изменить. "Я хочу приступать делать X, но не могу". Или "Я хочу делать Y, но меня что-то останавливает".

2. Установите коммуникацию, с частью, ответственной за стереотип X. а) "Будет ли та часть моей личности, которая отвечает за стереотип X, коммуницировать со мной в сознании?" Обратите внимание на любые чувства или звуки, которые возникают внутри вас после того, как вы зададите себе этот вопрос внутри себя. б) Установите значение сигнала: "да" и "нет". Пусть яркость, громкость или интенсивность сигнала возрастает, если имеет место ответ "да", и уменьшается, если вы получаете ответ "нет".

3. Отделите поведение стереотипа Х от позитивного намерения той части, которая отвечает за X. Положительное поведение является всего лишь способом достижения какой-либо позитивной цели. а) Спросите часть, которая отвечает за стереотип X: "Не хочешь ли ты дать ме возможность осознать, что ты стараешься делать для меня с помощью стереотипа х?" б) Если вы получите ответ "да", попросите эту часть пойти дальше и сказать открыто об этом намерении. Если вы получите ответ "нет", оставьте это намерение бессознательным, предполагая, что это существует. в) Приемлемо ли это намерение для сознания?: Хотели бы вы иметь часть, которая бы выполняла эту функцию? г) Спросите часть, которая отвечает за стереотип X: "Если бы вам. были известны способы достижения той же самой цели, которые были бы настолько надежны или даже более надежны, чем X, были бы вы заинтересованы в том, чтобы реализовать их?"

4. Получите доступ к творческой части, и попросите ее о том, чтобы она генерировала новые поведенческие реакции для достижения данной позитивной функции. а) Получите доступ к преживаниям креактивности и закрепите их с помощью якоря или же спросите: "Осознаете ли вы, что у вас есть творческая часть?" б) Попросите часть, ответственную за стереотип X, сообщить свою позитивную функцию творческой части и разрешите творческой части генерировать новые выборы для достижения той самой позитивной цели. Заставьте часть, ответственную за х, выдать 3 варианта, которые являются по меньшей мере, настолько же хорошими или лучшими, чем х. Пусть часть Х дает сигнал "да" каждый раз, если она примет какой-либо вариант как альтернативный X.

5. Спросите часть X: "Не хочешь ли ты взять на себя ответственность за то, чтобы использовать 3 новых варианта поведения в соответствующем контексте?" Это обеспечит присоединение к будущему. Коме того, вы можете просить часть Х на подсознательном уровне идентифицировать сенсорные сигналы, которые будут запускать функционирование новых вариантов поведения и полностью переживать то состояние, в котором клиент бы находился, когда бы эти сенсорные сигналы автоматически запускали бы новые реакции, которые протекали бы легко и автоматически.

6. Экологическая проверка. "Есть ли внутри меня какая-либо часть, которая бы возражала против хотя бы одного из этих трех новых вариантов поведения?" Если получен ответ "да", возвратитесь на шаг 2.

С какими бы "препятствиями" вы ни сталкивались, производя переформирование, я хочу, чтобы вы выбрали три из них для того, чтобы у вас в конце концов появилось большое количество вариантов реакций на эти препятствия. Итак, я хочу, чтобы вы сделали это упражнение в группах из 3 человек. В каждой группе будет 3 человека: А, Б и С. А посмотрит на свой список препятствий и будет играть роль клиента, изображая эти препятствия. Б будет играть роль нейролингвистического программиста и пробовать разные способы реакций на представленную клиентом ситуацию. С будет консультантом и должен будет удерживать Б от того, чтобы впасть в содержание, и ориен -тировать его в процессе.

Например, если вы -- А, вы скажете, например, вот что: "Вы установили со мной раппорт и установили сигнальную систему для части, которая отвечает за X. Вы находитесь на третьем шаги: вы просто можете спросить часть, будет ли она в состоянии сказать мне о своем позитивном намерении, так чтобы я это осознал. Реакция, которую я получил, состоит в том, что я вообще перестал испытывать установленный сигнал, но при этом появилось два других сигнала." Таким образом, А организует ситуацию, начиная именно с той точки, в которой он нуждается в большем количестве выборов.

В этом случае Б использует один из методов реагирования на данную ситуацию так, чтобы продвинуть А на следующий шаг переформирования. С будет наблюдателем или мета-программистом, и в его задачу входит оценка того, является ли эффективным прием, который применил Б. Затем я хочу, чтобы С спросил бы о том, каковы могли бы быть два других приема, с помощью которых он мог бы эффективно действовать в этой ситуации, а затем реализовать эти приемы в той же ситуации.

Разрешите мне привести пример того, как бы я хотел, чтобы вы действовали, выполняя это упражнение. Допустим Бэт будет клиентом, Скотт -программистом, а Ильф будет мета-комментатором, консультантом. Вы должны, Ильф, в частности наблюдать и слушать все то, что происходит между Скоттом и Бэт. В любой момент я могу подойти к вам и попросить: "Скажите мне что-нибудь о связи тональностей голосов программиста и клиента" или

"На каком шаге переформирования они находятся? ". Таким образом ваша работа состоит в том, чтобы знать все,. что происходит, что обычно невозможно, так что старайтесь делать все, на что вы способны.

Второе, за что отвечает Ильф как мета-комментатор, представляет собой нечто более конкретное. Каждый раз, когда программист колеблется или ему кажется, что он запутался, вы прерываете его и говорите: "Остановитесь, на каком шаге переформирования вы находитесь?" -- "На втором". "Какого конкретного результата вы сейчас пытаетесь достигнуть? Каков следующий маленький кусочек результата, который вы именно сейчас пытаетесь получить?"

Скотт должен быть способен на то, чтобы ответить конкретно, например: "Я хочу установить произвольную бессознательную сигнальную систему связи с частью, ответственной за нежелательный стереотип поведения." Тогда Ильф может сказать: "Как конкретно вы собираетесь делать это?" Скотт может ответить: "Я собираюсь бихевио-рально получить доступ к этой части таким образом, что сам буду проявлять поведение X, и таким образом, индуцирую это поведение в клиенте. Или же я попрошу его проявить поведение X. Или же я могу попросить его обратиться внутрь себя, и пбпросить ту часть, которая отвечает за стереотип X, вступить в коммуникацию и убедиться в том, что сигнальная система работает непроизвольно.

Каждый раз, когда мета-комментатор прерывает, я хочу, чтобы он добивался не одного, а трех вариантов поведения. Сначала вы определите, к какому конкретному результату стремится программист, а затем вы добиваетесь. от него трех вариантов поведения, с помощью, которых он мог бы достичь этого конкретного результата. Совершенно не обязательно, чтобы три эти способа все работали, но построение по меньшей мере трех вариантов поведения в каждой точке выбора делает наши действия гораздо более эффективными. Если у вас есть только один выбор, вы робот. Если у вас есть только два выбора, вы начинаете приобретать гибкость поведения.

Именно это я просил сделать вас раньше, когда играл роль клиента. Вы получаете доступ к части, ответственной за нежелательный стереотип поведения с помощью какого-либо одного способа, а я говорю дальше: "А сейчас вернем

ся обратно к точке выбора и сделаем это с помощью другою способа.

И третье, что должен делать мета-комментатор, -- это прерывать программиста всякий раз, если он не понимает того, что происходит. Если Скотт -- программист и под влиянием стресса он возвращается к старым программам, неэффективным, например: "И как вы себя чувствуете в. связи с этим?:" -- тогда вы должны прервать его, как мета-комментатор, и задать те же самые три вопроса:

1. На каком шаге переформирования вы находитесь?

2. Какого конкрстйого специфического результата вы добиваетесь?

3. Как именно вы собираетесь достичь этого результата?

Если на деле данный прием не ведет к достижению результата, то мета-комментатор спрашивает: "Каким образом вы можете достичь этого результага?" Когда программист отвечает, мета-комментатор спрашивает: "Каким еще способом вы можете достичь того же самого?" Когда у программиста есть 3 варианта, заставьте его выбрать один из них и реализовать его.

Если программист проявляет неконгруэнтность, вы тоже должны его прервать. В этот, раз как мета-комментатор, вы даете ему конкретную обратную связь о том, что бы он мог сделать, чтобы быть более конгрУэнтным. "Измените интонацию голоса и темп речи таким-то образом" или "Измените свою позу и жестикуляцию вот так-то". Все вы здесь должны стать более изощренными коммуникато-рами, чем вы являетесь в настоящий момент: Если в вашем поведении есть некоторая неконгруэнтность, я убежден, что вы хотите об этом знать, поскольку быть неконгруэнт-ным -- это разрушать себя. Если вы программист, ваши 7+-2 элемента сознательного внимания направлены на коммуникацию с клиентом и на получение от него реакций.

Внимание же мета-комментатора более свободно от этого, и он может заметить, что происходит, и вы, как программист, можете использовать ту информацию, которую он вам даст.

Итак. самое лучшее, что вы можете сделать как мета-комментатор для программиста, -- это прерывать его всякий раз, если вы не понимаете, что происходит, когда он колеблется и проявляет неконгруэнтность своим поведением.

Роза: Таким образом, когда мой мета-комментатор меня прерывает, я вместо того, чтобы принять его как москита и отмахиваться от него, должна воспринять его как генератор нового поведения, который создан специально для меня?

Он будет генератором вашего нового поведения только в том смысле, что он будет стимулировать вас, задавая вам вопросы. Вы же должны действовать, принимая собственные решения. Он не будет выдавать вам решения в готовом виде.

