Рефрейминг - ориентация личности с помощью речевых стратегий - ГЛАВА 5 Переформирование систем пары, семьи, организации

ГЛАВА 5 Переформирование систем пары, семьи, организации

Сущностью переформирования является понимание того, что поведение и результат, который с помощью данного поведения достигается, можно отделить друг от друга. Психологи осознали это много лет назад и изобрели для этого термин "функциональная автономия". С помощью этого-термина описывалось поведение, которое продолжается после того, как его результат достигнут и его полезная функция для личности исчерпывается. Психологи не знали, что же с этим можно поделать, но все-таки обосновали это. Они не знали, что они могут непосредственно определить результаты, а затем выбрать или собрать поведенческие реакции, которые позволяли бы достигнуть того же самого результата.

И другим свойством переформирования, которое обуславливает то, что оно работает так легко и эффективно, является его экологичность. Мы убедились в том, что новое поведение не будет мешать осуществлению других объектов функционирования данной личности. Каждая возражающая часть является союзником в процессе выбора новых поведенческих реакций, и, таким образом, новое поведение гармонически вписывается во всю систему поведения данной личности. Тут мы имеем дело с внутренней экологией личности, но совершенно не учитываем экологию интерперсональной системы, в которой данная личность нуждается. Иногда, когда вы изменяете личность человека, он прекрасно функционирует, но другие члены семьи обнаруживают, что у них появилась масса проблем. Когда вы производите переформирование, части часто возражают, потому что осознают, что определенные новые поведенческие реакции будут отрицательно влиять на людей, близких этому человеку. Однако тут предполагается, что у человека, с которым вы производите переформирование, есть такие части личности, которые могут заметить, как на него реагируют другие люди, а ведь таких частей у человека может и не быть.

Убедиться в том, что вы действуете в соответствии с экологией той системы, в которой находится данный человек, можно только тогда, когда у вас есть возможность наблюдать эту систему непосредственно. В этом состоит одно из преимуществ семейной терапии над индивидуальной терапией. А сейчас мы хотим продемонстрировать применение переформирования в тех ситуациях, в которых у вас есть возможность наблюдать систему, в которой находится человек в непосредственном с ней контакте. Изменения,. которые являются крайне полезными для индивидуума, иногда могут быть разрушительными по отношению к семье или организации, в которой человек работает.

Уф обучал метамодели медсестер, одной государственной больницы. Непосредственным результатом этого было уменьшение срока лечения пациента. Они стали выздоравливать быстрее и выписываться.

Но задачей администрации было поддержание заполненности больницы. А у них стали появляться пустые койки, а затем и пустые палаты.

Когда администрация в ответ на все это начала увольнять медсестер и они увидели соответствующие приказы на стенках, то постепенно средний срок пребывания больного в больнице снова увеличился и все потекло по-прежнему. Изменения, позитивные для каждого отдельного пациента, оказались невыгодными всей больнице в целом. Чтобы сделать такое нововведение экологичным для больницы, следовало бы найти способ поддержания и сохранения экономического статуса больницы: нужно было, например, позаботиться о новых пациентах, которые заполнили бы пустые койки, или сделать что-либо еще.

Многие, приходя на психотерапию, начинают изменяться, а кончают тем, что разводятся. Это происходит потому, что не учитываются реакции жены или мужа на изменение пациента. Конечно, впоследствии вы можете сказать, что "пациент перерос свой брак" и что его супруг или супруга "не хотели изменений" -- это вы можете говорить, если хотите скрыть свою некомпетентность. Но если вы примените переформирование ко всей семье, как системе, то вы можете сделать действительно чистую работу. Работа с семьей будет более легкой, а результаты более устойчивыми, потому что другие члены семьи не будут сводить на нет то, что вам уже удалось достичь.

Чтобы успешно переформировать систему, вы должны учесть потребность в желании всех членов семьи. Это база для того, что мы часто называем "терапией результатов". Я считаю, что вы сможете сделать все, что вам надо в семейной терапии или на семинаре, используя всего лишь один стереотип. Первое, что вы должны сделать, -- это заметить сообщение, которое вызывает у других членов семьи или группы негативную реакцию, будь то взаимодействие членов семьи или сотрудников в организации. Затем вы просто узнаете у того, кто посылал сообщение, соответствует ли реакция тому, что он намеревается передать. Другими словами, тут мы применяем старую формулу: "Посылаемое сообщение вовсе не обязательно совпадает с полученным сообщением".

Разрешите мне продемонстрировать пример "терапии результатов". Сейчас мы покажем вам, как мы делаем переформирование в супружеских парах. Бэт и Том, поднимитесь, пожалуйста, сюда. Я хочу, чтобы вы сейчас изобразили из себя пару. Я вас попрошу взаимодействовать следующим образом: Бэт, вы что-то делаете или говорите, а вы, Том, реагируете депрессивно.

Бэт: Привет, Том, как поживаешь? (Он начинает медленно опускаться на стул и говорит монотонно).

Хорошо, я не знаю в точности, какой именно фрагмент поведения Бэт заставил Тома разговаривать именно так, но, что бы там ни было, я могу видеть, что она получает в ответ такую реакцию, которая не является полезной, и я прерываю взаимодействие и беру на якорь реакцию Тома. Если бы Бэт задала мне такой вопрос, я попросту ответил бы на него, но этот же вопрос произвел на Тома глубокое и однозначное впечатление, что позволило мне узнать от Тома, что происходит что-то важное.

Мой следующий шаг заключается в том, чтобы повернуться к Тому и спросить: "Знакомы ли вам эти чувства?" И при этом нажать на якорь, который я установил минуту назад.

Том: О, да.

Каково было значение сообщения, которое вы получили от Бэт, когда она сказала: "Привет, Том, как поживаешь?" Именно она это сказала? Том: "Уходи прочь".

Уходи прочь. Так. Задержимся здесь на минуту. Бэт, входило ли в ваши намерения передать ему сообщение "уходи прочь"? Бэт: Нет. Что вы хотели передать?

Я просто хотела узнать, как он себя чувствует. Хорошо. Итак, это был просто прямой вопрос, вы хотели узнать, как он поживает?

Теперь поворачиваюсь к Тому и спрашиваю: "Вы слышали, что сейчас спросила Бэт?" Том: Да.

Сейчас я понял, что вы получили другое сообщение, нежели то, которое хотела передать

Бэт. Понимаете ли вы, что она не хотела передать то, что вы получили?

А сейчас, Бэт, вы действительно берете на себя обязательство четко передать именно то сообщение, которое вы хотите передать? Бэт: Да.

Этот шаг, касающийся обязательства, совершенно необходим... Здесь я устанавливаю рычаг, в котором я позже буду нужд-аться, если она будет возражать против изменения своего поведения, необходимого для того, чтобы получить реакцию ту, которую она хочет.

А сейчас я спрашиваю Бэт: "Было ли когда-нибудь так, что вы приблизились к этому человеку, спросили его, как он себя чувствует, и он при этом не проявлял таких глубоких депрессивных реакций?" -- Да. -

-- Вернитесь в свое прошлое и вспомните, что вы тогда делали для того, чтобы получить от него ту реакцию, которая вам необходима.

Если Бэт может найти пример того, как она эффективно действовала, передавая свое задуманное сообщение в. прошлом, тогда я попрошу сделать то же самое здесь и определю, будет это работать или нет.

Бэт приближается к Тому, легко прикасается к нему и тихим голосом спрашивает: "Как дела". Том реагирует позитивно.

В этом случае исе прошло прекрасно. Если бы она не могла найти примера в своем собственном прошлом) я бы попросил ее подумать о женщине, которую она уважает, и спросил бы, как поступила бы эта женщина. Она могла бы использовать эту женщину как модель и попытаться вести себя так же.

Если бы нельзя было найти новой реакции в опыте с Бэт, тогда я получил бы эту реакцию от Тома. Я бы повернулся к Тому и спросил бы: "Случалось ли вам получать сообщение "ЭЙ, как поживаешь?" и при этом понять, что этот вопрос является просто проявлением интереса и заботы?" Том: Да.

Не могли бы продемонстрировать сейчас для Бэт, как это сообщение было бы передано, для того чтобы она точно знала сейчас, как передавать новое сообщение, которое она намерена передать.

Том:" Ну, она подошла бы тогда поближе и положила бы руку мне на плечо вот так, и..."

Спасибо, хорошо. Сейчас можно было бы попытаться заставить Бэт попробовать сделать так и смотреть, сработает ли это. Если это не сработало бы, я мог бы спросить Тома, что в ее действиях еще должно измениться, или бы я спросил его, что она могла еще сделать такого, что ей удавалось раньше. Хорошо.

Мужчина: Мне не кажется, что это очень реалистичный пример. Я не представляю, чтобы так было на самом деле, что Бэт зашла бы и сказала: "Привет, как поживаешь? ", а Том бы впал в депрессию.

Однако такое встречается крайне редко в супружеских парах: то, что кажется весьма невинным, вызывает очень сильную реакцию. Стимул может быть совершенно неочевидным, незаметным, но реакция Тома весьма заметна, и она дала мне возможность узнать, что происходит что-то важное. Может быть, интонация Бэт или же ее взгляд на Тома связываются у него с какими-либо крайне неприятными переживаниями из прошлого, о котором я ничего не знаю.

Стимул, который вызывает неприятную реакцию у кого-либо, может быть обнаружен вами с большим трудом именно потому, что выглядит он тривиальным и безобидным. Однажды я работал с подростком -- шизофреником и его матерью. Все, что я наблюдал, заключалось в следующем: каждый раз. когда женщина указывала пальцем на свою другую руку, ее сын впадал в неистовство. Оказалось, что эта женщина во время войны была в нацистском концлагере. Каждый раз, когда мать хотела получить от сына определенную реакцию, она показывала пальцем на свою руку, где был вытатуирован лагерный номер. Я не знаю, как именно она построила якорь, что он имел такое огромное влияние на ее сына, но каждый раз, когда она так делала, он реагировал быстрее, чем возникает рефлекс. Сын начинал вести себя совершенно неистово, а стимулом к этому служило ее совершенно незначительное движение, которое большинство людей не заметило бы.

Когда вы используете эту схему, вы предполагаете, что люди хотят вступать в коммуникацию так, чтобы получать результаты, к которым они стремятся, и при этом они хотят уважать интегрированность и интерес людей, с которыми они взаимодействуют. Это предположение может быть и неверным, но оно очень полезно, потому что даст вам возможность сделать нечто очень эффективное. Если вы сделаете такое предположение, вы всегда сможете найти новое решение (но не компромисс) котброе удовлетворяет обе стороны.

Каждый раз, когда вы обнаруживаете различие между сообщением, которое человек хотел передать, и той реакцией, которую он получил, вам надо сначала научить человека, посылающего сообщение, осознавать, что он не получил ответа, на который рассчитывал. Вы объясняете человеку, что намерение, с которым он передал сообщение, отличается от полученной реакции. "Что за реакцию вы вызвали? Опишите ее. Заметили ли вы, что вы ее вызвали? Хорошо."

Это позволяет выстроить койцептуальную стратегию, которая позволит человеку быть более сенситивным к реакциям, которые он вызывает. Следующий вопрос таков: "Этой ли реакции вы добивались?" "Входило ли это в ваше намерение?" При неэффективной коммуникации я никогда не видел, чтобы имело место соответствие намерения и реакции. Затем вы учите человека, посылающего сообщение, собирать информацию, полезную для того, чтобы варьировать свое поведение с целью получить желательную для него реакцию.