Женщина: Раньше, когда мы делали упражнения, мета-комментатор врывался еще перед тем, как программист мог начать делать этот шаг. Должна ли я в этом случае попросить мета-комментатора действовать помедленнее?

Договоритесь с вашим мета-комментатором о том, какие способы вмешательства приемлемы для вас. Помните, что в этой искусственной ситуации, созданной только для того, чтобы вы научились выбору в ключевых точках, прерывать очень трудно. Тем не менеевы -- человеческое . существо, у вас есть свои определенные нужды. Если мета-комментатор вмешивается так часто, что это вас дезориентирует, скажите: "Эй, мне нужна по крайней мере минута до того, как вы снова вмешаетесь, если только вам не понадобится сказать что-то чрезвычайно нужное". Итак, договоритесь об этом с вашим мета-комментатором. Вы можете также переформировать себя так, чтобы воспринимать каждое вмешательство как возможность научиться чему-то новому.

Если вы играете роль клиента, я советую вам выбрать роль самого трудного вашего клиента. Нс ставьте себе каких-либо личных целей. Все равно вы изменитесь метафорически. Вы не должны-об этом беспокоиться.

Я снова буду клиентом в этом упражнении, чтобы вы поняли все совершено ясно. Дорис будет программистом. Я собираюсь сейчас подумать о следующем: "О, да. У меня есть один клиент, с которым возникают огромные трудности при применении переформирования. Каждый раз, когда я начинаю с ним переформирование. то вначале все идет прекрасно, но. когда я перехожу к 3 или 4 шагу, сигналы сдвигаются с места, быстро меняются, и я не знаю. что происходит. Я не знаю, что с этим делать?" Итак, я говорю Дорис: "Вы установили со мной хороший раппорт. Вы помогли мне идентифицировать поведение, подлежащее переформированию, и вы установили коммуникацию с частью, ответственной за нежелательный стереотип по ведения. Сигнал, который я получил, -- это потепление всей руки в качестве "да" и охлаждение в качестве "нет". Сейчас мы находимся на 3 шаге, и вы собираетесь попросить меня спросить часть X, не может ли она мне дать знать в сознании, что позитивного она для меня делает. Вот тут-то и начинаются трудности, так что давайте начнем с этого места.

Я не хочу, чтобы вы выполняли всю схему переформирования и тренировали те куски, в которых нет нужды гренироваться, вы не должны сейчас делать завершенные куски терапии, вы выполняете лишь некоторые маленькие звенья, относительно которых клиент хочет иметь большее число выборов.

Клиент будет использовать вас как ресурс, заставляя реагировать на свои трудности.

Хорошо. Дорис, вы -- программист. Знаете ли вы, где мы сейчас находимся?

Дорис: Значит, температура вашей руки возрастает и это означает "да"?

Да, мадам, возрастает. " Дорис: тогда давайте попробуем все это снова и спросим, уверена ли она, что это "да"? Давайте снова проверим и увидим, возрастает ли она?

Снова проверить? Вы хотите, чтобы я это сказал себе или что?

Дорис: Да, обратитесь внутрь себя и спросите часть, означает ли это "да".

Спросить часть, которая заставляет делать меня X? Дорис: Да.

Хорошо. Итак, что я должен спросить? Дорис: Скажите ей, что, если это означает "да", сказать "да" посильнее, чтобы вы действительно знали это наверняка.

Итак, вы говорите просто обратиться внутрь себя и сказать ей что...?

Вы видите, что, изображая запутанность, я заставляю Дорис придавать больше четкости своему вербальному поведению. Если вы небрежны в своих вербализациях, то это лучший способ испортить технику и зайти в тупик. Дорис сказала: "Давайте попробуем это снова". Но не сказала мне точно, что я должен попробовать. Она мне сказала:

"Проверить и увидеть, если это возрастает в то время, как я должен почувствовать сигнал -- потепление руки". Она сказала: "Спроси эту часть, означает ли это "да", не говоря конкретно, что такое "это". Если вы используете такие небрежные вербализации, то ваши клиенты запутаются или уйдут внутрь себя и получат что-нибудь весьма отличное от того, что вам надо.

Мои вопросы требуют от нее тщательного формулирования своих инструкций. Самое лучшее, что вы можете сделать для своих коллег, -- это потребовать от них действительно высокого качества. Если программист небрежно формулирует свои вмешательства, то вы должны запутываться. Заставьте своего программиста тщательно формулировать инструкции. Если Дорис-колеблется, ее мета-комментатор должен спросит: "На каком шаге вы сейчас находитесь? И какого именно результата хотите достичь?" Я хочу проверить, насколько сильна и отчетлива непроизвольная сигнальная система. А именно: стараюсь проверить, действительно ли возрастание температуры руки означает "да". Тогда мета-комментатор говорит: "Как именно ты собираешься достичь этого, Дорис?" Она говорит мне: "Хорошо. Обратись внутрь себя. Поблагодари часть Х за ответ. Скажи ей снова нагреть руку, если действительно потепление вашей руки означает ": "да". Итак, я закрываю глаза и делаю это. Затем я возвращаюсь и говорю: "Да, она снова сделала то же самое! Это на самом деле странно!"

Хорошо, Дорис, что вы будете делать на следующем шаге?

Дорис: Сейчас у вас есть очень-сильное "да". Неправда ли, очень приятно, когда кто-то вам говорит "да"? Наверное, когда вы были маленьким мальчиком...

Вот здесь мета-комментатор вмешивается и снова говорит: "Подождите минутку! Гипнотическая регрессия возраста очень хороший инструмент, но сейчас его применять нецелесообразно".

Дорис: Я думаю, что мне надо проверить, чтобы увидеть, каков следующий шаг.

Прекрасно. Это тренировка, так что вы можете сказать: "Задержитесь на минутку!" Или же обратиться к ме -- -- комментатору и спросить: "Как: -будет -- следующиГ ша"?" Тогда mci -- "комментатор отве -- г. : -- . Развести намерение и поведение. Хорошо. Сейчас и нахожусь на третьем шаге. Теперь пусть программиста играет кто-то другой.

Джо: Знает ли эта часть вашей личности, с каким намерением она делает X? Я не знаю.

Джо: Спросите ее и посмотрите, что произойдет с вашей рукой.

Увидеть, что произойдет с моей рукой? Хорошо, я посмотрю на нее. Что же именно -- вы хотите, чтобы я у нес спросил? Джо: Нет, почувствуйте это.

(Он протягивает руку и касается ею руки, которая дол-жна была потеплеть.)

И снова, если вы настаиваете на ясности, ваши коллеги будут вынуждены лучшим образом использовать эту ситуацию. Итак, программист говорит: "Спросите часть, кото-_ рая отвечает за X, знает ли она, каково ее позитивное намерение. Если ответ получается положительным, она нагреет вашу руку. Если ответ будет отрицательным, ощу -- щение теплоты уменьшается. Итак, обратите внимание на ощущение в вашей руке". А сейчас я снова вхожу в роль.

Ух, мне кажется, она снова нагрелась, но произошло еще что-то странное: когда я задал вопрос, мое плечо как бы само собой дернулось так, как будто меня кто-то толкнул. Я не знаю, что это такое. И еще я вдруг почувствовал, что в ушах у меня звенит... Я не знаю, что все это значит!

Джо: Но почувствовали ли вы изменение температуры в вашей руке? Да, температура изменилась. Джо: Каким было ваше изменение? Рука стала теплее. Но я не понимаю, почему произошли и другие роли.

Джо: Я хотел бы, чтобы вы спросили часть, которая толкнула вас в другое плечо, не могла бы она увел. ичи. ть это чувство, если это означает следующее: "ДА, я заинтересована в этом процессе". (Его левое плечо снова дергается). Спасибо.

Хорошо. Вспомните, я человек, который нуждается в большем количестве выборов, чтобы справиться с ситуацией, когда возникает множество сигналов. Он мне дал пока только один выбор, а именно: сказал мне, прямо, что спросить у той части, которая даала мне сигналы. Как еще можно было поступить с этими другими сигналами.

Элл: Вероятнее всего, другая часть вашей личности хочет сейчас вам что-то сказать. Так что, именно это сейчас происходит? Элл: Возможно. Не хотели бы вы определить это? Давайте спросим его. Мне кажется, что вы сейчас сказали о двух разных вещах. Готова ли часть, которая толкает ваше плечо, сделать это движение вашего плеча сигналом? Если онс. готова, пусть она толкнет ваше плечо снова, (его плечо снова-дергается). Да, спасибо. Это действительно странно. Элл: Да, и еще у вас есть часть, которая... Что?

Элл: Возможно, у вас есть еще одна часть, которая отвечает за шум в ушах, который вы слышите. Что?

Элл: Если шум в ушах станет тише, ры можете... Хорошо. Сейчас он имеет дело с другим внутренним событием. Знает ли кто-нибудь как можно использовать эти ощущения, если превратить их в сигналы.

Джим: Обратитесь внутрь себя и спросите эти две части, не могли бы ни некоторое время подождать, знал, что я вернусь к ним позже, и знал также, что не консультируясь с ними, я не произведу никаких изменений.

Прекрасно. Один из вариантов заключается в том, чтобы попросить эти части дождаться шага экологической проверки.

Рик: А как насчет того, чтобы забыть о нагревании руки, а просто использовать новые сигналы как ответы: "да" и "нет".