Это простейшая схема переформирования в супружеских парах и парах вообще. Сейчас я хочу, чтобы вы про

ISfi Р. Няндлер, Д. Гриндер "РефреЧминг." верили, как работает эта схема, и для этого разделитесь на группы по 4 человека. Двое будут изображать пару с проблемным взаимодействием. Третий будет программистом, а четвертый -- метакомментатором, который будет следить за всем, что происходит, и за тем, на каком. _шаге вы находитесь, и давать обратную связь -- программу.

ПЛАН

1. Идентифицируйте и прервите ловушку "стимул Х -- реакция Y".

2. Спросите реагирующего человека: а) "знакомили вам эти чувства?" (Y); б) "что за сообщение вы получили, когда он делал X?" 3. Спросите человека, чье поведение является стимулом: а) "является ли это тем, что вы намеревались получить, делая X?" б) "что вы. намеревались передать?" 4. Спросите человека, чье поведение является стимулом: "Действительно ли вы берете на себя обязательство передать именно то сообщение, которое вы задумали?"

5. Найдите способ сделать сообщение, переданное соответствующее сообщению полученному: а) найдите этот способ в опыте человека, чье поведение является стимулом: "Получали ли вы когда-либо такую реакцию, какую хотели? Что вы тогда делали? "; б) -- найдите этот способ в опыте реагирующего человека: "Как он(она) должен себя вести, чтобы вызвать у вас эту реакцию? ": в) выберите модель или представьте, что вы знаете, как вызвать эту реакцию.

6. Заставьте человека, чье поведение является стимулом, попробовать новую поведенческую реакцию, чтобы определить, достаточно ли хорошо она работает.

А сейчас, когда вы уже определились для себя, как действовать по этой схеме, внесем некоторые вариации, Давайте опять поиграем в ролевую игру. Рита и Джо,. сыг-райте, пожалуйста, для меня. Это начинается так: Рита, я хочу, чтобы вы вербально нападали на Джо, а Джо пусть реагирует так, как будто он чувствует себя плохо. Рита: Ты пресмыкающееся! (Джо напрягается).

Я прерываю это и беру на якорь реакцию Джо. Я спрашиваю: "Знакомы ли тебе эти чувства, Джо? ( -- Да). Хорошо, какое сообщение вы получили?" Джо: Она сердитая на меня.

Рита, намеревались ли вы дать ему знать, что вы на него сердитесь? Рита: Черт побери, вы правы!

И1ак, на этот раз посланное сообщение совпадает с полученным сообщением. Я говорю: "Хорошо. Я вас позд -- равляю. Вы общаетесь очень эффективно." Это валидизи-рует их коммуникацию и их намерения по меньшей мере на том уровне, на каком они мне это описывают. Однако оба они находятся в состоянии, которое для них неприятно, и скорее всего это состояние не помогает им прийти к удовлетворительному решению их трудностей.

Поскольку в данном случае полученное и отправлен-ное сообщения совпадают, но не являются удовлетвори -- .. тельными, я должен внести вариации в нашу схему. Я могу определить "метасообщение", соответствуемое сообщению Риты, и достичь при этом большей гибкости.

Рита, что вам дает то, что вы можете дать ему знать, что вы на него злитесь? Чего вы стараетесь этим достигнуть?

Рита: Я хочу, чтобы он действительно слушал меня, обращал на меня внимание.

Хорошо. Что он будет делать для вас, если он будет. обращать на вас внимание?

Рита: Тогда я буду знать, что он обо мне заботится. Хорошо. Итак, когда вы повышаете голос и начинаете кричать, этим вы говорите: "Проклятье, я здесь, потому что ты не обращаешь на меня внимание. Если мы находимся в таких отношениях, я хочу, чтобы ты обращал на меня внимание, потому что я хочу зздать, что ты обо мне заботишься".

Итак, Джо, хотя вам может показаться это противоречивым, потому что вы находитесь сейчас в таком неприятном для вас состоянии, но она пытается сказать: "Продемонстрируй мне, пожалуйста, что ты ко мне внимателен, что ты обо мне заботишься, потому что для меня это очень важно". Заинтересованы ли вы в таком сообщении?. Джо: Да.

Рита, а вы готовы принять на себя обязательство передать такое сообщение, вы готовы, не так. in?

Рита: Да.

А сейчас я просто заставлю его и ее искать альтернативные формы поведения, которые являются подходящими и приемлемыми для них обоих.

Вы можете использовать такие вариации каждый раз, когда посылаемое сообщение не ведет к позитивному результату. Итак, что будет, если Джо узнает, что Рита на него сердится? Он узнал, но это, по всей видимости, не завершает взаимодействия таким образом, чтобы обе стороны остались удовлетворенными. Я спрашиваю: "Что это вам даст, если Джо узнает, что вы на него злитесь?" "Что вы хотите этим достичь?" "Согласны ли вы остановиться здесь и оставить все так, как есть в данный момент, или же вы стремитесь к чему-либо другому?" И Рита найдет другую цель. Если у нее ее еще нет, то она найдет сейчас, она сделает это для нас, и эта цель будет ей более полезна. Заметьте, что, когда я задаю эти вопросы, я получаю, так сказать, результат результата, или намерение намерения. Я могу задать подобные вопросы несколько раз, 4 или 5 раз, пока я не найду такой результат, который удовлетворяет обе стороны. В сущности я ищу такое сообщение или такой результат, в котором заинтересованы обе стороны. Когда я его нахожу, то я знаю, что 75% всей работы уже сделано. Когда найден результат, с которым конгруэнтно соглашаются обе стороны, все остальное уже является вопросом варьирования их поведения, пока они не найдут конкретный способ достижения этого результата.

Хорошо. Итак, Рита хочет передать сообщение: "Я хочу, чтобы ты показал, что ты обо мне заботишься", и Джо заинтересован в том, чтобы получить такое сообщение! Сейчас я нахожусь в точке выбора. Я могу начать получать альтернативные поведенческие реакции либо от нее, либо от него. Я использую Риту для того, чтобы создать новое поведение, я могу спросить е. е: "Рита, вы провели вместе много времени, вспомните, пожалуйста, тот период вашей совместной жизни, когда вам удавалось сделать так, чтобы Джо проявлял к вам внимание и заботу, чего сейчас он по отношению к вам не проявляет. Помните ли вы, когда вы были способны на это?" Это то же самое, что и четвертый шаг шестишагового переформирования, создание альтернативных поведенческих реакций. Сейчас она исследует свою личностную историю и найдет такой эпизод, когд"ч у нее это успешно получалось. Я должен заставить ее в(.: пом нить это конкретно и детально. "Вы должны увидеть себя очень ясно в тот момент когда вы это делаете, послушайте, как вы при этом говорите и т.д. Когда вы увидите и услышите то, что вы тогда делали, попытайтесь то же самое сделать и сейчас, и мы проверим, сработает ли это здесь и сейчас?

Если Рита скажет: "Мне никогда это не удавалось так хорошо, как я бы этого хотела, то я попрошу ее выбрать модель. Кто получает внимание и заботу от Джо? Что они для этого делают? А сейчас попробуйте сделать это сами".

Я могу сказать: "Ну, а сейчас придумайте или же просто соврите. Попробуйте действовать так, как если бы вы. знали, что надо делать" Если у меня самого возникает какая-либо идея, я могу ее проинструктировать. "Почему бы вам не сделать X, Y и Z, и сделать это именно вот так?" Тут применимы все методы, которые позволяют создать новые поведенческие реакции, а затем надо проверить их прямо здесь. Надо определить, что теперь посылаемое сообщение соответствует сообщению принятому. Одно из преимуществ того, чтобы заставить Риту искать новые способы поведения в своем прошлом, заключается в том, что она знает, что в прошлом эти способы она использовала успешно, и они к тому же конгруэнтны ее личностному стилю. Если вы ей предлагаете что-либо, это будет конгруэнтно вашему личностному стилю, но это может не соответствовать ее или его личностному стилю.

Джаннет: Когда Рита думает о новых поведенческих реакциях, закрепляете ли вы ее состояние с помощью якоря?

Нет, я не обязательно должен это делать, но на семинарах я, перестраховывая себя, делаю это. Каждый раз, когда я могу поставить якорь, я делаю это. Джаннет предложила, чтобы я использовал якорь именно в этот момент, и она абсолютно права. Пока Рита ищет и находит пример, я могу закрепить ее состояние с помощью якоря, а затем сказать: "Хорошо. А сейчас попробуй сделать это". И я держу якорь, чтобы стабилизировать то состояние, с которого она получила доступ к поведению, которое раньше вело к успеху.

Другая возможность заключается в том, чтобы использовать Джо как реактивный ресурс для того, чтобы найти альтернативные глособы поведения, которые Рита может использовать дли того, чтобы реализовать свои намерения.

В любом случае важно сначала сделать так, чтобы она взяла на себя обязательство варьировать свое поведение для достижения результата, потому что этот результат ей достаточно важен.

"Рита, вы серьезно настроены но отношению к тому, чтобы передать четко свое сообщение? Вы действительно хотите, чтобы он был к вам внимателен? Это важно для вас? (да). Очень важно заметить, конгруэнтны ли при этом ее высказывания. всем невербальным аналогам. В данный момент мы видим, что она берет на себя это обязательство совершенно конгруэнтно.

Рита, я знаю, что вы настроены весьма серьезно. Это действительно нечто такое, что очень важно для вас как женщины. А сейчас, Рита, ответьте на вопрос:" Достаточно ли для вас это важно, чтобы вы помнили свое поведение для того, чтобы достичь того результата, который вам нужен?" (Да).

А сейчас я поворачиваюсь к Джо и говорю: "Я считаю, что это большой комплимент вам, Джо. Она хочет вашего внимания, Сейчас вы знаете, чего она от вас хочет." Она говорит: "Джо, я хочу твоего внимания!" Вы это понимаете? До этого вы получили не такое сообщение, но сейчас-то вы понимаете, что она хотела сообщить. Вопрос состоит в том, можете ли вы сейчас проинструктировать ее, что конкретно она должна сделать такого, чтобы вы поняли ее намерение и отреагировали на него соответственно? Что она должна сделать, чтобы вы проявили к ней внимание, причем позитивное внимание? Подумайте о том, как она себя вела тогда, когда вам действительно хотелось уделить ей внимание? Что она тогда делала?

А сейчас я должен сделать так, чтобы он специфицировал ее поведение для того, чтобы он мог отреагировать на него положительно. Рита уже готова менять свое поведение, Она взяла на себя обязательство принимать от него инструкции о том, как вести себя, чтобы добиться его вни -- мания. Действительно, кто лучше знает, чем он сам, как добиться его внимания?

Я хочу подчеркнуть, что здесь чрезвычайно важна последовательность. Сначала она должна взять йа себя обязательства. Если я этого не сделаю, у нее появится множество возражений против любых изменений: "Он меня контролирует. Он хочет много командовать". Сначала я должен закрепить то, что ее желание для нее важно, и настолько важно, что она хочет изменить свое поведение, чтобы его удовлетворить. Формулируя необходимость изменений в терминах ее желаний, я добиваюсь того, что она не сопротивляется изменениям. Для него я сформулирую по-другому. Я скажу ему, что его реакции важны для нее, и настолько важны, что она согласна приспособить свое поведение и изменить его таким образом,. чтобы ему было легко реагировать так, как она хочет.

Женщина: Не могли бы вы поподробнее остановиться на вопросе о последовательности? Я считаю, что это очень важ-но, я хочу знать об этом больше.

Мы синтатики. Если бы вы сказали, что мы в этом просто академичны, то были бы правы. Синтаксис означает:. "Что происходит, где происходит и в каком порядке". Визуально-кинестетическая диссоциация эффективна при работе с фобиями прежде всего потому, что там существует определенный порядок ваших действий. Один человек, пройдя наш семинар, решил использовать этот метод "творчески", потому что он не хотел быть роботом. И сначала он заставил клиента переживать травму, а потом он проводил диссоциацию. Если вы будете делать это в таком порядке, то человек будет вынужден испытать очень неприятное переживание, и все остальное станет очень трудным. Если вы сначала делаете диссоциацию, а потом проводите его через неприятные переживания, то клиент не должен испытывать дискомфорта. Это делает весь процесс очень легким и элегантным. Методы НЛП позволяют достигать результата так быстро прежде всего потому, что мы, будучи очень практичными, определили, что и в каком порядке надо делать, а не просто говорили: "Ах, я не могу сделать X! ", бросались и делали это.

В каждой книге, которую мы когда-то издавали, говорится: "Собирайте информацию! Выделяйте систему... Закрепляйте изменения". Это общая модель. Но мы подчеркиваем: "Собирайте информацию", потому что это почти все пропускают. Большинство коммуникаторов гипнотизируют то, что они делают, и когда появляется что-то новое, они просто забрасывают свою технику. Но часто та же самая техника будет работать, если прежде, чем ее применить, вы сделаете что-либо еще.

Женщина: Именно поэтому я задала вопрос. Допустим, у меня уже есть информация, а как вы решаете, что делать и в какой последовательности? Что происходит у вас в голове, прежде чем вы начнете что-либо делать?

Ну, я задаю себе вопрос. Я обращаюсь внутрь себя и говорю: "Привет, я. Какого же результата я хочу достичь, и как я его могу достичь?" Я работаю, так сказать, с конца, начиная с результата.

Например, я работал с семьей, с матерью и дочерью, а мать была профессиональным социальным работником. Она знала, что будет хорошо для ее дочери, а что -- нет, поскольку она была экспертом. Дочь говорила матери: "Нс лезь в мои дела!" Мать отвечала: "Но посмотри же, я действительно единственный человек во всей семье, который в этих вещах разбирается. Несмотря на то, что моя дочь не хочет меня слушать и отмахивается от меня, я знаю, что для нее будет самым лучшим."

Для начала вы могли бы поколебать ее убеждение в том, что она знает лучше. Но это было бы очень трудно сделать. Если бы вы начали поступать так, вы бы начали с ней 6ороться.

Результатом, к которому я стремился, было восстановление коммуникации между ней и дочерью. Я сказал матери: "Действительно ли вы убеждены в этом? Я говорю серьезно, сарказма в моих словах нет совершенно. Действительно ли вы убеждены в том, что у вас есть хорошая информация о том, что может помочь вашей дочери?" Мать сказала: "Абсолютно".

"Да, я вам верю, потому что вы говорите серьезно, и не просто говорите. Я знаю, что вы можете сделать очень много полезного. Действительно ли вы серьезно настроены?"

"Абсолютно! Я говорю буквально то, что думаю. Я очень честный человек"..

Хорошо. Значит, если я найду способ, чтобы вы могли передать эту информацию вашей дочери так, чтобы она от нее не отмахивалась, то у нее тогда будет эта информация. Но готовы ли вы использовать другие способы коммуникации, которые могут отличаться от всего, что вы делали до сих пор? Достаточно ли важно для вас передать эту информацию вашей дочери, чтобы вы сделали что-то подобное? "Абсолютно!"

И в этот момент она оказалась в моих руках, потому что она не могла уже вернуться назад: реальность, которую я построил, была конгруэнтна системе убеждений матери.

Затем я повернулся к дочери и спросил: "Как ваша мать должна обращаться к вам, чтобы вы действительно ее слушали и учитывали то, что она говорит?" "Вы можете целЯ-ь или не делать то, что хочет ваша мать, но по край -- ней мере вы способны выслушать, что она говорит?" У до -- чери на лице заиграла улыбка чеширского кота, и она ответила: "Ну, она должна обращаться ко мне как к личности".

"А как она обращалась с тобой, как с карандашом?" Это один из способов заставить ее конкретизировать что значит "обращаться как с личностью". Если вы скажете что-то совершенно неверное, она уточнит свое высказывание.

"Ну, она не должна кричать, не должна быть..." "Нет, нет. Я не хочу, чтобы вы говорили, что она не должна делать. Скажите, что она должна делать? На что это должно быть похоже? На что должен быть похож ее голос?" Затем дочь продемонстрировала, как бы она хотела, чтобы мать с ней говорила, каким именно голосом. И я сказал: "Хорошо. Давайте попробуем это. И если это не. сработает, знаешь ли ты, что это будет означать? Это будет означать, что ты лгунья, а твоя мать совершенно права, когда говорит, что ты не будешь ее слушать".

Затем я повернулся к матери и сказал: "Выберите что-то такое, что, как вы считаете, ваша дочь должна знать, и постарайтесь сказать ей это так, как она вам это показала". После того, как она сказала несколько предложений, я прервал ее и спросил дочь: "Так ли она говорит, как ты просила?"

"Ну, ее голос все-таки немного хнычущий". Затем мы помогли матери выбрать тон голоса и начали все снова. Дочь сидела, слушала, а потом сказала: "Я сделаю это". Мать была в шоке! "Ты сделаешь?" До этого момента дочь в основном не только не делала того, о чем просила ее мать, но даже и не слушала, что она говорит, потому что реагировала на тон ее голоса.

Очень важным признаком контекста, который я создал, является то, что каждая из них не могла отвечать мне по-другому. Дочь не могла обвинять мать и не слушать ее. А мать совершенно определенно не могла сказать: "Да, это все очень важно, но недостаточно важно для того, чтобы я изменила свой голос". Она не могла так сказать, потому минг" что уже поклялась на Библии, что передать эту информацию дочери для нее важнее всего на свете. Выделяя и фиксируя их готовность к коммуникации до того, как я начал реконструировать коммуникацию, я совершил важнейший синтаксический выбор. Если я буду делать все в другом порядке, то это окончится конфликтом. То же самое вы делаете, применяя шестишаговую модель. Вы спрашиваете часть, ответственную за нежелательное поведение, готова ли она к коммуникации, а затем определяете ее позитивное намерение еще до того, как начнете вводить изменения в поведение.

Ключевой вопрос заключается в следующем: "Что даст мне возможность произвести изменение, которое мне нужно?" "Какова предпосылка изменения, которое я хочу произвести?" Если вы прямо и непосредственно начнете стремиться к изменению, то это будет иметь два отрицательных последствия. Первое: ваша работа станет похожей на копание канав. Это будет очень тяжело, потому что вы собираетесь бороться с частями личности. И во-вторых, если вы будете слишком прямо и непосредственно. стремитбся к изменению, вы можете нарушить систему стратегий клиента.

Терри дала нам хороший пример того, каким образом может произойти нарушение системы стратегий.

Если бы я был благонамеренным психотерапевтом, система убеждений была бы примерно такой: "Каждый должен быть способен генерировать переживания". И когда я сказал: "А сейчас пришло время, чтобы каждый конгруэнтно солгал", вместо того чтобы разрешить Терри выйти из комнаты, я должен был бы сказать: "Вы должны остаться и научиться этому". Если бы я сделал это, я бы разрушил ее стратегию и сделал бы ее сумасшедшей. Она сидела здесь и говорила: "Если я это сделаю, то я сойду с ума!" И это ее утверждение было совершенно точным. При данных стратегиях, которые у нее имелись, это было абсолютно истинным. Таким образом, я должен был найти те предпосылки, которые позволяли бы ей сделать то, что я от нее хотел.

То же самое верно относительно той ригидной матери, о которой я рассказывал, или относительно парня, который считал, что женщины его контролируют. То же самое верно относительно любого изменения, которое вы производите. Мне нужно знать адекватную последовательнасть действий, которые я собираюсь предпринять или просто решить, что я знаю все и мне известен путь, как эти знания применять. Люди предъявляют возражения очень элегантно. Насколько мне известно, их возражения всегда валидны, и люди всегда говорят вам все, что вам надо знать. Если вы игнорируете их возражения, то это представляет реальную опасность для ваших клиентов. Если вы не можете кому-то передать какую-либо идею, то это происходит только потому, что он организован определенным образом -- Он в данный момент структурирован так, что не может делать определенные вещи, если вы сначала не предпримете определенных действий.

Когда я приступаю к работе с пациентом, я уже имею в голове хорошо сформулированный результат, я снова возвращаюсь обратно и спрашиваю себя: "Что сделало возможным, что он, клиент, попал в эту ловушку?" Если я что-то пробую и это не работает, я всегда возвращаюсь назад и спрашиваю: "Так, если не в этом причина, что еще может сделать это положение вещей возможным?" Когда я отвечаю на этот вопрос, то получаю информацию, на основании которой могу продолжать свои действия.

Женщина: Мне встречалось множество пар, в которых дело обстояло так: когда женщина достигала с помощью психотерапии того результата, к которому стремилась, состояние мужчины ухудшалось. Как вы справляетесь с этим?

Обычно возражения вызывает определенное поведение, а не результат. Если результат вызывает раздражение, то следует переходить к метарезультату. Вы определяете, какое именно изменение скрывается за намерением, которое вы уже констатировали. Рита, что вам дает внимание мужа?

Рита: Это заставляет меня чувствовать себя хорошо, я чувствую себя желанной женщиной.

Хорошо. Есть ли у вас другие способы, чтобы почувствовать себя желанной и хорошей?

Женщина: Допустим, что ее намерение заключается в том, чтобы обратить на себя его внимание, а он считает, что она может добиться этого только тогда, если в сексуальных контактах будет вести себя весьма нестандартно, что для нее неприемлемо.

Во-первых, я хотел бы указать на то, что это пример конкретного неприемлемого поведения, а не неприемлемого результата. Если бы он так ответил, я бы мог ей сказать: "А каким образом вы могли бьг обратить на себя его внимание? Какие еще способы вы можете использовать?:

Женщина: Я не скажу, что преуспела в том, чтобы найти какие-то другие способы.

Хорошо, тогда попробуем моделирование. "Не могли бы вы вспомнить примерно о 6 женщинах; которым удается добиться от мужа внимания и отметить, по крайней мере, исходя из того, что вы можете наблюдать на людях, какими способами они при этом пользуются?" Если она не знает таких женщин, пусть она поищет их.

Другой вариант -- это ввести ее в глубокий транс и использовать технику, которая называется "псевдоориентация во времени". Вы можете заставить ее перепрыгнуть через 3 месяца в будущее: "Вспомните, что 3 месяца назад вы пришли ко мне. Я недавно разговаривал с женщиной, которая находилась в том же положении, что и вы 3 месяца назад, и я вспоминаю, что вы действительно не могли тогда добиться внимания своего мужа, если только вы не начали вести себя нестандартно при сексуальных контактах, что было для вас тогда неприемлемо. Поскольку такое сексуальное поведение было для вас морально и этически неприемлемым, вы предложили ему тогда нечто другое, что его очень удивило, точно та кже, как это удивило вас. Но Я в точности не помню, что точно вы предложили, Не могли бы вы описать мне сейчас, что вы сделали?"