Если вы это сделаете, то вы рискуете. В этот момент, вы не знаете, является ли часть ответственная за новый сигнал, той же самой частью, которая вызывает нагревание руки. В вашем предположении содержится предположение, что все эти сигналы одной и той же части. Та часть, которая шумит, и та часть, которая толкает плечо, могут быть совсем другими частями, причем возражающими против того, что вы делаете. Вы не знаете, какие части дают новые сигналы. И не знаете функции этих частей. В чем бы мог заключаться иной вариант?

Сью: Вы можете объеденить две части, которые возражают и попросить их чтобы они выбрали себе общего представителя на какое-то время.

Хорошо. А я вот сижу здесь и выгляжу так, как будто я запутался, потому что я ничего не знаю. Ни про чьи возражения. Все, что я знаю, это, что мое плечо дергается, а в ушах у меня шумит. Разве вы сказали мне о том, что это возражения.

Сью: Я догадываюсь, что мы этого не знаем. Абсолютно правильно. Вы этого не знаете. Рик: Быть может, мы можем установить сигнал типа "да-нет", используя для этого плечо, а затем спросить у плеча (разрешения для руки продолжать давать ее сигналы "да-нет"?

Это очень близко к тому, что предложила Джим. А сейчас разрешите мне играть роль мета-комментатора и спросить вас, на каком шаге мы находимся, какого результата пытаемся достичь.

Рик: Я пытаюсь определить, исходят ли все сигналы от одной и той же части. И если нет, -- то каковы их функции.

Хорошо. Однако заметьте, что если вы используете прием, который предложила Джим, вам не надо будет определять это до тех пор, пока вы не перейдете к экологической проверке. А тогда может оказаться, что вам вообще не надо. этого делать. Если вы сделаете что-либо, что позволит вам "задержать" плечо и шум до экологической проверки, вы можете обнаружить тогда, что у них все еще есть какие-либо возражения. Если эти сигналы появятся как возражения, вы будете знать, что они исходят из разных частей. Если нет, то вы будете знать, что эти сигналы исходят из одной и той же части. Или же, возможно, что новые варианты поведения удовлетворяют не только ту часть, которая нагревает мою руку, но и другие части.

Неопределенность состоит в следующем: исходят ли эти сигналы от той же самой части, или же от других частей, которые надо принять к рассмотрению. Вы можете ответить на этот вопрос, Сказав: "Если движение плеча является другим сигналом, от той же самой части, которая заставляет вашу руку нагреваться, не может ли ваше плечо дернуться еще раз?" Если вы получаете это движение еще раз, то вы говорите: "Хорошо. А сейчас если шум в ушах тоже является сигналом от той же самой части, которая нагревает вашу руку, пусть шум станет сильнее". Если вы получаете усилиненис шума, то говорите: "Прекрасно. Я хочу, чтобы вы поблагодарили эту часть, которая является настолько могущественной, что может использовать множественные сигналы. Для того, чтобы вы продолжали оставаться спокойным, и чтобы яснее понимать, что здесь происходит, я прошу. вас, чтобы выв свою попросили эту часть задержать эти сигналы в пользу одного старого сигнала, а именно нагревания вашей правой руки.

Используя этот прием, я превращаю движения плеча и шум в ушах в сигналы типа "да-нет", а затем определяю, исходят ли они от той самой части или нет. Если я получаю ответ "нет", я могу использовать прием, который предложила Джон.

Предложение Джен очень удачно в смысле эффективности. Джен предложила, чтобы вы сначала заставили клиента поблагодарить движение плеча и шум в ушах для того, чтобы придать ответам ценность. Это всегда хороший способ присоединения. Затем вы заверяете эти части в том, что без их согласия не будет введено никаких бихевио-ральных изменений и что в конце процедуры с ними обязательно проконсультируются. Если в этот момент у этих новых частей возникают какие-то несогласия или дополнительные нужды, они должны быть заверены в том что когда дойдет до них очередь, ими займутся с тем же самым вниманием и уважением, с которым теперь относятся к той части, которая нагревает руку.

Женщина: Если все сигналы исходят из одной части, могу ли я вместо нагревания руки использовать движение плеча, так как это просто удобнее, я вижу это яснее?

Конечно же. Если оба сигнала равноправны, но один для вашего восприятия более доступен, попросите об изменении сигнала. Вообще-то вы можете использовать процесс переформирования как возможность мета-настройки себя на восприятие всех тех тончайших изменений, которые сопровождают сигнал "да-нет". Если я не вижу ничего такого, что сопровождало бы рассказ моего клиента о сигнале. который он получил, то это экологически ненадежная ситуация. Мне необходим ясно наблюдаемый сигнал, чтобы я мог проверить, правду ли говорит мне Клиент. Клиент может мне солгать, если он, например, недостаточно заинтересован в изменениях.

В этом случае я могу, например, сказать: "Приношу извинения вашему подсознанию. При остроте моего зрения в данный момент я не смог сейчас заметить ответ. Мне нужен прямой доступ к этому сигналу, чтобы быть абсолютно уверенным в том, что я общаюсь именно с той частью вашего подсознания, которая мне нужна. Я прошу вас снова вернуться внутрь себя. Я благодарю ту часть, которая дала вам вот этот сигнал, и в сущности это было все, что в действительности требовалось. Но я прошу и прошу только для себя, для того, чтобы ваше подсознание могло меня эффективно инструктировать, пусть оно покажет мне что-то, достаточно отчетливое, чтобы я мог заметить это. И я уверяю вас, что для меня это будет очень ценно.

Я объединяю себя с частью, с которой я работаю, и потом прошу подсознание выдать мне более отчетливый сигнал.

Мужчина: А можно было спросить часть, отвечающую за движение плеча: "Не можете ли вы объединиться с другой частью и вместе с ней произвести изменения?"

Проблема состоит в том, что вы предполагаете, что "движение плеча как сигнала исходит из другой части, и при этом у вас нет базы для этого предположения. Если вы спросите это, то можете все запутать. Если все сигналы исходят из одной части, как можно вообще ответить на этот вопрос? Вы должны всего лишь установить сигнал типа "да-нет" так, чтобы исключить возможность попадания части, с которой мы работаем, в запутанную ситуацию. Конечно, существуют случаи, когда надо исключить определенные возможности, используя для этого предположения, но только не в этот раз.

Продолжайте упражнения в течение часа, меняясь позициями. Используйте столько ситуаций, сколько успеете. Играя упорных, сопротивляющихся клиентов, обеспечьте себя живым опытом для того, чтобы справиться в ситуациях такого рода.

Такая форма упражнений позволяет добиться утонченности в использовании любой техники. Заставьте кого-либо играть роль наиболее трудного клиента, о каком вы только можете подумать, а затем испытайте разные способы достижения тех реакций, которые вам нужны. Если в какой-то момент вы не сможете создать 3 выбора и мета-комментатор не сможет вам помочь, обязательно зовите кого-либо из нас.

Дискуссия

Вы тренировались в применении шестишагового переформирования с вариациями и обратной связью от наблюдателя. Но я хотел бы быть уверенным в том, что вы тренировались в применении рефрейминга, понимая при этом нашу отдаленную цель. Наш конечный результат должен заключаться в том, чтобы эта схема и ей подобные в конечном итоге совершенно исчезли из вашего поведения. Любая схема -- это костыли, и ни в коем случае. она не заменит вам: 1. полной гибкости поведения; 2. сенсорного опыта и 3. знания того результата, к которому вы стреми -- тесь. Если у вас как у профессионального коммуникатора есть все 3 эти способности, то вам больше ничего и не надо.

Те исследования, которые мы провели на таких комму-никаторах, как Милтон Эриксон, Вирджиния Сейтер, а также на многих людях бизнеса, дали нам возможность создать специфические образующие схемы. Эти схемы являются костылями, или трюками, или способами, которые могут дать вам возможность заметить, что происходит на сенсорном уровне, и варьировать свое поведение, чтобы достичь определенного результата.

В настоящее время я никогда неделаю переформирование по полной схеме, за исключением того, когда преследую обучающие цели на семинарах. Рефрейминг составляет любое другое действие, которое я произвожу, я никогда не работаю без рефрейминга. Каждая работа, которую я делаю, заключает в себе переформирование как одну из составных частей. И только на семинарах я делаю рефрейминг пошаговым способом.

А пройдя через семинар, вы будете знать, что вы профессионал, и в конце семинара вы откроете для себя, что неопределенности больше нет: вы знаете, что совершите изменения, к которым вы стремитесь.; Однако вы не будете знать, как производите эти изменения до тех пор, пока вы не остановитесь и не спросите себя, что из всего, что вы делаете, вы делаете систематически. И это будет естественным результатом того, что вы. уделяете определенное время и тратите свои усилия на то, чтобы использовать эти схемы пошагово и систематически, пока они не станут использоваться так гладко, что превратятся в автоматизмы, подобные пожатию рук или вождению машины. Они превращаются в рефлекторные реакции на определенные контекстуальные стимулы, и таким образом, ваше поведение всегда будет адекватно и будет эффективно приводить к тем результатам, которые вам нужны. эЕсть ли у вас ко мне вопросы?

Мужчина: Допустим, вы просите клиента обратиться внутрь себя и спросить часть, ответственную за поведение X, сказать, будет лц она коммуницировать с ним в сознании. Он обращается внутрь себя, возвращается и говорит: "Ничего не произошло." Что вы делаете в этом случае?