В этой точке выборов у вас есть много вариантов, но вы должны уважать при этом экологию системы. Вы можете также определить, сможете ли вы сделать для нее нестандартное сексуальное поведение приемлемым? "Если бы вы делали в сексуальных контактах все, что он требует, что в этом такого неприемлемого было бы для вас?" Возможно, что вы сможете иметь дело с ее возражениями. Существует много способов произведения удовлетворительного изменения. Вы должны уважать и ее и его интйгрированность и определить и его и ее намерения и найти эффективные способы объединения.

Женщина: Хорошо. Я думаю, что вы определили бы его намерения, что он получил бы, если бы она в сексуальных контактах вела себя нестандартно.

Вы можете поступить и так. (Он оборачивается к Джо). "Если бы она вела себя в сексуальных контактах так. как вы хотите, что бы это вам дало?"

Джо: Я бы почувствовал интенсивное возбуждение. Хорошо. Что еще в вашей жизни позволяло чувствовать вам себя сильно возбужденным?

Джо: Когда мы только что познакомились с моей будущей женой, я чувствовал себя именно так.

А теперь я могу получить доступ к этим переживаниям и определить различия между тем, что было тогда и что есть сей час.

Вы можете искать результат, к которому. стремится каждый член семьи либо они оба вместе. Вспомните сейчас основную модель переформирования. Между сознательным и бессознательным существует несбалансированность, и, таким образом, вы должны всегда обращаться к бессознательному, если хотите достичь гибкости и возможности выбора. Когда вы используете переформирование, работая с несколькими людьми, вы можете сделать предположение о том, что они являются в равной степени гибкими. Если такое предположение сделаете, то в любой точке можете повернуть в любом направлении. Когда он чего-то требует от нее, а она отказывается, вы можете определить, к какому результату он стремится, предъявляя это требование, либо узнать, что дает ей ее отказ.

Мне встречались случаи, когда мужчина в паре хочет сделать сексуальную жизнь более разнообразной. Он не удовлетворен своей сексуальной жизнью. Она тоже не удовлетворена этим, но она использует свою неудовлетворенность для достижения какой-либо другой цели. Например, если бы она была сексуально реалетивной по отношению к нему, то, ка" она считает, это означало бы, что он бы доминировал над ней во всех других областях его жизни. Она становится холодной, чтобы утвердить свою автономию. Но я могу поступить и по-другому. Ведь муж в этой позиции оказывается один. Защита автономии является результатом или тем, что часто называется "вторичной выгодой".:

А сейчас возникает вопрос: "Может ли она назвать иные способы, которые бы обеспечивали ей автономию и независимость, и которые при этом бы принимались мужем?" Когда она определила эти способы, она может себе позволить все то, к чему они оба стремятся, то есть более удовлетворительное для себя сексуальное поведение. Чтобы это сделать, вы должны отелить понятие независимости и автономии от собственно сексуального поведения. Она должна иметь иные способы для того, чтобы убедить себя в том, что она самостоятельная, способная на выбор женщина, и эти способы должны быть не менее эффективными, чем сексуальная холодность. Когда она такие способы имеет, то это означает, что вы развели результат, то есть независимость, и автономию, и конкретное поведение, то есть сексуальную холодность. Если она хочет нормальных сексуальных отношений и он хочет того же, то теперь они становятся свободными для того, чтобы начать стремиться к этой цели, и при всем при этом она будет оставаться автономной.

Таким образом, вы получаете свободу варьирования поведенческих реакций только тогда, когда обращаетесь к контакту, к рамке, к результату, Если вы прямо адресуетесь к поведению, это может быть экологически неверно для них как для пары. Если я выделил намерение, которое соответствует им обоим, они с ним согласны, то на следующем шаге я могу начать варьировать поведенче.

Разрешите привести вам другой пример. Допустим, отец говорит своей дочери: "Если ты не будешь меня слушать и будешь при ходить домой после 10 часов, я на целую неделю запру тебя дома и та -- та, та-та -- та..."

"Сэм, заметили ли вы, что произошло после того, как вы это своей дочери сказали?" "Марта, что ты почувствовала после того, как услышала слова своего отца?"

"Ох, я почувствовала как будто я -- маленький ребенок, и что в каждый момент я должна делать и та-та -- та, и та-та -- та".

А сейчас скажите мне, Сэм, пожалуйста, хотели ли вы передать Марте такое сообщение, что она маленький ребенок, и поэтому вы должны полностью контролировать каждый ее шаг, стоя над ней с железным прутом?: "Ну, нет, этого я не хотел ей сказать". "А что же вы намеревались ей сказать?: "Ну, я забочусь о ней. Я не хочу, чтобы к ней прицепились хулиганы. Я не хочу, чтобы она болталась по улице. Там же курят наркотики. Я хочу, чтоб она сидела дома в безопасности. Она моя девочка, и я хочу быть уверенным в том, чтобы она выросла такой, какой я хочу," Дочь отвечает: "Это моя жизнь!"

"Хорошо, Сэм, значит, вы знаете, какой вы хотите видеть свою дочь, когда она повзрослеет. И, наверно, вы хотите, чтобы она выросла также и независимой? Хотите ли вы, чтобы она стала самостоятельной женщиной, твердо стоящей на ногах, женщиной, которая сама может принимать, решения, основываясь на реальных качествах окружающего мира? Или же вы хотите, чтобы она металась из стороны в сторону в зависимости от разных человеческих влияний?"

Я сделал сейчас следующее: связал его жалобу на дочь: то, что она не делает того, что он хочет, с результатом, которого он старается добиться, -вырастить дочь независимой.

Женщина: Это похоже на сменные линзы у камеры: Вы ставите другой широкоугольный объектив, и в кадр попадает больший кусок действительности.

Да, хорошо. Это красивая визуальная метафора для переформирования. Изменение, начатое само по себе, в изоляции кажется проблемой или результатом поведения, если же его поместить в более широком контексте, оно приобретает смысл. Это действительно пример переформирования контекста. Я помещаю поведение, на которое жалуется отец, в контекст поведения дочери и приобретения ею независимости.

Исследование намерения, которое скрывается за сообщением отца, дает свободу варьирования способов выражения этого сообщения, "Помни, ты должна быть дома в 10 часов" -- это не то сообщение, которое было воспринято. Каким еще способом он может передать свое сообщение о том, что он хочет видеть ее защищенной и чтобы она выросла независимой? Как он может убедить себя, причем так, чтобы не задеть дочь, что она вырастет такой, какой нужно? Конкретное требование того, чтобы она была дома в 10 часов, может быть совершенно неважным для достижения этого конкретного результата.

Тут мы имеем тот же самый тип ситуации договора, который встречается при работе с супружескими парами или с представителями организаций, которые не могут прийти к согласию по поводу того, как достичь какой-то определенной цели. Сначала вы напомните им, что у них есть общая рамка, внутри которой они действуют и которую они признают. Например, вы напоминаете им, что, какое бы решение они сейчас не приняли относительно внутренней или внешней организационной политики, их цель состоит в том, чтобы увеличить прибыль или поддержать, либо улучшить качество услуг или товаров, которые они предлагают людям. К проблемам бизнеса мы вернемся сегодня попозже.

Женщина: Если вы неточно определили общую рамку, общее позитивное намерение, получите ли вы впоследствии отсроченную полярную реакцию?

Да, обычно именно так и происходит. Если вы имеете дело с содержанием, вы рискуете неверно определить общую рамку. Если вы определили ее неверно, вы все равно можете достичь согласия между ними, поскольку у вас есть раппорт и личностная сила. Но позже все равно вас ждет срыв, полярная реакция.

Существует 3 способа избежать этого. Первый из них заключается в том, чтобы использовать шестишаговую модель переформирования, и тогда у вас не будет необходимости связываться с содержанием, и, следовательно, у вас не будет возможности навязать неадекватное содержание.

Другой способ заключается в том, чтобы отвести определенное достаточное время для сбора большого количества информации. "Так чего же именно вы добиваетесь, требуя столь интенсивно, чтобы она приходила в 10 часов вечера?" "Ну, я хочу..." И вы получите набор слов, которые являются адекватными для данного человеческого существа. И тогда, если вы будете использовать те же самые номинализации и неспецифические глаголы и слова, тогда будете описывать новые способы передачи информации, вы присоединитесь к тому, что она пытается сделать на бессознательном уровне, равно как и на сознательном уровне. Так вы избежите проблемы камерности.

Третий и действительно необходимый способ убедиться, что ваше переформирование адекватно, заключается в том, чтобы иметь достаточный сенсорный опыт для того, чтобы заметить реакции, которые вы получаете, когда видите, что клиент реагирует конгруэнтно.

Мужчина: До сих пор вы не касались примеров конгруэнтности между намерением и поведением. Встречался ли вам когда-либо случай, когда конфликтность между супругами обусловлена тем, что их намерения различны? Он хочет больше этого, она хочет меньше этого.

Если существует база для договора, то существует и рамка, внутри которой они оба могут согласиться с определенным результатом. Приведите мне пример, вероятного Отсутствия общей рамки.

Мужчина: Она хочет, чтобы их совместная жизнь подчинялась правилам моногамии, он не хочет.

Хорошо. Давайте сыграем в ролевую игру. Джин, вы хотите, чтобы он вступал в сексуальные отношения исключительно с вами, а Джордж не хочет посвящать себя этому. Сначала я попрошу определить метарезультат того, чего каждый из них хочет. "Каково ваше намерение в тот момент, когда вы требуете моногамных сексуальных отношений с этим парнем? Что это вам даст -моногамное отношение с ним?"

Джин: Ну, это даст мне чувство безопасности и ощущение того, что я -самая желанная женщина для этого мужчины.

Затем я нахожу метарезультат для Джорджа. "На чем основан ваш отказ от моногамии? Что это вам даст, если вы откажетесь от моногамии и будете вступать в сексуальный контакт с другими женщинами?"

Джордж: Это позволит мне узнать о том, как я привлекателен для других женщин, и позволит мне ощутить свою значительность.

Каждый раз, когда я задаю вопрос, направленный на определение результата, я расшатываю контекст, в котором проявляется данное поведение. Так я приобретаю большую свободу действий. Скорее всего, Джордж не будет возражать, чтобы у вас было чувство безопасности, а она не будет возражать против того, чтобы он чувствовал свою значительность и привлекательность. Они возражают против конкретного поведения, а не против результата, не против намерения.

А сейчас я могу использовать эту информацию, чтобы сформулировать общий результат, с которым они оба согласятся. Итак, я совершенно прав в том, что вы оба хотели бы найти взаимоприемлемое решение, когда бы вы, Джин, ощущали себя в безопасности и чувствовали бы, что вы желанная женщина для Джорджа; а вы, Джордж, вы чувствовали бы себя привлекательным и значительным.

Если Джин и Джордж соглашаются с этим, я получаю общую рамку, относительно которой они находятся в согласии и могут начать заключение договора. Сейчас я могу приступить к выработке конкретного решения, Я могу спросить Джин: "Как иначе он может повести себя, чтобы у вас возникло ощущение безопасности, к которому вы стремитесь?" А Джорджа я могу спросить: "Какие другие способы поведения могут-дать вам возможность почувствовать себя значительным и привлекательным?"

Мужчина: Допустим, что она говорит: "Нет, это единственный способ". И он тоже говорит: "Нет, это единственный способ".

Я лично в этом сомневаюсь. Я убежден, что за данным поведением всегда скрывается что-либо еще, равно как и другие способы достижения этого "чего-то еще". Но, если они оба убеждены в отсутствии альтернатив, я возьму под сомнение рамку, которую я создал.

Видите ли, я не знаю, опираясь на что мы могли бы начать сейчас переговоры. Есть ли у вас двоих такая опора? Давайте будем говорить откровенно. Я не хочу тратить зря свое время, равно как и ваше время и деньги. Заинтересованы ли вы в том, чтобы потратить определенное количество времени и энергии, чтобы определить, можно ли у вас это изменить так, чтобы пребывание вместе снова вызывало у вас интерес и волнение? Или же вы уже решили делать что-то другое?

Если они в этом случае не обнаружат никаких позитивных намерений, может статься, что базы для заключения договора нет. Допустим, что кто-то из них полюбил кого-то безумной любовью, и вопрос состоит в том, чтобы решиться на развод. Это то, что часто называют "скрытой повесткой дня". Добиться ясности в вопросе о наличии оснований для договора и построения рамки всего процесса сделает явной эту скрытую повестку дня, а это принесет пользу каждому!

Женщина: Если дело обстоит так, и вашей задачей не является сохранить эту пару, не должна ли она в дальнейшем проработать процесс развода с вами? Не должна ли она проработать с вами процесс того, как она расстанется с этим мужчиной и уйдет к другому?

Да, если она к этому готова. -- А ему я помогу определить, какие части его личности заинтересованы, чтобы бытье ней. Такое открытое обсуждение рамки часто пугает клиентов и тем самым мотивирует их к тому, чтобы интенсивнее искать взаимоприемлемого решения. Затем я могу перейти к результатам, или метарезультатам, то есть результатам результатов.

"Джин, зачем вам ощущение безопасности?" "Джордж, зачем вам чувствовать себя привлекательным по отношению к другим женщинам?"

Оба в конце концов скажут, по всей вероятности: "Ну, тогда бы я стал ощущать собственную ценность, чего сейчас не ощущаю".

Сейчас, таким образом, я еще больше расширил рамку. Чтобы расширить рамку, я могу перейти от результатов к метарезультатам, или метаметарезультатам.

"Джин, существуют ли для вас другие способы почувствовать собственную ценность?" Обычно, чем больше я углубляюсь в намерение, тем больше поведенческих реакций могут удовлетворить данную потребность. И когда вы переходите к настолько общим намерениям, что вы должны делать очень много проверок, поскольку люди действительно хотят знать, будут ли приемлемыми альтернативные поведелческие реакции.

Чтобы заключить договор, я прежде всего устанавливаю 3-х месячный мораторий на всякие сексуальные отношения вне супружеских. В течение этого времени у него будет возможность испытать многие поведенческие реакции, с помощью которых он удовлетворит те свои потребности, которые, как он считает, сейчас при моногамии удовлетворить нельзя. Она тоже получит возможность вовлечь все свои ресурсы в поисках способов развития ощущения собственной безопасности до такой степени, чтобы его связь с другой женщиной больше не угрожала ей так, как раньше.

Как я и говорил раньше, я могу послать их в мир, чтобы они поискали там модели. Я могу спросить жену: "Состоят ли некоторые женщины, которых вы знаете и уважаете, вне моногамных отношений с мужчинам? Каким образом они добиваются того, чтобы испытывать ощущение собственной безопасности?" А мужу я могу сказать: "Известны ли вам мужчины, которых вы уважаете и которые находятся в исключительно моногамных отношениях с женщиной и при этом ощущают себя привлекательными?"

Хорошо, я хочу, чтобы вы понаблюдали за ними и узнали, как они это делают.

Поиски новых поведенческих реакций можно осуществлять внутренне, используя ваши подсознательные ресурсы и модели. Не бойтесь давать клиентам домашние задания. Заставьте их поискать реальные модели, за которыми они могут наблюдать и слушать их.

Женщина: Вы утверждали, что если есть база для договора, то есть и рамка, контекст, в котором возможны изменения.

Эти два понятия синонимичны.

Под рамкой, контекстом или базисом для договора Я подразумеваю следующее: "Есть ли какой-либо результат, какая-нибудь общая цель, с которой вы оба согласны? Например, готовы ли вы приложить усилия к тому, чтобы остаться с этой женщиной? Готовы ли приложить усилия к тому, чтобы остаться с этим мужчиной?" Это может быть единственным контекстом, общим для них, и, конечно, каждый из них может предъявить какие-то требования.

Если вы обнаружили общую цель, то можете переходить к способам ее достижения. "Джордж, существует определенный набор поведенческих реакций, который мог бы удовлетворить ваши потребности, и при этом вы бы остались жить с этой женщиной". "Джин, существует определенный набор поведенческих реакций, который мы должны найти и который позволит вам остаться с этим мужчиной, но все-таки при этом испытывать чувство безопасности, к которому вы стремитесь". И сейчас мы должны определить, каковы эти поведенческие реакции.

Мужчина: А если вы задаете вопрос об общей цели, а кто-то из них отвечает: "А я не знаю, хочу ли я с ней жить или нет". Как вы действуете дальше?

Тогда я договариваюсь с ними об испытательном сроке, в течение которого они будут проверять эффективность новых поведенческих реакций (стратегий). "Джордж, готов ли ты на 3 месяца принять ограничение, ведущее к моногамии, хотя оно тебе кажется искусственным?" Или: "Джин, готовы ли вы отказаться на 3 месяца от своего стремления к безопасности, чтобы найти другой способ, с помощью которого сможете удовлетворить себя, оставаясь с этим мужчиной?"

Здесь нужно быть очень откровенными и выражаться ясно. Если существует честное несогласие относительно какого-либо фрагмента поведения, то вы должны переходить к общим целям и найти такую цель, которая приемлема для обоих. Если вы ее нашли, вы можете продвинуться. Если такой цели нет, вы можете сказать об этом весьма откровенно, чтобы сэкономить и ваше время, и время клиентов.

Нахождение общей цели или рамки согласия между членами пары. семьи или организации -- это очень нужный шаг, который многие терапевты и консультанты пропускают. Они слишком быстро приступают к поискам новых решений, и это вызывает возражения. Сейчас я хочу, чтобы вы приступили к упражнению, в котором вашей основной задачей будет нахождение общей цели. Если у вас останется время на поиски разумного рабочего решения, то это будет хорошо. Разделитесь на группы по 4 человека. А и Б будут представлять пару супругов или членов организации. В будет программистом. Д -- будет мета-комментатором. Я хочу, чтобы В определил контекст, происходит ли это в организации или в ходе психотерапии. А и Б содержат некоторый конфликт, а программист В будет делать следующее: , Упражнение на поиск рамки согласия

1. Спросите А и Б, чего конкретно они хотят и снова констатируйте это к удовлетворению каждого. Это будет присоединение.

2. Спросите А и Б, зачем нужен каждому из них данный специфический результат (мета-результат), и снова констатируйте это.

3. Найдите общий результат, причем такой, что когда вы его выскажете, то А и Б согласятся с тем, что это именно то, чего они хотят: "Итак, вы оба хотите, чтобы..."

Если вы программист, я прошу вас оставаться на таком уровне обобщения, в котором вы нуждаетесь для того, чтобы найти такой результат, с которым согласятся оба партнера. Иногда каждый из вас может добиться от них согласия, сказав следующее: "Вы оба здесь, чтобы найти способ продолжения и сохранения ваших отношений к вашей общей пользе и удовлетворению".

Определение рамки согласия дает вам возможность сортировать поведенческие реакции по признаку релевантности в ходе самого процесса обсуждения. Это особенно важно на производственных собраниях и совещаниях. Обычно примерно около 80% времени, отведенного для совещания, тратится напрасно, поскольку люди говорят то, что не имеет о "ношения к результату. Это происходит примерно так: обсуждается мероприятие Х для достижения цели Y, и Джин говорит: "Ах, вы знаете, вот что, например, мы могли бы сделать, чтобы достичь цели Z!" Возможно, это прекрасная идея. Она может быть даже творческой, но совершенно иррелевантной в данном контексте.

Если вы отреагируете на первое иррелевантное замечание, вы спустите с цепи целый поток свободных ассоциаций, которым место скорее на психоаналитической кушетке, нежели на производственном собрании. Впоследствии вы потратите еще 10 минут на то, чтобы снова людей переориентировать на рамку согласия. Если вы с самого начала четко и открыто определите рамку согласия, цель обсуждения, то у вас будет базис и критерий для того, чтобы отличить релевантные реакции от иррелевантных. Мы называем это "вызов релевантности".

Когда кто-то высказывает иррелевантное замечание, вы можете сказать: "Джин, я не понимаю, какую связь ваше замечание имеет с тем, о чем мы говорим с самого начала-и с чем все согласились. Почему бы вам не вернуться к вашему вопросу в пятницу?" В следующий раз, когда он сделает не относящееся к нашему вопросу замечание, я скажу: "Видите ли, я не знаю, как то, о чем вы говорите, связано с тем, что мы здесь делаем?" и укажу пальцем на диаграмму. И в следующий раз, когда он сделает такое же замечание, мне, по всей вероятности, будет достаточно бросить взгляд на диаграмму, и тогда он остановится.

В организациях, в которых мы установили программы, через некоторое время каждое совещание не продолжалось более 45 минут. Люди на совещании смотрели вперед, ориентировались на цель собрания, поскольку критерии релевантности были четкими и очевидными для всех. Вызов релевантности не очень-то распространен в наших организациях, хотя для того, чтобы эффективно действовать, они в нем нуждаются.

Тот же самый процесс проявляется более ярко в ситуациях арбитража. Вот перед вами две группы, они настолько спелись друг с другом в борьбе, что совершенно забыли весь контекст. Целевая рамка полностью забыта, большинство их поведенческих реакций являются иррелевант-ными по отношению к этой рамке. Большинство посредников скажут вам, что их приглашают в самое неподходящее время, а именно, когда они находятся в тупике. Лично я думаю, что это самое лучшее время, потому что все точки над 1 четко поставлены и различия между партиями групп очевидны. Вы точно знаете, что надо делать.

Мое первое действие заключается в том, чтобы разделить группы, развести их, а затем я начинаю расшатывать рамку. Я должен установить широкую целевую рамку, и это традиционное понятие базы для заключения какого-либо соглашения. Как только я установил рамку, я тут же получаю базис для вызова релевантности. Я могу теперь отвергать определенные вещи как непродуктивные, поскольку обе стороны открыто согласились относительно общей цели и выразили готовность прилагать усилия для достижения этой цели.

В этот момент у меня появляется достаточная возможность для нахождения способа балансирования между двумя предложениями и я могу выступить с формулировкой некоторого компромисса. Я буду настаивать на том, что с самого начала обе договаривающиеся стороны вложили в целевую рамку критерии того, какие элементы являются существенными и какие несущественными, бросовыми по отношению к главной цели товарообмена. Перед тем, как действовать, я должен задать себе пространство маневрирования. Если у меня не будет этого пространства, то я зайду в тупик.

Мужчина: Иногда в моей работе у меня появляется трудность в установлении рамки согласия. Когда я пытаюсь ее установить, клиенты сопротивляются этому.