Одна из возможностей заключается в том, чтобы сказать: "Опишите, пожалуйста, ваши чувства, которые вы испытываете прямо сейчас, как вы ощущаете себя кинестетически?" После того, как он или она предлагает описание, вы можете сказать: "А сейчас начните проявлять поведение X." Тогда клиент либо начинает проявлять поведение X, либо начинает чувствовать себя так, как будто это делает. Как только вы увидите изменения, которые сможете зафиксировать, скажите: "Стоп. А сейчас снова опишите ваши внутренние ощущения." Между двумя описаниями будут различия. Любое из этих различий вы можете использовать как сигнал.

Рефрейминг радикально отличается от обычных психотерапевтических техник, так как в этом случае я являюсь консультантом, а клиент является собственным психотерапевтом и гипнотизером. При обычных условиях я являюсь психотерапевтом и гипнотизером и я беру на себя. ответственность за получение доступа к переживаниям и за вызывание реакций. В случае же рефрейминга клиент сам берет на себя ответственность за то, чтобы это делать. Я действую, как консультант его сознания. Если он не может установить коммуникации, я прошу его стать той частью своей личности, которая делает X. Физиологические различия между его обычным состоянием, которое имеет место, когда он делает X, повлекут за собой именно те физиологические изменения, которые он сможет использовать как сигналы. Когда люди проявляют поведение, которое им самим не нравится, они обычно ощущают изменения в напряжении мышц, температуры кожи и т.д. Любое из этих изменений может послужить вам сигналом, и будет -- испытываться клиентом тогда, когда вы просите его проявить поведение X.

Иногда вам просто надо научить человека различать оттенки своего внутреннего опыта. Вы просите клиента описачьсвос состояние в данный момент. Затем вы просите его попрыгать в течение 2 минут и затем снова описать свое состояние и его изменения.

Иногда человек настолько закрепило помощью якоря свое состояние, что каких-либо изменений достичь очень трудно. Попросите его попрыгать или же сделать еще что-нибудь, что отличалось бы значительно от его теперешнего состояния, и-это может несколько изменить первоначальное состояние.

Херб: Когда я впервые познакомился на семинаре с рефреймингом, полное его выполнение занимало у нас от получаса до часа времени. В своей практике в настоящее время я заметил, что весьма часто оно занимает у меня несколько сеансов.

Прекрасно. Это весьма небесполезное замечание. Я уже слышал это от других. Растяжение во времени является следствием вашего более близкого знакомства с этой техникой и имеет отношение также к вашей чувствительности по отношению к клиенту. Иногда переформирование представляет собой настолько значительную реорганизацию личности, что на это требуется по меньшей мере 3 или 4 сеанса.

Сейчас я могу сказать, что могу сделать рефрейминг за 3 минуты, но только тогда, когда я элиминирую сознание клиента. Таким образом, я предполагаю, что вьгобращае-тесь прямо к сознанию клиента. Оно выделяет сигналы и предлагает ответы. Без вовлечения сознания рефрейминг можно сделать в 10 раз быстрее и достичь тех же самых результатов. Но я думаю, что вовлечение сознания является весьма ценным свойством этой модели, поскольку, вовлекая сознание, мы даем нашему клиенту возможность стать автономным по истечении некоторого периода времени. Клиент вовлекается на правах партнера на сознательном уровне в процесс произведения изменений, и поэтому в дальнейшем для него будет легче использовать этот процесс самостоятельно.

Сам по себе рефрейминг -- действительно сложная задача, Он включает в себя диспозицию между сознанием клиента и частью, ответственной за нежелательный стереотип поведения. Если вы переформировываете себя, вам нужна гще третья часть -- программист, который следит за тем. что происходит, и. таким образом, мы имеем трехуровневую задачу. Если же сначала вы производите переформирование с другими, вы можете сделать сам процесс рефрейминга автоматическим. Тогда рефрейминг себя сводится к двухуровневой задаче, то есть такой задаче, которая разрешима для большинства людей.

Если вы легко создаете галлюцинации, вы можете производить рефрейминг таким образом, как будто вы видите себя сидящим напротив в другом кресле, Тогда вы задаете себе вопросы и замечаете ответы, которые получаете. Этот вид открытой визуальной диссоциации между частью вас, которая является клиентом, и той частью, которая действует как программист, поможет вам легко классифицировать свои поведенческие реакции.

Рефрейминг самого себя заключает в себе еще и другую проблему. Вы используете свои собственные ограничения для того, чтобы что-то сделать с теми же самыми ограничениями., что может нередко завести вас в тупи

Как это сказано в уловке 22: "Если у вас перед глазами летают мошки, вы не видите мошек перед глазами". Производя рефрейминг с другими людьми, у которых имеются иные ограничения, чем у вас, вы достигаете успеха в снятии ограничений и от этого становитесь более вооруженными для того, чтобы справиться со своими ограничениями. . Несмотря на все проблемы, которые я упомянул, существуют многие люди, которые себя успешно рефреймиро-вали и достигли высоких глубоких и устойчивых изменений.

Если вы успешно занимаетесь рефреймингом с другими людьми в течение месяца, скорее всего вы обнаружите, что при этом рефреймирусте себя. Если вы действительно стремитесь к некоторым личностным изменениям, рефрейминг срабатывает для вас успешно.

Мужчина: Один из моих клиентов был очень вербализованным и концептуальным, и он очень хотел пройти через эту процедуру, и я произвел ее совершенно невербально и подсознательно.

Прекрасно. Это действительно чудесный вариант. Мужчина: Должны ли все те минимальные изменения, которые мы берем с самого начала за сигнал, оставаться постоянными в течение всего процесса рефрейминга?

Да. Единственное исключение, которое я знаю, допустимо тогда, когда первоначальный сигнал очень неприятен клиенту, тогда вы должны преобразовать или изменить сигнал прямо в этот момент, но новый должен быть постоянным. Джим: Один из моих клиентов получил как первоначальный сигнал определенное ощущение в ноге, но дальше мы с ним никуда продвинуться не смогли. Тогда я попросил его поискать другой сигнал и получил очень сильное изменение в мимике.

Я догадываюсь, что вы могли начинать с любого из этих сигналов либо же использовать любой из них. Вы должны были принять во внимание вашу собственную остроту восприятия, а также то, что ваш клиент мог реагировать на процедуру переформирования идиосинкразическим образом. Каждому клиенту подходят какие-то определенные сигналы.

Женщина: Встречались ли вам клиенты, которые говорили: "Я не способен изобрести никаких новых вариантов"?

Да. В этом случае вы можете использовать любую технику типа "Я не знаю". "Ну, хорошо, а если бы вы знали, что бы-это было?" "Отгадайте, что это могло бы быть? ". "Сегодня это вам приснится, а вы завтра мне об этом расскажете". "Подумайте о ком-то, кто в данной ситуации ведет себя эффективно. А сейчас посмотрите и послушайте, как он себя ведет, что он делает?"

Большинство из вас живет в определенных пространственно-временных ограничениях, например, на каждого клиента у вас приходится не более часа. Если время у вас кончается, а вы не можете сдвинуться с места, то вы можете прореагировать на это различными способами. Пошлите клиента в мир, и пусть он найдет там реальную модель. "Найдите кого-либо. кто знал бы, как вести себя эффективно в данной ситуации и в данной области. Понаблюдайте за ним, послушайте, что он говорит". Милтон Эриксон часто поступал так со своими клиентами. Если йы знаете какую-то книгу, или какой-то фильм с изоморфной ситуацией, вы можете клиенту дать задание просмотреть фильм или прочитать книгу. Или же можно дать задание спросить своего друга о том, как бы он поступят в этой ситуации.

Другим вариантом является программирование сновидений. "Обратитесь внутрь себя и спросите ту часть вас, которая пыталась создать творческие решения вашей проблемы, возьмет ли она себя ответственность во время периода сновидений сегодня ночью создать новые варианты поведения и проявить их сегодня в сновидениях". Получите ответ "да", а затем спросите, "Возьмет ли часть Х ответственность за выбор из всех новых вариантов трех наилучших и за применение их в соответствующей ситуации?" И клиент уходит от вас с запрограммированными сновидениями, видит эти сновидения, и проявляет это новое поведение. Когда через две недели он снова к вам, то можете сказать о тех изменениях, которые произошли.

Джил: Я обнаружила, что многие клиенты негативно реализуют на слово "ответственность" на шаге 5, но если я говорю: "Спросите часть X, не хочет ли она сделать выбор из всех новых вариантов, созданных творческой частью?" Тогда все идет гладко.

Прекрасно. Держите в уме результат, к которому вы стремитесь и используйте любые слова, которые ведут к достижению этого результата.

Скипп: Когда я дохожу до экологической проверки, получаю сигнал, и проверяю, является ли этот сигнал возражением, то мне непонятно, почему в этом случае я должен возвращаться на второй шаг, когда и могу вернуться на 4.

Да, вы вполне можете вернуться на 4. Скипп предполагает, что если вы делаете экологическую проверку, то вместо того, чтобы дать возражающей части новые способы достижения своей цели, вы можете просто вернуться на 4 и найти для части Х другие варианты поведения, против которых возражающая часть возражать не будет. Это превосходный вариант и часто он будет гораздо лучше, чем стандартный, тогда, если чсть, с которой вы работали первоначально, выбирает такой вариант решения проблемы, как суицид.

Мужчина: Одна женщина, с которой я работал, хотела оценивать каждый из новых вариантов отдельно. Мне это показалось правомерным. И она сделала все именно так.