Разрешите мне дать вам мою рамку для установления рамки согласия Смотрите, я профессионал. Я не хочу, чтобы мы здесь вели себя случайным образом. У меня есть определенные критерии для оценки -- моего собственного действия, и, пока мы с вами не определили, что могло бы явиться базисом, чтобы мы начали с вами продвигаться, я не хочу тратить мое время и умение". Такой подход подвел меня лишь однажды, когда клиент мне ответил: "Нет, я бы этого не хотел делать!" Я ответил: "Прекрасно. До свидания". Я оставляю за собой право выйти из любой транзакции, включая терапевтическую.

Кстати, если существует какая-то категория клиентов, работая с которыми вы испытываете трудности, то позаботьтесь о том, чтобы для начала таких клиентов поступа-ло к вам как можно больше. Работа с ними обеспечит вам возможность развития вашей собственной гибкости. Однако, если вы уже к собственному удовлетворению продемонстрировали, что способны работать с такими клиентами, но они по-прежнему вам не нравятся, не работайте с ними. У каждого профессионала должны быть личные критерии для того, чтобы решать, браться ли ему за работу с данным клиентом или нет.

Но, однако, если учитывать широкий контекст профессиональной психотерапевтической помощи, я рекомендовал бы вам иметь список тех специалистов, к которым вы могли бы послать ваших клиентов для того, чтобы они чувствовали, что им есть куда идти. Это одна из профессиональных обязанностей. Но нет необходимости мучить себя. Некоторое время я работал с наркоманами, употребляющими героин, и убедился, что могу с ними работать, добиваясь успеха, но с тех пор я с ними не работаю, потому что мне не нравится находиться среди них.

Женщина: Мне хотелось бы уметь поставить себя так, чтобы слышать и видеть стереотипы общения двух или большего количества людей одновременно. Я стараюсь осознать, как построена система семьи, но мне кажется, что это слишком большой кусок информации, и я бы хотела расширить свои возможности в этом плане. Не дали бы вы мне какой-нибудь полезный совет?

Когда вы обучаетесь использовать свой сенсорный опыт, вы должны дробить его на такие мелкие куски, какие вы можете в данный момент воспринять. Я могу назвать вам место, где я узнал больше всего о системах, состоящих из большого количества людей. Это рестораны. Сядьте за соседний столик, смотрите на семью, но никогда не смотрите на человека, который в данный момент говорит. Это позволит увидеть реакции остальных членов семьи на говорящего.

Женщина: Мой вопрос касается валидизации своих впечатлений. Каким образом я могу различить то, что вижу и слышу, и то, о чем я галлюцинирую? Когда вы думаете, что это, быть может, является галлюцинацией, используете ли для проверки кого-либо другого, спросив его о том, что он видит или слышит.

Нет, я могу в ком угодно индуцировать любую систему убеждений, так что то, что вы предлагаете, не будет работать. Что, если я смогу убедить кого-либо в реальности моих галлюцинаций? В настоящее время на этом основано большинство терапевтических систем. Психотерапевт го

ворит: "Знаете, я испытываю чувство X. Чувствуете ли вы сейчас то же самое?" И человек отвечает: "Я не заметил, но когда вы об этом сказали, то я с вами согласился". И вот теперь мы имеем разделяемую галлюцинацию. И мы будем действовать так, как если бы она была основанием для выбора. Это не будет работать.

Вы должны научиться отличать сенсорный опыт от галлюцинаций, и скорее всего лучше начать с семьи. Вы дол -- жны определить, что происходит при последовательно возникающей цепочке якорей. Допустим, вы замечаете, что она начинает оценивать получаемый сенсорный опыт кинестетически, но если он использует другой тон голоса," она оценивает визуально. Когда вы заметили эту связь, то можете проверить это бихевиорально. Конечно, вы всегда можете сделать это, употребляя кавычки. Вы можете сказать: "Если бы Джейн здесь и сейчас сказала вам..." и потом превратиться в Джейн. Когда вы это делаете, то наблюдайте за Ральфом и замечайте, возникает ли

ожидаемая вами реакция. Затем вы можете превратиться в Ральфа и проверить другую порцию калибровки. "Если бы Ральф сказал..." Таким образом, вы всегда можете проверить свои калибровки совершенно открыто, используя цитаты. Или вы можете присвоить себе калибровочное аналоговое поведение, продемонстрировать его и посмотреть, что произойдет.

У меня есть друг мим. Он в совершенстве подражает мимике и голосовым проявлением любого человека. Вот мы разговариваем, и Денни может сказать: "Ох, знаете, однажды я видел Джимми... ", а затем он превращается в Джимми. Если при этом присутствует жена Джимми, то она начинает реагировать на Денни так, как будто она замужем за ним. Все системы, которые задействованы в общении между Джимми и его женой, будут сейчас задействованы между ней и Денни. А затем он может превратиться в кого-нибудь еще, нее реакция изменится.

Денни иногда шутит) что, когда в аудиторию входят мои студенты, а он хочет заставить их сделать что-то определенное, он просто превращается в меня. Они реагируют немедленно, поскольку они запрограммированы на меня. Такую ролевую игру я применяю и в индивидуальной психотерапии. Я превращаюсь в одну из частей личности и работаю так, как я уже описал. Я определяю, как они реагируют на данную часть. Нихевиоральная проверка является единственным надежным способом валидизации вашего сенсорного опыта, если он касается отношений в системах. Вы, я и Линда, мы все можем иметь те же самые галлюцинации, но они не дадут нам базиса, на котором мы могли бы принять решения.

Мужчина: Не могли бы вы продемонстрировать превращение в часть личности? Я уже и так занимаюсь этим два дня! Мужчина: Не могли бы вы обозначить это так, чтобы об этом знало мое сознание?

Я мог бы сделать это, но не буду. Я хочу рассказать вам о семье, с которой я работал однажды, чтобы привести пример того, как следует определять и использовать систему коммуникаций в семье. В этой -- мать была абсолютным монархом. Ее бабушка основала церковь, и в этом городе была улица, названная ее именем. Эта женщина знала имя своей бабушки, которая давно умерла, но не могла назвать имя дедушки, который еще был жив!

Одну вещь в этой семье я заметил сразу -- каждый в этой семье реагировал на мать. Стоило ей Лишь только посмотреть на кого-либо из членов семьи, как тот съеживался от страха. Муж был алкоголиком, старший сын хулиганом, младшего сына только что выгнали из школы и видно было, что-он пойдет по стопам старшего. Это типичный стереотип. Однако в семье была и пятилетняя девочка, очень умная и экспрессивная. Она вела себя так, что мать реагировала на нее позитивно, что бы та ни делала.

Чтобы совершить эффективное вмешательство в систему коммуникации семьи, мне надо было определить, как функционирует семья как система. Мне надо было знать, какова в этой семье натуральная последовательность интеракций. Лучший способ узнать это заключается в создании кризиса, то есть такой ситуации, которую тщательно избегают большинство семейных психотерапевтов. Чтобы создать кризис, я нарушаю большинство табу, существующих в мире семьи. Научила меня этому Вирджиния Сатир.Многие думают, что Вирджиния этого не делает, потому что, делая это, она всегда говорит приятным тихим голосом. Но она говорит обо всем, о чем семья не хочет говорить. Мой стиль ближе к стилю Франка Форелля, но в результате я достигаю того же самого.

Итак, семья входит, и я говорю: "Ну, что вы здесь делаете? Что идет плохо!" Мать сразу же отвечает: "Этот ребенок совершенно отбился от рук." Я могу повернуться к сыну и сказать: "Ты сукин сын!" А затем я снова повернусь к матери: "Что он делает, ругается матом что ли?" И тут же семья попадает в страну сумасшествия и система начинает работать. Я могу сказать: "Ну, и что же вы делаете, если он себя так ведет? Вы, наверное, его никогда не ругаете?" Она немедленно начинает в кавычках: "Нет, я просто говорю ему та-та-та-та." А сын немедленно убирает кавычки и говорит: "Проклятье, отстаньте от меня!" Затем отец говорит: "Могу ли я где-нибудь здесь попить?" Когда система семьи начинает функционировать, я сижу и наблюдаю, поскольку мне надо знать, как система функционирует без меня. Если взаимодействие начинает становиться менее интенсивным, я вступаю и довожу до прежней интенсивности. Я определяю наиболее чувствительные области для того, чтобы в нужное время запустить систему взаимодействия снова.

Кроме того, это истощает их терпение, что очень полезно. Это делает всю работу еще легче. Я долго учил поступать таким образом моих студентов, но они все время вовлекались в содержание того. что делает семья и с тру -- дом могли остаться вне взаимодействия и разрешить семье взаимодействовать друг с другом так, как они обычно взаимодействуют, и дать себе возможность понять, как это происходит.

Программа в этой семье была очень интересной. Когда мать говорила, ее муж реагировал как сумасшедший. Сын входил в состояние, которое психологи называют "пассивное отрицание". Он вжимался в кресло и накрывал себя подушками. Старший сын был сильнее материей рычал в ответ на нее. И чем сильнее он старался отразить ее удары, тем сильнее она атаковала его. Если я прерывал поведение матери, сын продолжал нападать на нее, но отец расслаблялся. Это было очень важно знать: отец не реагировал на сына, он реагировал только на то, что делает мать.

Женщина: Что вы такого делали, что отец расслабляются?

Я на некоторое время выключал мать. Я просто становился перед ним, и сын был вынужден рычать через меня. Стоя перед матерью, я загораживал ее от отца, и он при этом вздыхал и расслаблялся, хотя сын продолжал орать во все горло. Когда я уходил на свое место, отец немедленно напрягался снова. Однако вы никогда не сможете провести такую программу, если вы, как большинство психотерапевтов, будете привязаны к своему креслу.

В этой семье младший сын положительно реагировал на своего старшего брата. И когда мать нападала на старшего брата, она с тем же успехом нападала на младшего, поскольку он реагировал именно так, как будто мать нападала на него. Он полностью подавлял себя своим старшим братом. Если вы обращались прямо к нему, он всегда смотрел за спину, независимо от того, где он в этот момент сидел. Он действительно делал это. Я спросил его: "Что ты об этом думаешь?" Он посмотрел за спину и ответил: "Ну, зх, ну я не знаю." Выглядело так, как будто здесь его вообще нет. Но он действительно реагировал на то, что делала его мать, даже если она делала это не по отношению к нему, а к старшему брату или отцу.

Мать боролась против меня, действуя при этом зубами и ногтями, а надо сказать, что она была почти моего калибра. Она могла открыто выступать против меня, тогда как есть очень немного людей, которые могут это сделать. Но у меня есть некоторые действительно тайные приемы борьбы. Я могу менять логические приемы так быстро, что я и делал в этом случае, что чуть-чуть опередил ее, но мне для этого пришлось потрудиться. В комнате, кроме меня и семьи, находились еще двое студентов юношей и одна девушка. Она посмотрела на мать и обратилась к ней -- поведение матери совершенно изменилось. Девушка сказала что-то типа: "Вы так несправедливы к своему сыну", мать повернулась к ней и сказала почти нежно: "Видишь ли, дорогая, через некоторое время ты повзрослеешь, и если окажешься на моем месте..." Это была совершенно другая программа. Если бы мужчина сказал бы ей то же самое, она. дала бы ему в ухо.

Программы коммуникаций этой женщины были совершенно разными в зависимости от того, с мужчинами или с женщинами она взаимодействует... Ее дочка вела себя довольно странно во время сеанса: она перебирала мои бумаги на столе, перебивала разговор, шумела. Если сын хоть немного отвлекался от происходившего, она орала на него: "Будь внимателен! ", но дочке это не грозило.

Женщина: И что же, вы ничего не комментировали, вы просто наблюдали за этим? А что бы мне мог дать прямой комментарий? Если бы я сказал обо всем этом, для них было бы легче сохранять свою позицию.

Чтобы проверить то, что мне удалось пронаблюдать, я стал менять свою позицию, действуя по очереди как отец, как сын и как ее дочка и наблюдая за соответствующими реакциями, которые при этом получал от матери. Присваивая себе аналоги поведения ее дочери, я смог получить от нее положительную реакцию на себя. Она начала реагировать на меня некоторой смешанной реакцией, в которой отражалось и то, как она раньше реагировала на мужчин. ито, как она реагировала на женщин.

Во всем мире не нашлось способа заставить эту мать реагировать агрессивно на свою дочку. Я спросил: "Какой самый худший поступок, который случалось совершить вашей дочке?" Она ответила сладким голосом: "Ох, однажды она что-то пролила и та-та-та." Когда мать обращалась к дочке, вся семья любила эту девочку. Они реагировали на это положительно, поскольку к маленькой девочке мать относилась так, как они хотели бы, чтобы она относилась к ним. Если девочка обращалась к матери, мать реагировала положительно, но если она обращалась к кому-то другому, мать не реагировала вообще. Это было очень важно. Если бы она в этом случае реагировала, я мог бы совершить более изощренное вмешательство. Я мог бы заставить дочку обратиться к своему брату и получить реакцию матери на это. Но мать не реагировала положительно ни на что из происходящего в семье, за исключением прямого обращения дочери к ней. И каждый член семьи реагировал на мать.

Итак, я должен был определить то, что должна была сделать маленькая девочка для того, чтобы заставить мать реагировать так, чтобы остальные члены семьи изменились так, как они этого хотят. Когда я учил семейную психотерапию, мне говорили, что, если в группе из 3-х людей, ее член номер 1 обращается с членом N2, член N3 обязательно реагирует на эту коммуникацию. Это не так. Вы можете заставить его реагировать на это, но совершенно не обязательно он уже должен это делать.

Все, что я хотел знать про эту семью, это то, что они уже делают, потому что, узнав это, я смог бы использовать то, что уже происходит, для того, чтобы изменить систему. Это важный принцип: Каким образом я могу ввести маленькое изменение, которое направит все интеграции в данной семейной системе так, чтобы заставить эту систему изменить себя"

Если вы в состоянии сделать это, семейная система сама сделает всю работу за вас. Если я хочу, чтобы в этой семье изменилось все, то я должен изменить дочь. Она изменит поведение матери, и все остальные члены семьи с необходимостью изменятся, реагируя на мать. Однако обратное не верно. Если я изменю поведение младшего сына, это не повлияет ни на кого другого, поскольку в семье на него никто не реагирует. Он настолько приблизился к несуществованию, насколько это возможно. Вопрос в том, "быть или не быть?" А он "не был".

Выдвигая очень высокие стандарты, мать дала всем членам семьи прекрасную возможность преуспеть в том, чтобы постоянн, о терпеть неудачи. Я хотел, чтобы она снизила свои стандарты и реагировала на членов своей семьи иначе. То, что я сделал, может показаться очень прямым, но иногда прямой и директивный подход является самым лучшим. Я отозвал девочку в сторонку и сказал ей: "Видишь ли, я нуждаюсь в твоей помощи, я хочу, чтобы ты со мной поиграла в эту игру, и давай это будет наш секрет. Если ты будешь играть в эту игру, то, когда вы все придете сюда в следующий раз, произойдет что-то волшебное." До этого момента девочка всегда отбегала и пряталась, когда мать начинала критиковать одного из братьев. Я сказал ей: "Тебе не обязательно это делать. Я хочу проверить твою силу, потому что я даю тебе сейчас эту силу, и ты не знала раньше, что она у тебя есть. А теперь она у тебя есть и ты знаешь это. Если мама закричит на Билли, я хочу, чтобы ты подошла к ней, взяла ее за руку и задала такой вопрос: "Мама, ты любишь Билли?" И продолжала бы задавать свой вопрос до тех пор, пока не убедилась бы, что мама сказала правду."

Конечно, девочка прекрасно, с этим справилась. Она спросила: "Мама, ты любишь Билли?" И мать ответила сердито: "Да!" Когда она снова спросила: "Мама, ты любишь Билли? ", мать ответила уже мягко: "Да, люблю". "На самом деле любишь, мама?" -- и дочка продолжала спрашивать еще и еще.

И что должно было произойти в этой семье в результате такого вмешательства? Вся семья была убеждена, что мать -- злая волшебница, и вы,

вероятно, с этим тоже бы согласились! Но очень трудно быть злой волшебницей,. когда маленькая девочка спрашивает: "Мама, ты любишь Билли?" И вот среди выкриков типа: "Неряха, грязнуля, ты опять не вынес мусор!" Билли слышит: "Да, я люблю. его". И это меняет всю игру.

Мужчина: Итак, он получает крайне негативные реакции и реакцию: "Да, мать любит меня".

Да, но получение негативных сообщений становится? возможностью вслед за этим иметь позитивное чувство.

Мужчина: "Получение негативных сообщений становится возможностью иметь положительное чувство". Это звучит как программа для кого-то, кто будет сначала вести себя так, чтобы получить негативные реакции для того, -- чтобы впоследствии получать позитивные.

Но эти люди не делали ничего такого, чтобы вызвать на себя критику. И после того, как мать отвечала на вопрос дочки, она начинала переходить к объяснениям того, что она делает. "Я говорю ему это только потому, что я боюсь, что не смогу заставить его хорошо учиться, а если я не заставлю его хорошо учиться, он станет таким, же трудягой, как и его отец, который работает в шахте. Я не хочу, чтобы он работал в шахте. Я хочу, чтобы у него была чистая работа". Она стала коммуницировать свое намерение, которое скрывалось за ее поведением. В сущности эта маленькая девочка совершила переформирование поведения матери.

Мужчина: У девочки должны были быть какие-то способы защиты, ведь мать могла сказать ей: "Перестань задавать мне эти ужасные вопросы".

Мать бы не сделала этого никогда. Я знал об этом перед тем, как вме. шался. Мать не могла кричать ни на нее, ни на любую другую женщину.

Женщина: В поведении девочки должен был быть какой-то якорь на любую другую женщину,

Она сама стала якорем. С этого момента каждый хотел находиться рядом с ней. Ведь находиться далеко от нее было небезопасно! Раньше девочку игнорировали. Игнорируют чаще всего средних детей и детей, которые родились после четвертого ребенка. Если вы решите, что в этом ничего нет полезного, найдите способ сделать ребенка якорем различных позитивных иоведенческих реакций. Это очень мощное вмешательство.

Когда семья пришла ко мне снова на следующей неделе, изменение в их коммуникациях было колоссальным. По мере развития новой системы коммуникаций люди начали реагировать на младшего сына, потому что маленькая девочка требовала этого через мать. Обязанностью этой девочки стало теперь привлечение внимания ко всем членам семьи, и я сказал ей об этом.

Женщина: Это удивительно, ведь вы использовали человека с минимальным нарушением поведения. Другие психотерапевты сказали бы, что у дочери с матерью нет проблем.

Ну, проблемы нет ни с кем. Я не верю в проблемы. Суть заключается в следующем: я не только использую систему, которая уже существует, я использую ее, чтобы сделать новую систему. Чтобы это сделать, я должен определить, кто в данной системе является таким элементом, который сможет изменить поведение всех остальных членов. Очень часто это сделать может отнюдь не активная и агрессивная личность. Люди часто считают, что убеждения двигаются с помощью шума, но это не так. Убедить можно с помощью упорства. Очень экспрессивные люди очень нежно поддаются изменениям. Каждый человек со вспышками гнева будет обнаруживать жесткие намеренные реакции.

Слишком часто в семейной терапии терапевт работает с человеком, которого легко изменить, что, конечно, означает, что семья после психотерапии изменит его в обратном направлении также легко. Если вы выбираете для терапии члена семьи с симптоматическим поведением, то есть того, кто уже и так реагирует на семью и реагирует массивно, то такого человека семья недостаточно легко приведет в первоначальное состояние. Член семьи с симптомами должен быть последним человеком, с которым вам захочется работать. Сам факт, что система коммуникации в данной семье может породить шизофрению или анарек-сию, означает, что на члена семьи с симптомами легче всего влиять. Если вы сможете повлиять на него так, чтобы он стал нормальным, то семья после возвращения его домой изменяет его точно в противоположном направлении. Таким образом, вы должны подобраться к нему с другой стороны. Вы хотите заняться с тем членом семьи, который является цепким и упорным. Если вы измените его, остальные вокруг него немножко попрыгают, но в конце концов приспособятся к этому изменению.

Мужчина: Не смогли бы вы поместить переформирование семейных систем в контекст бизнеса?

Конечно. По многим признакам организация напоминает большую семью, и соответственно весьма многое из того, что говорилось сегодня о семье, может быть прямо применимо к организации. Однако, для того, чтобы вас приняли в мире бизнеса, вы должны будете изменить свое вербальное и невербальное поведение. Например, вам не надо говорить о "подсознании", теперь вы не будете говорить о "привычках", и, по всей вероятности вам следует... надеть костюм вместо спортивной рубашки. Вы должны также изменить некоторые свои базовые предпосылки.

Например, в НЛП мы предполагали, что иметь выбор лучше, чем его не иметь. Это не обязательно верно в мире бизнеса. В деловом мире очень мало таких ситуаций, где вы нуждаетесь в вариабельности поведения и в творчестве. Наоборот, много усилий тратится на стандартизацию, ру-тинизацию человеческих существ для того, чтобы сделать их зависимыми. Скорее всего, вы не захотите, чтобы рабочие у конвейера постоянно находились в состоянии выбора новых способов работы, и вы не предложите им, чтобы ради разнообразия они начали делать свою работу с закрытыми глазами.

Работая в мире бизнеса, нужно также осознавать, что в результате конкуренции люди бизнеса подвержены тяге к секретности и параноидальным тенденциям. В психотерапевтическом контексте не существует такой вещи, как "торговый секрет"; если у кого-то возникла новая идея, он спешит ею сразу же поделиться, сказать о ней каждому, чтобы получить признание. В бизнесе же люди тратят массу времени на то, чтобы создавать и развивать новую технику, и, если им это удается, они держат ее в секрете до тех пор, пока это возможно. Люди бизнеса весьма консервативны по двум причинам: 1. Они не до конца понимают, как функционирует организация. 2. Они обычно имеют тяжкий опыт того, что, когда в организации появляется что-то новое, это переворачивает всю систему.

Мы часто видим, что происходит, когда в организации освобождается руководящий пост вследствие выдвижения старого руководителя на более высокую должность или ухода его на пенсию. Как правило, принимается решение искать нового претенлента на эту должность вне организации. Это говорит о том, что люди бизнеса не задумываются, какие качества характеризуют хорошего менеджера... Поскольку они этого не знают, у них отсутствует возможность выбрать или подготовить руководителя из своей же организации. У них один критерий подбора -- послужной список человека. Обычно на то, чтобы выдвинуть на руководящую должность человека из этой же организации идут очень неохотно. Если бы у них были четкие критерии того, что требует данная должностная позиция от человека, то было бы гораздо выгоднее готовить людей внутри органи зации.