Прекрасно. Рассмотрение каждого варианта по очереди ведет к большей точности и эффективности процесса, нежели сваливание всех вариантов в одну кучу. Некоторые из людей нуждаются действительно в большей точности в процессе обработки информации. Таким людям вы должны подавать информацию более точно, и разбивать ее на более мелкие куски, чем обычно. В случае, который вы описали, то чтовы сделали, было нетолько желательно, но и необходимо для того, чтобы приспособиться к личностному стилю этой женщины.

Женщина: А я всегда делаю экологическую перед тем, как сделать присоединение к будущему. Почему мы должны сначала делать присоединение к будущему, если сначала можно пересмотреть новые варианты, улучшить их, а уже затем присоединить их к будущему?

Вы вполне можете поступать так, и часто вы преуспеваете в этом. Но есть важная причина для того, чтобы сначала производить присоединение к будущему. Присоединение к будущему помещает новое поведение в определенный контекст, проверяя его в воображении. И остальные части могут понять, что у них есть возражения только тогда, когда вы уже присоединили новые реакции к будущему, и поместили их в определенный контекст. Если вы будете делать присоединение к будущему в последнюю очередь, то возражения будут возникать заново, и вы об этом не узнаете, если не будете внимательны в Этот момент к признакам неконгруэнтности.

Женщина: Что вы делаете, если клиент говорит: "нет, это не то, чего бы мне хотелось?" (Она утвердительно качает голорой вверх и вниз).

Мы будем поступать так, как всегда поступаем с не-конгруэнтностью. Я обычно отвечаю: "Да, я дейс-твительно согласен с вами" (Он отрицательно качает головой из стороны в сторону). И тогда у нее наступает "короткое замыкание", она впадает в состояние растерянности, и в этот момент, я могу сделать все, что угодно.

Но я мог бы и просто утилизировать ее реакцию и вернуть ее ей. "Я не думаю, что это так". (Кивает головой утвердительно). "Однако, давайте предположим, что это так". Поступая таким образом, я валидизирую и сознательную и бессознательную реакции, как если бы я сказал: "Я осознаю, что и то, и другое присутствует здесь".

После этого я продолжаю устанавливать и встраивать те веденческие реакции, которые ее подсознание согласно иметь. Общей стротегией, которой я рукоодствуюсь при получении конфликтных сообщений, подобных этому, состоит в том, что я всегда заимодействую с той частью сообщения которая находится вне сознания, поскольку делая это, я всегда выигрываю. Именно ее подсознание управляет всем этим делом в любом случае. Она просто не способна осознать это, да это ей вовсе и не нужно.

Именно с этой проблемой столкнулись в Симонтоне, работая с пациентами, больными раком. Они могут принимать только тех клиентов, которые сознательно согласны принять утверждение, что это они сами создали себе раковые опухоли. Это исключает большой процент раковых пациентов. В сущности, большинство пациентов, больных раком, имеют систему убеждений, которая устраняет принятие ответственности за свою болезнь. Большинство раковых пациентов убеждены, что они не должны открыто просить о внимании или помощи и вообще иметь какую-либо вторую выгоду от болезни, именно это убеждение делает необходимой саму болезнь.

В нашей культуре нездоровье и болезни рассматриваются как "непроизвольные реакции", за которые человек совершенно не отвечает. Таким образом, болезнь становится прекрасным способом получения внимания и помощи, причем это происходит бессознательно, непроизвольно, и вы за это не отвечаете. Болезни, психические и соматические являются весьма модными способами получения реакций от других людей, причем сам получающий не несет за это никакой ответственности.

В Симонтоне настаивают на том, чтобы клиенты брали на себя полную сознательную ответственность за то, что создали себе опухоли, и это замечательный способ подхода к лечению этих заболеваний. Но крупным недостатком этого подхода является то, что в этом случае помощь становится доступной очень небольшому числу пациентов.

Женщина: Но вы же можете работать с популяцией, которая сознательно убеждает в том, что они не несут никакой ответственности за болезнь, попросив их при этом оставить на некоторое время в стороне свои убеждения.

Верно. Попросите их просто предположить. Вы можете даже согласиться, что они не несут никакой ответственности, но сказать, что вы открыли такой-факт, когда при некоторых "психологических" преобразованиях люди оказываются способными излечить болезнь, физическую по своей природе.

Затем вы идете и делаете шестишаговое переформирование точно такое, как вы делали бы с человеком, который говорит: "Я уверен в том, что я сам у себя это вызываю".

Я даже не знаю, чья система убеждений является "правильной". Я знаю толко, что с помощью переформирования можно устранить соматические симптомы.

Мужчина: Не предполагаете ли вы, что можно использовать систему Симонтона, весь их подход на бессознательном уровне?

Да. Единственное, что вам надо сделать, это использовать шестишаговый рефрейминг на полностью бессознательном уровне. И позитивное намерение и новые варианты поведения могут -- быть бессознательными.

Когда подсознание отказывается лроинформировать сознание о содержании позитивного намерения, Я обычно поворачиваюсь к клиенту и говорю: "Не хотели бы вы просто поверить в то, что ваше подсознание благонамеренно даже тогда, когда оно не хочет сказать вам, что же такого хорошего оно хочет сделать для вас с помощью данного стереотипа поведения?" Если я достигну раппорта, клиент соглашается. "Хорошо. Я хочу попробовать." Если получаю ответ "нет", то я спрашиваю, не хотят ли они просто предположить это. Или вы можете сказать: "Посмотрите, разве вы в действительности имеете выбор? Вы уже сделали предположение, что часть вашей личности, которая заведует стереотипом, от которого вы хотите избавиться, является плохой частью личности, вы провалились полностью. Давайте предположим, что имеет место обратное, и поддержим это предположение в течение двух недель, а в конце этого срока вы скажете мне, какой способ оказался более эффективным."

Женщина: На конференции, которая состоялась недавно, я слышала, что в Симонтоне очень благодарны вам за то, что они взяли от вас. Они приводили примеры, касающиеся продолжения репрезентативных систем, которые они добавили к своей технике визуализации.

Да. Они получили хорошие результаты, предлагая пациентам визуализировать, как лейкоциты пожирают раковые клетки. Если вы на этот визуальный образ: наложите. конгруэнтное звуки и ощущения, то это станет гораздо более ощутимым. А говорили ли они там о различии между сознательными и бессознательными убеждениями?

Женщина: Они говорили там о том, что разницу они осознали, но не могут понять, что им с этим делать?

Именно в этом месте мы остановились. Я работал с ними достаточно долго, чтобы почувствовать, что они ясно, четко и крепко усвоили понятие репрезентативных систем и их наложения. Они пришли к выводу, что изложение произвести очень легко, и это им сильно понравилось. Они также поняли, что у рефрейминга больше преимущества просто с точки зрения необходимого разнообразия, но у них не было времени, чтобы приобрести достаточный опыт и внедрить его в свою систему. Если бы они использовали шестишаговое подсознательное переформирование, количество их пациентов резко увеличилось бы, поскольку в их число вошли бы те, которые сознательно не хотят принимать убеждение в том, что они отвечают за свою болезнь.

Женщина: Можете ли вы работать одновременно более чем с двумя частями личности?

Да. Иногда мне случалось работать одновременно с 12-15 частями.

Женщина: Итак, у вас может обнаружиться 6 возражающих частей. Они что-то будут говорить друг другу и той части, которая ответственна за нежелательный стереотип поведения?

Да. Я устраиваю среди них собрания, но в каждый отдельный момент я говорю только с одной частью, кроме тех случаев, если я перед тем попросил их выбрать одного представителя, который будет говорить за всех, сразу. Я говорю: "А сейчас вы, как представитель всех остальных, пойдите к части А и узнайте та-та -- та". А затем я могу сказать: "А сейчас представитель других 5 частей и та-та -- та". Время никогда не является настоящим ограничением, поскольку вы всегда можете сказать: "Хорошо. А сейчас мы прервемся. Давайте здесь снова встретимся завтра в 8 часов вечера". Единственное реальное ограничение состоит в том, со сколькими частями одновременно вы как программист можете иметь дело. Я могу иметь дело сразу с очень большим количеством их, потому что у меня есть большой опыт. Вы можете определить каждый для себя, как много вы можете запомнить. Если вы начнете говорить так: "Ох, это же не та часть... Это было... Нет это другое... Ах... ", то скорее всего вы запутаете вашего клиента окончательно.

Мужчина: У меня была клиентка, которая давала своим частям имена и названия. У нас была сексуальная богиня, потом была леди в белых перчатках, и у нас было что-то с гениталиями. Она всегда держала ноги скрещенными и другие части, которые она легко могла идентифицировать, говорить о них и заставлять говорить о них меня.

Да, многие из них имеют имена, а если не имеют, вы всегда можете быстро назвать их сами. Существует много способов, которые помогут вам уследить за ними, но вы должны также следить за каждым высказыванием, за тем, какая из частей сказала это, и за тем, кто говорит сейчас. У некоторых людей все части говорят одним голосом, у других -- разными голосами. Суть заключается в том, за каким количеством Явлений вы сами можете уследить.

Мужчина: Как я могу использовать переформирование для собственного личностного роста?

Первое переформирование, которое я бы здесь произвел, касалось бы того, чтобы вы использовали другое слово, а не"рост". Существует определенная опасность, когда вы развитие личности описываете при помощи слова "рост". Люди, которые, действительно изменяясь, "растут", имеют склонность обнаружить у себя бородавки, опухоли и тому подобные вещи. Как гипнотизер, вы должны понимать, что здесь вы имеете дело с языком органов. Вы действительно всегда можете произвести сознательное переформирование с самим собой, но один из лучших способов сделать это заключается в том, чтобы построить такую часть вашего подсознания, которую вы можете назвать мета-частью, и ее обязанностями будут следующие: когда вы будете засыпать, проанализирруйте прошедший день и выберите две важные. рещи, которые стоит переформировать. И производите переформирование каждой ночью после того, как вы засыпаете. Раньше на семинарах мы проделывали это с каждым, и люди при этом изменялись просто фантастически.