Даже после того, когда успешный поиск кандидата на руководящую должность вне организации завершен, с приходом его на пост все в организации ухудшается на какой-то период времени. Если новый руководитель способен на эффективные действия, он немедленно реорганизует предприятие и обычно при этом некоторых уволит, а других переместит.

Важнейшим аспектом этого являются внесенные новым руководителем способы нового стиля обработки ин -- формации, которые у каждого человека уникальны. Одним из признаков стиля руководства является требуемая степень детализации отчетов.

В течение нескольких лет подчиненные учатся понимать, какой уровень детальности отчетов требуется данному руководителю, и приспосабливаются к этому уровню. В конце концов их отчеты становятся детализированными настолько, насколько надо руководителю. И если новый руководитель потребует от подчиненных большего или меньшего количества деталей в отчете, они растеряются.

Изменение требовательности к детальности отчета воспринимается подчиненными, особенно на подсознательном уровне, как вызов их компетентности. "Почему он требует от меня более детального отчета?" "Может быть, это означает, что он не доверяет моим суждениям в данной области?" В результате возникает негативное интерперсональное взаимодействие, которое может принести массу беспокойства.

Если руководитель требует меньшего количества деталей в отчете, то это тоже может вызвать проблемы. Подчиненный предлагает информацию, детализированную на определенном уровне, а новый руководитель отклоняет ее и просит подчиненного выдать более общие суждения. Все, что надо новому руководителю, это ответ "идет", "не идет". Подчиненный тогда чувствует себя так, как будто его работу не оценили по достоинству. Он чувствует, что информация, которую он так тщательно собирал, не будет никак использована. У него также возникает тревога по поводу того, что теперь он отвечает за принятие решения, в то время как раньше он отвечал только за сбор и предоставление информации. И он может начать сильно нервничать по поводу того, что ему приходится хранить информацию, которую раньше он передавал своему шефу и таким образом избавлялся от ответственности за нее.

Одним из наиболее мощных и прямых вмешательств в этом случае является ознакомление нового руководителя с понятием контроля за качеством информации. Это позволит вам сделать для вербальной информации то же самое, что сделала новая технология для аэрофотосъемки. Это позволит вам контролировать уровень детальности информации. Вы можете потребовать крайне детализированной информации высокого качества или же можете свести информацию к простому решению: сигналу "идет", "не идет".

Если вы научили этому руководителя, у него возникает чувство, что он способен контролировать качество информации по всей информационной сети, которая ведет от его стола к каждому рабочему месту. Если он не уверен в том, что его планы и решения могут быть переданы, причем при поддержке высокого уровня представления информации через всю информационную сеть, которая должна ответить на вводимые им изменения, то он не будет вво -- дить никаких изменений. Он оставит все, как есть, в налаженном порядке, . и именно поэтому мы сталкиваемся с традиционной посредственностью и консерватизмом в бизнесе. Любое изменение заставляет рисковать правильной инвентаризацией информации. Сбой может случиться в каждом звене цепи. Следовательно, консерватизм весьма оправдан. Если руководитель владеет контролем над качеством информации, он может вводить изменения, будучи уверенным, что его решения будут переданы детально и верно. В этом случае он может ввести новые стандарты высокого качества, которые заменят стандарты посредственности.

Если руководитель в достаточной мере оценил полезность понятия контроля за качеством информации, он будет достаточно чувствительным в тот момент, когда вступает в новую должность. Он будет осознавать, что его подчиненные, коллеги и начальники имеют определенные требования к качеству информации, которая к ним поступает. Во многих случаях мы можем научить руководителя, вступающего в новую должность, установлению позитивной рамки. Он может это сделать, сказав своему новому персоналу примерно следующее: "Я понимаю, что с этого момента я присоединяюсь к слаженно работающей команде и т.п. ", затем он открыто выносит на обсуждение понятие качества информации, и затем он должен выполнить определенные действия, направленные на необходимое приспособление.

"Каждого из вас связывали с моим предшественником важные по значению отношения. У него был свой личный стиль, и вы все научились сознательно и произвольно, а также с помощью простых привычек, как следует предоставлять информацию именно для него. Я -- другой человек. -- Я даже не знаю, чем конкретно отличаюсь от своего предшественника, но я в течение нескольких будущих недель хочу, чтобы вы были особенно внимательны, и я тоже буду внимательным к тому, что будут ситуации, когда мне потребуется очень конкретная детализированная высококачественная информация. Но будут также ситуации, когда я просто спрошу вас, "идет" у вас или "не идет".

Этот способ установления рамки в ситуации перехода является и переформированием, и присоединением к будущему. Здесь специфицируется результат: развитие адекватного уровня детальности информационного потока. Это настраивает персонал на то, чтобы произвести какие-то изменения в себе, поскольку между новым и старым, руководителем есть различия. Новый руководитель отнюдь не Бог и не знает, чо отличает его от предшественника, поскольку он никогда не сталкивался с теми мерами контроля над информацией, которые использовал его предшественник. Это позволяет персоналу глубоко облегченно вздохнуть и сказать: "Хорошо. Он сказал, что понимает то, что я должен приспособиться, но хочет, чтобы я сотрудничал с ним в достижении результата, нахождении адекватного уровня конкретности в процессе передачи информации." Мужчина: Из вашего примера можно сделать следующий вывод: вы должны тщательно пристраивать изменение и помещать его в такую рамку, чтобы люди. на которых изменение должно повлиять, отреагировали бы на это позитивным образом.

Да, совершенно точно. И это может означать, что на разных уровнях организации и в разных ее подразделениях рамка, в которой подается изменение, должна быть различной. Каждый маневр в организации должен быть произведен так, чтобы он имел смысл внутри перцептивной рамки тех людей, на которых он влияет. Пятилетний план, если его представить в наиболее полном виде, не имеет для конвейерного рабочего никакого смысла. Для него этот план должен быть представлен в терминах того, что произойдет в результате его реализации сними его работой. Если начать говорить с ним о финансовых собраниях, в результате которых этот план становится тем, а не иным, то это его просто запутает. Это та информация, о которой он совершенно ничего не должен знать. Описание пятилетнего плана на уровне руководителя не является частью перцептуальной реальности конвейерного рабочего. План должен быть соотнесен с перцептуальной рамкой рабочего.

У меня был друг, которого в свое время назначили главным управляющим большой фирмы. Он был одним из лучших коммуникаторов в области бизнеса среди тех, которых мне довелось знать. У него была прекрасная чувствительность к невербальным проявлениям и тому подобным вещам. Рабочее время большой группы служащих основных подразделений фирмы фиксировалось с помощью часов-табеля. Рабочие пробивали свои карточки каждое утро, в полдень, после ленча и вечером. У моего друга была философия, согласно которой машины не должны управлять или наблюдать за людьми. Одно из первых его нововведений заключалось в том, чтобы убрать часы-табель. Своим непосредственным подчиненным он объяснил, что не хочет, чтобы в его организации машины управляли людьми. Он сформулировал это утверждение так, чтобы оно было адекватно их пониманию, и затем распорядился убрать все часы в пятницу вечером. А сейчас рассмотрим ситуацию, в которой оказались служащие в понедельник утром. Они пробивали свои карточки несколько раз в день в течение многих лет. Не важно, что происходило с ними до того, как они пришли на работу или вчера вечером, но звук работы часов был тем, что гипнотизеры называют "сигналом реиндукции". Это был якорь, который вызывал то состояние сознания, в котором имелся доступ к навыкам, необходимым для эффективной работы. Часы-табель представляли собой сигнал, распространяющийся на все репрезентативные системы. Вы видите эти часы, вы заталкиваете туда вашу карточку и слышите звук, когда часы прокалывают в карточке дырку.

Мой друг безвозвратно лишил рабочих якоря, в котором они нуждались для того, чтобы эффективно действовать. Эффективность всей работы организации на следующей неделе упала ровно наполовину. Я случайно оказался там и еще через неделю застал все в жутком беспорядке. Решение, которое я предложил, обернулся все дело к лучшему. Я предложил, чтобы он издал коротенький приказ для руководителей первого уровня, чтобы они передали дальше своим подчиненным в пятницу после, обеда. В этом документе он

объяснял свое убеждение в том, что людьми не должны управлять машины. В соответствии с этим убеждением он и убрал часы-табель. Но, когда они придут на работу утром, он хотел бы увидеть, что их непосредственные начальники стоят там, где раньше стояли часы, и рабочие смогут почувствовать себя хорошо, потому что они видят их улыбки, то есть видят нечто, что они раньше никогда не видели, когда там стояли часы. Начальники должны были говорить рабочим "Доброе утро" и пожимать каждому руку. Это обеспечило прямое соединение замещения часов-табеля начальником во всех репрезентативных системах, уверен, что многие служащие представили на месте улыбающегося начальника гигантские часы-табель! И это дало непосредственный доступ к тем навыкам и состояниям сознания, которые были им необходимы для эффективной работы.

Таким образом, произведенные изменения были переформированы, и сигнальная футкция часов-табеля была при этом сохранена. В результате в организации резко повысилась эффективность работы. Рабочие и служащие сначала несколько снизили ее, но все-таки она оставалась выше, нежели при прежнем руководителе. Люди бизнеса знают, что если имеется какая-то установившаяся практика в организации, то любое изменение ее нарушит порядок вещей. Тем не менее, если вы произведете тщательное присоединение изменения к будущему, тщательно определив при этом цели для каждого, чтобы каждый знал, как он должен будет действовать, то можно снизить нарушение организационных процессов нововведения.

Мужчина: Так это переформирование или присоединение к будущему?

Это и то, и другое. Видите ли, если вы производите изменения без установления вокруг него определенной рамки, о которой скажет руководитель то это даст возможность рабочим и служащим создать свои собственные рамки. Некоторые из них могут, например, подумать: "Так, они убрали часы, они хотят, чтобы я от этого работал плохо, чтобы у них... оявились причины от меня избавиться". Конечно, рабочие. "обязательно галлюцинировали именно это, суть заключается в том, что рамки, которые они могут выбрать самостоятельно, могут быть такие, в которых данное изменение окажется ненужным или разрушительным. Маневр, который я описал, поместил изменение в новый контекст, в котором рабочие могли дать положительную реакцию в соответствующий момент рабочего времени и в соответствующем месте.

Мужчина: Несколько лет я работал химиком в лаборатории. Каждую пятницу после обедая снимал свой белый халат и полностью забывал обо всем, что связано с лабораторией, до того момента, когда я приходил на работу в понедельник утром. После того, как я. его надел, я мог бы себя спросить: "Итак, что же я делал в пятницу после обеда?"

Это красивый пример. Представляете, чтобы произошло, если бы все одновременно сняли свои белые халаты!

Любое поведение осуществляется в определенном контексте, а контекст является якорем для определенного набора реакций. Рамка -- это другими словами контекст, а замена рамки -- переформирование -- это помещение в другой контекст.

Иногда вы производите переформирование, меняя актуальный внешний контекст. Гораздо чаще вы меняете внутренний контекст (способ, с помощью которого человек понимает события и вставляет их в определенную рамку), чтобы получить иную реакцию. Когда вы делаете это в системе, вы учитываете способ функционирования всей системы для того, чтобы вводимое вамп изменение было экологичным.