Женщина: Вы даже не программировали эти две вещи? Вы просто оставляли это в подсознании?

Да. Мы погружали человека в глубокий транс и обучали его подсознание или какую-то часть модели переформирования. Мы говорили: "Хорошо, подсознание. Сегодня мы собираемся построить определенную часть, которая бы занималась переформированием. Я хочу, чтобы ты, подсознание, выбрало что-либо, что не понравилось тебе в сознательном поведении в течение сегодняшнего дня. Сначала идентифицируй это, а затем..." Мы очень тщательность и систематически проводили подсозьанис по всем 6 шагам. Мы нс говорили просто: "Сделай это -- . Мы тщательно проводили по всем шести шагам. Сознание человека в этот момент было отключено, он реагировал, находясь в трансе, при этом мы использовали пальцевые сигналы, а также другие сигналы "да", "нет", либо же делали это вербально, если клиент оказывался хорошим вербальным коммуникатором. Сначала я это делал с подсознанием систематически. А затем попросил подсознание выбрать второй объект переформирования и сделать это самому и взять меня в помощь, если возникнут трудности. Я буквально обучал подсознание человека шестишаговой модели, пока через некоторое время оно начинало делать это четко и гладко. Затем я говорил: "Итак, на каждую ночь после того, как он уснет, идентифицируй и переформируй две вещи, которые тебе не понравились в сознательном поведении в течение сегодняшнего дня. Сначала идентифицирует это, а затем..." Мы очень тщательно и систмати-чески проводили подсознание по всем шести шагам.

Через месяц я проводил проверку того, что было сделано подсознанием. Эти люди изменились как сумасшедшие. Подсознание одного студента рассказало мне, как каждую ночь оно видело, его, стоящего перед доской, и он писал на этой доске список всего того, что ему не понравилось его поведении в течение данного дня. Затем все части обсуждали каждое из обнаруженных явлений, затем голосовали и выбирали два из них. А затем подсознание эти два явления переформировывало. Затем все части обсуждали результаты предыдущих переформировании и читали протоколы прошлых

переформировании. Он был очень организованным парнем.

Этот механизм работал очень хорошо примерно в течение трех месяцев у каждого из наших студентов, а затем требовалась новая процедура построения такой части. Люди изменялись настолько сильно, что автоматического запуска хватало не больше чем на три месяца.

Женщина: Почему вы должны были обучать подсознание шаговым образом?

Если человек переформировывает других, то подсознание знает об этом гораздо больше, не так ли?

Весьма и весьма важно убедиться, что подсознание делает это четко и методично, сказав: "Подсознание это знает", вы предполагаете больше, чем я хотел бы предположить. Подсознание некоторых людей не знает об этом, у других оно осведомлено. Но я не хочу рисковать. Я хочу построить часть, чьей обязанностью является каждую ночь появляться и говорить: "Сейчас время для переформирова ния!" Вы всегда можете сознательно переформировывать себя, однако, гораздо более целесообразно является построение такой части, которая занималась бы этим пока вы спите. Разрешите нашим частям действовать самостоятельно. У себя такую часть установить трудно. Хорошо бы кого-то попросить погрузить вас в транс и сконструировать такую часть.

Билл: Вопрос, который меня мучает, заключается в том, какие сигналы использовать в ходе переформирования. Одни рекомендуют использовать сигналы "да-нет", другие говорят о том, что можно обратиться внутрь себя, задавать вопросы и смотреть, что в ответ на них появится. Вчера вечером вы провели меня через переформирование типа договора между частями личности, не тратя времени на то, чтобы выделить конкретные сигналы.

"Ах", у меня были сигналы "да-нет". Вы реагировали специфическим образом, и это я заметил.

Билл: Хорошо, у вас были сигналы типа "да-нет". Но в нашем собственном опыте переформирования самих себя, как я думаю, единственное, что мы можем использовать в качестве сигнала, -- это показательная реакция, в которой мы отдаем себе отчет. Ответ, который я получил, находясь в моей предполагаемой репрезентатичной системе, это был знакомый мне "внутренний голосок, который я всегда слышу, и которому я научился недоверять, звучи он во мне или моих клиентах. Как мы можем доверять сигналу, если он появляется в предполагаемой репрезентативной системе?

Действительно, это противоречие. Вы спрашиваете: "Какой сигнал может появиться в наиболее предполагаемой репрезентативной системе, который был бы подсознательным сигналом?" Самая предпочитаемая репрезентативная система -это осознаваемая система. Лучше получить такой сигнал, который ы не находился под контролем сознания. Если вашим сигналом является диалог, и ы ему не доверяете, тогда единственная возможность у вас остается -- это получение непроизвольного сигнала в ки-нестатической и визуальной форме. Вы получаете непроизвольный сигнал типа "да-нет" и это не поднятие пальца, и ни что-либо другое, что может появиться при сознательном контроле.

Билл: У меня возникла такая же путиница, когда вы говорили о пальцевых сигналах. Каждый говорит о том, что он гипнотизирует людей, используя пальцевые сигналы. Большинство людей, с которыми я работал, могут делать это сознательно. Какая польза может быть в том, что вы заставляете человека давать вам такой сигнал, который может быть взят под сознательный контроль.

Они могут сознательно шевелить пальцами, но они не могут делать сознательно бессознательные движения. Можете ли вы различать сознательные и бессознательные движения?

Билл: Да, но беспокоит меня здесь вот что: человек может давать мне всяческие сигналы, говорящие мне о том, что он находится глубоко в трансе и я вижу массу непроизвольных изменений, а вот пальцевый сигнал выглядит как сознательное движение. Должен ли я тогда интерпретировать это как сознательное движение?

Нет, не должен, но я всегда интерпретирую. Я бы сказал: "Не с помощью этой психики", или что-то такое же тонкое. Я всегда хочу проверить. Лично я не использую пальцевые сигналы как сигналы. Я их использую для того, чтобы отвлечь клиента, и при этом установить какую-нибудь иную сигнальную систему.

Билл: А как конкретно вы устанавливаете эти другие сигналы?

Ну, например, я делаю колибровку. Я говорю: "Ваше подсознание может поднять этот палец, и это будет означать ответ да". Затем я наблюдаю и вижу, что еще происходит естественным образом, когда палец поднимается. "А вот этот палец -- чтобы ответить нет".

Я фиксирую невербальное различие между двумя этими сигналами. Если я в чем-то неуверен, я повторю это хоть десять раз, пока не получу уверенность. Я могу сделать еще и другое: пред тем, как вводить клиента в транс, установить крупные сигналы сказав: "Смотрите, сейчас вы войдете в транс. Мы собираемся установить сигнал "да" (поворачивает голову влево) и сигнал "нет" (новорачивает голову направо), и это будет уже системой коммуникации. Затем, когда человек входит в транс, вы получаете от него эти крупные сигналы. Это его голова будет поворачиваться налево и направо. Конечно же, вы можете использовать любые движения, чтобы установить сигнал. Это может быть поднятая бровь, расширенные ноздри, все, что угодно, что он может выделить сознательно.Если он не выполняет сигнального движения, вы можете потребовать чегонибудь другого. Вы можете сказать: "Если все не идет так, как я этого хочу, я с презрением поднимаю брови". Используя скрытые команды для того, чтобы убедиться в том, что брови поднимаются. Вы можете делать совершенно -очевидные вещи, его сознание ничего не заменит. Иногда я устанавливаю сигнал типа "да-нет", используя движение ноги человека, движение одной ноги для "да", движение другой ноги -- для "нет". Я могу сказать: "Если вы на что-то реагируете позитивно, вашу левую ногу выставляйте вперед... И вы знаете, какая нога будет правильной... И в этом случае... Не так ли?" Он демонстрирует это невербально. Важная вещь заключается в том, что я всегда проверяю, задавая безобидные вопросы. Вместо того, чтобы непосредственно переходить к тому материалу, который меня интересует, я начинаю задавать вопросы, на которые я знаю ответы, чтобы убедиться в том, что правильный сигнал стоит на правильном месте. Я могу сказать: "Итак, вас зовут Билл, и вы знаете, что это так, не так ли?" Если я получаю ответ "нет", то я говорю: "Ага! Кому-то я это говорю?" Подробнее об этом вы можете прочесть в книге "Формирование транса".

Женщина: Когда мы работаем с собой, и появляется такая часть, которую мы не можем идентифицировать, или же такая часть, которая просто отказывается выйти и сказать, что она такое или кто она такой, и вы действительно не можете получить доступ к этой части...

Это подобно тому, если бы вы сказали: В моей семье есть такой человек, с которым я не могу поговорить." Это всегда является функцией вашей коммуникации. Иногда человек обращается внутрь себя и говорит: "Ничего не произошло, тогда вы можете сделать следующее, например...

Да, я знаю, что в течение многих лет вы были не в ладах со своей частью. Вы ее оскорбляли и боролись противное. Если бы вы так обращались со мной, то я бы вам тоже ничего не сказал. И поэтому я вам рекомендую обратиться к ней, и извиниться перед ней и сказать, что до сих пор вы неправильно понимали ее намерения. И сейчас искренне хотели бы действительно поговорить с ней. После того как человек обратится внутрь себя и извинится, в девяти случаях из десяти он получит ответ.

Иногда человек обращается внутрь себя и говорит: "Ах ты, дрянная отвратительная часть", конечно же эта часть отвечает: "Если ты хочешь получить ответ, говори по-другому. Нс хочешь, чтобы я усилила свойот-вет?" Ваша коммуникация с вашими собственными частями должна быть настолько приятной, или же гораздо более приятной нежели ваша коммуникация с другими людьми.

Женщина: Вчера вы упомянули, что могут быть части, v которых по-видимому нет функций. Что вы делаете тогда?

В принципе это довольно легко. Поскольку какая-то часть не имеет функции, вы можете ей просто приписать позитивную функцию, с которой она согласится. Практически, если вы поступаете так, то это создает некоторое замешательство.

Года четыре назад я работал с женщиной, которая сказала мне, что когда она остается одна, она не может решить, что ей делать. Она начинает нервничать и ходить туда-сюда. Когда дома ее муж, она может сидеть и читать журнал, пойти в гости. Но когда она остается одна, она не может сидеть и читать журнал

Я сказал ей: "Похоже на то, что вам приносит много беспокойств то, что вы нервничаете оставаясь одна, не можете ли вы мне сказать, как именно вы нервничаете каждый раз, когда остаетесь одна?" Она уставилась в пространство, потому что я ей задал такой странный вопрос. "Я не знаю, я никогда об этом не думала". "Для меня очевидно что какая-то часть вашей личности заставляет вас делать это. И мне кажется очень глупым, что эта часть делает это без всякой причины. Должно быть она старается для вас сделать что-то полезное. И мы должны определить,. . что же именно.

Итак, мы приступили к шестишаговому переформированию. 6 или 7 раз мы прощли через фазу, когда сигналы исчезали и снова появлялись, наконец, поскольку я не мог перейти к следующему шагу, я заставил его снова обратиться внутрь себя: "Спросите у той части, знает ли она, что полезного она делает?" Она не получила никакого ответа. Тогда я сказал: "Если она не знает, что она делает для вас что-то полезное или нет, заставьте ее ответить "да", "нет". Она снова ушла внутрь себя, и снова спросила, и в ответ получила: "да", "нет", "да", "нет" несколько раз. Она выглядела растерянной потому что на одном уровне она получала невербальные сигналы, а на другом она не знала, что они означают.

Тогда я сказал, обращаясь к этой части: "Не хотела бы ты ей сказать свою функцию для того, чтобы она сказала об этом мне?" Если она скажет мне твою функцию, я пообещаю тебе, что именно я буду оценивать ее полезность, я. а не она. Согласишься ли ты рассказать о своей функции в таком случае?" В ответ я получил совершенно воодушевленное "да" даже без того, чтобы она обратилась внутрь себя. Потом она закрыла уши руками и на ее лице появилось странное выражение. "Что она вам сказала?" "Ну, я действительно не хочу говорить это вслух".

"Но вы должны сделать это, вы же знаете, я же обещал, а я держу свои обещания". Логика этого утверждения была совершенно искаженной, но она заставила ее сказать мне, что она услышала от своей части. Эта часть сказала нечто метафоричное: "Ты всегда одна, когда вокруг тебя люди, а когда ты одна -- ты в толпе". Я подумал, что это может означать, примерно в течение минуты, но не нашел в этом особого смысла. Но мне показалось, что эта часть старается заставить ее использовать лучше то время, которое она проводит с людьми. Затем я задал несколько вопросов, и обратился к. той ее части: "Не обстоит ли дело так, что, если она находится среди людей, она по-настоящему с ними не разговаривает, а просто сидит и чувствует себя в безопасности?" А когда вокруг никого нет, она проводит свое время, стараясь решить, с кем бы она хотела сейчас быть и что делать. Может быть, вы стараетесь полнее использовать ресурсы, которые ей доступны? Не так ли?" И снова я получил непосредственный и одушевленный ответ: "Нет". Потом я снова попросил ее обратиться внутрь себя испросить: "Если не это, так что?" Часть ответила: "Я не знаю ответа на этот вопрос. То, что вы сказали до этого, звучит хорошо. Это звучит так, что мне захотелось бы сделать это, ведь я так раздражаюсь, когда не знаю, что делать".

"Как вы используете свое раздражение? Какова цель вашего раздражения?" "Я не знаю".

"Какое намерение скрывается за вашим раздражением?"

"Видителикаждый, ктосомнойнаходится, раздражается, если я ничего не делаю".

"И что? Если рядом никого нет, вы раздражаетесь на них?:

"Я догадываюсь, что это именно так. Я не знаю". Это звучит по-прежнему неубедительно, но как-то приемлемо.

"Нс хотели бы вы делать что-либо иное?" "Да, если бы у меня было какое-нибудь дело, я бы не раздражалась и не тревожилась".

И затем я дал этой части некоторые способы решения относительно того, чем стоило бы заняться. Похоже, что эта часть не знала своей цены. Насколько мне удалось понять, когда она была с другими людьми, то она раздражалась, когда она ничего не делала, так что она всегда что-нибудь делала. Когда вокруг никого не было, она раздражалась и тревожилась, но ничего не делала. Это повторялось систематически и, похоже, не представляло собой никакой полезной функции, которую мне удалось бы выделить. Это было похоже на замкнутый мотивационный круг, на путь, который никуда не ведет.

Мэри: Я сейчас думаю об одном человеке, с которым. работают, наверное, 10 человек из присутствующих здесь...

Десять из вас работали с одним человеком? Да это первое, что мне хотелось прекратить. Это кого угодно све -- дет с ума.

Мэри: У этой женщины были сильная тошнота и рвота, и никаких соматических причин этому не было. Мне известно множество причин, по которым она держала свою тошноту.

Ну, конечно, подумайте, если бы у нее не стало тошноты, она потеряла бы 10 друзей. Это первое, что приходит мне в голову.

Мэри: Если бы у этой женщины не было тошноты, она должна была бы вступить в сексуальные отношения со своим мужем и потеряла бы много выгодных сторон своей жизни. Я проводила с ней переформирование, но она возвращалась ко мне каждые два месяца, говоря: "Но у меня опять это появилось, и я думаю..."

В данном случае иметь дело с тошнотой, насколько мне удалось это понять, совершенно неправильно. Единственная вещь, которая делает возможным для нее существование столь устойчивого симптома, -- это отсутствие позитивных сексуальных отношений с мужем и отсутствие всех -- остальных выгодных сторон ее жизни. Итак, я совершенно не собираюсь связываться с этой тошнотой. Я нашел бы все те причины, которые делают возможным существование тошноты. Если бы у нее были хорошие сексуальные отношения с мужем и все то, что у нее нс было в жизни, то тошноты не было бы. Именно на это направлено все переформирование, на определение того, что еще должно произойти для того, чтобы клиент не нуждался в симптомах.

Мэри: Она сопротивлялась всему, что мы с ней делали, мы хотели, чтобы пришел муж, он пришел к нам, но она все равно сопротивлялась. Она не собиралась бросать его, хотя его ненавидела... поскольку он обеспечивал ей безопасность.

Клиенты не сопротивляются, Мэри. Это очень важно. И я хочу, чтобы вы это поняли. Клиент демонстрирует, что вы не понимаете.

Мэри: Я думаю, что часто сопротивляются... Нет, ча-сти не сопротивляются, ни одна часть человеческой личности не сопротивляется психотерапевту. Все, что они делают -- это демонстрирует, что вы находитесь на неправильном пути. Это единственное что они делают. Я никогда не видел клиента, который сопротивлялся. Все, что клиенты делают, так это говорят: "Эй! Нездесь! Это там!" Вы говорите: "Я провела с ней переформирование", но совершенно невозможно проводить переформирование и не иметь дело с базисом того, что вы называете сопротивлением". В модели переформирования встроено то, что вы не ищете изменений, а ищете, части, которые возражают. Это встроено во все модели переформирования.

Мужчина: У меня есть 14-летний сын, и у него миГре-неподобные головные боли. -- Могу ли я здесь провести переформирование?

С мигренями справиться очень легко. Те из вас, у кого есть клинический опыт относительно мигрени, скажут мне, в какой репрезентативной системе обычно специализируются клиенты, страдающие. мигренью. Я хочу сейчас, чтобы вы подумали о клиентах, которые обычно приходят с жалобами на мигрень. Какой репрезентативной системой они в основном пользуются?

Страдающие мигренью визуально ориентированы. Проверьте это на своем клиническом опыте. Я предполагаю, что как и любой другой физиологический симптом, мигрень является способом, которым пользуется определенная часть личности для того, чтобы привлечь внимание человека. Симптом является способом заставить его делать что-либо иное, позаботиться о чем-то, в чем он нуждается. Подумайте о боли. Болевые нервные окончания дают вам знать, когда организму наносится вред. Если бы у нас этого не было, то мы могли бы зарезать себя или истечь кровью еще до того, как мы заметим, что произошло. Боль -- это всего лишь здоровая нервная реакция, которая говорит нам: "Эй, обрати внимание, что что-то надо сделать, на что-то обратить внимание". Вы можете интерпретировать все симптомы как сигнал, а затем использовать их, чтобы определить на что человек реагирует мигренью. Все это надо для того, чтобы предложить той части личности, которая отвечает за мигрень, другой способ реагирования. В каждом случае, когда я имел дело с мигренью, оказывалось, что у человека наблюдается весьма высоко специализированное визуальное состояние сознания. Единственным способом, с помощью которого его тело может дать информацию о том, что появилось нечто, требующее его внимания, являются раскалывающиеся головные боли. Мигрени очень быстро и легко поддаются переформированию.

Женщина: Я помню вы что-то говорили о параметре времени. Что-то вроде того, что надо проверить результат в течение 6 недель. А затем, если какая-то часть не будет удовлетворена, договор будет заключен снова. Ну, это происходит в любом случае. Женщина: Если это происходит автоматически, почему тогда мы об этом говорим?

Потому, что, если вы об этом не скажете, человек подумает, что он потерпел неудачу. Ведь сознание человека не знает, что можно заключить договор заново. Я смотрю на клиента и говорю: "Я хочу, чтобы ваши части постарались это сделать в течение 6 недель. Если это будет работать, то прекрасно, вы на правильном пути. Если одна из ваших частей вдруг обнаружит, что это не работает, то она проинформирует сас следующим образом: заставит. вас вс-сти себя так, как вы не хотели себя вести. Это будет указанием на то, что снова следует сесть и заключить новый договор".

Это означает, что во всем мире не нашлось бы способа, с помощью которого клиент может провалиться. Я думаю, что клиент имеет на это право, кстати; это и переформирование, и присоединение к будущему. Одна из медвежьих услуг, которую оказывают терапевты пациентам, -- это неправильное использование только этого переформирования. Я всегда делаю симптом барометром изменения. Когда симптом снова появляется, клиент не думает: "Ох, вот еще одна терапевтическая попытка. И все-таки ничего не происходит". Вместо этого он думает" "Ах, это означает, мне снова надо сделать переформирование". Сила симптома растворяется с течением времени, поскольку пациент уделяет ему внимание как сообщению. Скорее всего симптом всегда был сообщением, но пациент об этом никогда не думал. У него начинает появляться механизм обратной связи; даже если переформирование не работает, он вдруг понимает, что время от времени данный сигнал он должен получать. Например, кто-то приходит с жалобой на мигрень, и я делаю переформирование, и все части личности его счастливы. Проходит 2 недели, и все идет прекрасно. И вдруг в определенной ситуации головная боль возвращается. Эта головная боль вызывает мысль о том, что заключенный договор не был адекватным. И он возвращается внутрь себя и спрашивает: "Кто здесь несчастлив?" Часть отвечает: "Ты снова не защитил себя от нападок, то есть не -- выполнил обещание, которое мне дал". Тогда человек оказывается перед выбором: иметь головную боль или защитить себя от нападок.

Мужчина: Таким образом, вы построили этому человеку часть, которая давала ему возможность делать что-то иное вместо того, чтобы иметь головную боль.

Да, совершенно точно. Во всех моделях переформирования содержится одна и та же вещь: все они меняют внутреннюю реакцию. По другому об этом можно сказать так: "Я построил часть, ее функцией является напоминание ему о том, что у него есть новая реакция. Неважно, как вы будете это описывать".

Мужчина: У меня вопрос относительно переформирования частей, которые функционируют при фобиях. Допустим, я работаю с фобией и делаю двойную визуально-кинестетическую диссоциацию. Как я могу узнать, что я не вмешиваюсь в интересы другой части, которая функционирует в иных контекстах жизни данного человека?

Нет, вам не обязательно об этом знать. Я человек очень практичный. Если кто-то действительно страдает от тяжкой фобии, я считаю, что стоит рискнуть и испортить что-то в другой области ее жизни, занявшись ею подробнее. Я осознаю, что это не так элегантно, как бы мне хотелось, но как правило, я действую именно так.

Разрешите мне привести пример, который скажет вам о том, когда нужно быть особенно осторожным. Однажды мы лечили женщину с фобией высоты. Чтобы проверить ее реакцию, мы послали ее на балкон. Она вернулась назад с широкой улыбкой, ее спросили: "Как чувствовали вы себя на балконе?" Она ответила: "Я чувствовала, что я хочу спрыгнуть и танцевать на рельсах".

Самое важное в ее ответе, что она на самом деле не танцевала на рельсах! Это говорите том, какое сверхобобщение она делала прежде всего.

Важно понять, что фобическая стратегия является примером стратегии, направленной на защиту человека от чего-либо, но она сверхобобщена.

Тогда вы меняете реакцию на фобические стимулы, убедив в том,. что новая реакция полезна, так, чтобы человек не был вынужден после вашего лечения прыгать на рельсы и танцевать на них либо делать что-либо еще столь же опасное. Однажды я лечил леди, которая боялась птиц, и спросил ее: "Как бы вы себя чувствовали, если бы стояли передо мной и на вашей руке сидел бы орел?" Она ответила: "Я не думаю, что бы мне это понравилось". Я ответил: "Хорошо". Визуально-кинестетическая диссоциация стирает сверхобобщения, и вы должны быть убеждены в том, что она не стерла всю осторожность.

Переформирование встроено в технику визуально-кинестетической диссоциации, в самое ее начало. Когда вы говорите что-то такое, как, например: "Я знаю, что та часть личности, которая пугает вас, защищает вас от чего-то весьма опасного," фобия всегда имеет важную функцию, то, что психиатры называют "вторичной выгодой", мы же называем это результатом. Именно поэтому вы говорите: "Вы сейчас научитесь чему-то важному", когда вы делаете визуально-кинестетическую диссоциацию. Скорее всего клиенты дойдут до этого сами, если нет, то вы об этом позаботитесь, особенно если впоследствии не забудете их проверить. В конце процедуры визуально-кинестетической диссоциации я всегда внушаю, что часть энергии, которая освобождается в процессе лечения фобий, будет использована для того, чтобы охранять человека в те моменты, когда он будет исследовать новые для него способы поведения. Тот, кто раньше боялся высоты не знает,как вести себя в соответствующих ситуациях, чтобы оставаться в безопасности. Если девушка избегает сексуальных отношений, потому что в детстве с ней грубо обошлись или изнасиловали, то у нее нет никакой идеи о том, что такое нормальное сексуальное поведение. Когда вы используете эти техники изменения, все барьеры вдруг обрушиваются, но вы должны быть при этом уверены, что ваш клиент защищен.

На этот счет я могу привести вам прекрасный пример из Эриксона. Он работал с молодой женщиной, которая хотела выйти замуж. Но, поскольку она получила интенсивное религиозное воспитание и в ее семье были очень строгие правила, она опасалась, что в сексуальной сфере у нее возникнут трудности. Она была очень привлекательна. Ее жених ее очень любил, но она знала, что после того, как они поженятся, у них возникнут сексуальные трудности. Эриксон провел переформирование и снял все барьеры, в результате чего она достигла полной сексуальной раскрепощенности и была готова реализоваться в этой сфере. Потом он ей сказал, чтобы она до замужества, встречаясь со своим женихом, имела рядом кого-либо из членов своей семьи. Сразу после того, как она вышла замуж, она пришла поблагодарить Эриксона. Она была достаточно сообразительна, чтобы понять смысл ограничения, наложенного на нее Эриксоном. Ибо, как она потом заметила, она была готова выбежать из кабинета Эриксона, схватить своего жениха, сорвать с него одежду и немедленно приступить к делу. Учитывая ее воспитание, было более целесообразно, чтобы она подошла к новой для себя сфере отношений постепенной осторожно.

НЛП представляет собой набор очень сильных техник. Даже простые якорные техники могут помочь в осуществлении весьма значительных изменений. Учитывая могущество этих техник, очень важно, чтобы вы весьма осторожно действовали, сохраняя уважение к себе и своим клиентам. Если вы будете так поступать, у вас не будет получаться в результате таких диких вариаций поведения, которые являются экологически необоснованными. Это часто происходит при тренинге самоутверждения, когда трусливый кролик превращается в зубастого тигра. Все реакции флюктуации поведения говорят о том, птовы потерпели неудачу в конституализации новых поведенческих (привычек) реакций.

Мужчина: В сущности, когда мы делаем визуально-ки-нестстичсскую диссоциацию, мы переформировываем полезное защитное намерение и сохраняем его ненарушенным.

Неважно, что вы делаете, вы делаете переформирование в том смысле, что вы всегда меняете реакцию. Однако когда вы применяете стандартную модель переформирования, работая над фобией, то вам приходится очень трудно, потому что клиент входит в контакт с частью личности, отвечающей за фобию, используя фобическую реакцию в качестве сигнала, а когда человека одолели неприятные чувства, он уже не может функционировать херошо.

Переформирование -- прекрасная модель, с его помощью можно справиться со многими проблемами. Однако нужно учитывать и другие вещи, одна из них -это сильные неприятные чувства, другая -- это множественные части, или временная неконгруэнтность. Когда вы работаете с множественной личностью, вы можете вылечить от фобии, но у Марты по-прежнему будет фобия, об этом мы будем говорить завтра после обеда.

В процессе психотерапии всегда имеют место определенные элементы, присутствие которых обязательно. Другие элементы тоже могут встречаться, но вот эти, которые я сейчас назову, присутствуют всегда. Вторичная выгода всегда должна быть учтена в любом терапевтическом изменении. Манипуляция частями тела будет очевидна в каждом терапевтическом изменении. Вы должны либо изменять поведение части, либо создать часть, либо заключить договор между частями. Обобщение может быть сделано или разрушено, обобщения могут объединяться в пару, либо одно обобщение может расколоться надвое. Эти три процесса: вторичная выгода, манипуляция частями и изменение процесса обобщения -- будут присутствовать в каждом терапевти